Воскресенье, 04.12.2016, 19:18
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Практика Европейского суда по правам человека в области защиты трудовых прав граждан и права на социальное обеспечение (Часть 4)

4. Обеспечение безопасности труда

 

Безопасность труда совсем недавно стала предметом рассмотрения в Европейском суде. Данному вопросу было посвящено всего два дела в практике суда: Vilnes and Others v. Norway, рассмотренное в 2013 г., Brincat and Others v. Malta - в 2014 году. Возможность рассмотрения дел о причинении вреда жизни и здоровью в результате необеспечения должных условий труда прямо не предусмотрена Европейской конвенцией. Это стало возможным лишь благодаря постепенному формированию широкого судебного толкования статей Конвенции о праве на жизнь и на уважение частной жизни.

Рассмотрим ниже правовые позиции Суда по вопросам, связанным с безопасностью труда.

4.1. Позитивное обязательство обеспечить эффективную защиту права на жизнь от рисков, связанных с опасной промышленной деятельностью.

Одной из предпосылок рассмотрения дел о безопасности труда стала правовая позиция Суда о том, что статьи 2 и 8 Конвенции содержат позитивное обязательство государства обеспечить эффективную защиту от рисков, связанных с опасной промышленной деятельностью.

4.1.1. Впервые данный вывод был сделан в 1994 году в решении по делу Lopez Ostra v. Spain, касающемуся сильного загрязнения окружающей среды и рассмотренному в свете ст. 8 о праве на уважение частной жизни <119>.

--------------------------------

<119> ECtHR, Lopez Ostra v. Spain (N 16798/90), 09/12/1994, par. 51.

 

4.1.2. В более поздних делах Oneryildiz v. Turkey <120> и Kolyadenko and Others v. Russia <121> Судом была выражена позиция о том, что обязательство обеспечить эффективную защиту права на жизнь должно распространяться на любой вид деятельности, государственной или негосударственной, в рамках которой право на жизнь может быть под угрозой, и тем более относится к промышленной деятельности, которая по самой своей природе опасна. В контексте опасных видов деятельности особое внимание должно быть уделено правовому регулированию, учитывающему особенности конкретной деятельности и уровень потенциального риска для жизни человека. Эти правила должны управлять лицензированием, созданием, эксплуатацией, безопасностью и надзором за опасной деятельностью и должны обязывать заинтересованных лиц принимать практические меры для обеспечения эффективной защиты граждан, чьи жизни могут быть подвергнуты опасности в результате неотъемлемых рисков.

--------------------------------

<120> ECtHR, Oneryildiz v. Turkey (N 48939/99), 18/06/2002.

<121> ECtHR, Kolyadenko and Others v. Russia (N 17423/05; 20534/05; 20678/05), 28/02/2012, пар. 158.

 

4.1.3. Полагаем, что данная позиция Суда имеет огромное значение для дел о безопасности труда. Именно она стала основой рассмотрения упомянутого выше дела Vilnes and Others v. Norway <122>. В данном деле о причинении вреда жизни и здоровью водолазов в результате небезопасных условий труда Суд признал применимой ст. 2 о праве на жизнь. Заявители по делу были работниками частных компаний, поэтому дело было рассмотрено в свете позитивного обязательства государства обеспечить защиту права работников на жизнь и на уважение частной жизни. Признав применимой ст. 2 Конвенции, Суд, руководствуясь вышеуказанной правовой позицией о необходимости создания государством правовых норм, регулирующих надзор и контроль за опасной деятельностью, рассмотрел в деталях систему защиты работников от рисков, связанных с их профессией. В результате исследования было установлено, что государство-ответчик сделало все возможное для обеспечения защиты безопасности и здоровья водолазов. Принимая во внимание широкий перечень принятых мер, Суд решил, что позитивные обязательства в соответствии со статьей 2 были выполнены. При этом Суд нашел нарушение другого позитивного обязательства, вытекающего из ст. 8 о праве на уважение частной жизни, обязательства обеспечивать доступ: к информации, необходимой для оценки рисков, которым подвержены работники. Работа водолазов в частных фирмах осуществлялась на основе декомпрессионных таблиц, устанавливающих скорость декомпрессии. Данные о скорости декомпрессии считались коммерческой тайной и работники не имели доступа к ней, а государство в то время не устанавливало нормативы в данной области, поскольку было недостаточно научных данных о влиянии скорости декомпрессии на здоровье водолазов. Суд посчитал, что секретный статус информации об этих таблицах нарушает право работников на уважение частной жизни, которое, по мнению Суда, включает право оценивать риски жизни и здоровью.

--------------------------------

<122> ECtHR, Vilnes and Others v. Norway (N 52806/09; 22703/10), 05/12/2013.

 

4.2. Право на информацию о рисках, которым подвергается работник.

Вывод суда о том, что невозможность доступа к информации, позволяющей оценить уровень риска для жизни и здоровья работников, нарушает ст. 8 Конвенции о праве на уважение частной жизни имеет свою историю.

4.2.1. Впервые данное право было выведено Судом в "экологическом" деле Guerra and Others v. Italy <123>, в котором косвенно было упомянуто право граждан на оценку риска здоровью от промышленной деятельности расположенного рядом химического завода.

--------------------------------

<123> ECtHR, Guerra and Others v. Italy (14967/89), 19-02-1998.

 

4.2.2. В деле In McGinley and Egan v. the United Kingdom the Court Суд высказал более четкую позицию о том, что в случае осуществления государством опасной деятельности уважение к частной жизни требует обеспечить эффективную и доступную процедуру доступа к информации о рисках, связанных с такой деятельностью <124>. Аналогичный вывод был сделан в деле Roche v. the United Kingdom case <125>.

--------------------------------

<124> ECtHR, McGinley and Egan v. the United Kingdom (21825/93; 23414/94), 09/06/1998, par. 101.

<125> ECtHR, Roche v. the United Kingdom (32555/96), 19/10/2005, par. 167.

 

4.2.3. Вывод Суда, сделанный в рассмотренном деле Vilnes and Others v. Norway, говорит о новой ступени развития права на доступ: к информации, поскольку впервые был сделан вывод об обязанности предоставлять информацию о рисках. Кроме того, имеет значение, что данное обязательство имеет позитивный характер, т.е. государство обязано создать условия для обеспечения прав работников на получение информации.

4.3. Срок исковой давности по делам, вытекающим из причинения вреда работнику профессиональным заболеванием.

В недавнем деле Howald Moor and Others v. Switzerland <126> Судом был рассмотрен интересный аспект судебной защиты права на возмещение ущерба, причиненного профессиональным заболеванием. Заявители - жена и дети работника, умершего в 2005 году от рака, вызванного работой с асбестом в период 1965 - 1978 гг. Наследники работника подали иск к Фонду страхования и работодателю с требованием о возмещении морального вреда. В иске было отказано в связи с истечением 10-летнего срока давности, который, согласно швейцарскому законодательству, начал течь с момента начала работы с асбестом.

--------------------------------

<126> Howald Moor and Others v. Switzerland (N 52067/10 and 41072/11), 11/03/2014.

 

Европейский суд отметил, что установление сроков давности преследует законную цель обеспечения "правовой определенности". При этом, учитывая, что невозможность раннего диагностирования заболеваний, вызванных работой с асбестом, установлена медицинской наукой, применение в делах о возмещении вреда, причиненного асбестом, стандартного срока давности влечет лишение работников и их наследников возможности судебной защиты их прав. Суд постановил, что в делах, когда научно доказано, что лицо не знало и не могло знать о наличии определенного заболевания, это незнание должно приниматься во внимание при исчислении срока исковой давности.

Данный вывод Суда имеет огромное значение для работников в тех странах Совета Европы, где установлены максимальные сроки исковой давности для такого рода исков. При этом толкование Суда должно быть распространено не только на заболевания, вызванные работой с асбестом, но также на любые другие профессиональные заболевания с длительным латентным периодом.

4.4. Развитие судебного подхода к безопасности труда в решении по делу Brincat and Others v. Malta.

Рассмотренные выше предпосылки рассмотрения дел о безопасности труда наиболее полно были реализованы при рассмотрении судом дела "Бринкат и другие против Мальты" <127>. Это всего второе дело о безопасности труда в истории Европейского суда по правам человека после Vilnes and Others v. Norway. В решении по данному делу Судом были развиты правовые позиции о порядке реализации негативного обязательства обеспечивать право на жизнь и на уважение частной жизни, поскольку заявителями были работники государственного предприятия. В рамках данного дела, рассмотренного 24 июля 2014 года Европейским судом, были заслушаны 21 заявление бывших работников государственной судоремонтной верфи, которые были подвержены воздействию асбеста. Правительство Мальты было признано ответственным за нарушение позитивных обязательств государства по защите права на жизнь (в случае смерти работника) и права на уважение частной жизни (в остальных случаях, когда в результате работы с асбестом были приобретены заболевания дыхательных путей).

--------------------------------

<127> ECtHR, Brincat and Others v. Malta (N 60908/11, 62110/11, 62129/11, 62312/11, 62338/11).

 

Это решение является знаковым для развития безопасности труда во всех странах Совета Европы. Впервые суд признал нарушения двух фундаментальных для этой сферы прав, выведенных из статей 2 и 8 Европейской конвенции по правам человека (Конвенция): права на доступ к информации о рисках, которым работник подвергается на рабочем месте, и права на защиту от вредных и опасных условий труда. Аргументируя свое решение по данному делу, Суд конкретизировал содержание позитивных обязательств государства по обеспечению данных прав работников <128>.

--------------------------------

<128> По сравнению с другими делами, которые можно условно отнести к категории дел о безопасности труда. См.: ECtHR, Vilnes and Others v. Norway (N 52806/09, 22703/10), 05/12/2013, и частично ECtHR, Roche v. the United Kingdom (N 32555/96), 19/10/2005.

 

Можно выделить три наиболее интересных момента в данном решении:

4.4.1. Ключевым для определения ответственности Мальты за нарушение обязанности защищать жизнь и здоровье работников от опасности асбеста был вывод о том, что государство знало или должно было знать о рисках, связанных с применением данного вещества. Несмотря на то что Мальта не ратифицировала Конвенцию МОТ N 162, Суд решил, что Правительству должно было быть известно о работе над ее принятием и, соответственно, о признании мировым сообществом опасности асбеста. Кроме того, на основании медицинских статей о негативном влиянии асбеста на здоровье Суд пришел к выводу о том, что Правительство знало или должно была знать об опасности для здоровья, связанной с применением асбеста. Другим аргументом стало положительное решение Мальтийского суда по делу о возмещении вреда, причиненного смертью работника от заболевания, обусловленного работой с асбестом, рассмотренному в 1979 году.

4.4.2. При оценке мальтийского законодательства в деле "Бринкат и другие против Мальты" Европейский суд уточнил свое видение должного правового регулирования опасной деятельности. Ответчик заявлял, что выполнил обязательство обеспечить правовое регулирование, поскольку Положение о рабочем месте, принятое на Мальте в 1987 году, содержало нормы о защите здоровья работников от вредных и опасных факторов. Суд посчитал, что принятие данного нормативного акта не свидетельствовало о выполнении обязательства государства в сфере защиты работников от риска, связанного с работой с асбестом. Было установлено, что данное Положение было принято гораздо позднее, чем мировому сообществу стало известно об опасности асбеста. Кроме того, работа с асбестом не была упомянута в этом документе. Судом было отмечено, что Положение не содержало каких-либо практических мер, которые могли быть приняты для защиты здоровья заявителей.

Анализ текста решения позволяет нам заключить, что правовое регулирование защиты работников от производственных рисков, с точки зрения Европейского суда, должно быть своевременным, должно содержать практические меры защиты, реализованные на практике <129>. Кроме того, Суд косвенно указал, что практические меры защиты должны соответствовать уровню научных знаний в этой области.

--------------------------------

<129> ECtHR, Brincat and Others v. Malta, пар. 109 - 112.

 

4.4.3. Содержание позитивного обязательства предоставлять информацию.

Обязательство государства предоставлять информацию о рисках, которым подвержены работники, как отмечалось выше, было сформулировано Судом в решении по делу "Вилнес и другие против Норвегии" <130>. При этом возможные методы выполнения данной обязанности не были упомянуты. В деле "Бринкат против Мальты" Суд сделал шаг вперед, установив, что распределение защитных масок не свидетельствует о сообщении работникам о рисках, связанных с асбестом. Было подчеркнуто, что законодательство Мальты не содержало обязанности предоставлять информацию о рисках, а Правительство не предпринимало мер по их изучению. На этом основании было признано, что Мальта не выполнила свои обязательства в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека (ст. 8 о защите права на уважение частной жизни).

--------------------------------

<130> ECtHR, Vilnes and Others v. Norway (N 52806/09, 22703/10), 05/12/2013.

 

Какое значение может иметь данное решение для России? Полагаем, что данным решением Суд подчеркнул необходимость практической и эффективной защиты работников от вредного воздействия асбеста, которая должна соответствовать уровню научно-технического прогресса в данной сфере. При этом позиция Европейского суда должна быть широко истолкована, и необходимость соответствия практических мер по обеспечению безопасности труда уровню научных достижений должна быть распространена на все виды производств при защите от всех опасных и вредных производственных факторов.

Кроме того, огромное значение имеет принципиальная возможность обращения в Европейский суд по правам человека в случае причинения вреда жизни или здоровью профессиональным заболеванием или несчастным случаем на производстве. Теперь российский работник, пострадавший от нарушений безопасности труда на государственном предприятии (учреждении) и не получивший возмещения вреда в рамках национальной судебной системы, имеет возможность потребовать справедливую компенсацию, обратившись в Европейский суд по правам человека в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

 

5. Оплата труда

 

Споры об оплате труда редки в практике Европейского суда по правам человека. При рассмотрении таких дел Суд опирается на нормы ст. 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции, гарантирующей право собственности. Данная статья предусматривает право каждого физического или юридического лица на уважение своей собственности, устанавливает запрет на лишение имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Согласно п. 2 ст. 1 Протокола 1 ее положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

В деле Sporrong and Lonnroth против Швеции <131> Суд вывел из данной статьи три принципа защиты собственности: принцип уважения собственности, возможность лишения имущества при соблюдении определенных условий и право государств контролировать использование собственности в соответствии с общими интересами.

--------------------------------

<131> ECtHR, Sporrong and Lonnroth v. Sweden (7151/75, 7152/75), 23/09/1982.

 

Рассмотрим реализацию данного толкования права на уважение собственности при рассмотрении дел, вытекающих из трудовых отношений.

5.1. Право государства устанавливать налоги и контролировать использование собственности было подвергнуто анализу Судом в серии дел против Венгрии при обжаловании повышенного налогообложения выходных пособий государственных служащих и лиц, работающих на государственных предприятиях. В деле R.Sz. v. Hungary <132> заявитель, уволившийся из государственного предприятия по соглашению сторон, обжаловал обложение его выходного пособия налогом в размере 98%. Суд посчитал, что уплата налогов по такой ставке была чрезвычайно тяжела для заявителя и составляла вмешательство в его право на уважение собственности. Ответчик утверждал, что оспариваемая мера была направлена на пополнение государственного бюджета в период экономических трудностей. Суд посчитал, что вмешательство в право заявителя было несоразмерно преследуемой цели и не был найден баланс интересов сторон. В связи с этим было признано нарушение государством-ответчиком ст. 1 Протокола 1 Конвенции <133>.

--------------------------------

<132> ECtHR, R.Sz. v. Hungary (No. 41838/11), 02/07/2013, см. также A.A. v. Hungary (No. 22193/11), P.G. v. Hungary (No. 18229/11), 23.09.2014.

<133> Аналогичное дело N.K.M. v. Hungary (No. 66529/11), 14/05/2013, налогообложение выходного пособия по ставке 52% (вместо обычных 16%) было признано нарушением Конвенции.

 

5.2. В деле Paulet v. the United Kingdom <134> Суд рассмотрел вопрос о правомерности конфискации заработной платы, полученной работником за 4 года. Заявитель при устройстве на работу предъявил поддельный паспорт, и спустя 4 года он был осужден за использование фальшивых документов. Суд постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, установив, что при рассмотрении дела об использовании фальшивого паспорта суды Великобритании чрезвычайно узко подошли к делу. Конфискация имущества как возможное наказание за использование фальшивых документов была в интересах общества. Но национальные суды не подошли к делу индивидуально, не отметили, что заработная плата была заработана трудом заявителя. Обратив внимание на данное обстоятельство, Европейский суд пришел к выводу о том, что конфискация заработной платы заявителя была вмешательством в право на беспрепятственное пользование имуществом.

--------------------------------

<134> ECtHR, Paulet v. the United Kingdom (N 6219/08), 13/05/2014.

 

5.3. В деле Koufaki and Adedy v. Greece <135> Суд рассмотрел на соответствие Конвенции уменьшение заработной платы государственных служащих, принятое правительством Греции в рамках введения "политики жесткой экономии". Заявление было признано необоснованным, поскольку, по мнению Суда, уменьшение заработной платы заявителей было обусловлено чрезвычайными экономическими трудностями в государстве. Уменьшение заработной платы одного заявителя с EUR 2435,83 до EUR 1885,79 было посчитано Судом незначительным и не было признано нарушением Конвенции.

--------------------------------

<135> ECtHR, Koufaki and Adedy v. Greece (N 57665/12, 57657/12), 07/05/2013.

 

Данный вывод суда настораживает, поскольку может быть понят в том числе как разрешение одностороннего пересмотра условий оплаты труда государственных служащих в условиях бюджетного дефицита или иных экономических сложностей в государстве. Отметим, что Европейский комитет по социальным правам, рассмотревший за 2 месяца до ЕСПЧ ряд коллективных жалоб на "политику жесткой экономии" в области социального обеспечения в Греции, пришел к выводу о том, что даже если индивидуальные ограничения при определенных условиях не нарушают Европейскую социальную хартию, то кумулятивный эффект ограничений приводит к нарушению права на социальное обеспечение <136>.

--------------------------------

<136> Например, Federation of Employed Pensioners of Greece (IKA-ETAM) v. Greece, Complaint No. 76/2012, 22 April 2013.

 

Кроме того, Комитет МОТ по свободе объединения, рассмотрев жалобы, поданные профсоюзами на ограничения, вызванные "политикой жесткой экономии", призвал Грецию привести свою систему трудовых отношений в соответствие с Конвенциями МОТ <137>.

--------------------------------

<137> См.: 365th Report of the Committee on Freedom of Association. Пар. 950 - 1002.

 

5.4. Рассмотрим дело Smokovitis and Others v. Greece <138> об отказе работодателя в выплате дополнительной исследовательской выплаты к заработной плате. Заявители - двадцать четыре учителя, работающие на основании срочных договоров, в отличие от учителей, работающих по бессрочным договорам, не получали исследовательской выплаты. Суд первой инстанции удовлетворил их требование о взыскании выплаты с работодателя, но к моменту рассмотрения дела в апелляционной инстанции был принят закон, предусматривающий право на данную выплату лишь в отношении учителей, занятых по бессрочному договору. Апелляционная инстанция, придав Закону обратную силу, отменила решение первой инстанции и отказала заявителям в праве на получение выплаты. Европейский суд признал, что принятие закона, исключавшего право заявителей на получение исследовательской выплаты, было нарушением права на уважение собственности. Суд посчитал, что заявители имели "законные ожидания" получения данной выплаты на основании решения первой инстанции, а также сложившейся судебной практики в стране на тот момент. Поэтому Суд расценил их требование как требование об уважении права собственности и рассмотрел дело в свете нарушения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции.

--------------------------------

<138> ECtHR, Smokovitis and Others v. Greece (46356/99), 11/04/2002.

 

5.5. Рассмотрим дела, в которых нарушение ст. 1 Протокола N 1 Конвенции сопутствовало или было вызвано нарушением права на справедливый суд, предусмотренное ст. 6. В деле Mykhaylenky and Others v. Ukraine <139> Суд признал, что неисполнение решений национального суда о взыскании заработной платы с государственного предприятия является нарушением права заявителей на уважение собственности. В данном деле было также признано нарушение ст. 6, предусматривающей право на справедливое судебное разбирательство.

--------------------------------

<139> Mykhaylenky and Others v. Ukraine (N 35091/02, 35196/02, 35201/02, 35204/02, 35945/02, 35949/02, 35953/02, 36800/02, 38296/02, 42814/02), 30.11.2004.

 

5.6. Процессуальный аспект был затронут также в деле Ponomaryov v. Ukraine <140> об отмене решения суда о взыскании с работодателя задолженности по заработной плате и компенсации. В данном деле заявитель, в отношении которого решение о выплате ему заработной платы и компенсации вступило в законную силу в ноябре 2001 года, обжаловал отмену данного решения апелляционной инстанцией в 2004 году. Апелляционная инстанция восстановила в 2004 году срок обжалования, учитывая "экономические сложности" работодателя, пропустившего срок в 2001 году. Суд установил, что в данном деле государством был нарушен принцип правовой определенности, а отмена вступившего в законную силу решения о присуждении сумм заработной платы противоречит норме ст. 1 Протокола 1 о защите права собственности.

--------------------------------

<140> Case of Ponomaryov v. Ukraine (3236/03), 03.04.2008.

 

В заключение данного параграфа отметим, что возможность рассмотрения Европейским судом дел об оплате труда основана на том, что получение заработной платы составляет "законное ожидание" <141> получения собственности. Для этого спорная выплата должна быть предусмотрена договором или нормативным актом и у работодателя должно было возникнуть долговое обязательство <142>.

--------------------------------

<141> См. подробнее о законных ожиданиях в области защиты права собственности Laurent Sermet, The European Convention on Human Rights and property rights, Human rights files, No. 11 rev. Council of Europe. 1999. P. 14 - 17.

<142> См., например: Van der Mussele, пар. 48.

 

Ответственность государства в спорах об оплате труда может наступить в случае непосредственного государственного вмешательства в право на уважение собственности (невыплата заработной платы государственным служащим, чрезмерно высокое налогообложение, конфискация заработной платы), а также в случае необеспечения государством своевременного выполнения решений национальных судов о взыскании заработной платы.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (26.05.2015)
Просмотров: 535 | Теги: оплата труда, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016