Воскресенье, 04.12.2016, 19:16
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 24.10.2013 "Дело "Довлетукаев и другие (Dovletukayev and others) против Российской Федерации" (Часть 3)

2. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

(a) Жалоба N 7821/07, "Довлетукаев против Российской Федерации"

197. Показания свидетелей, а также документы, собранные заявителем, подтверждают, что его сын, Аслан Довлетукаев, был похищен из своего дома в селе Автуры 9 января 2004 г. группой вооруженных лиц, которые использовали военную технику, и что его тело было найдено спустя несколько дней со следами насилия (см., например, §§ 8 - 11, 25, 33 - 35 настоящего Постановления). С учетом имеющихся в распоряжении Европейского Суда материалов он считает, что заявитель представил доказательства prima facie, что сын заявителя был похищен, а затем убит представителями государства при изложенных им обстоятельствах.

198. Власти Российской Федерации не предоставили таких документов из материалов уголовного дела, которые дали бы удовлетворительное и убедительное объяснение рассматриваемым событиям, а также каким-либо иным образом не опровергли утверждения заявителя.

199. Принимая во внимание перечисленные выше общие принципы, Европейский Суд считает установленным, что представленные сторонами доказательства показывают "вне всяких разумных сомнений", что Аслан Довлетукаев был задержан представителями государства 9 января 2004 г. в селе Автуры и затем убит, находясь под их полным контролем.

(b) Жалоба N 10937/10, "Магамадова против Российской Федерации"

200. Показания свидетелей, а также документы, собранные заявительницей, подтверждают, что ее сын Хизир Гулмутов был похищен из своего дома в селе Курчалой 30 декабря 2002 г. группой вооруженных лиц, которые использовали военную технику, и что его тело было найдено спустя несколько дней со следами насилия (см., например, §§ 53 - 54, 59 и 71 - 73 настоящего Постановления). С учетом имеющихся в распоряжении Европейского Суда материалов он считает, что заявительница представила доказательства prima facie, что ее сын был похищен, а затем убит представителями государства при изложенных ею обстоятельствах.

201. Власти государства-ответчика не предоставили таких документов из материалов уголовного дела, которые дали бы удовлетворительное и убедительное объяснение рассматриваемым событиям, а также каким-либо иным образом не опровергли утверждения заявительницы.

202. Принимая во внимание перечисленные выше общие принципы, Европейский Суд считает установленным, что представленные сторонами доказательства показывают "вне всяких разумных сомнений", что Хизир Гулмутов был задержан представителями государства 30 декабря 2002 г. в селе Курчалой и затем убит, находясь под их полным контролем.

(c) Жалоба N 14046/10, "Тазуркаева и другие против Российской Федерации"

(i) В отношении Ислама Тазуркаева

203. Показания свидетелей, а также документы, собранные заявительницами, подтверждают, что их родственник Ислам Тазуркаев был похищен 20 января 2001 г. группой вооруженных лиц, которые использовали военную технику, и что его тело было найдено спустя несколько дней со следами насилия (см., например, §§ 80, 93, 94 и 96 настоящего Постановления). С учетом имеющихся в распоряжении Европейского Суда материалов он считает, что заявительницы представили доказательства prima facie, что их родственник был похищен, а затем убит представителями государства при изложенных ими обстоятельствах.

204. Власти государства-ответчика не предоставили таких документов из материалов уголовного дела, которые дали бы удовлетворительное и убедительное объяснение рассматриваемым событиям, а также каким-либо иным образом не опровергли утверждения заявительниц.

205. Принимая во внимание общие принципы, а также позицию Европейского Суда, изложенную в упоминавшемся выше Постановлении по делу "Лулуев и другие против Российской Федерации", Европейский Суд считает установленным, что представленные сторонами доказательства показывают "вне всяких разумных сомнений", что Ислам Тазуркаев был задержан представителями государства 20 января 2001 г. в г. Грозном и затем, находясь под их полным контролем, убит.

(ii) В отношении Абубакара Тазуркаева

206. Показания свидетелей, а также документы из уголовного дела, предоставленные заявительницами, подтверждают (см., например, §§ 106, 114, 119, 123 и 126 настоящего Постановления), что Абубакар Тазуркаев был похищен в Новых Алдах 8 сентября 2003 г. группой вооруженных военнослужащих. С учетом имеющихся в распоряжении Европейского Суда материалов он считает, что заявительницы представили доказательства prima facie, что их родственник был похищен представителями государства при изложенных ими обстоятельствах.

207. Власти государства-ответчика не предоставили таких документов из материалов уголовного дела, которые дали бы удовлетворительное и убедительное объяснение рассматриваемым событиям, а также каким-либо иным образом не опровергли утверждения заявительниц.

208. Принимая во внимание перечисленные выше общие принципы, Европейский Суд считает установленным, что Абубакар Тазуркаев был похищен 8 сентября 2003 г. представителями государства в селе Новые Алды. В связи с отсутствием каких-либо сведений о нем с этого времени и, учитывая, что такое задержание является угрожающей жизни ситуацией (см. §§ 194 и 195 настоящего Постановления), Европейский Суд считает, что Абубакар Тазуркаев должен считаться умершим после его непризнаваемого задержания.

(d) Жалоба N 32782/10, "Хуцаева против Российской Федерации"

209. Показания свидетелей, а также документы, собранные заявительницей, подтверждают, что ее муж Супьян Хуцаев был похищен из своего дома в селе Гехи 26 февраля 2001 г. группой вооруженных лиц, которые использовали военную технику, и что его тело было найдено спустя несколько дней со следами насилия (см., например, §§ 132, 135, 138 и 158 и 159 настоящего Постановления). С учетом имеющихся в распоряжении Европейского Суда материалов он считает, что заявительница представила доказательства prima facie, что ее муж был похищен, а затем убит представителями государства при изложенных ею обстоятельствах.

210. Власти государства-ответчика не предоставили таких документов из материалов уголовного дела, которые дали бы удовлетворительное и убедительное объяснение рассматриваемым событиям, а также каким-либо иным образом не опровергли утверждения заявительницы.

211. Принимая во внимание перечисленные выше общие принципы, Европейский Суд считает установленным, что предоставленные сторонами доказательства показывают "вне всяких разумных сомнений", что Супьян Хуцаев был задержан представителями государства 26 февраля 2001 г. в селе Гехи и затем убит, находясь под полным их контролем.

(e) Выводы

212. Европейский Суд находит, что во всех четырех жалобах родственники заявителей были похищены группами вооруженных мужчин в форме, которые, судя по их поведению, проводили спецоперацию. Эти группы лиц свободно проезжали через блокпосты, использовали технику, которую, по-видимому, не мог использовать никто другой, кроме представителей государства. Утверждения заявителей были подтверждены показаниями очевидцев, которые были собраны или самими заявителями или в ходе расследования. В своих обращениях к властям заявители постоянно утверждали, что их родственники были задержаны представителями государства. Внутригосударственные расследования также приняли представленные заявителями фактические предположения и предприняли меры для того, чтобы выяснить, были ли федеральные силы вовлечены в похищение. Как видно из документов, следователи рассматривали версию похищения, совершенного военнослужащими, как единственную или основную и считали правдоподобным изложение событий заявителями.

213. Власти Российской Федерации не оспаривали обстоятельств похищения и обнаружения тел похищенных родственников заявителей. Аргументы властей ограничивались ссылками на незавершенность уголовных расследований или имели характер предположения и противоречили доказательствам, имеющимся в распоряжении Европейского Суда. В любом случае они были недостаточны, чтобы освободить власти государства-ответчика от бремени доказывания, возлагаемого на него в подобных случаях.

214. В изложении обстоятельств задержания родственников заявителей, которые рассматриваются как опасные для жизни, и последующего обнаружения их тел, за исключением тела Абубакара Тазуркаева, содержатся достаточные элементы для того, чтобы Суд сделал выводы о проведении спецоперации и, таким образом, о полном контроле государства над задержанными (см. среди многих прочих примеров упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Аслаханова и другие против Российской Федерации", § 114). Факты в данном деле определенно указывают на то, что смерть родственников заявителей явилась частью той же самой последовательности событий, что и похищение, и подтверждают вывод, что родственники заявителей стали жертвами внесудебных казней со стороны представителей государства после их непризнаваемого задержания (см. среди прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу "Хачукаев против Российской Федерации" (Khachukayev v. Russia) от 23 апреля 2009 г., жалоба N 28148/03, § 122, и Постановление Европейского Суда по делу "Шахгириева и другие против Российской Федерации" (Shakhgiriyeva and Others v. Russia) от 8 января 2009 г., жалоба N 27251/03 <1>, § 175).

--------------------------------

<1> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 1/2012.

 

215. Что касается Абубакара Тазуркаева, то его задержание при угрожающих жизни обстоятельствах и отсутствие каких-либо сведений о нем в течение нескольких лет приводят Европейский Суд к выводу, что он должен считаться умершим после непризнаваемого задержания представителями государства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Аслаханова и другие против Российской Федерации", §§ 113 - 115).

 

IV. Предполагаемое нарушение статьи 2 Конвенции

 

216. Заявители жаловались со ссылкой на статью 2 Конвенции, что их родственники были задержаны и убиты представителями государства и что власти не провели эффективного расследования этих обстоятельств. Статья 2 Конвенции гласит:

"1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа".

 

A. Доводы сторон

 

217. Власти Российской Федерации утверждали, что внутригосударственными расследованиями не было получено каких-либо доказательств того, что родственники заявителей были убиты, находясь под контролем государства. Они также отметили, что сам по себе факт отсутствия конкретных результатов следственных действий или незначительных результатов расследования не означает, что со стороны следственных органов имели место какие-либо упущения. Власти Российской Федерации заявили, что были предприняты все необходимые действия в соответствии с обязательством провести эффективное расследование.

218. Заявители настаивали на своих жалобах.

 

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

219. Европейский Суд с учетом предоставленных сторонами доводов считает, что жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, подпадающие под действие Конвенции, для решения которых необходимо рассмотрение жалобы по существу. Следовательно, жалоба на нарушение статьи 2 Конвенции должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

2. Существо жалобы

 

(a) Предполагаемое нарушение права на жизнь родственников заявителей

220. Европейским Судом уже установлено, что все родственники заявителей, за исключением Абубакара Тазуркаева, были убиты после непризнаваемого задержания представителями государства. Что касается Абубакара Тазуркаева, то Европейский Суд находит, что он должен считаться умершим. В отсутствие каких-либо доводов для оправдания их смерти, которые власти Российской Федерации могли бы представить, Европейский Суд считает, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в ее материальном аспекте в отношении Аслана Довлетукаева, Хизира Гулмутова, Ислама и Абубакара Тазуркаевых, Супьяна Хуцаева.

(b) Предполагаемая неадекватность расследования похищений

221. Европейский Суд уже установил, что уголовное дело не является эффективным средством правовой защиты в отношении расследования исчезновений, которые произошли, в частности, в Чеченской Республике с 1999 по 2006 год, и что такая ситуация согласно Конвенции следует из системной проблемы на внутригосударственном уровне (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Аслаханова и другие против Российской Федерации", §§ 217 и 219). Во многих подобных случаях, ранее рассмотренных Европейским Судом, расследования велись в течение нескольких лет без таких ощутимых результатов, как установление личностей виновных или судьбы пропавших без вести родственников заявителей. Хотя обязанность эффективно расследовать имеет отношение к средствам, а не результатам, Европейский Суд отмечает, что уголовное расследование по каждому из четырех дел, возбужденных в районной прокуратуре, характеризуется совокупностью тех же недостатков, которые были указаны в Постановлении по делу "Аслаханова и другие против Российской Федерации" (§§ 123 - 125). По каждому из рассматриваемых дел были приняты несколько решений о приостановлении расследования, после чего имели место периоды бездействия, что еще больше снизило перспективы раскрытия преступлений. Не было предпринято каких-либо мер ни по одному из четырех уголовных дел с целью установить личности и допросить военнослужащих, которых могли бы опознать свидетели, или документально установить как участвовавших в спецоперации.

222. Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд заключает, что властями государства-ответчика не было проведено эффективного уголовного расследования обстоятельств похищения и гибели Аслана Довлетукаева, Хизира Гулмутова, Ислама и Абубакара Тазуркаевых, Супьяна Хуцаева в нарушение статьи 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

 

V. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

 

223. Заявительницы по делу "Тазуркаева и другие против Российской Федерации" (жалоба N 14046/10) жаловались со ссылкой на статью 3 Конвенции, что в результате исчезновения их родственника Абубакара Тазуркаева они испытали душевные страдания. Статья 3 Конвенции гласит:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию".

 

A. Доводы сторон

 

224. Власти Российской Федерации утверждали, что исчезновение Абубакара Тазуркаева, несомненно, стало причиной эмоционального шока заявительниц. Тем не менее не было установлено вне разумных сомнений, что представители государства были причастны к его похищению, поэтому власти государства-ответчика не могут нести ответственность за моральные страдания заявительниц. Меры, предпринятые властями в ответ на запросы заявительниц, не нарушали требования статьи 3 Конвенции. Все меры были предприняты в соответствии с законодательством Российской Федерации, и заявительницы получили ответы на все свои жалобы и запросы.

225. Заявительницы утверждали, что они являлись близкими родственницами Абубакара Тазуркаева и активно искали помощи у властей с целью установить его местонахождение. Несмотря на свои многочисленные попытки, они не получили убедительного объяснения или информации о том, что случилось с их близким родственником после его задержания. По их мнению, то, каким образом власти отреагировали на их просьбы, представляет собой нарушение статьи 3 Конвенции.

 

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

226. Европейский Суд отмечает, что жалоба на нарушение статьи 3 Конвенции не представляется явно необоснованной по смыслу подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

2. Существо жалобы

 

227. Европейский Суд уже устанавливал во многих случаях, что в ситуации насильственного исчезновения близкие родственники могут быть признаны жертвами нарушения статьи 3 Конвенции. Суть подобных нарушений заключается не столько в самом факте "исчезновения" члена семьи, но в большей степени в том, какова реакция и позиция властей в момент, когда данная ситуация доведена до их сведения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Орхан против Турции" (Orhan v. Turkey) от 18 июня 2002 г., жалоба N 25656/94, § 358, и Постановление Европейского Суда по делу "Имакаева против Российской Федерации" (Imakayeva v. Russia) от 9 ноября 2006 г., жалоба N 35869 <1>, § 164). Если известию о смерти пропавшего без вести лица предшествовал достаточно длительный период, когда он или она считались исчезнувшими, то имеется определенный период времени, в течение которого заявители страдали от неопределенности, тревоги и стресса, характерных для особого феномена исчезновений (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Аслаханова и другие против Российской Федерации", § 133).

--------------------------------

<1> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 2/2008.

 

228. Европейский Суд повторяет свои выводы относительно ответственности государства за похищение и непроведение эффективного расследования для установления судьбы пропавших мужчин. Он считает, что заявительницы, которые являются близкими родственницами исчезнувших людей, должны быть признаны жертвами нарушения статьи 3 Конвенции, так как они испытали стресс и пережили страдания в связи с этим и/или продолжают страдать в результате неспособности установить судьбу членов их семей, а также по причине отказа властей рассмотреть надлежащим образом их жалобы.

 

VI. Предполагаемое нарушение статьи 5 Конвенции

 

229. Заявители также утверждали, что их родственники были задержаны в нарушение гарантий, предусмотренных статьей 5 Конвенции, которая в соответствующих частях гласит:

"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

... (c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения...

2. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию".

 

A. Доводы сторон

 

230. По мнению властей Российской Федерации, у следствия отсутствуют данные, подтверждающие, что родственники заявителей были задержаны представителями государства и находились под стражей в государственных учреждениях.

231. Заявители настаивали на своей жалобе.

 

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

232. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

2. Существо жалобы

 

233. Европейский Суд ранее уже указывал на фундаментальную важность гарантий статьи 5 Конвенции для обеспечения права любого лица в демократическом государстве не подвергаться произвольному задержанию. Вместе с тем Европейский Суд отмечал, что безвестное задержание лица является полным отрицанием названных гарантий статьи 5 Конвенции и серьезнейшим нарушением ее положений (см. Постановление Европейского Суда по делу "Чичек против Турции" ( v. Turkey) от 27 февраля 2001 г., жалоба N 25704/94, § 164, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Лулуев и другие против Российской Федерации", § 122).

234. Европейский Суд уже установил, что родственники заявителей были задержаны представителями государства и впоследствии были убиты. Их задержание не было санкционировано, не было зафиксировано в рапортах, и в отношении одного из них, Абубакара Тазуркаева, невозможно официально проследить его дальнейшую судьбу или местонахождение.

235. С учетом изложенного Европейский Суд приходит к выводу, что Аслан Довлетукаев, Хизир Гулмутов, Ислам и Абубакар Тазуркаевы и Супьян Хуцаев были подвергнуты безвестному задержанию без каких бы то ни было гарантий согласно статье 5 Конвенции. Это является особенно серьезным нарушением права на свободу и безопасность, гарантированного статьей 5 Конвенции.

 

VII. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

236. Заявители жаловались на то, что они были лишены эффективных средств защиты в отношении вышеупомянутых нарушений, что противоречит статье 13 Конвенции, которая гласит:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

 

A. Доводы сторон

 

237. Власти Российской Федерации утверждали, что в распоряжении заявителей имелись эффективные средства правовой защиты и власти не препятствовали их праву воспользоваться такими средствами. Заявители могли оспорить в суде действия следователей и могли также требовать компенсации ущерба.

238. Заявители настаивали на своих жалобах.

 

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

239. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

2. Существо жалобы

 

240. Европейский Суд повторяет, что в подобных обстоятельствах, если уголовное расследование по факту смерти и исчезновения было неэффективным, то это делает неэффективными и все другие средства защиты, в том числе гражданско-правовые. Соответственно, имеет место несоблюдение государством обязательства по статье 13 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Хашиев и Акаева против Российской Федерации", § 183).

241. Европейский Суд напоминает, что из ряда предшествующих постановлений видно, что уголовные расследования подобного рода дел особенно неэффективны. Отсутствие результатов расследования по делам о похищении и смерти Аслана Довлетукаева, Хизира Гулмутова, Ислама Тазуркаева и Супьяна Хуцаева и уголовного дела по факту похищения и исчезновения Абубакара Тазуркаева делает недоступными на практике любые другие возможные средства правовой защиты.

242. Следовательно, имело место нарушение статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 2 Конвенции по делам "Довлетукаев против Российской Федерации" (жалоба N 7821/07), "Магамадова против Российской Федерации" (жалоба N 10937/10) и "Хуцаева против Российской Федерации" (жалоба N 32782/10) и нарушение статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьями 2 и 3 Конвенции по делу "Тазуркаева и другие против Российской Федерации" (жалоба N 14046/10).

243. Что касается ссылок заявителей на нарушение статьи 5 Конвенции, Европейский Суд считает, что при данных обстоятельствах нет оснований отдельно рассматривать вопрос о нарушении статьи 13 Конвенции в связи со статьей 5 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Азиевы против Российской Федерации", § 118, и Постановление Европейского Суда по делу "Алихаджиева против Российской Федерации" (Alikhadzhiyeva v. Russia) от 5 июля 2007 г., жалоба N 68007/01 <1>, § 96).

--------------------------------

<1> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 3/2008.

 

VIII. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

244. Европейский Суд рассмотрел другие жалобы, поданные заявителями со ссылками на статьи 3 и 8 Конвенции. С учетом всех имеющихся у него материалов и насколько эти жалобы относятся к его компетенции Европейский Суд считает, что они не содержат признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Таким образом, указанные жалобы объявлены неприемлемыми для рассмотрения по существу и должны быть отклонены в соответствии с подпунктом "a" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

IX. Применение статьи 41 Конвенции

 

245. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне"

 

A. Материальный ущерб и моральный вред

 

1. Жалоба N 7821/07, "Довлетукаев против Российской Федерации"

 

246. Заявитель требовал 40 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

247. Власти Российской Федерации утверждали, что запрашиваемая сумма являлась неоправданной и чрезмерной.

 

2. Жалоба N 10973, "Магамадова против Российской Федерации"

 

248. Заявительница требовала 500 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

249. Власти Российской Федерации утверждали, что запрашиваемая сумма являлась неоправданной и чрезмерной.

 

3. Жалоба N 14046/10, "Тазуркаева и другие против Российской Федерации"

 

250. Первая заявительница требовала 1 316 607 рублей (приблизительно 31 200 евро) в качестве компенсации материального ущерба в связи с потерей финансовой поддержки ее сыновей - Ислама и Абубакара Тазуркаевых, которые являлись кормильцами семьи. Она выполнила свои расчеты с учетом минимального прожиточного минимума, предусматриваемого законодательством Российской Федерации и актуарными Таблицами Огдена (Ogden Actuary Tables) <2>.

--------------------------------

<2> Разработанные соответствующим департаментом Правительства Соединенного Королевства таблицы, используемые Европейским Судом для расчета денежного ущерба в случаях гибели или исчезновения лица (примеч. переводчика).

 

251. Все заявительницы требовали компенсации морального вреда, который они оценили в 140 000 евро.

252. Власти Российской Федерации сочли эти требования необоснованными, так как первая заявительница не представила документов, подтверждающих размер доходов ее сыновей. Что касается требований всех заявительниц в части компенсации морального вреда, то власти государства-ответчика заявили, что они были завышены и что признание факта нарушения Конвенции само по себе является достаточной компенсацией.

 

4. Жалоба N 32782/10, "Хуцаева против Российской Федерации"

 

253. Заявительница требовала 500 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

254. Власти Российской Федерации утверждали, что запрашиваемая сумма являлась неоправданной и чрезмерной.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

255. Интересы заявительницы в деле "Магамадова против Российской Федерации" (жалоба N 10937/10) представляли Д. Ицлаев и М. Иризбаева. Общая сумма требуемого возмещения, связанного с юридическим представительством, составила 5 103 евро, куда вошли расходы на составление юридических документов, услуги переводчика, административные и почтовые расходы. Заявительница предоставила копии соглашений об оказании юридических услуг и счета, подтверждающие издержки и расходы.

256. Интересы заявителей по делам "Тазуркаева и другие против Российской Федерации" (жалоба N 14046/10) и "Хуцаева против Российской Федерации" (жалоба N 32782/10) представляли юристы неправительственной организации "Правовая инициатива по России". Общая сумма требуемого возмещения, связанного с юридическим представительством, составила 4 682 и 4 263 евро соответственно, куда вошли расходы на составление юридических документов, услуги переводчика, административные и почтовые расходы. Заявители предоставили копии соглашений об оказании юридических услуг и счета, подтверждающие издержки и расходы.

257. Власти Российской Федерации оспорили эти заявления в каждом случае, указав, что требования являлись необоснованными, так как из них не было ясно, что эти расходы действительно были понесены.

 

B. <1> Мнение Европейского Суда

--------------------------------

<1> Так в тексте оригинала. Очевидно, это ошибка в нумерации разделов Постановления (примеч. переводчика).

 

258. Европейский Суд напоминает, что должна существовать четкая причинно-следственная связь между ущербом, заявленным заявителями, и нарушением Конвенции и что это может в соответствующих случаях включать утрату заработков. Европейский Суд также считает, что компенсации утраты заработка могут требовать ближайшие родственники исчезнувшего лица, включая супругов, престарелых родителей и несовершеннолетних детей (см. среди прочих примеров упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Имакаева против Российской Федерации", § 213).

259. В случаях нарушения Конвенции Европейский Суд может согласиться, что заявителям был причинен моральный ущерб, который, в свою очередь, не может быть компенсирован лишь признанием факта нарушений, и может назначить финансовую компенсацию.

260. Относительно судебных расходов и издержек Европейский Суд прежде всего должен установить, были ли понесены в действительности расходы и издержки, указанные представителями заявителей, и являлись ли они необходимыми (см. Постановление Европейского Суда по делу "Макканн и другие против Соединенного Королевства" (McCann and Others v. United Kingdom) от 27 сентября 1995 г., Series A, N 324, § 220, и Постановление Европейского Суда по делу "Фадеева против Российской Федерации" (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00 <2>, ECHR 2005-IV, § 147).

--------------------------------

<2> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.

 

261. Принимая во внимание сделанные выводы, вышеуказанные принципы и доводы сторон, Европейский Суд присуждает заявителям суммы, подробно перечисленные в Приложении II, плюс любой налог, который может быть взыскан с заявителей в связи с этими суммами. Суммы компенсации судебных расходов и издержек должны быть перечислены на банковские счета представителей, указанные заявителями.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежа

 

262. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) решил объединить производства по жалобам;

2) объявил жалобы, касающиеся статей 2 и 3 Конвенции в отношении душевных страданий заявительниц по делу "Тазуркаева и другие против Российской Федерации" (жалоба N 14046/10), 5 и 13 Конвенции приемлемыми для рассмотрения по существу, и остальные жалобы - неприемлемыми;

3) постановил, что имело место нарушение материально-правового аспекта статьи 2 Конвенции в отношении родственников заявителей: Аслана Довлетукаева, Хизира Гулмутова, Ислама и Абубакара Тазуркаевых, Супьяна Хуцаева;

4) постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи с непроведением эффективного расследования обстоятельств похищения и смерти Аслана Довлетукаева, Хизира Гулмутова, Ислама Тазуркаева и Супьяна Хуцаева и исчезновения Абубакара Тазуркаева;

5) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении заявительниц по делу "Тазуркаева и другие против Российской Федерации" (жалоба N 14046/10), в связи с испытанными ими душевными страданиями;

6) постановил, что имело место нарушение статьи 5 Конвенции в отношении родственников заявителей, которые подверглись незаконному задержанию;

7) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 2 Конвенции по делам "Довлетукаев против Российской Федерации" (жалоба N 7821/07), "Магамадова против Российской Федерации" (жалоба N 10937/10) и "Хуцаева против Российской Федерации" (жалоба N 32782/10) и нарушение статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьями 2 и 3 Конвенции по делу "Тазуркаева и другие против Российской Федерации" (жалоба N 14046/10);

8) постановил, что не возникает отдельных вопросов в соответствии со статьей 13 Конвенции в отношении заявленных нарушений по статье 5 Конвенции;

9) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителям суммы, указанные в Приложении II, а также любой налог, который может быть взыскан с заявителей; конвертируемые в рубли по курсу на дату выплаты. Что касается возмещения расходов и издержек, понесенных представителями заявителей, то они должны быть выплачены на банковские счета представителей, указанные заявителями, платежи должны быть осуществлены в евро для заявителей, которых представляла неправительственная организация "Правовая инициатива по России", и в рублях для тех, кого представляли Д. Ицлаев и М. Иризбаева;

(b) по истечении указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей в период невыплаты, плюс три процента;

10) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 24 октября 2013 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Председатель Палаты Суда

Изабель БЕРРО-ЛЕФЕВР

 

Секретарь Секции Суда

Серен НИЛЬСЕН

 

Приложение I

ДАННЫЕ О ЖАЛОБАХ

 

N п/п

Номер жалобы, дата подачи

Представители

Имя заявителя, год рождения

Отношение к пропавшему лицу

Похищенный (фамилия, имя, год рождения)

Дата предполагаемого похищения/обнаружение тела

1

7821/07, "Довлетукаев против Российской Федерации", 29.12.2006

А. Рыжов и О. Садовская, адвокаты, практикующие в г. Нижнем Новгороде

Шарип Довлетукаев, 1949 года рождения

Отец

Аслан Довлетукаев, 1973 года рождения

09.01.2004, тело найдено 17.01.2004

2

10937/10, "Магамадова против Российской Федерации", 22.02.2010

Д. Ицлаев и М. Иризбаева, адвокаты, практикующие в г. Грозном, Чеченская Республика

Тамара Магамадова, 1949 года рождения

Мать

Хизир Гулмутов, 1982 года рождения

30.12.2002, тело найдено 08.01.2003

3

14046/10, "Тазуркаева и другие против Российской Федерации", 05.03.2010

Неправительственная организация "Правовая инициатива по России"

Таус Тазуркаева, 1942 года рождения;

Луиза Тазуркаева, 1971 года рождения;

Лаура Тазуркаева, 1977 года рождения;

Арбият Абуева, 1960 года рождения

Мать, сестры

а) Ислам Тазуркаев, 1968 года рождения; б) Абубакар Тазуркаев, 1962 года рождения

а) 20.01.2002, тело найдено 05.03.2001;

б) 08.09.2003, тело не найдено

4

32782/10, "Хуцаева против Российской Федерации", 24.05.2010

Неправительственная организация "Правовая инициатива по России"

Марьят Хуцаева, 1941 года рождения

Жена

Супьян Хуцаев, 1936 года рождения

26.02.2001, тело найдено 04.03.2001

 

 

Приложение II

 

СУММЫ КОМПЕНСАЦИИ, ПРИСУЖДЕННЫЕ ЕВРОПЕЙСКИМ СУДОМ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 41 КОНВЕНЦИИ

 

N п/п

Номер и наименование жалобы

Представитель

Материальный ущерб

Моральный вред

Судебные расходы и издержки

1

7821/07,

"Довлетукаев против Российской Федерации"

А. Рыжов и О. Садовская, адвокаты, практикующие в г. Нижнем Новгороде

-

40 000 евро (сорок тысяч евро)

-

2

10937/10,

"Магамадова против Российской Федерации"

Д. Ицлаев и М. Иризбаева, адвокаты, практикующие в г. Грозном, Чеченская Республика

-

60 000 евро (шестьдесят тысяч евро)

3 000 евро (три тысячи евро)

3

14046/10,

"Тазуркаева против Российской Федерации"

Неправительственная организация "Правовая инициатива по России"

20 000 евро (двадцать тысяч евро) первой заявительнице

120 000 евро (сто двадцать тысяч евро)

4 000 евро (четыре тысячи евро)

4

32782/10,

"Хуцаева против Российской Федерации"

Неправительственная организация "Правовая инициатива по России"

-

60 000 евро (шестьдесят тысяч евро)

3 000 евро (три тысячи евро)

 

Часть 1   Часть 2   Часть 3

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (07.10.2015)
Просмотров: 152 | Теги: европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016