Пятница, 09.12.2016, 06:52
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 29.05.2012 "Дело "Дамаев (Damayev) против Российской Федерации" (жалоба N 36150/04)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ДАМАЕВ (DAMAYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <1>

(Жалоба N 36150/04)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 29 мая 2012 года)

 

--------------------------------

<1> Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 22 октября 2012 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу "Дамаев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Мирьяны Лазаровой Трайковской,

Юлии Лаффранк,

Линос-Александра Сисилианоса,

Эрика Месе, судей,

а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 10 мая 2012 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

1. Дело было инициировано жалобой N 36150/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Имар-Али Муталиевичем Дамаевым (далее - заявитель) 7 октября 2004 г.

2. Интересы заявителя представляли юристы неправительственной организации "Правозащитный центр "Мемориал" (далее - ПЦ "Мемориал"), зарегистрированной в г. Москве. Интересы властей Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук, а затем Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 11 января 2008 г. Европейский Суд решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть поступившую жалобу в приоритетном порядке, а также уведомить об этой жалобе власти Российской Федерации. В соответствии с положениями пункта 3 бывшей статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу по существу одновременно с решением вопроса о ее приемлемости.

4. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы и рассмотрения жалобы по существу. Рассмотрев возражение властей, Суд отклонил его.

 

ФАКТЫ

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель, 1961 года рождения, проживает в селе Ригахой, расположенном в Шатойском районе Чеченской Республики.

6. Заявитель был женат на Майдат Цинцаевой, 1975 года рождения. Супруги являлись родителями шестерых детей: Умара, 1994 года рождения, Жарадат, 2000 года рождения, Джанеты, 2000 года рождения, Умара-Хаджи, 2002 года рождения, Зуры, 2003 года рождения, и Зары, 2003 года рождения, Дамаевых.

 

A. Смерть родственников заявителя

 

1. Версия заявителя

 

7. 8 апреля 2004 г. заявитель направился на кладбище, находящееся за пределами села Ригахой. Умар Дамаев находился в школе. Жена заявителя и пятеро младших детей были дома.

8. 8 апреля 2004 г., примерно в 13.30, два военных самолета подлетели к селу Ригахой и начали его бомбить. Бомбежка длилась около 20 или 30 минут. Примерно в 14.00 или 14.30 окраины села бомбили два других военных самолета.

9. Заявитель услышал звуки взрывов, когда находился на кладбище. Он бросился обратно в село. Добравшись туда, он увидел, что его дом полностью разрушен. Затем заявитель обнаружил тела своей жены и пятерых детей. Умар Дамаев, которого не было дома во время воздушного налета, остался жив.

10. Позднее в тот же день шестеро погибших членов семьи заявителя были похоронены.

 

2. Информация, предоставленная властями Российской Федерации

 

11. В 1983 году М. построил дом в селе Ригахой без получения разрешения на строительство. Право на владение домом им зарегистрировано не было.

12. В 2000 году М. выехал из своего дома, а семья Дамаевых незаконно его заняла.

13. В начале апреля 2004 года государственный орган, ответственный за проведение контртеррористической кампании в Чеченской Республике <1>, получил информацию о том, что в окрестностях сел Ригахой и Терсенаул скрывается группа из 30 боевиков, планирующих проведение терактов. Оба села в то время не были заселены.

--------------------------------

<1> Так в оригинале (примеч. переводчика).

 

14. В целях защиты гражданского населения и в связи с невозможностью проведения наземных военных операций в этом районе штаб, возглавлявший операцию по борьбе с терроризмом, решил провести точечную воздушную бомбардировку базы боевиков.

15. 8 апреля 2004 г., в 14.30, четыре самолета Су-25 выпустили ракеты по месту нахождения базы боевиков. Боевики были уничтожены.

16. Незаселенные села и строения, включая дом, занимавшийся семьей Дамаевых, от ракет не пострадали.

17. 8 апреля 2004 г. сдетонировал артиллерийский снаряд, хранившийся в доме заявителя. От взрыва погибли жена и пятеро детей заявителя.

 

B. Расследование обстоятельств гибели родственников заявителя

 

1. Версия заявителя

 

18. 8 апреля 2004 г. жители села Ригахой сообщили о бомбардировке и гибели родственников заявителя в военную комендатуру Шатойского района.

19. 12 апреля 2004 г. заявитель подал жалобу в отношении гибели своих родственников в Шатойский районный отдел внутренних дел.

20. 13 апреля 2004 г., около 11.00, в село вошла группа военных. Они не назвали себя, однако один из военных сказал, что он является сотрудником военной прокуратуры. Военные сообщили заявителю, что, согласно их источникам, в районе села Ригахой был нанесен удар по боевикам. Они также заявили, что оснований для возбуждения уголовного дела не имеется, поскольку дом взорвался из-за газового баллона или фугаса. Военные осмотрели развалины дома заявителя. Заявитель просил, чтобы тела его родственников были эксгумированы. Военные ответили, что с ними нет судебно-медицинского эксперта, и пообещали провести эксгумацию позже.

21. 13 апреля 2004 г. сотрудник ПЦ "Мемориал" прибыл в село Ригахой и сфотографировал место происшествия. Жители села Ригахой обыскали развалины дома заявителя и нашли в воронке фрагмент с номером бомбы. Они также эксгумировали тела родственников заявителя, и сотрудник ПЦ "Мемориал" сфотографировал их. В тот же день жители села увидели другой самолет, летевший в районе села Ригахой.

22. В неустановленную дату заявитель обратился в Прокуратуру Чеченской Республики с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту смерти его родственников и предоставлении ему статуса потерпевшего.

23. 24 сентября 2005 г. брат заявителя, Муталип Дамаев, обратился с заявлением в прокуратуру Веденского района о предоставлении информации о ходе расследования обстоятельств гибели родственников заявителя в селе Ригахой. Он не получил какого-либо ответа.

24. 23 августа 2007 г. представители заявителя обратились с заявлением в военную прокуратуру Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации (далее - ОГВ (с)) о предоставлении им информации о ходе расследования обстоятельств смерти родственников заявителя.

 

2. Информация, предоставленная властями Российской Федерации

 

25. 12 апреля 2004 г. в военную прокуратуру ОГВ (с) поступил телефонный звонок от председателя Правительства Чеченской Республики, который сообщил, что 8 апреля 2004 г., в 14.30, М. Дамаева и пятеро ее детей были убиты в результате воздушной бомбардировки.

26. 13 апреля 2004 г. сотрудники военной прокуратуры ОГВ (с) осмотрели место происшествия. Согласно протоколу проведения осмотра, составленному в тот же день, на месте происшествия находилось разрушенное каменное здание без крыши. Одна стена здания была полностью разрушена, две других - частично разрушены, одна стена осталась нетронутой. Среди обломков здания лежали две подушки, одеяло и металлические кухонные принадлежности. Там же находились два бытовых газовых баллона, один из которых был продырявлен. Следователи взяли пробы почвы и собрали металлические фрагменты. Рядом со зданием также имелись хозяйственные постройки, некоторые из которых были недостроены. В одной из них имелось конское стойло. В другом здании были обнаружены спрятанные в пластиковую бутылку 35 патронов калибра 5,45 мм. В третьем строении следователи обнаружили 17 холостых патронов калибра 7,62 мм. Также там имелись стойла для крупного рогатого скота, не получившие повреждений. На расстоянии около 1,5 - 2 км от здания была обнаружена воронка от разрыва снаряда.

27. 16 апреля 2004 г. военная прокуратура ОГВ (с) начала расследование по делу N 34/00/0015-04d <2> по признакам преступления, предусмотренного частью третьей статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) (причинение смерти по неосторожности двум или более лицам).

--------------------------------

<2> Так в оригинале (примеч. редактора).

 

28. Следователи допросили в качестве свидетелей заявителя и еще трех человек: Е., Х. и А.

29. 23 апреля 2004 г. место происшествия вновь было осмотрено в присутствии Муталипа Дамаева. В соответствии с дополнительным протоколом осмотра перед фасадом разрушенного здания имелось конусообразное углубление размером 3,2 м в длину, 2,2 м в ширину и 0,9 м в глубину. Расстояние от центра углубления до основания фасада стены составляло два метра. Муталип Дамаев пояснил, что углубление представляло собой воронку, оставленную снарядом 8 апреля 2004 г. Следователи обнаружили в воронке восемь металлических фрагментов и 20 фрагментов вокруг здания. Также в 6,7 м от центра воронки был найден металлический фрагмент. По словам специалиста, это была часть стабилизатора артиллерийского снаряда. Муталип Дамаев пояснил, что его брат принес домой этот фрагмент задолго до 8 апреля 2004 г. Следователи также обнаружили три других воронки от снарядов соответственно в 49, 131 и 158 метрах от центра первой воронки. В каждой из них находились металлические фрагменты.

30. В неустановленную дату были проведены взрывотехническая, авиационно-техническая и судебно-медицинская экспертизы.

31. Взрывотехническая экспертиза установила, что воронка на месте дома семьи Дамаевых появилась в результате разрыва артиллерийского осколочно-фугасного снаряда, то есть снаряда, меньшего по размерам, чем авиационная бомба. Последствия взрыва не похожи на последствия взрыва авиационной бомбы. Фрагменты снаряда, обнаруженные на месте происшествия, позволяют установить, что он не был выпущен из орудийного ствола, что доказывает, что снаряд взорвался из-за внешнего нагрева. На месте происшествия были обнаружены газовые баллоны и горелка, что соответствовало предположению о том, что снаряд подвергался внешнему воздействию.

32. 23 апреля 2004 г. сотрудники военной прокуратуры ОГВ (с) эксгумировали тела членов семьи заявителя.

33. Судебно-медицинская экспертиза установила, что смерть Майдат Цинцаевой, Жарадат, Джанеты, Умара-Хаджи, Зуры и Зары Дамаевых была вызвана травмами, причиненными им в результате разрушения дома, блокирования дыхательных путей рыхлой почвой либо по причине сдавления тела тяжелыми твердыми объектами. Отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие о том, что эти травмы могли быть причинены в результате взрыва. Точное время и причины их смерти было невозможно установить из-за отказа родственников разрешить проведение аутопсии.

34. Одежда погибших не была повреждена, что доказывает, что их смерть не была вызвана взрывом авиационной бомбы.

35. В отчете авиационно-технической экспертизы было указано, что пилоты, проводившие атаку с воздуха, и должностные лица, ответственные за планирование операции, не нарушили каких-либо правил или инструкций.

36. Следствие установило, что решение военного командования о бомбардировке района являлось законным и обоснованным. Пилоты, выполнившие поставленную перед ними задачу, не нарушили каких-либо законов. Дом семьи Дамаевых был уничтожен по причине спровоцированного самими потерпевшими взрыва артиллерийского снаряда, который хранился в доме. Между действиями летчиков и гибелью семьи Дамаевых отсутствовала причинно-следственная связь.

37. 16 августа 2005 г. уголовное дело было прекращено за отсутствием в действиях военнослужащих состава преступления.

38. Несмотря на сформулированные в явной форме запросы Европейского Суда, власти Российской Федерации отказались предоставить документы уголовного дела, за исключением протоколов осмотра места происшествия от 13 апреля 2004 г. и дополнительного осмотра места происшествия от 23 апреля 2004 г. К протоколу от 13 апреля 2004 г. был приобщен ряд фотографий, на которых предположительно изображались остатки дома заявителя. Тем не менее низкое качество фотографий, присланных по факсу, не позволяет произвести изучение места происшествия или идентифицировать объекты, изображенные на них. Опираясь на информацию, полученную из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, власти государства-ответчика заявили, что раскрытие информации, собранной в ходе предварительного следствия, нарушит права сторон в уголовном процессе и, таким образом, нарушит статью 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ).

 

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

39. Краткое изложение соответствующего внутригосударственного законодательства см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Исаева и другие против Российской Федерации" (Isayeva and Others v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалобы N 57947/00 - 57949/00 <1>, §§ 108 - 126).

--------------------------------

<1> Сборник "Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация" N I/2005.

 

ПРАВО

 

I. Предполагаемые нарушения статьи 2 Конвенции

 

40. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 2 Конвенции, на то, что его жена и дети были лишены жизни представителями государства и органы государственной власти не провели эффективного расследования данного обстоятельства. Статья 2 Конвенции гласит следующее:

"1. Право каждого на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во время исполнения смертного приговора, вынесенного судом за совершенное преступление, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа".

 

A. Доводы сторон

 

1. Власти Российской Федерации

 

41. Власти Российской Федерации оспорили данный довод.

42. Власти Российской Федерации с самого начала утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты в отношении своей жалобы в соответствии со статьей 2 Конвенции. Во-первых, им не было инициировано гражданское судопроизводство с требованием о компенсации ущерба, причиненного незаконными действиями государственных органов. Во-вторых, заявитель не подал каких-либо жалоб в суд на действия или бездействие следователей. В-третьих, он не обжаловал в суд постановление прокурора от 16 августа 2005 г. о прекращении расследования.

43. Власти Российской Федерации указывали, что родственники заявителя были убиты в результате взрыва артиллерийского снаряда, незаконно хранившегося в их доме, а не в результате атаки с воздуха. Они пришли к выводу о том, что гибель родственников заявителя не была связана с действиями представителей государства.

44. Власти Российской Федерации также отметили, что село Ригахой по состоянию на 8 апреля 2004 г. являлось ненаселенным и, таким образом, органам, ответственным за планирование воздушной атаки, не было известно о том, что семья заявителя могла находиться в этом районе. Заявитель не зарегистрировал должным образом свое место жительства, и от федеральных сил вследствие этого нельзя было ожидать, что при планировании операции они могли учесть возможные жертвы среди мирного населения.

45. Кроме того, власти государства-ответчика настаивали на том, что расследование обстоятельств смерти родственников заявителя было эффективным. В частности, они отметили, что были приняты следующие следственные меры: были допрошены четыре свидетеля, был дважды произведен осмотр места происшествия, а также проведены три вида экспертиз. Вскрытие тел не было проведено, поскольку заявитель сам не дал на это разрешения. Следствие установило, что смерть Дамаевых не была вызвана бомбардировкой с воздуха. Уголовное дело в отношении военнослужащих было прекращено ввиду отсутствия в их действиях состава преступления. Прокуратуры, которые занимались расследованием, были независимы в своих действиях.

 

2. Заявитель

 

46. Заявитель продолжал настаивать на своих жалобах. Он подчеркивал, что не был уведомлен о решении от 16 августа 2005 г. и, следовательно, не мог его обжаловать. Он также отмечал, что следственные органы ни разу не информировали его о ходе расследования. Заявитель также сомневался в том, что жалоба в суд была бы эффективным средством правовой защиты в его случае, так как некоторые ключевые свидетели не смогли бы позволить себе ездить в другой район Чеченской Республики для того, чтобы присутствовать на судебном заседании. Он также заявил, что гражданско-правовые средства, предложенные властями Российской Федерации, не предоставили бы ему каких-либо шансов на успех.

47. Заявитель также утверждал, что власти государства-ответчика не обосновали свое утверждение о том, что его семья погибла в результате взрыва артиллерийского снаряда. Он считал, что его отказ на разрешение вскрытия тел членов его семьи не освобождал государственные органы от обязанности получить подробную информацию о причинах их смерти.

48. Заявитель указывал, что расследование было неэффективным, а допрос свидетелей и осмотр места преступления были произведены с задержкой. Кроме того, хотя власти Российской Федерации и сослались на определенные следственные действия, они не предоставили каких-либо документов в этой связи.

 

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

49. Европейский Суд рассмотрит доводы сторон, касающиеся заявлений властей Российской Федерации о неисчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, в свете положений Конвенции и своей соответствующей прецедентной практики (см. их обобщенное изложение в Постановлении Европейского Суда по делу "Эстамиров и другие против Российской Федерации" (Estamirov and Others v. Russia) от 12 октября 2006 г., жалоба N 60272/00 <1>, §§ 73 - 74).

--------------------------------

<1> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 4/2008.

 

50. Европейский Суд отмечает, что правовая система Российской Федерации в принципе предусматривает два способа обращения за помощью к суду для потерпевших от незаконных и преступных действий государства или его представителей, а именно гражданско-правовые и уголовно-правовые средства защиты.

51. Европейский Суд при рассмотрении ряда подобных дел уже устанавливал применительно к гражданскому иску о взыскании компенсации вреда, причиненного предположительно незаконными действиями или неправомерным поведением представителей государства, что эта процедура сама по себе не может считаться эффективным средством правовой защиты в контексте требований, предъявляемых в рамках статьи 2 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хашиев и Акаева против Российской Федерации" (Khashiyev and Akayeva v.Russia) от 24 февраля 2005 г., жалобы N 57942/00 и 57945/00 <2>, §§ 119 - 121). С учетом вышеуказанного Европейский Суд подтверждает, что заявители были не обязаны прибегать к гражданско-правовым средствам защиты.

--------------------------------

<2> Там же. N 12/2005.

 

52. Что касается уголовно-правовых средств защиты, предложенных властями Российской Федерации, таких как обжалование решения от 16 августа 2005 г. о прекращении расследования и подача жалобы в суд на действия или бездействие прокуратуры, Европейский Суд отмечает, что информация о гибели членов семьи заявителя была доведена до сведения компетентных органов 8 апреля 2004 г. (см. § 25 настоящего Постановления), а расследование их убийства началось 16 апреля 2004 г. (см. § 27 настоящего Постановления). Заявитель и власти государства-ответчика разошлись в своей оценке эффективности расследования.

53. Европейский Суд полагает, что данная часть возражения властей Российской Федерации поднимает вопросы, затрагивающие эффективность расследования, которые тесно связаны с существом жалоб заявителя по статье 2 Конвенции. В связи с этим Европейский Суд принимает решение исследовать данное возражение при рассмотрении существа жалобы и считает, что этот вопрос должен быть рассмотрен ниже.

54. Кроме того, Европейский Суд считает, в свете доводов сторон, что жалоба поднимает серьезные вопросы факта и права согласно Конвенции. Она не является явно необоснованной по смыслу подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции, а также не является неприемлемой для рассмотрения по существу по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Следующая страница

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (28.10.2015)
Просмотров: 172 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016