Суббота, 16.02.2019, 07:13
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

«ПОТЕРЯННОЕ» ВРЕМЯ - ГЛАВНЫЙ ВРАГ СЛЕДОВАТЕЛЯ

В.М.Мешков, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации

«ПОТЕРЯННОЕ» ВРЕМЯ - ГЛАВНЫЙ ВРАГ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Криминалистика, расследование преступлений, хронологический метод, доказательства, фактор времени, производство следственных действий, специфика работы следователя, утрата источников доказательственной информации, установление истины, криминалистические рекомендации.

В статье исследуется роль фактора времени в расследовании преступлений и в процессе производства различных следственных действий. Подчеркивается, что следователю при осуществлении расследования необходим всесторонний учет фактора времени. Без учета фактора времени в большинстве ситуаций невозможно качественно произвести многие следственные действия. Поэтому ученые-криминалисты должны уделять значительное внимание совершенствованию хронологического метода расследования преступлений, с учетом современных достижений науки и техники, а следователи - не забывать о том, что хронологический метод является надежным путем установления истины по делу.

 

«...не дни, да часы и моменты в таком положении дороги и потеряние невозможно» [1, с. 164].

Дорожи временем, ибо дни лукавы (Библия)

Вчерашнего дня не воротишь (Русская пословица)

Общеизвестно, что время характеризует объективную реальность. Оно течет непрерывно, равномерно и однонаправленно, независимо от воли и желания человека. Течение времени пока не удалось никому ни повернуть, ни приостановить. Время следует учитывать в рамках любой человеческой деятельности, ибо, как говорили наши предки, «кто времени служит, тот ни о чем не тужит». Время не прощает ни небрежного к нему отношения, ни его игнорирования, оно просто уходит, а потеряв его - никогда не вернешь.

Как отмечено в эпиграфе к настояще йстатье,помнению знаменитого полководца всех времен и народов А.В. Суворова, учет времени весьма полезен для военного искусства. Представляет оно интерес и для криминалистики, в том числе для ее практической части - деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Как верно отметила Н.В. Кручинина, однонаправленность временных событий является одной из важнейших криминалистических основ, благодаря которым криминалистика может выявлять и обосновывать изменения, происходящие в следах события [2, с. 139].

Специфика работы следователя, с хронологической позиции, состоит в том, что время, помимо своих объективных качеств, дополнительно влияет на следственную деятельность посредством множества обязательных для исполнения следователем предписаний (временнЫх ограничений) при выполнении ряда процессуальных и следственных действий, а также при выборе наиболее эффективных тактических приемов и в конечном счете - при выборе общей стратегии расследования конкретного события. (Напомню, что следователь обязан учитывать требования законодателя, который более чем в 50 статьях УПК РФ ввел временнЫе ограничения при выполнении тех или иных действий).

Зачастую следователь в силу либо своей неопытности, либо психофизиологических качеств, либо стечения обстоятельств «теряет» драгоценное время, в результате чего утрачиваются источники доказательственной информации, «улетает» истина, и преступление остается нераскрытым.

Почему в название статьи вынесен тезис о том, что «потерянное» время является главным врагом следователя? Дело в том, что практически все остальные ошибки следователя можно хоть как-то исправить или минимизировать: провести повторный или дополнительный осмотр места происшествия, повторно допросить очевидца, привлечь более квалифицированного специалиста или эксперта, применить более современные экспертные методики, наконец - заменить следователя на более опытного. Но одно никак нельзя вернуть - истекшее время! Поэтому убежден, что главный враг следователя - это именно «потерянное» время.

Ситуации, когда следователь «потерял» время, возникают постоянно. Именно на недостаток времени как основного «виновника» брака, допущенного при расследовании преступления, наиболее часто ссылаются следователи в своих объяснениях начальнику следственного органа или прокурору. Казалось бы, чего проще? Расследуй событие, учитывай время, действуй в соответствии с уголовно-процессуальным законом и криминалистическими рекомендациями - и любую задачу выполнишь успешно! Но, как показывает практика, немногим следователям удается избежать в ходе расследования ошибок, в основе которых лежит недостаточный учет фактора времени. Причин этому явлению множество: от элементарной безграмотности до отсутствия собственного чувства времени у следователя.

Понятно, что привить индивидуальное чувство времени, если его не дала Природа (в таком случае наши предки говорили: «Дурак времени не знает»), невозможно никакими криминалистическими рекомендациями (в таком случае предлагаю не уважающему фактор времени следователю искать другое применение своим способностям). Однако повлиять на профессиональные компетенции субъекта, пригодного по своим психофизиологическим характеристикам к выполнению работы следователя, при помощи криминалистических рекомендаций вполне возможно. Начать следует с изучения криминалистической теории о временных связях и отношениях [3] и основ использования хронологии в расследовании преступлений. В этом нет ничего нового, просто данная методика в последнее время почему-то стала забываться. Для подтверждения сказанного, можно напомнить известную со времен античности схему вопросов, предназначенных для выяснения обстоятельств дела: Кто? Что? Где? С чьей помощью? Для чего? Каким образом? Когда? В ней, как видим, имеется отсылка и к хронологическому методу расследования.

На современном этапе противостояния криминалу нам, криминалистам, необходимо научить следователя совмещать в голове объективное течение времени (в частности знать о его атрибутах, характеризующих прошедшее, настоящее и будущее с позиции его длительности и последовательности) с процессуальными сроками выполнения отдельных процедур и действий (сроки возбуждения уголовного дела, задержания, осмотра, допроса, предъявления обвинения, ознакомления с материалами уголовного дела и пр.), с собственным индивидуальным временем (способность самого следователя ориентироваться во времени, а при необходимости - и такая же способность других участников уголовного процесса, от которых зависит точность изложения информации о времени расследуемого события (потерпевшего, подозреваемого, свидетеля и пр.)). Иными словами, следователь должен помнить народную присказку: «Кто времени служит, то ни о чем не тужит».

Даже на первый взгляд ясно, что поставленная задача - не из легких. Существуют различные подходы к ее решению, но начинать, как представляется, следует с изучения основ хронологического метода, сущность которого заключается в изучении всех следов преступления «через призму времени» с целью познания события прошлого с использованием максимально доступной быстроты выполнения действий, обеспечивающих полное, всестороннее и объективное познание данного события. В подобных ситуациях применима русская пословица: «Делай не наспех, а скоро».

Как следователь «теряет» время при расследовании преступлений? Вариантов много, но самый распространенный, особенно на первоначальном этапе расследования, - это увлечение одной версией (об этом более подробно см. у Р.С. Белкина [4, с. 480-507]), на проверку которой уходит значительный объем времени: от нескольких часов, до нескольких лет. Другой не менее распространенный вариант «потери» времени - это «выхватывание» из числа обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по уголовному делу лишь тех, которых, по мнению следователя, вполне достаточно для вынесения обвинительного приговора по делу. Иные обстоятельства следователем либо не принимаются во внимание, либо бездоказательственно отвергаются (например сведения о начале конфликта, исходом которого стала смерть одного из его участников). Профессор В.Н. Григорьев назвал такой метод расследования «фрагменти- рованием» обстоятельств [5]. На примере конкретного уголовного дела он показал, как молодого человека, фактически действовавшего в состоянии необходимой обороны, осудили за умышленное убийство. Как оказалось, следователь фактически проигнорировал стадию возникновения конфликтной ситуации, когда мужчина - будущая жертва - первым открыл огонь из пистолета по окружающим; в результате применения жертвами нападения мер самообороны нападавший был убит.

Потерянное время в расследовании преступления, как минимум, влечет за собой:

1. Утрату источников доказательственной информации, в том числе:
а) материальных (место происшествие, которое вовремя не осмотрели, к моменту дополнительного осмотра уже убрано, следы на месте происшествия смыты дождем, биологические останки сгнили, предметы, имеющие значение для следствия, похищены и т.п.);
б) электронных (файл с электронными носителями информации либо исчез, либо в него внесены изменения, препятствующие установлению первичных записей);
в) идеальных (очевидцы происшествия, которых своевременно не допросили, уехали, умерли, были подкуплены и изменили показания, забыли обстоятельства, интересующие следствие).

2. Опоздание с нейтрализацией противодействия официальномурасследованию,осу- ществляемого путем:
а) сокрытия информации о происшедшем лицами, которые должны были сообщить о совершенном преступлении;
б) организации инсценировки обстановки (в ряде ситуаций на место происшествия подбрасывают предметы, которые якобы свидетельствуют об участии в совершении преступления лиц, на самом деле к нему не причастных);
в) фальсификации показаний и документов о расследуемом событии (известно, что вовремя не допрошенный субъект зачастую успевает откорректировать информацию, которая интересует следователя, и сообщает не вполне достоверные сведения);
г) оказания психологического или физического воздействия на следователя и т.д.

Эти негативные обстоятельства не надуманы. В их основе - и личная следственная практика, и материалы из криминалистической литературы. Избежать перечисленных ошибок несложно. В ряде ситуаций перед началом расследования очередного преступления достаточно хорошо подумать и составить грамотный план расследования, что также четко согласуется с народной мудростью: «Порядок время бережет!» В качестве образца удачного использования фактора времени следователем можно привести пример из собственной следственной практики. В условиях не снижающегося уровня коррупции в правоохранительных органах он может оказаться полезным и современным следователям.

В 80-е годы прошлого века мне пришлось расследовать преступление, совершенное заведующей магазином одного из объектов военной торговли. Напомню, что в те времена сотрудники военторга для милиции были практически неприкасаемы, поэтому они нередко просто издевались и над населением, и над нами, сотрудниками милиции. К примеру, все дефицитные товары реализовывались исключительно с «черного» хода (в точности так, как высмеивал-описывал известный сатирик Аркадий Райкин), а сотрудников милиции не допускали к проверке заявлений граждан: отказывали в проведении инвентаризаций, ревизий и даже объяснения отказывались давать, ссылаясь на требования военной прокуратуры. Поэтому в целях привлечения завмага к уголовной ответственности за систематические злоупотребления мною совместно с сотрудниками ОБХСС был разработан такой план расследования, который позволил направить в суд с обвинительным заключением уголовное дело на следующий день после его возбуждения. Первые требования о прекращении уголовного дела пришли к нам в отдел спустя два дня после его возбуждения, когда оно уже было закончено производством. К этому времени уже было составлено и утверждено обвинительное заключение, а дело было направлено в суд и зарегистрировано в его секретариате. Поэтому под «маховик» коррупции, к которому тогда были причастны как вышестоящие сотрудники милиции, так и прокуроры, мы - следователи и сотрудники отделения по борьбе с хищениями социалистической собственности - не попали (хотя завмаг при ознакомлении с материалами уголовного дела нагло и самонадеянно заявила, что уже завтра следователь лишится работы). В итоге «досталось» только судье, которого принудили приговорить заведующую к весьма символическому наказанию - незначительному штрафу. Но это был обвинительный приговор в отношении заведующего магазином военторга, первый в регионе! Кстати, после того дела милицию стали уважать даже руководители военной торговли (по крайней мере, на территории Горьковской (ныне - Нижегородской) области).

Как представляется, для следователя (безотносительно к сущности расследуемого им деяния, то есть - всегда) весьма полезно придерживаться нижеприведенных криминалистических рекомендаций, учитывающих фактор времени.

1. При расследовании неочевидных преступлений, предполагающих непосредственный физический контакт преступника и жертвы, восстанавливается деятельность и того, и другого лица, исходя из пространственно-временных характеристик, то есть составляются шкалы времяпрепровождения отдельно для каждого из них. Затем эти шкалы совмещаются, и при обнаружении «точек совпадения» деятельности данных лиц во времени производится более детальный (буквально - поминутный!) анализ деятельности каждого. В таких ситуациях хронологический метод позволяет эффективно использовать время расследования (не «терять» его на проверку нереальных с точки зрения фактора времени версий), а сосредоточиться лишь на тех версиях, в которых объективно подтверждается возможность лица первоначально выполнить конкретные действия (например по нападению на жертву), а вслед за ними - принять меры по сокрытию следов преступления (например скрыться с места нападения).

2. При проверке заявленного алиби опытные следователи скрупулезно анализируют продолжительность и последовательность действий всех лиц, на которых ссылается проверяемый в причастности к преступлению субъект. Иными словами, если данный субъект утверждает, что в момент убийства он находился со своей подругой далеко от места совершения преступления, то проверке подлежат все обстоятельства времяпрепровождения его подруги в интересующее следствие время. Зачастую обнаруживается, что подруга не имела физической возможности находиться во время убийства с проверяемым субъектом, и ложность заявленного алиби разоблачается в минимальный срок, а значит, следователь не теряет драгоценного времени.

3. Не откладывать осмотр места происшествия до «лучших» времен. Следует помнить, что такие времена вряд ли наступят, а место происшествия в силу естественных причин или умышленных действий существенно изменится. Например, погода имеет свойство меняться (применительно к Калининграду можно уточнить, что погода может значительно измениться уже через четверть часа). Кроме того, достаточно часто непосредственно после осмотра на месте происшествия производится уборка, его ремонтируют, перестраивают, модернизируют, вносят какие-либо другие изменения.

4. Не откладывать фиксацию сведений, сообщаемых участниками расследуемого деяния. В частности, это касается момента физического задержания, когда задержанный еще не успел придумать версию, оправдывающую его действия. В качестве примера получения правдивых показаний непосредственно после задержания можно рекомендовать эпизод задержания диверсантов- разведчиков в фильме «В августе 44-го».

5. Не откладывать фиксацию вербальных сведений, которые сообщает пострадавший (при покушении на убийство, при ДТП и т.д.), так как не всегда имеется возможность пообщаться с ним вновь спустя уже самое непродолжительное время. При невозможности получить показания пострадавшего (умирающего) человека в полном соответствии с требованиями УПК РФ криминалисты считают, что допустимо фиксировать последние слова умирающего на видеокамеру, а также приглашать к месту получения сведений двух незаинтересованных граждан, способных в последующем в ходе судебного следствия подтвердить сущность услышанного и увиденного.

6. Не откладывать выполнение всего комплекса необходимых действий с задержанным при доставлении его в дежурную часть (внешний осмотр и изъятие одежды, освидетельствование, получение образцов для дальнейшего исследования (срезков ногтей, образцов волос, крови)). Как показывает следственная практика, нередко после самого непродолжительного пребывания в изоляторе (камере) перечисленные и иные источники информации утрачиваются безвозвратно (в камере задержанный нередко отгрызает кончики своих ногтей, меняется одеждой с сокамерниками, повреждает волосы и т.д.). Ситуации, когда следователь пытается «вернуть» потерянное время и, например, получить срезки кончиков ногтей с рук подозреваемого спустя несколько дней пребывания последнего в ИВС или СИЗО, вызывают сарказм у подозреваемых и недоумение у специалистов: состав подногтевого содержимого уже качественно изменился и никакой значимой информации об участии субъекта в преступлении, как правило, не несет.

7. Не откладывать проверку показаний на месте, проводить ее как минимум до направления подследственного в СИЗО, так как после самого непродолжительного пребывания в камере, задержанный успевает впитать начала «тюремной криминалистики», то есть основ противодействия следствию, и либо откажется от участия в данном следственном действии, либо продемонстрирует лишь те действия, которые соответствуют его собственной версии происшедшего.

8. Не откладывать более чем на сутки производство следственного эксперимента, если необходимо установить возможность видеть или слышать в четко установленные атмосферные и погодные условия. Известны факты, когда следственный эксперимент при расследовании ДТП приходилось откладывать на год из-за того, что невозможно было воссоздать осеннюю обстановку происшествия в другое время года. С подобным фактом мне, как следователю, также пришлось столкнуться в 80-е годы прошлого века, когда защитник-адвокат потребовал провести следственный эксперимент именно осенью, спустя год после происшествия, когда воссоздадутся примерно те же условия, которые имели место во время происшествия. И к чести адвоката следует отметить, что он оказался прав: в условиях осеннего ненастья фигуры пешеходов в ночное время на неосвещенной трассе были действительно незаметны из салона автомобиля на том расстоянии, когда еще у водителя имелась техническая возможность избежать наезда на пешеходов. Уголовное дело в отношении водителя было прекращено.

9. Продумать последовательность направления на экспертное исследование источников доказательственной информации. Первыми должны исследоваться те следы, которые быстрее всех утрачивают свое доказательственное значение (например такие, как следы крови, которая в зависимости от различных обстоятельств нередко начинает модифицироваться (загнивать) спустя всего несколько минут после вытекания из кровеносного сосуда). Следователь должен, например, помнить, что после трасологического исследования, продолжавшегося 15 дней, бесполезно требовать от эксперта исследования биологических следов. В подобных ситуациях биологические следы безвозвратно утрачиваются.

Перечисленные выше рекомендации, связанные с необходимостью всестороннего учета фактора времени, - содействуют решению лишь небольшой части проблем, которые следователю приходится творчески решить при расследовании преступлений. Следователь должен придерживаться народной мудрости, не чуждой криминалистам: «Кто времени служит, тот ни о чем не тужит». В частности, без учета фактора времени в большинстве ситуаций невозможно произвести качественный осмотр, допрос, обыск, провести опознание, прослушать телефонные и иные переговоры, предъявить обвинение, ознакомить участников уголовного процесса с материалами уголовного дела и т.д. Поэтому ученые-криминалисты должны уделять значительное внимание совершенствованию хронологического метода расследования преступлений, учитывая при этом современные достижения науки и техники. А следователи должны не забывать о том, что хронологический метод - это надежный путь установления истины по делу.

Библиографический список:

1. Михайлов О. Суворов. М.: ДОСААФ СССР, 1989.
2. Кручинина Н.В. Формирование частной криминалистической теории проверки достоверности уголовно-релевантной информации о причинно-следственных связях // Причинность в криминалистике: сб. науч.-практ. статей / Под общ. ред. проф. И.М. Комарова. М.: Юрлитинформ, 2018.
3. Мешков В.М. Время в уголовном процессе и криминалистике. М.: Юрлитинформ, 2018. 240 с.
4. Белкин Р.С. Курс криминалистики / 3-е изд., доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001.
5. Григорьев В.Н. «Новый прием» установления истины по уголовному делу - фрагментирование обстоятельств // Уголовное производство: процессуальная теория и криминалистическая практика: материалы Пятой Международной научно-практической конференции, 26-27 апреля 2018 г., Симферополь - Алушта. Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2018. С. 25-29.

Научно-теоретический журнал "Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России" № 4 (54) 2018

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (18.01.2019)
Просмотров: 27 | Теги: Расследование преступлений | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь