Воскресенье, 26.02.2017, 20:12
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

Правовое регулирование односторонних сделок

Правовое регулирование односторонних сделок

Комментарий к статье 156 ГК РФ

1. Исходя из числа сторон, участвующих в сделке, сделки традиционно делятся на договоры (двух- или многосторонние сделки) и сделки односторонние.

Соответственно, к договорам применимы тем самым все правила о сделках, тогда как на односторонние сделки правила об обязательствах и договорах распространимы лишь постольку, поскольку это не противоречит закону и существу односторонней сделки (ст. 156 ГК РФ).

2. Однако значение норм ст. ст. 154 - 156 ГК РФ выходит за рамки одного только сопоставления договоров и односторонних сделок, несмотря на практическую необходимость этого сопоставления.

Здесь можно обнаружить важнейшее начало частного права, которое состоит в том, что никто не может создать обязанности другому своей волей; никто не может быть и лишен права помимо своей воли. В виде нормы закона это правило нигде не сформулировано, тем более важны те случаи, когда закон так или иначе к нему обращается.

Понятно, что если бы допускалось лишение отдельного лица частных прав или создание для него частных обязанностей за его спиной, помимо его воли, никакое правовое устройство общества не было бы возможным.

На соблюдении указанного ограничения и основывается сам механизм установления правовых отношений между участниками гражданского оборота. Исходным актом образования юридической связи является волеизъявление лица, берущего на себя обязательство по отношению к другому лицу и, таким образом, предоставляющего этому другому лицу соответствующее право требования.

Если речь идет о распоряжении правами (см. п. 6 комментария к ст. 153 ГК РФ), то ситуация будет аналогичной: сторона в сделке отказывается от права, с тем чтобы это право возникло у другого лица (получателя права). В этом случае, как уже говорилось, употребляется метафора "переход права", хотя, как можно видеть, принципиальной разницы между установлением обязательства перед другим лицом и уступкой права нет: в обоих случаях налицо акт изъявления воли тем, кто может, как говорят юристы, "ухудшить" свое юридическое положение, одновременно "улучшив" положение другого лица, т.е. создав ему право требования или иное право.

Понятно, что участники гражданского оборота обычно не ухудшают свое положение, не берут на себя обязанности безмотивно, без определенных оснований. Как правило, это делается при условии встречных аналогичных действий другой стороны. Упомянутые взаимообусловленные акты, в которых каждая из сторон распоряжается своими правами и создает для себя обязанности, и формируют содержание договора.

Таким образом, договор может быть представлен как совокупность отдельных сделок, соединенных вместе и тесно связанных и взаимообусловленных. Именно на указанном факте строится правило о частичной недействительности договора - это допустимо тогда, когда отдельные сделки, составляющие договор, связаны не настолько тесно, чтобы нельзя было предположить, что они могли бы быть заключены одна без другой. (Конечно, правило о частичной недействительности теоретически применимо и к односторонней сделке, но практически это все же менее вероятно.)

3. Договоры преобладают среди инструментов, организующих повседневный гражданский оборот, однако и односторонние сделки занимают в нем заметное место. Причем по мере усложнения оборота усложняются и те инструменты, которые используются его участниками.

Прежде всего односторонняя сделка создает обязанность для лица, ее совершившего. Это вполне отвечает механизму правопреемства, о котором уже говорилось. На это прямо указано в ст. 154 ГК РФ.

Здесь же обозначена и возможность исключений, которые могут быть установлены только законом.

Имеется в виду, например, ведение чужих дел без поручения: в этих рамках сделка, заключенная при названных в законе обстоятельствах, обязывает другое лицо. Можно также привести в пример и завещательный отказ (ст. 1137 ГК РФ).

4. Кроме односторонних сделок, создающих обязанность для лица, их совершившего, а в исключительных случаях, указанных в законе, - для иного лица, односторонние сделки весьма часто создают последствия, которые сами по себе не могут квалифицироваться как установление права и обязанности.

В комментарии к ст. 153 ГК РФ уже шла речь о таких сделках, как оферта (предложение заключить договор на определенных в оферте условиях), согласие на совершение сделки иным лицом (ст. 157.1 ГК РФ).

Можно также упомянуть уполномочие и др.

Иногда, ссылаясь на германскую литературу, утверждают, что оферта не сделка, поскольку она действует исключительно в связи с акцептом, а порождаемая ею связанность не то, на что была направлена воля оферента. Что касается второго аргумента, то связанность офертой, поскольку она влечет ответственность в виде убытков, - следствие не оферты, а ее нарушения. В целом приведенные возражения едва ли имеют практическое значение. Во всяком случае, оферта обладает таким важнейшим свойством сделки, как создание возможности другому лицу своей волей (акцептом) установить обязанность для оферента.

Эти случаи односторонних сделок закреплены законом. Но и договором могут быть предусмотрены самые различные варианты односторонних сделок, которые хотя и не создают сами по себе прав и обязанностей, но необходимы для развития определенных гражданских правоотношений.

По последствиям среди односторонних сделок подлежат выделению такие, которые создают "связанность". В самом общем виде эта связанность состоит в том, что лицо путем совершения оферты, уполномочия и т.д. дает другому лицу возможность установить для него не только права, но и обязанности либо лишить его прав (и обязанностей), например, путем прекращения правоотношения.

Уже отмечалось, что по общему правилу никто не может быть обязан либо лишен права помимо своей воли. В этом смысле односторонние сделки, создающие "связанность", видимо, надо рассматривать как частное разрешение определенному лицу своей волей обязать либо лишить права "связанное" лицо.

Необходимо также указать на такой распространенный технический прием, как право на односторонний отказ либо прекращение договора (например, право заказчика отказаться от договора оказания услуг; соглашением могут быть предусмотрены аналогичные механизмы и для других типов договоров). В этих случаях односторонние сделки встроены в сложное правоотношение и обусловлены его содержанием.

Существуют и односторонние сделки, в которых реализуются функции контроля, например, органов управления юридического лица, которые могут быть представлены как согласие на сделку (санкция).

Если функция контроля вытекает из публичных правоотношений (опеки, государственного управления экономикой), санкция будет иметь форму не односторонней сделки, а ненормативного акта.

Такая сделка (ненормативный акт) также не создает прав и обязанностей, но усиливает санкционированную сделку, делая ее неоспоримой (понятно, что только в отношении согласия (санкции)).

5. Особое место занимают односторонние сделки, направленные на изменение объекта права. Имеются в виду раздел, соединение земельных участков, принадлежащих одному лицу, выделение в составе здания помещений как объектов права <1>.

--------------------------------

<1> См. п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 64 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания".

 

Раздел (соединение) земельных участков требует не только принятия решения и волеизъявления, но и действий по собственно разделу (соединению), выражающихся в установлении новых границ участка. Обычно именно в этих действиях и обнаруживается, изъявляется воля на раздел (соединение) земельных участков. Впрочем, она может прослеживаться и в обращениях в службу кадастра. Однако само по себе такое обращение, как и вообще обращение в госорган для совершения им публичных (властных) функций, сделкой не является. Это действие порождает права и обязанности публичной, а не частной природы и потому на него не распространяется понятие сделки, как уже отмечалось (п. 3 комментария к ст. 153 ГК РФ). С практической точки зрения обращение с заявлением о регистрации права на новый участок (которому предшествуют действия по его созданию и постановке на кадастровый учет) допустимо расценивать как доказательство исполнения сделки собственника, понимая все же, что исполнение односторонней сделки по своей природе не тождественно исполнению обязательства. Но, как любое доказательство, оно может быть опровергнуто, что особенно актуально для мнимых сделок.

То же самое надо заметить и относительно выделения (соединения) помещений в здании с той оговоркой, что в этом случае действий по осуществлению процесса выделения (соединения) помещений по общему правилу (если это не связано с перепланировкой) не требуется.

Волеизъявление может быть выражено в виде отдельного акта о выделении помещения либо в договоре с иным лицом (например, о продаже помещения из состава здания).

Во втором случае лицо, очевидно, не вправе отказаться от своего волеизъявления о выделении (соединении) помещений в отношениях с другой стороной договора.

Квалификация описанных действий по созданию земельных участков (путем раздела или соединения) и помещений как сделок позволяет применять к ним общие нормы о сделках как в части способности к совершению сделки, так и в части оспаривания сделки, например, по основанию мнимости.

6. Практическое значение имеет вопрос, распространяется ли действие односторонней сделки на правопреемников лица, совершившего эту сделку. При ответе на этот вопрос следует руководствоваться правилом ст. 156 ГК РФ. Эта норма, как уже говорилось, позволяет распространять на односторонние сделки общие положения об обязательствах и договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Если обязательство не связано тесно с личностью должника, оно сохраняет действие для его правопреемников (ст. 418 ГК РФ); ликвидация юридического лица прекращает действие обязательства (ст. 419 ГК РФ). Очевидно, в общем виде действие односторонних сделок и тогда, когда такое действие не представляет собой выполнение обязательства, подчиняется этим правилам.

В то же время закон устанавливает отдельные специальные нормы о действии односторонних сделок для правопреемников. В этом плане можно указать, например, на особенности действия полномочия представителя (оно возникает из односторонней сделки наделения полномочием, уполномочия) после смерти (ликвидации) представляемого.

 

Сделки, совершенные под условием

Комментарий к статье 157

1. Условная сделка позволяет поставить действие сделки в прямую зависимость от определенной жизненной потребности стороны. Поэтому обычно говорят, что условная сделка вводит мотив в состав сделки, тогда как по общему правилу мотив, как уже говорилось, не может влиять на действие сделки.

Например, заключается договор аренды дома при условии, что к дому будет проложена дорога с твердым покрытием. Если дорога не будет проложена, предполагаемый арендатор не будет связан договором и свободен арендовать другой дом.

2. Условие должно быть фактом реальной действительности (а поскольку стороны связали с ним юридические последствия - юридическим фактом). Факт этот может иметь различную природу, но закон содержит важное указание, что в момент заключения сделки должно быть неизвестно, наступит ли обстоятельство, с которым стороны связали действие сделки.

Вполне понятно, что при неизбежности наступления факта сделку нельзя считать условной. Скажем, если дом арендован на летнее время, то условия в смысле ст. 157 ГК РФ не будет и обязательство будет срочным, а не условным.

В некоторых случаях в отличие от условия налицо будет установление срока путем указания на событие, которое обязательно наступит, в некоторых ситуациях права и обязанности будут связаны с отличными от условия фактами. Скажем, арендатор обязан отдельно и сверх арендной платы оплачивать расходуемую электроэнергию; очевидно, что аренда дома невозможна без пользования электроприборами и такое пользование, стало быть, является фактом, который непременно будет иметь место.

Условием может быть любое обстоятельство, поскольку оно является фактом. Например, в договор купли-продажи акций было включено условие, что если иной договор, по которому продавец акций получил значительное имущество, будет признан недействительным, договор купли-продажи акций расторгается, причем под расторжением стороны понимали право покупателя потребовать назад выплаченную сумму и его обязанность вернуть купленные акции. Договор о приобретении имущества продавцом спустя пять лет был признан судом недействительным, но когда покупатель потребовал вернуть ему выплаченную сумму, суд в иске отказал, сославшись на то, что договор был недействительным уже в момент купли-продажи акций, а срок исковой давности истек. Такой подход суда представляется неверным, поскольку стороны установили в качестве условия не недействительность договора (этот факт вообще не мог быть условием, так как не относился к будущему времени), а именно признание его недействительным судом.

3. Между тем есть весьма сложная практически проблема, связанная с квалификацией в виде условий действий стороны в сделке. Хотя относительно упомянутых условий довольно часто неизвестно, наступят ли они, т.е. свершится ли факт (ведь если факт создается действием стороны, это еще не означает, что заранее известно о его наступлении), существует подход, не признающий в качестве условия действия сторон, которые они осуществляют всецело или в значительной части по своему усмотрению.

Иногда в поддержку изложенного подхода ссылаются на европейское право, изучение которого действительно позволяет обнаружить некоторые идеи на этот счет, особенно в прошлом. Впрочем, по мере развития оборота тенденция к упрочению условия в сделке определенно возобладала. В настоящее время, пожалуй, можно сослаться главным образом на суждения о недопустимости ставить сделку под условие, состоящее в произвольных действиях должника в обязательстве, совершаемых им по своему усмотрению. Не считается также условной сделка, в которой формулируется право стороны исполнить ее или обязаться по ней, если она того пожелает, она вообще не рассматривается как сделка.

Помимо названных ограничений условия имеют в современном праве самое разное выражение независимо от степени проявления в них воли сторон.

Однако судебная практика применения нормы ст. 157 ГК РФ свидетельствует о гораздо более узком толковании условия, когда суды трактуют любую степень участия стороны в совершении действия, от которого зависит действительность сделки, в качестве обстоятельства, противоречащего норме ст. 157 ГК РФ и влекущего тем самым ничтожность сделки. Например, суды иногда признавали ничтожным договор подряда, в котором срок исполнения рассчитывался от даты получения подрядчиком аванса. Суды полагали, что, поскольку выплата аванса зависит от воли одной из сторон, налицо незаконно установленное условие.

Видимо, в этой практике проявилась присущая российскому правопорядку общая тенденция преимущественного аннулирования сделок, оспариваемых в судах, вместо известного праву другого принципа - всемерной судебной защиты сделок.

Между тем в современной экономике используемая при заключении договоров юридическая техника формулирования условий (например, при закрытии расчетного счета должника или поручителя в кредитующем банке либо наличии на счете суммы ниже оговоренной суммы условия предоставления кредита считаются нарушенным и т.п.) нередко приводит к постановке сторонами вопроса о выведении соответствующих договоров из-под юрисдикции российских судов, жестко трактующих понятие условия в сделке.

4. С учетом сложившегося положения и для упрочения гражданского оборота предпринимаются определенные шаги по более гибкому урегулированию условных сделок.

Прежде всего предлагается более вдумчиво относиться к применению нормы ст. 157 ГК РФ. Например, если стороны независимо от того, как было сформулировано условие, своими действиями подтвердили состоявшуюся сделку и начали ее исполнение, лишено оснований последующее оспаривание сделки по мотиву зависимости условия от воли стороны. Ведь сомнения в таких условиях состоят главным образом в том, что они не позволяют прочно связать стороны и создать полноценную юридическую связь; иными словами, нет сделки. Если же обязательство не только подтверждено, но и уже начато (или даже завершено) его исполнение каждым из должников, стало быть, возникла надлежащая юридическая связь и ее аннулирование задним числом, как это часто происходит, лишено и юридической, и экономической логики.

5. Условия по характеру своего действия делятся на отменительные и отлагательные. В первом случае сделка действует сразу же, но ее действие может быть прекращено после наступления отменительного условия (аренда склада прекращается при условии разрушения подъездных путей или запрета их эксплуатации).

Отменительное условие отличается от расторжения (прекращения) договора тем, что его действие не зависит от воли сторон или воли одной из сторон, что присуще случаям одностороннего расторжения договора (отказа от договора).

6. Отлагательное условие, напротив, является фактом, с которым связывается возможное действие сделки в будущем (обязательства из договора аренды склада возникают после завершения ремонта подъездных путей).

Иногда считается, что до возникновения отлагательного условия нет не только действия сделки, т.е. нет предусмотренных сделкой обязательств, но вообще отсутствует сделка. Это неверно. Сделка существует и создает определенную юридическую связанность. В частности, стороны не должны недобросовестно препятствовать или способствовать наступлению условия.

Кроме того, эта связанность переходит и к универсальным правопреемникам стороны сделки: если наступает отлагательное условие, то соответствующие права и обязанности (если только они не тесно связаны с личностью правопредшественника) возникают у соответствующего правопреемника (правопреемников).

Сторона сделки под отлагательным условием может уступить условное обязательство в порядке цессии, что не вызывает сомнений в доктрине.

Связанность сделкой под отлагательным условием может быть прекращена, например, в случае ликвидации юридического лица - стороны в такой сделке. Стороны правомочны своим соглашением прекратить связанность условной сделкой, т.е. прекратить договор, в том числе путем установления иных обязательств. Основания прекращения условной сделки могут быть включены в нее при заключении (например, право на расторжение сделки по истечении определенного срока, если условие не наступило).

Сделка под отлагательным условием может быть оспорена по общим правилам об оспаривании недействительных сделок и до наступления условия.

7. Сделка, совершенная под отлагательным условием, отличается от предварительного договора тем, что предварительный договор создает обязательство заключения основного договора. Для исполнения этого обязательства по наступлении срока, предусмотренного предварительным договором, необходимы действия сторон или хотя бы одной стороны.

Если же наступает условие сделки, то обязательства из нее возникают в силу наступления условия, без воли сторон.

Понятно, что в отличие от срока условие может и не наступить.

8. Если сторона недобросовестно способствовала или препятствовала наступлению условия, поскольку это ей выгодно, то условие считается соответственно наступившим или ненаступившим.

Значительной практики применения этого правила нет, поскольку суды, как уже говорилось, склонны считать незаконными условия сделок, которые хотя бы в малой степени зависят от действий сторон.

Тем не менее если следовать тенденции более гибкого подхода к условным сделкам, следует ожидать оживления практики применения п. 3 ст. 157 ГК РФ.

Во всяком случае, недобросовестность поведения стороны носит здесь частный характер, иной по сравнению с характером недобросовестности приобретателя (другой частный случай недобросовестности), а также общим принципом (не)добросовестности.

Обсуждая аспекты случаев недобросовестности применительно к норме п. 3 ст. 157 ГК РФ, для начала нужно понять, в чем состояло бы добросовестное способствование или воспрепятствование наступлению условия. Очевидно, что если исходить из недопустимости всякого сознательного участия в возникновении условия, как это нередко происходит в судебной практике, то любое поведение стороны в отношении влияния на условие будет не столько даже недобросовестным, сколько недопустимым. Между тем (не)добросовестность подлежит обсуждению лишь применительно к допустимому, внешне правомерному поведению.

Следовательно, применение п. 3 ст. 157 ГК РФ предполагает все же, что условие может так или иначе зависеть от поведения сторон условной сделки.

Если руководствоваться этим, то недобросовестность стороны, видимо, будет состоять в намеренных действиях, внешне преследующих иную цель, но на самом деле направленных на наступление (ненаступление) условия. Скажем (если вернуться к примеру с арендой склада), условный арендатор, потеряв интерес к аренде склада на условиях сделки (предположим, что к этому моменту снизились ставки аренды по сравнению с оговоренными в сделке; выгода в поведении недобросовестного лица должна быть выявлена и доказана - недостаточно одного лишь заявления о нежелании выполнения обязанностей ответчиком), пытается помешать завершению ремонта подъездных путей, уклоняясь, например, от согласования проекта, ссылаясь на случайные причины и т.п. Если суд признает такие действия недобросовестными, обязательства по аренде будут считаться наступившими.

 

Согласие на совершение сделки

Комментарий к статье 157.1

1. Как уже упоминалось, среди односторонних сделок есть сделки, существо которых состоит в выражении согласия на совершение сделки иным лицом либо органом юридического лица.

Согласие может также выражаться в выполнении публичных обязанностей и иметь природу публичного акта. Например, в известных случаях попечитель выражает согласие на сделку подопечного (п. 2 ст. 33 ГК РФ), совет директоров дает согласие на сделку, совершаемую генеральным директором, арендодатель дает согласие на заключение арендатором договора субаренды (п. 2 ст. 615 ГК РФ) и т.д.

С точки зрения механизма правового регулирования согласие является одним из юридических фактов, необходимых для совершения той сделки, которая согласуется.

Поскольку закон не всегда регулирует процедуру согласия, комментируемая норма устанавливает некоторые общие правила.

Понятно, что если есть специальные правила, то норма ст. 157.1 Кодекса действует лишь субсидиарно. Например, существуют специальные правила для подтверждения представляемым сделки, совершенной неуполномоченным представителем (ст. 183 ГК РФ), для согласования сделки супруга по распоряжению общим имуществом (ст. 35 СК РФ) и др.

2. Как видно из п. 1 комментария к ст. 157.1, она регулирует лишь те случаи, когда согласие на сделку должно быть дано в силу закона.

Отсутствие согласия по общему правилу влечет возможность признания сделки недействительной по иску того лица, согласие которого на оспариваемую сделку получено не было. Законом могут быть сделаны исключения из этого правила.

Если же необходимость получения согласия на сделку или иные действия была предусмотрена не законом, а договором, то нарушение этого условия повлечет при соответствующих обстоятельствах договорную ответственность.

В то же время договорная ответственность не исключена и тогда, когда необходимость согласия на сделку была установлена законом. Например, если арендатор сдал имущество в субаренду без согласия арендодателя в нарушение п. 2 ст. 615 ГК РФ, это само по себе служит основанием для применения к нему мер ответственности вплоть до расторжения договора аренды независимо от судьбы договора субаренды.

О данном согласии (отказе в согласии) может быть сообщено стороне сделки, а также иному заинтересованному лицу. Форма выражения согласия подчиняется общим нормам о форме сделок.

3. Различается предварительное согласие и последующее одобрение уже заключенной сделки.

Предварительное согласие дается до заключения сделки, поэтому возникает вопрос об определении согласуемой сделки. Понятно, что нельзя выразить согласие на неопределенное количество сделок либо сделку на условиях "по усмотрению стороны". Такое согласие, собственно говоря, и не является согласием. В то же время не всегда возможно заранее абсолютно точно идентифицировать сделку по всем ее реквизитам. Например, если дается согласие на отчуждение имущества по определенной цене, не всегда заранее известен покупатель.

Поэтому комментируемая статья указывает на предмет сделки, под которым следует понимать ее существенные условия, во всяком случае, по закону, описывающему тот или иной подлежащий согласованию договор. Если в согласии перечисляются иные условия, не обозначенные в законе, они признаются тем самым также условиями согласованного договора и включаются в его предмет.

В случае спора необходимо убедиться, что указанные в согласии условия не имеют существенных отличий от условий той сделки, на которую дано согласие.

Последующее одобрение охватывает определенную сделку со всеми ее условиями. Достаточно просто точно описать одобренную сделку. В то же время если в одобрении содержатся условия, отличающиеся от тех, на которых она была заключена, видимо, следует считать, что сделка не одобрена.

На мой взгляд, если предварительно согласованная сделка совершена на иных условиях, то возможно получение одобрения такой сделки.

4. В процессе законопроектной работы в проекте Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" была предложена компромиссная редакция ст. 157.1 Кодекса о возможности отзыва предварительного согласия. Поскольку оно не было принято, следует считать, что отзыв невозможен.

Вполне понятно, что согласие на сделку не может быть вечным. Поскольку иное не указано в самом согласии, надо полагать, что оно действует в течение разумного срока, если иное не закреплено в законе.

Инициативу в получении согласия может проявить не только управомоченное на это лицо, но и иной субъект - сторона в сделке либо иное заинтересованное лицо. Для этого они могут обратиться в установленный законом срок за получением согласия. Если закон срок не определяет, то в разумный срок.

Допустимо испрашивать как предварительное согласие, так и последующее одобрение.

Молчание не может быть формой согласия, как, впрочем, и формой отказа в согласии. Это означает, что, если несмотря на то что запрос на получение предварительного согласия не был получен, впоследствии все же допустимо одобрение заключенной сделки.

5. Оспаривать согласие (как сделку или как акт реализации публичной компетенции, ненормативный акт) для целей оспаривания сделки, совершенной по получении согласия, вправе лишь то лицо или орган, которые давали согласие, причем одновременно с этим должна оспариваться и сделка в целом. Но нельзя, оставаясь в рамках нормы ст. 166 ГК РФ, признать сделку недействительной по мотиву порока в согласии, если согласие все же было выражено и стороны сделки совершили ее, полагаясь на наличие согласия (одобрения). Поэтому, как представляется, пороки согласия (одобрения) способны повлечь недействительность сделки лишь при недобросовестности сторон, если иное не указано в законе.

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443x (20.01.2015)
Просмотров: 672 | Теги: комментарий, сделака, гк | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017