Понедельник, 27.05.2019, 04:13
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КОМПЛЕКТОВАНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА ТЮРЕМНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ АСТРАХАНСКОЙ ГУБЕРНИИ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Е.В.Пчелкина, канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Астраханского филиала Международного юридического института

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КОМПЛЕКТОВАНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА ТЮРЕМНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ АСТРАХАНСКОЙ ГУБЕРНИИ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Аннотация: статья посвящена истории тюремных учреждений Астраханской губернии в XIX — начале XX века. В ней проводится анализ подбора кадров, их вооружения и обмундирования, а также создания тюремныях курсов.

Ключевые слова: пенитенциарная система, тюрьма, начальник тюрьмыя, надзиратель.

 

В последнее десятилетие российская историография стала обращать все более пристальное внимание на историю развития пенитенциарной системы в Российской империи. В этой связи особый интерес представляют достижения российской дореволюционной историографии поставленной проблемы, в том числе и в Астраханской губернии, получившей свое развитие в связи с подготовкой и реализацией тюремной реформы в 60—90-е гг. XIX в.

Действительно, деятельность чинов тюремной системы на рубеже XIX—XX вв. имела в своей основе серьезную правовую базу, разработка которой осуществлялась главным образом в течение 30—90-х гг. XIX в. Так, одними из основополагающих правовых документов, определяющими содержание деятельности системы исполнения уголовных наказаний, были — Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею (1890 г. с изменениями 1906, 1908 и 1909 гг.) и Устав о ссыльных (1909 г.) Ч Основные нормы этих уставов базировались на положениях Свода учреждений и уставов о содержащихся под стражей и ссыльных 1832 г. (дополненный в 1842 г.), который, в свою очередь, вобрал в себя нормы отдельных частных инструкций (Московской 1804 г. и Петербургской 1819 г.), регламентировавших некоторые вопросы организации тюремного быта, и Инструкции смотрителю тюремного замка 1831 г.  (далее по тексту — Инструкция) (Инструкция пересмотрена высочайше утвержденным 3 мая 1865 г. мнением Государственного Совета «О замене военных караульных постов»), впервые в истории Российского государства объемно и всесторонне определившей деятельность системы мест заключения, порядок и условия отбывания арестантами наказания, формы и методы воздействия на них.

Между тем основной проблемой тюремной системы России в целом и Астраханской губернии в частности являлась проблема подбора кадров. На местах каждый надзиратель или надзирательница, принимаемые на службу, заполняли анкету, где указывали: ФИО, возраст, образование, профессию, «место рождения (место приписки), был ли под судом (когда и долго ли), к чему присужден, был ли в тюрьме (когда и долго ли), отношение к воинской повинности и пр.)». После октября 1917 г. дополнительно были введены следующие пункты: «в каких советских учреждениях работал (когда, где и почему выбыл), кто из известных советских или партийных работников знает тебя лично, кто из них может удостоверить твою честность и политическую благонадежность, убеждения, состоишь ли в партии, не пострадал ли от реквизиции или от конфискации при советской власти (когда и что было реквизировано или конфисковано) и пр.)»  .

Кроме того, работники подписывали Обязательство (состоявшее из восьми пунктов) об условиях найма (прообраз должностного регламента). Согласно которому надзиратели находились «в полном распоряжении начальника тюрьмы, а равно по его указаниям исполняли все постановления о тюремном содержании», что подтверждают пп. 3 и 4 Обязательства «... за проступки мои по службе, не подлежащие преследованию в общем судебном порядке, я могу быть подвергнут по усмотрению начальника тюрьмы, его властью: замечанию, выговору и аресту до 7 дней; равным образом по его же, начальника тюрьмы усмотрению, я могу быть подвергнут штрафу в размере от 1 до 5 рублей, которые должны быть удержаны из первой выдачи мне жалования, или быть уволен вовсе от службы без счета за текущий месяц».

Начальник Астраханской губернской тюрьмы на каждого потенциального подчиненного направлял запрос в Астраханское сыскное отделение, относительно «... состоял ли он под судом и следствием и не имеется ли о нем каких-либо компрометирующих дел»  .

Начальнику тюрьмы, в том числе и Астраханской губернской тюрьмы, один раз в полугодие предоставлялось право составления рапорта Губернатору и в Астраханскую Тюремную инспекцию с наградными списками надзирателей и ходатайством о представлении их к серебряной медали «за беспорочную службу в тюремной страже»   с портретом Императора Александра III, для ношения на груди на Аннинской ленте (учреждена 3 декабря 1887 г.; выдача медали возлагалась на Капитул Российских Императорских и Царских Орденов)  .

Право на получение медали жаловалось тому надзорсоставу (кроме надзирательниц), которые, прослужив безупречно в тюремной страже не менее пяти лет, оставались на службе в страже и далее. Прослужившие еще пять лет пользовались правом ношения пожалованной медали и по выходу из состава тюремной стражи. Оставившие же службу ранее этого срока обязывались возвратить медаль своему начальству.

Для исполнения обязанностей Тюремный комитет выдавал вооружение и одежду: шинель, мундир или китель, штаны, шапку и фуражку, за утрату которых лица выплачивали стоимость их изготовления. Остальные вещи были личными, но установленной Циркулярами формы. Так, Циркуляр от 28 февраля 1914 г. №10 «О новой форменной одежде и вооружении тюремных надзирателей» содержал подробное описание форменной одежды и вооружения для надзирателей и надзирательниц.
Для надзирателей предусматривались:
— мундир — «из черного наворсованного сукна, двубортный, образца, установленного приказом по военному ведомству 1881 г., №313; воротник стоячий с выпушкой из темно-синего сукна; вместо погон шнуры тесмно-синего цвета с медными пуговицами для пристегивания, образца тюремного ведомства. У старших надзирателей на воротнике и обшлаге узкий золотой галун. На шнурах медная вызолоченная ...: у старшего надзирателя по три, у вахтеров, ключников и отделенных по две и у младших надзирателей по одной. На левой стороне груди носится медный знак с наименованием места заключения (следует отметить, что с передачей ГТУ в систему Министерства юстиции, именно последнее утверждало форму знака: в центре овального поля помещалось изображение столпа Закона, увенчанного императорской короной и обрамленного названием тюремного учреждения. Размеры блях — 60х40 мм, латунь).

Старшие надзиратели носят поверх мундира кушак из черного сукна с выпушками по цвету выпушки на мундире. Прочие надзиратели носят пояс из черной юфтевой кожи с медною гладкою пряжкою»;

— летний китель — «из бумажной или льняной материи, защитного цвета, с прямою спинкою, однобортный со стоячим воротником, застегиваемый на два крючка, по борту шесть пуговиц образца тюремного ведомства. На китель наносятся плечевые шнуры и знаки на груди такие же, как на мундире»;

— шаровары — «из черного, как мундир сукна без выпушек; укороченные в сапоги»;

— сапоги — с длинными голенищами.

Кроме того, подробно описывались: шинель, фуражка зимняя, фуражка летняя, меховая шапка (для Европейской части России и Сибири), башлык, перчатки и накидки-плащи.

Также надзиратели носили холодное и огнестрельное оружие:

— шашку — «с темляком, образца, принятого в войсках, на плечевой портупее из черной юфтевой кожи для старших и отделенных надзирателей, вахтеров и ключников»;

— револьвер — «носится в кобуре из черной юфтевой кожи на шерстяном шнуре цвета, установленного для выпушек на мундире; кобура надевается на черный кожаный пояс с пряжкою».

В начале XX в. Инструкция, утвержденная Министерством юстиции от 7 июля 1917 г., предусматривала подробную информацию об употреблении оружия чинами мест заключения. Так раздел I закреплял, в каких случаях чины ведомства, коим присвоено ношение оружия, «имеют право прибегать к действию им во время исполнения обязанностей:

1) для отражения всякого вооруженного на них нападения;

2) для отражения нападения или насилия хотя бы и не вооруженного, но сделанного несколькими лицами или даже одним лицом, но при обстоятельствах, когда никакое иное средство защиты не было возможно;

3) для обороны чинов ведомства, заключенных и посторонних лиц, если последние находятся в пределах места заключения, на тех же основаниях, как при нападении на них самих;

4) для прекращения насильственных действий, угрожающих целостности зданий, сооружений и имущества, вверенных их охране, когда никакое иное средство защиты не было возможно;

5) для прекращения сопротивления нескольких заключенных, соединенного с непосредственной опасностью нападения на чинов администрации и стражи места заключения, когда все другие меры, в том числе и применение силы, оказываются недостаточными;

6) для воспрепятствования побегу заключенного или при преследовании совершающего побег из места заключения или из-под стражи, когда невозможно задержать или настичь его или когда он противится задержанию действиями, предусмотренными пп. 1 и 2»  .

О каждом случае употребления оружия начальник места заключения составлял протокол с изложением обстоятельств дела.

Для надзирательниц предусматривались:

— юбка — «из черного сукна или кашемира, гладкая, короткая (на подъем)»;

— кофта летняя — «из бумажной или льняной материи защитного цвета, со стоячим воротником и обшлагами на рукавах, застегиваемых на две малые пуговицы образца тюремного ведомства; воротник сбоку застегнут на две такие же пуговицы, по разрезу имеются еще две пуговицы; спинка сзади стягивается шнуром в талию, с левой стороны груди — знак»;

— полусапожки — из черной кожи.

Также подробно описывались: кофта зимняя, пальто, шапочка и перчатки  .

Кроме того, циркулярно подчеркивалось, что нижним чинам пенитенциарной системы обувь должна выдаваться только по истечении года со дня и месяца зачисления на службу (Циркуляр от 30.05.1915 г. № 2757)  .

Между тем Циркуляр Министерства юстиции от 19 апреля 1917 г. вновь вернулся к вопросу экипировки чинов пенитенциарной системы России (надзирателей и надзирательниц), которая должна быть «более приближающаяся по внешнему виду к одежде частных лиц». Для этого у Московского Биржевого Комитета в конце 1916 г. были закуплены ткани  .

Уйти добровольно с должности надзирателя лица могли лишь прослужив не менее одного года, предварительно предупредив об уходе начальника тюрьмы за две недели. Ранее указанного времени оставить службу они могли лишь: по болезни, засвидетельствованной местным тюремным врачом; по призыву на действенную службу или иным причинам, которые начальством признавались уважительными. Только в этих случаях чины могли требовать возврата залоговых денег (10,00 рублей) при увольнении  .

Традиционной была практика набора надзирателей из бывших военных, главным образом — из отставных рядовых и младших чинов до унтера. По социальному положению это были в основном выходцы из крестьянства и мещане. Образование многие (учитывая крайне низкий уровень грамотности, в частности среди крестьян) получали в армии, со всей армейской спецификой. Потому неудивительно, что периодически органы надзора за пенитенциарной системой рассылали на места циркуляры: «Надзиратели, оказавшиеся неспособными или вовсе негодными к службе в одних тюрьмах, вновь принимаются на службу в другие. Начальники мест заключения вообще не всегда действуют с должной осмотрительностью при замещении надзирательских должностей, не считая нужным собирать о лицах, изъявивших желание поступить на эти должности, необходимые справки об их нравственности, предшествовавшей службе или занятиях»  .

Например, старшая надзирательница Евдокия Семеновна Дмитриенко (назначена на службу Приказом №14 с 6 ноября 1905 г.), крестьянка Астраханской губернии, Царевского уезда, Николаевской волости и слободы, 52 лет, православная, знаки отличия не имела, но имела бронзовую медаль в память 300- летия Царствования Дома Романовых  .

Младший надзиратель Астраханской губернской тюрьмы Сергей Никифоров Рунов (срок службы 01.10.1910 г.- 16.06.1920 г.) был запасным нижним чином, родом из крестьян Пензенской губернии, Наровчанского уезда, Дурасовской волости, села Ду- расовка  ; знаки отличия не имел, а имел бронзовую медаль в память 300-летия Царствования Дома Романовых. Служил по военной службе.

Ввиду отсутствия специального образования у чинов пенитенциарной системы в начале XX в. Главным тюремным управлением высказывалась мысль о создании образовательного заведения для тюремного персонала. В 1914 г. инспектор Главного тюремного управления Н.Ф. Лучинский выступил инициатором создания в Санкт-Петербурге двухлетнего тюремного лицея закрытого типа при образцовой одиночной тюрьме (на Выборгской стороне), куда принимались молодые люди, окончившие средние учебные заведения, преимущественно военные, а также состоящие на службе офицеры. Целью лицея ставилась основательная подготовка будущих тюремных деятелей к тюремной службе. Ключевой идеей выдвигалось их ознакомление с областью научных понятий о преступлении и наказании, с историческими и настоящими системами уголовного наказания, а также обучение слушателей искусству управления тюрьмой. Предполагаемая численность выпускников ежегодно составляла 50 человек, «что было вполне достаточно для нужд тюремного дела»  .

В развитие своих начинаний Главное тюремное управление в 1909 г. разработало проекты законодательных актов об учреждении в Санкт-Петербурге высших тюремных курсов и школы старших тюремных надзирателей, а в Москве — школы тюремных надзирательниц.

Первостепенное значение в данном образовательном проекте отводилось высшим тюремным курсам, при которых планировалось устройство особого музея и библиотеки. Потому, Постановлением Временного Правительства от 07.04.1917 г. при ГУМЗ с 01.05.1917 г., были учреждены «пенитенциарные курсы для специальной подготовки лиц, желающих посвятить себя службе по тюремной администрации» (Циркуляр Министерства юстиции, делопроизводство VIII (по части законодательной и статистической) от 26.05.1917 г., N° 48). В число слушателей курсов принимались лица с высшим или средним образованием, преимущественно офицеры и солдаты-инвалиды, а также с разрешения лица, уже занимающие должности по тюремному ведомству. Занятия на пенитенциарных курсах были бесплатными и проводились в течение трех месяцев, согласно программе и расписанию, утверждаемых советом курсов. Примерная программа курсов включала в себя: «1. Общее законоведение с изложением основ государственного устройства, в частности судебной и административной организации; 2. Начала уголовного права; 3. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением; 4. Уголовная политика и социология; 5. Элементарные сведения по психопатологии и уголовной антропологии; 6. Тюремная гигиена и санитария; 7. Меры борьбы с детской преступностью; 8. Тюремная статистика и отчетность; 9. Товароведение; 10. Практические занятия и рефераты»  .

В заключение согласимся с Шебалковым С.В., отмечавшим, что «недостатки отечественной пенитенциарной системы рассматриваемого периода были значительны. Функционирование тюрем в губерниях и областях на практике плохо контролировалось вышестоящими инстанциями. Власть тюремной администрации нередко превращалась в произвол со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ввиду маленького жалования и определенно негативного общественного отношения к служащим тюремного ведомства жизненный уровень и моральный облик последних были низким. В то же время в пенитенциарной системе России периода поздней Империи можно выделить и положительные моменты. Так, при проведении реформы тюремного управления царским правительством учитывался опыт западноевропейских тюремных систем, а выстроенная по ее итогам пирамида тюремного управления была достаточно жизнестойкой и продолжала функционировать вплоть до 1917 г. Повысился научный интерес к вопросам тюремного дела, в связи с чем в конце XIX в. оформилась специфичная отрасль уголовного права тюрьмоведения»  .

Источник: Научно-информационный журнал "Вестник Международного юридического института" № 2 (57) 2016


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (13.05.2019)
Просмотров: 13 | Теги: тюрьма, Пенитенциарная система | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь