Среда, 07.12.2016, 11:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Практика Европейского суда по правам человека в области защиты трудовых прав граждан и права на социальное обеспечение (Часть 6)

Глава IV. ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ О ЗАЩИТЕ ПРАВА НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

 

Европейский суд довольно часто рассматривает заявления о нарушениях в области социального обеспечения. Несмотря на то что права в области социального обеспечения предусмотрены Европейской социальной хартией, отсутствие в Европейской конвенции по правам человека конкретных положений, относящихся к области социального обеспечения, не означает, что защита прав граждан в данной сфере не имеет отношения к Конвенции <177>. При обжаловании нарушений в области социального обеспечения возможна ссылка на ст. 3, 6, 8, 14 Европейской конвенции.

--------------------------------

<177> См.: с. 180.

 

При рассмотрении дела Larioshina v. Russia <178> Суд отметил, что жалоба на совершенно недостаточный размер пенсии и других социальных выплат в принципе может быть рассмотрена в свете ст. 3 Конвенции, которая запрещает бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. Но в данном деле Суд не посчитал доказанным, что размер пенсии заявителя был настолько недостаточным, чтобы нанести вред физическому или психическому здоровью заявителя. Следовательно, не было оснований для применения ст. 3, которая, согласно судебной практике, требует, чтобы обжалуемое унижающее достоинство обращение отвечало "минимальному уровню жестокости" <179>. В деле Pancenko v. Latvia <180> заявитель требовал признать нарушение статьи 3, поскольку не получал социальной помощи со стороны государства. Суд четко определил, что Конвенция не гарантирует экономические и социальные права как таковые, в частности право на работу и право на бесплатное медицинское обслуживание или финансовую помощь для поддержания определенного уровня жизни <181>.

--------------------------------

<178> Larioshina v. Russia (N 56869/00), решение о необоснованности жалобы от 23/04/2002.

<179> О "минимальной степени жестокости" см., например, решение ECtHR, T.M. and C.M. v. the Republic of Moldova (26608/11), 28/01/2014 (para 35).

<180> Pancenko v. Latvia (40772/98), решение о необоснованности жалобы от 28/10/1999.

<181> Цит. по: Ана Гомез Хередеро. Социальное обеспечение как право человека. Защита, предлагаемая Европейской конвенцией по правам человека. Совет Европы, 2007. С. 49.

 

Исследователи отмечают, что судебный подход к рассмотрению споров о правах в области социального обеспечения не отличается структурированностью <182>. Основная масса дел о нарушениях в области социального обеспечения рассматривается в свете ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, согласно которой каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, а также ст. 6 о праве на справедливый суд.

--------------------------------

<182> Cousin, Mel "The European Convention on Human Rights and Social Security Law" Intersentia, 2008. P. 28, 32.

 

Учитывая значительный объем практики Европейского суда, посвященной разным аспектам права социального обеспечения, остановимся лишь на некоторых из них <183>. Ниже будут последовательно рассмотрены: 1) споры о назначении и исчислении пенсий и пособий, о расчете стажа; 2) отмена и уменьшение пенсий и пособий; 3) процессуальные нарушения: неисполнение решений суда о выплате пенсии и чрезмерная длительность рассмотрения пенсионных дел в национальных судах.

--------------------------------

<183> Дополнительно см.: Kapuy Klaus, Pieters Danny, Zaglmayer Bernhard, Social Security Cases in Europe: The European Court of Human Rights. Intersentia, 2007. P. 3 - 19.

 

1. Назначение пенсий и пособий

 

Не раз в своих решениях Суд отмечал, что статья 1 Протокола N 1 не подразумевает право на приобретение имущества. Данная норма о праве на уважение собственности не ограничивает стороны Конвенции в свободе установления формы социального обеспечения или пенсионной системы, а также в выборе типа и размеров пособий. Однако в тех случаях, когда государство предусматривает выплату пособия или пенсии, это создает обязательство государства и влечет к появлению у граждан, отвечающих условиям, предусмотренных в национальном законодательстве, имущественных прав, подпадающих под действие статьи 1 Протокола N 1.

Таким образом, ключевым моментом при рассмотрении дел о назначении пенсии и пособий является соответствие заявителя предъявляемым национальным законодательством требованиям. Определив законность требования заявителя, Суд, как правило, констатирует, что имело место "законное ожидание" получения выплаты, которое защищается ст. 1 Протокола N 1 Конвенции. Затем подлежит исследованию вопрос о том, было ли заявленное нарушение вмешательством в осуществление права на уважение собственности, может ли данное вмешательство быть обосновано законной целью и отвечает ли оно признаку соразмерности (иными словами, соблюден ли баланс между государственными и частными интересами).

Согласно ранней практике Европейского суда отказ в назначении социальных выплат (включая пенсии) рассматривался судом как нарушение права на уважение собственности в случае выполнения лицом установленных законом требований по внесению платежей в соответствующие страховые фонды.

1.1. В деле Muller v. Austria <184> Суд отметил, что обязательство по уплате взносов в фонды социального страхования может при определенных обстоятельствах привести к возникновению права собственности на часть полученных таким образом средств и, следовательно, может подлежать защите в соответствии со ст. 1 Протокола 1.

--------------------------------

<184> Eur. Comm. HR, no. 5849/72, Muller v. Austria Comm. Report, 01.10.1975, D.R. 3, p. 25.

 

1.2. Более широкое толкование нормы о защите собственности при рассмотрении дел, связанных с социальными пособиями или пенсиями, было дано впервые в деле Gaygusuz v. Austria <185>. В данном деле заявитель обжаловал отказ в назначении чрезвычайной выплаты (emergency payment) в соответствии с Законом о страховании на случай безработицы, обусловленный отсутствием австрийского гражданства. Европейский суд установил, что заявитель на законных основаниях проживал и работал в Австрии и осуществлял необходимые отчисления в социальный фонд, поэтому его положение ничем не отличалось от положения граждан Австрии, имеющих право на данную выплату. Суд решил, что очевидная разница в обращении не имела законной цели, и признал нарушение ст. 14 Конвенции в соединении с нарушением права собственности по ст. 1 Протокола 1. Принципиально новым при этом был вывод, сформулированный в пар. 41 решения Суда. Суд посчитал, что право на получение чрезвычайной помощи является имущественным правом настолько, насколько это предусмотрено применяемым в деле законодательством. Поэтому ст. 1 Протокола 1 является применимой к защите такого права без необходимости исключительного установления связи между правом на получение подобной помощи и обязанностью по уплате налогов или сборов.

--------------------------------

<185> ECtHR, Gaygusuz v. Austria (No 17371/90), 16-09-1996.

 

1.3. Такое расширенное понимание защиты социальных прав по ст. 1 Протокола 1 Конвенции было закреплено в решении по делу Koua Poirrez v. France <186>. В данном деле суд признал, что пособие по инвалидности, не связанное с выплатой отчислений в страховые фонды, также является имущественным правом и подлежит защите на основании Европейской конвенции.

--------------------------------

<186> ECtHR, Koua Poirrez v. France (N 40892/98), 30/09/2003.

 

1.4. В решении по делу Stec and Others v. UK <187> Европейский суд окончательно отказался от проведения различия между социальными выплатами, основанными на индивидуальных взносах и не основанными на них, в целях оценки применимости статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и отметил, что при создании государством пенсионной системы вытекающие из нее индивидуальные права и интересы относятся к сфере действия данной нормы вне зависимости от уплаты взносов и средств, за счет которых финансируется пенсионная система.

--------------------------------

<187> ECtHR, Stec and Others v. UK (No 65731/01 and 65900/01), 12 April 2006.

 

1.5. В деле Stummer v. Austria <188> Суд признал не противоречащим Конвенции отказ государства включить в трудовой стаж 28 лет работы заявителя в период нахождения в тюрьме. Основой отказа стала правовая позиция о широкой степени усмотрения государства, которая, по мнению Суда, не была превышена в данном деле. Для справедливости отметим, что в условиях отказа властей назначить пенсию по старости заявитель все же получал иные социальные пособия, которые являлись для него источником средств существования.

--------------------------------

<188> ECtHR, Stummer v. Austria (N 37452/02), 07/07/2011.

 

1.6. В деле Klein v. Austria <189> Суд признал противоречащим Конвенции полное лишение заявителя права на пенсию. Заявитель работал адвокатом и выплачивал взносы в пенсионный фонд вплоть до своего банкротства и исключения из числа адвокатов. Исключение из палаты стало основанием невыплаты ему пенсии от Венской палаты адвокатов. Суд решил, что в данном деле была нарушена ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку заявитель был полностью лишен пенсии, несмотря на уплату взносов в течение всего времени работы адвокатом. Было установлено, что при решении вопроса на национальном уровне государство не обеспечило баланс между публичными интересами и необходимостью защиты индивидуальных прав заявителя.

--------------------------------

<189> ECtHR, Klein v. Austria (N 57028/00), 3 March 2011.

 

1.7. Особый интерес представляет дело Cichopek and Others v. Poland <190>, рассмотренное судом по заявлениям 1627 человек, которые обжаловали снижение пенсий бывшим сотрудникам Польской службы государственной безопасности. Суд признал заявления необоснованными, поскольку уменьшение пенсий не было значительным и не стало "чрезвычайным бременем" для заявителей, средства к существованию не были ими утрачены. Суд отметил, что служба заявителей в секретной полиции, созданной для нарушения прав человека, гарантированных Конвенцией, является надлежащим критерием для определения категории лиц, которым может быть снижена пенсия. Суд решил, что вмешательство в права заявителей преследовало законную цель обеспечения большей справедливости пенсионной системы, поскольку было направлено на прекращение выплат повышенных пенсий лицам, работавшим в секретной полиции при коммунистическом режиме.

--------------------------------

<190> ECtHR, Cichopek and Others v. Poland (N 15189/10, 10011/11, 10072/11...), 14/05/2013.

 

1.8. В деле Sali v. Sweden <191> Суд рассмотрел чрезвычайно актуальный для России вопрос о правомерности отказа в назначении пособия по безработице лицу, которое формально владеет частью малого предприятия. Заявитель, владевший долей в размере 10 евро в бакалейном магазине, обжаловала отказ в назначении ей пособия по безработице. Суд решил, что лишение права на получение пособия составляет вмешательство в право на уважение собственности, предусмотренное ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции. При этом было отмечено, что ограничения, установленные государством для получения пособий по безработице в отношении предпринимателей, могут быть обоснованы законной целью обеспечения долгосрочной стабильности системы страхования на случай безработицы. Суд обратил внимание на тот факт, что заявитель при обнаружении своей доли в бизнесе могла ее передать другому лицу, но не сделала этого ради получения пособия. Европейский суд пришел к выводу о том, что решение об отказе в назначении пособия в таких условиях не выходило за границы степени усмотрения государств, что Швецией был найден справедливый баланс между частными интересами заявителя и публичными интересами.

--------------------------------

<191> ECtHR, Sali v. Sweden (67070/01), 10/10/2006.

 

1.9. В деле Mamonov v. Russia <192>, рассмотренном по заявлению военнослужащего о нарушении ст. 1 Протокола N 1 неправильным расчетом пенсии, Суд отметил, что данная статья не гарантирует право выбора определенного метода исчисления пенсии.

--------------------------------

<192> Mamonov v. Russia (N 38139/05), 02/03/2006. Цит. по: Cousin, Mel "The European Convention on Human Rights and Social Security Law" Intersentia, 2008. P. 35.

 

2. Дискриминация при назначении пенсии или пособия

 

Большинство "пенсионных" дел, рассмотренных Европейским судом, содержали жалобы на нарушение не только права, гарантированного ст. 1 Протокола 1, но и ст. 14 о запрете дискриминации. Во многих делах о дискриминации Суд, например, поддержал установление разных режимов страхования для разных категорий работников <193>.

--------------------------------

<193> Например, ECtHR, Roshka v. Russia (N 63343/00), 06.11.2003.

 

При рассмотрении заявлений о дискриминации в области установления пенсий или пособий Суд исследует вопрос о том, было ли установление различий, приведших к разному обращению в вопросе назначения или выплаты пенсий и пособий, обусловлено законной целью и соблюдено ли требование соразмерности. Таким образом были рассмотрены судом несколько дел против Великобритании по заявлениям вдовцов, которым было отказано в назначении вдовской выплаты, материнского пособия в связи со вдовством, а также вдовского пособия, поскольку подобные социальные меры были предусмотрены законодательством лишь для женщин-вдов.

2.1. В деле Willis v. the United Kingdom <194> заявитель обжаловал подобный отказ властей в связи со смертью его жены, которая была основным кормильцем семьи и выплачивала все необходимые взносы в фонды страхования, из которых, в свою очередь, выплачиваются данные суммы. Суд признал не противоречащим Конвенции отказ властей в назначении вдовского пособия, поскольку было установлено, что в силу особенностей социальной системы в аналогичной ситуации его жена также не имела бы права на данное пособие. Признанное отсутствие дискриминации привело Суд к выводу об отсутствии нарушения права собственности по ст. 1 Протокола 1 Конвенции. Аналогичным образом, установив, что отказ в назначении вдовской выплаты и материнского вдовского пособия был обусловлен лишь полом заявителя, суд пришел к выводу о нарушении данным решением государства-ответчика нормы о защите собственности в соединении с запретом дискриминации по ст. 14.

--------------------------------

<194> ECtHR, Willis v. the United Kingdom (Application no. 36042/97), 11 June 2002.

 

2.2. Интересна логика Европейского суда при принятии решения по делу Runkee and White v. the United Kingdom <195>. Заявители также просили признать нарушение ст. 1 Протокола 1 Конвенции в связи с отказом назначить вдовское пособие, а также вдовскую выплату. Суд признал, что в силу особой истории вдовского пособия, установленного с 1926 года для поддержки женщин-вдов, которые в силу особенностей того периода не работали и занимались домом, оно было предназначено для устранения "фактического неравенства" между старыми вдовами как группы и остальной части населения (пар. 35). Суд посчитал, что в указанных обстоятельствах разница в обращении, обжалуемая заявителями, была объективно и разумно оправдана, следовательно, не является дискриминацией и не составляет нарушения права собственности, гарантированного Протоколом 1 Европейской конвенции.

--------------------------------

<195> ECtHR, Runkee and White v. the United Kingdom (No. 42949/98), 10 May 2007.

 

2.3. В деле Weller v. Hungary <196> Европейский суд рассмотрел отказ властей о выплате материнского пособия отцу через призму норм о защите частной жизни и запрете дискриминации. Заявителями выступили отец и его двое детей, все имеющие венгерское гражданство. Ими был обжалован отказ властей в выплате пособий, причитающихся матери. Согласно законодательству Венгрии лишь мать, имеющая венгерское гражданство, имела право на получение подобных выплат. Мать малолетних заявителей имела румынское гражданство и не могла рассчитывать на получение пособий. Суд установил, что не полученное заявителем пособие имеет своей целью поддержку новорожденных детей и семьи, а не только поддержку матерей после перенесенных в родах трудностей. Таким образом, семья заявителя находилась в сравниваемой ситуации с другими семьями, имеющими право на выплаты. Суд признал установленное различие в обращении незаконным, поскольку государство-ответчик не выдвинуло какого-либо объективного и разумного обоснования невыплаты материнского пособия отцу ребенка.

--------------------------------

<196> ECtHR, Weller v. Hungary (N 44399/05), 31.03.2009.

 

Интересно отметить, что заявители обжаловали дискриминацию как по признаку пола, так и по признаку гражданства, хотя мать детей не была в числе заявителей. Исходя из прецедентной практики, сложившейся к моменту рассмотрения данного дела в 2009 году, заявление матери о дискриминации по признаку гражданства было бы, несомненно, удовлетворено судом. В своем Особом мнении, приложенном к данному решению, судья Тулкенс отметила, что, по ее мнению, материнское пособие должно выплачиваться именно матерям, поскольку имеет целью поддержание женщин после родов и в период кормления грудью новорожденных детей. Поэтому, отметила судья Тулкенс, было бы правильнее рассматривать это дело по заявлению матери о дискриминации по признаку гражданства.

Решение Европейского суда по данному делу еще раз свидетельствует о широком судебном подходе к проблеме социальных прав. Отказ в выплате государственного пособия признан Судом нарушением Конвенции даже без традиционной ссылки на нормы о защите права собственности ст. 1 Протокола 1, лишь на основании нарушения права лица на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции). Отметим, что аналогичный подход был реализован судом при рассмотрения дела Константина Маркина против России.

2.4. Дискриминация по признаку гражданства при назначении пенсии по возрасту была предметом рассмотрения по делу Andrejeva v. Latvia <197>. Рассмотрим обстоятельства дела: в августе 1997 года, достигнув возраста 55 лет, заявитель уволилась с работы и обратилась в Управление социального страхования г. Риги для назначения ей пенсии по старости. В письме от 21 августа 1997 г. Управление известило ее, что в соответствии с законодательством при исчислении размера пенсий для иностранных граждан и лиц без гражданства могут приниматься во внимание только периоды занятости в Латвии. Заявитель, проработавшая всю жизнь в Латвии, в понимании Управления с 1 января 1973 г. по 21 ноября 1990 г. состояла в трудовых отношениях с организациями, находившимися в Киеве и Москве, поскольку управление латвийского завода, где работала заявительница, было расположено за пределами Латвии. На этом основании 17 лет были исключены из стажа. Как следует из решения Европейского суда, Латвия не оспаривала тот факт, что в случае наличия латвийского гражданства указанный период был бы полностью включен в трудовой стаж для целей исчисления пенсии. В результате заявительнице была назначена пенсия в размере всего 20 латвийских лат (приблизительно 35 евро).

--------------------------------

<197> Andrejeva v. Latvia, (N 55707/00), 18/02/2009.

 

Интересно отметить, что после подачи заявления в Европейский суд по запросу группы депутатов Конституционный суд Латвии рассмотрел конституционность норм законодательства, предусматривающих особенности назначения пенсий не гражданам. В своем решении (оно было позднее процитировано в решении Европейского суда) Конституционный суд, обращаясь к практике Европейского суда, обосновал различия в обращении в вопросах назначения пенсии особенностями пенсионной Латвии и отказал в признании оспариваемых норм неконституционными.

При рассмотрении дела в Европейском суде государство-ответчик ссылалось на тот факт, что пенсионная система Латвии в тот период не являлась страховой, а была основана на "солидарности поколений", когда пенсия выплачивается из средств, полученных от отчислений трудящихся граждан. По мнению Латвии, подобная система означала отсутствие права требовать пенсионные права в соответствии со ст. 1 Протокола 1 Конвенцию, на которую ссылалась заявитель.

Все судьи (за исключением 1 судьи из Латвии) отказались принять этот аргумент, подчеркивая новый подход суда к подобным вопросам. Суд решил, что национальные нормы, предусматривающие выплаты на основе права на социальную поддержку, создают имущественный интерес, попадающий в сферу действия статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вне зависимости от того, обусловлены ли они предшествовавшей уплатой взносов (пар. 77).

Суд установил, что различие в обращении было обусловлено лишь отсутствием латвийского гражданства. Рассматривая обоснованность и разумность разницы в обращении, суд отметил, что меры, принятые в отношении Н. Андреевой, не могут быть оправданы законной целью защиты экономики страны, поскольку не отвечают критерию соразмерности. Суд подчеркнул в своем исследовании важность статуса заявительницы как "постоянно проживающей в стране негражданки", сделав вывод о том, что Латвия является единственным государством, с которым она имеет какие-либо стабильные правовые связи, и, таким образом, единственным государством, которое с объективной точки зрения может взять на себя ответственность за нее в том, что касается социального обеспечения.

Интересно, что решение по данному делу не привело к последующему изменению законодательства Латвии. Парламент Латвии в 2009 году рассмотрел и принял в первом чтении поправки к законодательству о пенсиях, согласно которым периоды, отработанные в бывшем СССР вне Латвии, не будут входить в стаж в том числе при назначении пенсии гражданам Латвии <198>. Таким образом Парламент решил "выполнить" решение суда и исключить дискриминационную норму. Заявление Н. Андреевой в Латвийский суд о перерасчете пенсии на основании решения Европейского суда, поданное в 2009 году, не было рассмотрено в связи со смертью заявителя в 2010 году.

--------------------------------

<198> См.: письмо Латвийского комитета по правам человека в Комитет Министров СЕ. 27 February 2012. Размещено в сети Интернет: http://www.coe.int/t/dghl/monitoring/execution/Source/Documents/Info_cases/Lettonie/Andrejeva09032012.pdf (доступ: 10.12.2013).

 

Полагаем, что противостояние государств-ответчиков при решении вопроса об изменении норм, дискриминационность которых была установлена судом в конкретном деле, привело к тому, что Европейский суд стал более жестко формулировать свои решения о защите социальных прав заявителей. В качестве примера здесь можно снова привести решение по делу К. Маркина, где ЕСПЧ указал на необходимость пересмотра законодательства, или дело Волкова против Украины, в котором Европейский суд впервые непосредственно восстановил в должности незаконно уволенного заявителя.

2.5. В деле Stec and Others v. UK <199> заявители обжаловали дискриминационность норм об установлении разного пенсионного возраста в зависимости от пола лица. Интересно отметить, что заявителями по делу выступили, как мужчины, так и женщины. В частности, гр-ка Стек обжаловала разницу в возрасте выхода на пенсию в связи с тем, что выплаты в связи с производственной травмой были заменены ей на выплату пенсии раньше, чем мужчине, будь он в аналогичной ситуации.

--------------------------------

<199> ECtHR, Stec and Others v. UK (Nos. 65731/01 and 65900/01), 12 April 2006.

 

Суд постановил, что не было нарушения статьи 14 в совокупности со статьей 1 Протокола N 1. Он признал, "что разница в возрасте для выхода на пенсию для мужчин и женщин была первоначально установлена государством для улучшения менее благоприятного экономического положения женщин". Решения правительства Соединенного Королевства о конкретных сроках и средствах устранения этого неравенства не были столь вопиюще необоснованными и потому не превысили предел усмотрения <200>. Суд, проведя сравнительный анализ аналогичных норм в других европейских государствах, констатировал общую тенденцию к установлению единого пенсионного возраста. Эта тенденция характерна также и для Великобритании, поскольку современное законодательство предусматривает постепенное выравнивание пенсионного возраста для мужчин и женщин, которое должно завершиться к 2020 году.

--------------------------------

<200> Цит. по: Ана Гомез Хередеро. Социальное обеспечение как право человека. Защита, предлагаемая Европейской конвенцией по правам человека. Совет Европы, 2007. С. 39.

 

Полагаем, что стремление государства-ответчика к установлению единого возраста выхода на пенсию, учитывая все большее участие женщин в трудовой деятельности, было существенным основанием для отказа в удовлетворении требований заявителей. В связи с этим можно предположить, что в случае подачи аналогичной жалобы против Российской Федерации в момент, когда большинство стран Европы установят единый пенсионный возраст, Европейский суд мог бы снова признать традиционную для России разницу в пенсионном возрасте "гендерным предрассудком".

2.6. Обжалование ошибок, допущенных властями при назначении пенсии.

В заключение параграфа рассмотрим дела об отказе в установлении пенсии в результате административной ошибки. Заявитель по делу Bozic v. Croatia была зарегистрирована в Пенсионном фонде и уплачивала страховые взносы как предприниматель. В 2000 году, достигнув 60-летнего возраста, она обратилась в Фонд с заявлением о предоставлении пенсии. Ей было отказано на том основании, что по закону стаж предпринимательской деятельности должен был быть как минимум 15 лет, стаж заявителя составлял 12 лет. Она утверждала, что она уплачивала дополнительные пенсионные взносы в 1998 году, но в назначении пенсии было отказано. В 2012 году власти признали факт дополнительных выплат и приняли решение о выплате пенсии с 1 августа 2011 года. Заявитель просила Европейский суд признать нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку в результате административной ошибки она была лишена пенсии на протяжении 11 лет. Суд установил нарушение, отметив, что ответственность за ошибку должно нести государство, не списывая ее на гражданина. Кроме того, было сформулировано правило, согласно которому такие ошибки должны служить в пользу заинтересованных лиц.

 

3. Отмена или уменьшение пенсии или пособий, а также задержка в их выплате

 

3.1. Указанная выше правовая позиция Суда о толковании административной ошибки в пользу граждан была применена Судом в ряде дел против Польши, в которых заявители обжаловали отмену досрочной пенсии, назначенной в связи с необходимостью ухода за больным ребенком. В деле Antoni Lewandowski v. Poland <201> отмена пенсии произошла в результате обнаружения ошибки в определении состояния здоровья ребенка. Суд признал нарушение права на уважение собственности, установив, что период выплаты пенсии составлял более года на момент обнаружения ошибки, выплаченные суммы не были востребованы с заявителя. Особое внимание было уделено тому факту, что заявитель уволился с работы в момент назначения пенсии, соответственно, полное лишение пенсии означало для заявителя полную утрату средств к существованию, учитывая невозможность нахождения работы в месте проживания. Таким образом, реализуя приведенное выше правило о том, что ошибки должны быть истолкованы в пользу заинтересованных лиц, Суд признал, что полное лишение пенсии, осуществленное с целью исправления ошибки, допущенной при ее назначении, было нарушением Европейской конвенции по правам человека.

--------------------------------

<201> ECtHR, Antoni Lewandowski v. Poland (No. 38459/03), 02/10/2012, см. также Moskal v. Poland (No. 10373/05), 15/09/2009.

 

3.2. В деле Kjartan Asmundsson v. Iceland <202> заявитель просил признать противоречащим Конвенции прекращение выплат пособия по инвалидности, связанное с изменением соответствующего законодательства. Заявитель получал пенсию по инвалидности с 1979 года, когда был признан полностью неспособным осуществлять прежнюю трудовую деятельность. По действующему в то время законодательству ему была назначена пенсия по инвалидности. В 1992 году новое законодательство изменило способ установления инвалидности заявителя, теперь за основу оценки бралась общая трудоспособность, а не способность выполнять прежнюю работу. Утрата общей трудоспособности заявителя в результате проведенной оценки была оценена в 25%. Поскольку закон о пенсиях по инвалидности предусматривал выплату подобных пенсий в случае утраты более 35% трудоспособности, выплата пенсии была прекращена.

--------------------------------

<202> ECtHR, Kjartan Asmundsson v. Iceland (N 60669/00), 12-10-2004.

 

Европейский суд признал в этом деле нарушение права собственности заявителя. Суд посчитал важным тот факт, что прекращение выплаты последовало не за изменением обстоятельств, связанных со здоровьем заявителя, а было обусловлено изменением законодательства. Несмотря на продолжающуюся частичную нетрудоспособность, он был полностью лишен пенсии по инвалидности. Судьи единогласно посчитали, что последствия нового закона для заявителя были слишком тяжелы и не могут быть оправданы законными общественными интересами. Прекращение выплаты пособия было признано нарушением Конвенции, несмотря на то что заявитель в течение всего времени получения пособия по инвалидности продолжал трудовую деятельность и получал заработную плату. Видимо, суд посчитал, что назначенное пособие могло быть законным образом утрачено только в случае изменения обстоятельств, связанных с личностью заявителя, в противном случае составляло нарушение права собственности. При этом судом было отмечено, что уменьшение пособия в связи с изменением порядка определения инвалидности не составляло бы нарушения Европейской конвенции.

На наш взгляд, в этом деле Европейский суд неоправданно широко подошел к трактовке нормы о защите права собственности. Несмотря на сложившееся в практике толкование ст. 1 Протокола 1 как не гарантирующей права на получение собственности <203>, а также традиционно широкое усмотрение государства в решении вопросов социального страхования, суд признал нарушением Конвенции такое изменение законодательства, которое привело к прекращению выплаты пособия по инвалидности заявителя.

--------------------------------

<203> Eur. Court H.R. Gaygusuz v. Austria, Judgment of 16 September 1996. Reports. 1996-IV. Paras. 39 - 44; J.S. and Others v. Poland, Decision of 23 March 2000. Para. 2. Цитата из Стандартов Совета Европы в области прав человека применительно к положениям Конституции Российской Федерации: Избранные права. М.: Институт права и публичной политики, 2002. С. 433.

 

3.3. Серия дел об уменьшении пенсий была рассмотрена Судом против Италии. Заявители по делу Stefanetti and Others v. Italy <204> проживали в Швейцарии и при выходе на пенсию вернулись в Италию. Национальный институт социального обеспечения (НИСО) принял решение о пересмотре их пенсий с учетом низких взносов, уплачиваемых за время работы в Швейцарии (8%, в отличие от 32,7% в Италии). Заявители обратились в суд для метода расчета их пенсионных прав. Во время судебного разбирательства был принят закон, который закрепил способ расчета пенсионных прав заявителей, примененный Институтом социального обеспечения. В связи с принятием данного закона требования заявителей были отклонены, и в результате они потеряли около двух третей (67%) их пенсий. Судом был принят во внимание тот факт, что изменения в закон были приняты спустя 24 года после принятия схемы пенсионного обеспечения, которая должна была быть изначально применена в деле заявителей. Было также учтено, что в многочисленных случаях национальные суды признавали иски пенсионеров о необходимости перерасчета пенсий, рассчитанных изначально НИСО в аналогичном порядке. Т.е. ожидание расчета пенсии в более высоком размере было "законным ожиданием" заявителей. Кроме того, уменьшение размера пенсии на 2/3 являлось, по мнению Суда, тяжелым бременем для заявителей. Особое внимание было уделено приданию вновь принятому закону обратной силы, что, по мнению Суда, не могло быть оправдано социальными интересами. На указанных выше основаниях Суд пришел к выводу о том, что действия Италии нарушили права заявителей на уважение собственности, а также право на справедливый суд.

--------------------------------

<204> ECtHR, Stefanetti and Others v. Italy - N 21838/10, 21849/10, 21852/10 et al. Judgment, 15.04.2014.

 

3.4. Интересно отметить, что в аналогичном деле Maggio and Others v. Italy <205> Суд не установил нарушение права на уважение собственности, посчитав, что уменьшение пенсии менее чем на половину не стало для заявителей "чрезмерным бременем" и было посчитано разумным и соразмерным. Отметим, что при этом Судом были приняты во внимание размеры минимальных пенсий в Италии и было указано, что пенсии заявителей были выше минимального уровня.

--------------------------------

<205> ECtHR, Maggio and Others v. Italy (N 46286/09, 52851/08, 53727/08, 54486/08, 56001/08), 31/05/2011.

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что нарушение права на уважение собственности в спорах об уменьшении пенсий может быть установлено Судом лишь в исключительных случаях, когда уменьшение сильно ухудшило качество жизни заявителя и стало "чрезмерным бременем".

3.5. Подтверждение указанного выше вывода можно найти в деле Da Conceicao Mateus v. Portugal and Santos Januario v. Portugal <206>. Суд рассмотрел обоснованность снижения пенсий заявителей в условиях экономических проблем в стране и пришел к выводу о том, что уменьшение пенсий в пределах 15% не является нарушением права на уважение собственности и не налагает "чрезмерного бремени" на заявителей. Исключительные финансовые сложности в государстве были признаны достаточной причиной для уменьшения пенсий.

--------------------------------

<206> ECtHR, Da Conceiqao Mateus and Santos Januario v. Portugal (62235/12, 57725/12), заявление признано необоснованным 08/10/2013.

 

3.6. Задержка выплаты пенсии была предметом рассмотрения в деле Solodyuk v. Russia <207>. Заявители просили Суд признать нарушение их права на уважение собственности в связи с регулярными задержками выплаты пенсии на несколько месяцев во время сильного инфляционного роста цен. Суд установил, что из-за задержек выплаты уровень инфляции оказал столь сильное воздействие на величину пенсий, что они в значительной мере обесценились. Таким образом, несвоевременная выплата пенсий нарушила право заявителя, предусмотренное ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции.

--------------------------------

<207> ECtHR, Solodyuk v. Russia (App. 67099/01), 12 July 2005.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (26.05.2015)
Просмотров: 1042 | Теги: европейский суд, пособия, пенсия, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016