Четверг, 25.05.2017, 00:24
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 28.05.2014 "Дело "Елисеев (Yeliseyev) против Российской Федерации" (жалоба N 21594/05)

ЕЛИСЕЕВ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(YELISEYEV V. RUSSIA)

(Жалоба N 21594/05)

 

АННОТАЦИЯ ДЕЛА

 

Заявитель, ссылаясь на статью 6 Конвенции, жаловался на то, что отмена в порядке надзора вынесенных в его пользу решений Свердловского районного суда г. Белгорода и Белгородского областного суда, которые вступили в законную силу, привела к нарушению его права на справедливое судебное разбирательство. Кроме того, заявитель со ссылкой на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции утверждал, что отмена этих решений нарушила его право беспрепятственно пользоваться своим имуществом.

Европейский Суд объявил жалобу заявителя приемлемой. Европейский Суд постановил, что по делу допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, но не усмотрел необходимости рассматривать жалобу на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Компенсация. Европейский Суд обязал государство-ответчика выплатить заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

[неофициальный перевод] <1>

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ЕЛИСЕЕВ (YELISEYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <1>

(Жалоба N 21594/05)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 28 мая 2014 года)

 

--------------------------------

<1> Настоящее Постановление вступило в силу. В его текст могут быть внесены редакционные изменения (примеч. редактора).

<2> Перевод с французского языка.

 

По делу "Елисеев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:

Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,

Эрика Месе,

Дмитрия Дедова, судей,

а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,

проведя заседание за закрытыми дверями 6 мая 2014 г.,

вынес в этот день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

1. Дело было инициировано жалобой N 21594/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Валерием Николаевичем Елисеевым (далее - заявитель) 1 июня 2005 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявитель утверждал, что отмена судом надзорной инстанции вынесенных в его пользу судебных решений, которые вступили в законную силу, привела к нарушению его права на справедливое судебное разбирательство и его права беспрепятственно пользоваться своим имуществом.

4. 3 мая 2010 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

ФАКТЫ

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель 1964 года рождения проживает в поселке Майском Белгородской области.

6. В августе 2001 года заявитель заключил с государственным учреждением "Белгородская государственная технологическая академия строительных материалов" (далее - БелГТАСМ) <3> три договора долевого участия в строительстве трех квартир. Согласно этим договорам также предусматривалось, что с момента оплаты указанные квартиры переходят в собственность заявителя.

--------------------------------

<3> С 2003 года это Белгородский государственный технологический университет (примеч. редактора).

 

7. БелГТАСМ расторгла договоры в одностороннем порядке. Заявитель обратился в суд, чтобы тот обязал ответчика продолжить исполнение договоров и присудил заявителю компенсацию ущерба. Он утверждал, что расторжение договоров в одностороннем порядке являлось необоснованным, так как он ни разу не нарушил своих обязательств. БелГТАСМ подала встречный иск о признании соответствующих договоров недействительными.

8. 24 сентября 2002 г. Свердловский районный суд г. Белгорода (далее - районный суд), рассмотрев все документы, содержащиеся в материалах дела, и заслушав показания множества свидетелей, оставил поданный БелГТАСМ встречный иск без удовлетворения. Районный суд частично удовлетворил исковые требования заявителя и обязал БелГТАСМ продолжить исполнение договоров, отметив, в частности, следующее:

"...Таким образом, согласно статье 310 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик не может ссылаться на какие-либо юридические основания одностороннего отказа от исполнения своих обязательств. Кроме того, отсутствуют юридические основания для удовлетворения встречного иска о признании заключенных договоров недействительными.

В деле нет объективных обстоятельств, позволяющих установить несоблюдение истцом сроков оплаты, которая производилась даже с опережением графика...".

9. БелГТАСМ обжаловала это решение в кассационном порядке. Она утверждала, что районный суд не рассмотрел ее довод о том, что при заключении договоров была допущена ошибка.

10. 3 декабря 2002 г. Белгородский областной суд (далее - областной суд) отклонил кассационную жалобу БелГТАСМ и оставил без изменения решение суда первой инстанции, которое в тот же день вступило в законную силу.

11. В неустановленную дату в декабре 2002 года БелГТАСМ подала первую надзорную жалобу, которая была оставлена без удовлетворения без указания причин.

12. 24 сентября 2004 г. районный суд по ходатайству БелГТАСМ восстановил срок на подачу надзорной жалобы.

13. 9 декабря 2004 г. президиум областного суда отменил решение от 24 сентября 2002 г. и постановление от 3 декабря 2002 г. и направил дело в районный суд. Президиум пришел к выводу, что нижестоящие суды не рассмотрели довод БелГТАСМ о правомерности расторжения договоров в одностороннем порядке в связи с несоблюдением заявителем установленных в них сроков оплаты.

14. 11 мая 2005 г. районный суд оставил все исковые требования заявителя без удовлетворения. 28 июня 2005 г. областной суд, рассмотрев кассационную жалобу, оставил указанное решение без изменения.

15. 6 октября 2005 г. заявителю банковским переводом были возмещены суммы, уплаченные им в порядке исполнения спорных договоров, в размере 971 714 рублей 40 копеек.

 

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика

 

16. Обзор положений соответствующего внутригосударственного законодательства и практики его применения, имеющих отношение к пересмотру судебных решений в порядке надзора в спорный период времени, см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Борщевский против Российской Федерации" (Borshchevskiy v. Russia) от 21 сентября 2006 г., жалоба N 14853/03 <1>, §§ 31 - 35.

--------------------------------

<1> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2008.

 

ПРАВО

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

17. Заявитель утверждал, что отмена судом надзорной инстанции вынесенных в его пользу судебных решений, которые вступили в законную силу, привела к нарушению его права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного статьей 6 Конвенции, которая предусматривает следующее:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".

 

A. Приемлемость жалобы

 

18. Европейский Суд отмечает, что жалоба в данной части не является явно необоснованной по смыслу положений подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что она не является неприемлемой для рассмотрения по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

B. Существо жалобы

 

19. Власти Российской Федерации не согласились с утверждениями заявителя. Они считали, что в настоящем деле отмена судебных решений являлась обоснованной из-за существенного упущения, а именно несоблюдения принципа состязательности. Нижестоящие суды не рассмотрели довод, выдвинутый БелГТАСМ в свою защиту, о том, что она расторгла договоры из-за несоблюдения заявителем установленных сроков оплаты. К тому же судьи, рассматривавшие дело, не установили всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, вследствие чего их решения были незаконными.

20. Европейский Суд напоминает свою неизменную прецедентную практику, согласно которой отмена окончательного и вступившего в законную силу судебного решения в порядке надзора может привести к тому, что право на суд одного из участников судебного разбирательства станет иллюзорным, и подорвать принцип правовой определенности (см. среди прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Riabykh v. Russia) от 24 июля 2003 г., жалоба N 52854/99 <1>, §§ 56 - 58).

--------------------------------

<1> Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".

 

21. Европейский Суд признает, что простая возможность возобновить производство по делу prima facie <2> отвечает требованиям Конвенции (см. применительно к производству по уголовным делам Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации" (Nikitin v. Russia), жалоба N 50178/99 <3>, § 57, ECHR 2004-VIII) и что при определенных обстоятельствах вступившее в силу и обязательное к исполнению судебное решение может быть пересмотрено. Однако Европейский Суд приходил к выводу, что отступление от принципа правовой определенности является оправданным только в том случае, если оно необходимо в силу существенных и убедительных обстоятельств (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", § 52). Европейский Суд ранее подчеркивал, что право на пересмотр судебных решений не должно осуществляться в произвольном порядке (см. Постановление Европейского Суда по делу "Петров против Российской Федерации" (Petrov v. Russia) от 21 декабря 2006 г., жалоба N 7061/02 <4>, § 17), а некоторые особые обстоятельства дела могут указывать на то, что использованный порядок возобновления производства по делу посягает на самую суть справедливого судебного разбирательства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации", там же).

--------------------------------

<2> Prima facie (лат.) - судя по имеющимся данным, в порядке опровержимой презумпции, первоначально, предположительно (примеч. редактора).

<3> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2005.

<4> Там же. N 12/2008.

 

22. Как отмечает Европейский Суд, власти государства-ответчика утверждали, что отмена решений внутригосударственных судов была вызвана желанием исправить существенное упущение. Таким образом, Европейскому Суду необходимо установить, соответствует ли это утверждение действительности.

23. Прежде всего Европейский Суд констатирует, что в настоящем деле вступившие в силу судебные решения были отменены через два года после того, как они стали окончательными и подлежащими исполнению и как закончилась неудачей первая попытка БелГТАСМ добиться пересмотра дела в порядке надзора в декабре 2002 года. В то же время власти государства-ответчика не дали каких-либо объяснений по поводу того, почему эта попытка не увенчалась успехом.

24. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что первая попытка была предпринята в то время, когда действовал Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, не предусматривающий сроков подачи надзорной жалобы. Вторая же надзорная жалоба была подана на основании положений нового Гражданского процессуального кодекса, согласно которому ее можно было подать в течение одного года. Однако переходные положения, действовавшие на момент вступления в силу этого Кодекса, согласно толкованию, данному Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, допускали возможность обжалования в порядке надзора любого судебного решения, вступившего в силу до 1 февраля 2003 г. Кроме того, через 24 месяца БелГТАСМ получила еще одну возможность оспорить вступившие в силу судебные решения, причем она даже не была обязана приводить серьезные и веские основания для продления срока подачи надзорной жалобы.

25. Далее Европейский Суд напоминает, что пересмотр вступившего в силу и подлежащего исполнению судебного решения допускается лишь в исключительных обстоятельствах, а не просто потому, что по делу нужно получить иное решение (см. упоминавшиеся выше Постановления Европейского Суда). Во-первых, Европейский Суд уже имел возможность отметить, что основания для отмены судебных решений в кассационном порядке во многом совпадают с основаниями для отмены или пересмотра судебных решений в порядке надзора (см. среди многих других примеров упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Борщевский против Российской Федерации", § 48). В настоящем деле несмотря на то, что БелГТАСМ воспользовалась возможностью обжаловать спорное решение в кассационном порядке, власти государства-ответчика не предоставили каких-либо доказательств, например, кассационной жалобы или протокола судебного заседания, позволяющих установить, что при рассмотрении дела судом кассационной инстанции было указано такое серьезное, с точки зрения БелГТАСМ, упущение, как то, что судья, рассматривавший дело, не принял во внимание один из доводов, которые она привела в свою защиту.

26. Во-вторых, говоря об исключительном характере обстоятельств, оправдывающих отмену судебных решений, Европейский Суд отмечает, что в определенных случаях безосновательное отклонение того или иного решающего довода одного из участников судебного разбирательства может привести к нарушению статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Руис Ториха против Испании" (Ruiz Torija v. Spain) от 9 декабря 1994 г., жалоба N 18390/91, § 29). Однако Европейский Суд не может прийти к выводу о том, что в настоящем деле имеются "исключительные обстоятельства", наличия которых требует его прецедентная практика, по следующим соображениям.

27. Европейский Суд обращает внимание на то, что при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций БелГТАСМ ссылалась в свою защиту на предполагаемую недействительность договоров, являющихся предметом спора. Не упуская из виду, что в решении суда надзорной инстанции данному аргументу не уделялось какого-либо внимания, хотя в нем и рассматривался довод о правомерности расторжения договоров в одностороннем порядке, Европейский Суд отмечает, что довод о недействительности договоров был подробно и всесторонне проанализирован судом первой инстанции с изучением различных документов и заслушиванием множества свидетельских показаний (см. § 8 настоящего Постановления).

28. Относительно довода о том, что одностороннее расторжение договоров со стороны БелГТАСМ оправдывалось невыполнением заявителем своих обязательств, его также рассмотрел районный суд, пусть даже и по инициативе самого заявителя. Фактически на основании просьбы заявителя обязать БелГТАСМ продолжить исполнение спорных договоров районный суд пришел к выводу о том, что заявитель не нарушал своих договорных обязательств и что, следовательно, у БелГТАСМ не было оснований прекращать исполнение договоров (см. § 7 настоящего Постановления). Остается выяснить, выдвигала ли БелГТАСМ еще и довод о том, что решение районного суда является недостаточно обоснованным.

29. Европейский Суд не усматривает в деле доказательств, позволяющих предположить, что БелГТАСМ действительно выдвигала этот довод. По этому поводу Европейский Суд отмечает, что власти государства-ответчика не предоставили каких-либо документов, например, копий различных поданных БелГТАСМ жалоб или протоколов судебного заседания, подтверждающих данное предположение. В связи с этим Европейский Суд не может установить, что при рассмотрении дела судом первой инстанции БелГТАСМ выдвинула довод о невыполнении заявителем своих договорных обязательств достаточно ясно и четко, чтобы суду первой инстанции потребовалось дать более подробные пояснения по данному факту (см. в качестве примера противоположной ситуации упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Руис Ториха против Испании", § 30).

30. Кроме того, Европейский Суд напоминает, что встречный иск БелГТАСМ был подробно рассмотрен районным судом (см. § 27 настоящего Постановления). В связи с этим Европейский Суд не усматривает в деле каких-либо оснований, говорящих о том, что районный суд не рассмотрел бы столь же тщательно и второй довод в ее защиту, если бы подобный довод действительно был выдвинут.

31. Ранее Европейский Суд уже приходил к выводу о том, что ни одна из сторон не может добиваться пересмотра вступившего в законную силу и подлежащего исполнению судебного решения только для того, чтобы добиться повторного рассмотрения дела и получить по нему новое решение (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", § 52). Аналогичным образом, ни одна из сторон не может прибегать к этой процедуре только для исправления упущений, допущенных при ее защите в судах первой и второй инстанций.

32. При таких обстоятельствах, учитывая, что власти государства-ответчика представили недостаточно доказательств, Европейский Суд не может не согласиться с доводом заявителя о том, что в связи с отменой решения от 24 сентября 2002 г. и постановления от 3 декабря 2002 г., вынесенных в его пользу, по делу было допущено нарушение принципа правовой определенности, которое не оправдывалось настоятельной общественной необходимостью. Следовательно, по делу имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

II. Предполагаемое нарушение статьи 1

Протокола N 1 К Конвенции

 

33. Заявитель утверждал, что по делу было допущено нарушение его права беспрепятственно пользоваться своим имуществом, так как отмена упомянутых выше судебных решений лишила его возможности приобрести в собственность три квартиры. Заявитель ссылался на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции.

34. Власти Российской Федерации оспорили этот довод и считали, что отмена данных судебных решений являлась обоснованной.

35. Европейский Суд отмечает, что решением от 24 сентября 2002 г., которое было оставлено без изменения судом кассационной инстанции, районный суд обязал БелГТАСМ продолжить исполнение своих договорных обязательств в отношении заявителя. Впоследствии БелГТАСМ расторгла договоры, поскольку заявитель не выполнил своих договорных обязательств, и внутригосударственные суды признали ее действия правомерными. Денежные средства, внесенные заявителем в порядке исполнения этих договоров, были ему возмещены.

36. В данных обстоятельствах и с учетом вывода по вопросу о нарушении статьи 6 Конвенции (см. § 32 настоящего Постановления) Европейский Суд объявляет эту жалобу приемлемой для рассмотрения по существу, но считает, что отсутствует необходимость рассматривать вопрос о том, было ли по делу допущено нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. в качестве примера применения аналогичного подхода, mutatis mutandis <1>, Постановление Европейского Суда по делу "Куринный против Российской Федерации" (Kurinnyy v. Russia) от 12 июня 2008 г., жалоба N 36495/02, §§ 35 - 38, в котором приводятся ссылки на другие постановления Европейского Суда по данному вопросу).

--------------------------------

<1> Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (примеч. редактора).

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

37. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

38. Заявитель считал, что его незаконно лишили права собственности на три квартиры, и в связи с этим требовал выплатить ему сумму, соответствующую их стоимости с учетом текущих цен на недвижимость, в размере 3 253 965 рублей. По его утверждениям, он также понес ущерб из-за того, что ему не возместили средств, внесенных им в 2001 году, и в связи с этим заявитель просит выплатить 1 200 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

39. Власти Российской Федерации отмечали, что 6 октября 2005 г. заявителю были возмещены внесенные им суммы в размере 971 714 рублей. Кроме того, они уточнили, что в пункте 2.5 договоров было прямо сказано, что в случае возмещения внесенных сумм они не подлежат индексации. В связи с этим власти Российской Федерации обращали внимание на то, что по делу не было установлено, действительно ли заявителю был причинен ущерб в указанном им размере. Относительно морального вреда власти государства-ответчика отмечали, что суммы, выплаты которых требует заявитель в качестве компенсации предположительно причиненного ему морального вреда, являются чрезмерными и не соответствуют прецедентной практике Европейского Суда.

40. Как и власти государства-ответчика, Европейский Суд не усматривает в деле причинно-следственной связи между установленным нарушением Конвенции и материальным ущербом, который, как утверждает заявитель, был ему причинен, и отклоняет соответствующие требования. Вместе с тем Европейский Суд считает нужным присудить заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

41. Заявитель не выдвинул требований по данному основанию, поэтому Европейский Суд считает излишним присуждать ему какую-либо сумму в качестве возмещения судебных расходов и издержек.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

42. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО

 

1) объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что отсутствует необходимость рассматривать жалобу на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 2 000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с заявителя в связи с переводом этой суммы в российские рубли по курсу, действующему на день выплаты;

(b) по истечении указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на указанные суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей в период невыплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшиеся требования заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на французском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 28 мая 2014 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда

Ханлар ГАДЖИЕВ

Заместитель Секретаря Секции Суда

Андре ВАМПАШ

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (26.11.2015)
Просмотров: 180 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь