Среда, 20.09.2017, 23:02
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 23.10.2012 "Дело "Григорьев (Grigoryev) против Российской Федерации" (жалоба N 22663/06)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ГРИГОРЬЕВ (GRIGORYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <1>

(Жалоба N 22663/06)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 23 октября 2012 года)

 

--------------------------------

<1> Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 23 января 2013 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу "Григорьев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Мирьяны Лазаровой Трайковской,

Ханлара Гаджиева,

Линос-Александра Сисилианоса,

Эрика Месе, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 2 октября 2012 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

1. Дело было инициировано жалобой N 22663/06, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Вячеславом Ивановичем Григорьевым (далее - заявитель) 12 мая 2006 г.

2. Интересы заявителя представляла Е. Мишина. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что во время задержания он был подвергнут жестокому обращению со стороны сотрудников органов внутренних дел и что власти не провели надлежащего расследования в связи с этим фактом. Он также жаловался на чрезмерную длительность рассмотрения его уголовного дела.

4. 2 декабря 2009 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации. Европейский Суд также принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с решением вопроса о ее приемлемости (бывший пункт 3 статьи 29 Конвенции).

 

ФАКТЫ

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель родился в 1939 году и проживает в г. Москве.

 

A. Уголовное дело в отношении заявителя

 

6. В 1996 - 1999 годах заявитель и его партнеры, действующие от имени организации под названием региональная общественная Ассоциация "Народное землепользование", которую они учредили ранее, приобрели земельные участки вокруг г. Москвы, предназначавшиеся исключительно для сельскохозяйственного использования, и затем, разделив эти участки на меньшие по размеру, передали их членам организации, заверив последних, что данные земли можно использовать под строительство.

7. 10 января 2000 г. в отношении заявителя было инициировано уголовное дело по подозрению в мошенничестве (статья 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, далее - УК РФ) и подлоге (статья 327 УК РФ).

8. 7 декабря 2000 г. заявитель был обвинен в подлоге и с него была взята подписка о невыезде.

9. В 2001 и 2002 годах заявитель дважды содержался под стражей в ходе предварительного следствия. Он находился под стражей в общей сложности шесть месяцев.

10. 25 июня 2002 г. предварительное следствие было завершено, и 12 июля 2002 г. дело было передано в Бабушкинский районный суд г. Москвы для рассмотрения. Дело касалось заявителя и еще семерых подсудимых.

11. Первое судебное слушание было назначено на 11 августа 2003 г.

12. По словам заявителя, в период с августа 2003 года по июль 2005 года дело направлялось шести различным судьям Бабушкинского районного суда г. Москвы, что означало, что при каждой замене судьи судебное разбирательство начиналось заново.

13. Судебные слушания откладывались 2, 7 и 31 октября, 6, 12 и 28 ноября и 9 и 17 декабря 2003 г., 21 января, 5 и 24 мая 2004 г. из-за плохого самочувствия троих подсудимых, которые все были лицами пожилого возраста.

14. 5 мая 2004 г. суд первой инстанции временно приостановил уголовное дело в отношении троих подсудимых, поскольку они были серьезно больны. Суд признал затянувшийся характер разбирательства.

15. 21 февраля 2006 г. суд санкционировал проведение судебно-психиатрической экспертизы заявителя и приостановил производство по делу. В неустановленную дату в декабре 2006 года (дату невозможно прочитать в соответствующем документе) материалы дела были возвращены с судебно-психиатрической экспертизы без их изучения. В сопроводительном письме было указано, что экспертиза не была проведена, поскольку заявитель дважды не явился (14 ноября и 5 декабря 2006 г.). Разбирательство было возобновлено 28 декабря 2006 г. По-видимому, данная экспертиза так и не была выполнена.

16. 15, 19 и 27 июня, 2, 10, 11, 13, 20 и 25 июля, 6, 7, 13, 14, 17, 21 и 27 августа, 10, 20, 24 и 28 сентября, 4, 11 и 15 октября 2007 г. судебные слушания переносились в связи с отсутствием заявителя и двух других подсудимых.

17. 24, 26, 29 и 31 октября, 2 и 6 ноября 2007 г. суд предписывал заявителю явиться на судебные прения и оглашение приговора, но безрезультатно.

18. В то же время, 16 октября 2007 г., дело в отношении заявителя было выделено в отдельное производство из общего дела, касавшегося остальных подсудимых.

19. По словам властей Российской Федерации, во время рассмотрения дела суд первой инстанции заслушал более 600 потерпевших и 44 свидетеля. Для ускорения судопроизводства суд огласил показания не явившихся на заседание потерпевших свидетелей и отклонил ходатайство прокурора о присутствии ряда потерпевших и свидетелей.

20. Однако, по утверждениям заявителя, в открытом судебном заседании были допрошены только 40 потерпевших, а свидетели не были допрошены.

21. 26 ноября 2007 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы рассмотрел дело заявителя и не согласился с квалификацией деяний заявителя как мошенничество и подлог. Суд первой инстанции отметил, что отсутствовали некоторые значимые признаки мошенничества и подлога. Заявитель не получил (и даже не намеревался получить) какую-либо личную выгоду из указанной схемы и не подделывал какие-либо официальные документы, а только заверил членов организации, что изменение назначения использования земельных участков и разрешений на строительство, выданных на имя организации, являлось законными действиями. Таким образом, по мнению суда, заявитель был виновен в самоуправстве, а не в мошенничестве и подлоге. Следовательно, суд признал заявителя невиновным в соответствии с частями первой и второй статьи 327 и частью третьей статьи 159 УК РФ. Суд признал заявителя виновным в соответствии с частью первой статьи 330 УК РФ в самоуправстве и приговорил его к принудительным работам на срок 200 часов. Заявитель был освобожден от исполнения наказания.

22. Заявитель подал кассационную жалобу. Он жаловался, в частности, на то, что суд первой инстанции, удалившись в совещательную комнату для вынесения приговора, решил обвинить его в преступлении, отличном от того, в котором он обвинялся первоначально.

23. 13 февраля 2008 г. Московский городской суд, действуя в качестве суда кассационной инстанции, заменил наказание в виде принудительных работ на штраф в размере 20 000 рублей и оставил в силе остальную часть приговора. Относительно обвинения заявителя в самоуправстве Московский городской суд указал, что изменение судебной квалификации действий заявителя входило в сферу полномочий суда первой инстанции. Делая такое заключение, Московский городской суд руководствовался статьей 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ).

 

B. Предполагаемое жестокое обращение со стороны сотрудников органов внутренних дел и расследование жалобы на жестокое обращение

 

24. В ночь с 6 на 7 февраля 2002 г. заявитель был задержан. По словам заявителя, сотрудники органов внутренних дел ворвались в его квартиру, надели на него наручники, избили, вытащили на улицу, затолкали в милицейскую машину и отвезли в отдел внутренних дел по району Савеловский Северного административного округа г. Москвы.

25. В отделе внутренних дел заявителю вызвали "скорую помощь", врачи которой диагностировали у него травму в области ребер.

26. 7 февраля 2002 г., в 15.30, сотрудники органов внутренних дел отвезли заявителя в травматологический пункт. Ему была сделана рентгенограмма грудной клетки и поставлен диагноз: "перелом 8 и 9-го ребер с правой стороны" (рентгенограмма от 7 февраля 2002 г. N 1339).

27. Затем заявитель был помещен в Следственный изолятор N ИЗ-50/1 <1>.

--------------------------------

<1> Так в оригинале. Возможно, имеется в виду Федеральное казенное учреждение "Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказания Российской Федерации по Московской области" (примеч. редактора).

 

28. В тот же день заявитель подал жалобу на то, что в следственном изоляторе его предположительно били по голове.

29. 8 февраля 2002 г. заявитель был допрошен в связи с обстоятельствами предполагаемых избиений. Дочь заявителя также была допрошена и утверждала, что она видела, как сотрудники органов внутренних дел толкнули заявителя в спину, он упал, а сотрудники органов внутренних дел надели на него наручники и пинали его ногами по спине и бокам. Дежурные сотрудники органов внутренних дел Б. и Ст. пояснили, что в ночь с 6 на 7 февраля 2002 г. заявителя привезли в отдел внутренних дел и по его просьбе к нему дважды вызывали "скорую помощь". Они также отмечали, что врач "скорой помощи", осматривавший заявителя, сказал, что у заявителя серьезная травма в области ребер. Сотрудник милиции Ш., отвечавший за задержание заявителя, сообщил, что врач "скорой помощи" полагал, что у заявителя мог быть перелом ребер, и сделал ему укол. Согласно утверждениям сотрудника отряда милиции особого назначения Т. задержание заявителя проходило спокойно, и он не оказывал сопротивления.

30. В неустановленную дату следователь получил справку из травматологического пункта о том, что в период с декабря 2001 года по 7 февраля 2002 г. у заявителя не было каких-либо телесных повреждений.

31. 24 апреля 2002 г. прокуратура Савеловского района г. Москвы отказала в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников органов внутренних дел за отсутствием признаков уголовно наказуемого деяния.

32. Однако 15 мая 2002 г. прокуратура г. Москвы отменила данное постановление и возбудила уголовное дело N 229435 в соответствии с частью третьей статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением силы).

33. 4 июля 2002 г. следователь допросил жену заявителя, М., которая присутствовала при задержании заявителя. Она утверждала, что 6 февраля 2002 г. ее муж, она и их дочь находились дома, когда около 23.00 кто-то начал звонить в дверь. Она не открыла дверь, поскольку было поздно. Снаружи она услышала мужские голоса. Мужчины не представились и не объяснили причину своего визита, а настойчиво продолжали звонить в дверь. М. вызвала милицию. Примерно через полчаса М. услышала звук разбившегося стекла на кухне. Несколько мужчин ворвались в квартиру через разбитое окно. Они были одеты в серую камуфляжную форму, бронежилеты, шлемы и носили высокие ботинки. Они были вооружены. Один из мужчин открыл входную дверь и несколько человек зашли в квартиру. Заявителю, М. и их дочери было приказано лечь на пол и завести руки за спину. Не дожидаясь, пока заявитель выполнит приказ и ляжет на пол, один из мужчин в камуфляжной форме толкнул заявителя на пол. Она видела, как двое мужчин одетых в камуфляжную форму и высокие ботики начали наносить удары в центральную часть тела заявителя. На заявителе было нижнее белье. Он не оказывал сопротивления. Позже М. видела заявителя в отделении милиции лежавшего на полу. Она слышала, как он жаловался на боль. Ему вызвали "скорую помощь". Позднее заявитель рассказал М., что его возили в травматологический пункт и поставили диагноз "перелом двух ребер". Он также сказал М., что телесные повреждения были нанесены ему сотрудниками органов внутренних дел.

34. 8 июля 2002 г. следователь допросил дочь заявителя, которая дала следующие показания. 6 февраля 2002 г. она и ее родители находились дома. Около 22.00 она пошла спать. Примерно после 23.00 кто-то начал звонить в дверь. Затем она услышала мужские голоса: "[Имя и отчество заявителя], откройте дверь, мы знаем, что Вы там". Они не открывали дверь, поскольку не знали, кто это был. Мужчины угрожали взломать дверь. Они сломали первую дверь. Она позвонила в милицию и сказала, что кто-то пытался проникнуть к ним в квартиру, и ей велели ждать прибытия наряда милиции. Она с родителями пошла на кухню, ожидая прибытия милиции. Затем они услышали, как были разбиты окна на балконе и балконная дверь. Двое или трое сотрудников милиции, одетые в серую камуфляжную форму, вошли на кухню. На них были шлемы и черные ботинки со стальными носами, они были вооружены. Они приказали ей и ее родителям лечь на пол. Она легла на пол, ее отец встал на четвереньки, чтобы выполнить приказ, но сотрудники, одетые в черную униформу, толкнули его в спину, и он упал лицом вниз, они начали избивать его у обеденного стола. Сотрудники надели на заявителя наручники, и двое из них начали толкать его в спину и бока. Заявитель спросил их, что они делают, на что сотрудники и другие люди в штатском, которые к тому времени вошли в кухню, ответили, что ему следовало сразу впустить их во входную дверь, а не злить их. М. просила их не трогать заявителя, сказала, что у него слабое здоровье, и просила вызвать "скорую помощь". Сотрудники попросили ее одеть заявителя. Она надела на заявителя спортивные брюки, перед этим с него сняли наручники. Затем она видела, как они стаскивали заявителя по лестнице на улицу и посадили в милицейскую машину. Позже заявитель сказал ей, что у него были сломаны два ребра.

35. 10 июля 2002 г. следователь допросил заявителя, который сообщил следующее. Двое сотрудников, одетые в черную камуфляжную форму, шлемы и в высоких ботинках, ворвались в квартиру через окно. Один из них крикнул: "Лечь мордой на землю!". Заявитель послушался и лег на пол. Сотрудники органов внутренних дел начали пинать его ногами. Они сказали ему, что бьют его за клевету на сотрудников милиции. Затем они подняли его и потащили к милицейской машине. Он не оказывал сопротивления. По его просьбе к нему дважды вызывали "скорую помощь" в отдел внутренних дел. Затем его отвезли в травматологический пункт, где у него был диагностирован перелом двух ребер.

36. 12 июля 2002 г. следователь допросил сотрудника отряда милиции особого назначения Т. Согласно его показаниям рано утром 7 февраля 2002 г. он и еще трое сотрудников отряда милиции особого назначения, Ц., А., и Л., помогали сотрудникам органов внутренних дел в проведении задержания заявителя. Он несколько раз постучал в дверь квартиры заявителя и потребовал открыть дверь, но безрезультатно. Они взломали внешнюю входную дверь, но не смогли открыть внутреннюю металлическую дверь. После этого он приказал сотрудникам Ц. и А. проникнуть в квартиру через окно с помощью альпинистского снаряжения. Ц. и А. проникли в квартиру. Затем открыли дверь для Т. и других сотрудников, ожидавших снаружи. Т. увидел заявителя, пожилого человека, который лежал на полу. Последний не высказывал каких-либо жалоб, и у него не было признаков телесных повреждений. В квартире было найдено охотничье ружье. Заявитель не оказывал сопротивления, но отказался идти садиться в милицейскую машину. После того, как с заявителя сняли наручники, Т. и другие сотрудники милиции схватили заявителя за руки и за ноги и отнесли в милицейскую машину. Заявитель не оказывал сопротивления. Сотрудники А. и Ц. сказали Т., что заявитель не оказал сопротивления, когда они ворвались в квартиру, и к нему не была применена физическая сила.

37. 15 июля 2002 г. следователь допросил сотрудников отряда милиции особого назначения Ц. и А., которые сообщили, что они проникли в квартиру заявителя через окно. Они представились сотрудниками милиции и приказали заявителю лечь на пол, что он и сделал, после чего на него надели наручники. Заявитель не оказал сопротивления, поэтому к нему не применялась физическая сила. Они также отмечали, что при использовании альпинистского снаряжения они, как правило, надевают кроссовки, а не ботинки. Они не стаскивали заявителя вниз по лестнице, но видели, как другие сотрудники заталкивали его в милицейскую машину, и он громко кричал.

38. 7 августа 2002 г. заявителю была проведена судебно-медицинская экспертиза. У него была диагностирована закрытая травма грудной клетки, причиненная тупым предметом, сопровождавшаяся переломами 8 и 9-го ребер с правой стороны, но без повреждений внутренних органов. Выявленные телесные повреждения были получены в результате нанесения ударов тяжелым тупым предметом (кулаком или ногой в ботинке). Указанные телесные повреждения причинили здоровью заявителя вред средней тяжести. Эксперт не располагал достаточным материалом для того, чтобы установить время, когда эти телесные повреждения могли быть нанесены (заключение эксперта от 7 августа 2002 г. N 358/02).

39. 9 августа 2002 г. следователь допросил сотрудника органов внутренних дел Ш., отвечавшего за задержание заявителя. Он утверждал, что 6 февраля 2002 г., около 21.00, он, сотрудники органов внутренних дел К. и С. и еще двое сотрудников органов внутренних дел пошли по адресу, по которому проживал заявитель. Они безуспешно пытались попасть в квартиру до полуночи, после чего Ш. позвонил дежурному сотруднику отдела внутренних дел и попросил прислать сотрудников отряда милиции особого назначения. Через некоторое время прибыли четверо сотрудников отряда милиции особого назначения. Двое из них проникли в квартиру через окно. Ш. слышал звук разбившегося стекла и какую-то суматоху, ему показалось, что в квартире происходила борьба. Спустя несколько минут дверь в квартиру открылась, сначала вошли двое сотрудников отряда милиции особого назначения и осмотрели квартиру, затем вошли сотрудники органов внутренних дел. Жена заявителя называла сотрудников отряда милиции особого назначения "садистами" и "фашистами" и спрашивала: "Зачем вы его так?". Она также говорила что-то о порванном ботинке и просила вызвать "скорую помощь" для ее мужа. Сотрудники отряда милиции особого назначения, которые проникли в квартиру через окно, были в кроссовках. Заявитель лежал на полу на кухне лицом вниз, на руки, которые были заведены за спину, были надеты наручники. На нем было нижнее белье. По просьбе Ш. дочь заявителя одела на заявителя спортивные брюки. Затем Ш. снял с заявителя наручники, чтобы он мог встать и пройти в милицейскую машину. Однако заявитель отказался вставать, он стонал и называл сотрудников отряда милиции особого назначения "садистами". Он не сказал, что подвергся какому-либо насилию со стороны сотрудников отряда. Ш. отметил, что заявитель был весь в поту, и предположил, что тот оказал сопротивление во время задержания. Заявитель отказался пройти к милицейской машине и был доставлен туда с применением силы сотрудниками органов внутренних дел. В то же время, находясь еще в квартире, Ш. связался с дежурным сотрудником отдела внутренних дел и попросил вызвать в отделение "скорую помощь" для заявителя. Врач "скорой помощи" осмотрел заявителя в отделе внутренних дел, сказав, что у него могут быть сломаны ребра, сделал ему укол и подтвердил, что заявитель мог содержаться в следственном изоляторе.

40. 15 августа 2002 г. уголовное дело было прекращено. Следователь, изучив вышеуказанные доказательства, пришел к выводу о том, что у заявителя могли быть сломаны ребра, когда его заталкивали в милицейскую машину.

41. 10 сентября 2002 г. данное постановление было отменено прокурором на основании того, что следователь не допросил сотрудников органов внутренних дел Г., Н. и Сам., сотрудника отряда милиции особого назначения Л. и дежурных сотрудников органов внутренних дел В. и Ст., не провел очную ставку между заявителем, его женой, дочерью и сотрудниками отряда милиции особого назначения Ц. и А., не допросил медицинского эксперта о том, мог ли заявитель получить телесные повреждения, когда его заталкивали в милицейскую машину.

42. 2 октября 2002 г. следователь допросил дежурившего сотрудника органов внутренних дел Б., который утверждал, что у заявителя отсутствовали видимые телесные повреждения, когда он был доставлен в отдел внутренних дел, но он начал жаловаться на боль в спине. Ему вызвали "скорую помощь". Врач "скорой помощи" осмотрел заявителя, диагностировал у него серьезную закрытую травму и сказал, что госпитализация не требовалась. Согласно показаниям дежурившего сотрудника органов внутренних дел Б. во время его дежурства никто не применял к заявителю насилия.

43. 5 октября 2002 г. была проведена очная ставка между женой заявителя и А., сотрудником органов внутренних дел. 8 и 24 октября 2002 г. была проведена очная ставка между заявителем и сотрудниками Ц. и А. Заявитель настаивал на том, что он был избит и его телесные повреждения явились результатом нанесения побоев со стороны А. и Ц.

44. 10 октября 2002 г. производство по делу было вновь прекращено. Следователь указал, что он провел очные ставки между заявителем и сотрудниками Ц. и А. и между женой заявителя и сотрудником А. Следователь пришел к заключению, что не было получено подтверждения того, что телесные повреждения были намеренно причинены заявителю сотрудниками органов внутренних дел.

45. Как только заявитель узнал о вышеуказанном постановлении, он обжаловал его законность в Тверской районный суд г. Москвы.

46. 31 января 2006 г. Тверской районный суд г. Москвы признал постановление от 10 октября 2002 г. незаконным и необоснованным и указал прокуратуре Савеловского района г. Москвы на необходимость устранения недостатков, допущенных в ходе расследования. Суд отметил, что постановление от 10 октября 2002 г. основывалось на результатах очной ставки между заявителем и сотрудником А., в то время как очная ставка была проведена только 24 октября 2002 г. Суд также указал, что следователь не объяснил, почему он не доверял показаниям заявителя, его жены и дочери, и не определил, каким образом были нанесены телесные повреждения, установленные судебно-медицинским экспертом, и не выявил противоречий в полученных показаниях.

47. 14 февраля 2006 г. производство по делу было возобновлено.

48. 22 февраля 2006 г. следователь вновь допросил заявителя. Заявитель подтвердил свою версию событий. Он также утверждал, что после его освобождения из-под стражи в июне 2002 года у него была диагностирована гематома мозга, которая была удалена посредством хирургической операции в июле 2002 года. Заявитель утверждал, что гематома была получена в результате нанесения ему побоев сотрудниками отряда милиции особого назначения. Заявитель подтвердил, что на момент задержания у него имелось охотничье ружье и что оно до сих пор у него есть, и у него имелось на него разрешение.

49. 20 марта 2006 г. производство по делу было вновь прекращено на основании того, что факт намеренного нанесения телесных повреждений заявителю сотрудниками милиции не был установлен.

50. 16 июня 2006 г. Савеловская районная прокуратура г. Москвы отменила постановление и возобновила производство по делу. Прокуратура указала на то, что в ходе дополнительного расследования было необходимо допросить всех сотрудников органов внутренних дел, которые принимали участие в задержании заявителя, допросить врача "скорой помощи", который осматривал заявителя в отделе внутренних дел, провести судебно-медицинскую экспертизу с целью установить, мог ли заявитель получить телесные повреждения (переломы ребер) в результате падения на пол (один или несколько раз) или на какую-либо иную поверхность, и определить происхождение гематомы мозга, которая была у него обнаружена позднее, в частности, могла ли она при отсутствии каких-либо видимых телесных повреждений при первичном осмотре заявителя появиться в результате удара, который не оставил видимых внешних признаков гематомы. Было также рекомендовано изучить, имелось ли правовое основание для применения физической силы сотрудниками органов внутренних дел.

51. 20 и 22 июня 2006 г. следователь допросил сотрудников органов внутренних дел Г., Ст. и Н. и вновь допросил сотрудника отряда милиции особого назначения Ц. В ходе расследования выяснилось, что не представляется возможным установить личности врачей "скорой помощи", которые осматривали заявителя в отделе внутренних дел, в связи с давностью рассматривавшихся событий. Также оказалось, что не представляется возможным провести судебно-медицинскую экспертизу с целью определения того, мог ли заявитель получить телесные повреждения в результате падения на пол, поскольку медицинская карта заявителя находилась в Бабушкинском районном суде г. Москвы.

52. 16 июля 2006 г. производство по делу было прекращено. Следователь пришел к выводу, что физическая сила была применена к заявителю сотрудниками отряда милиции особого назначения Ц. и А., когда они проникли в квартиру заявителя после его отказа выполнить их законные требования. В соответствующей части постановления говорилось следующее:

"...В соответствии с пунктом 7 статьи 11 и статьей 13 Федерального закона "О милиции" сотрудники органов внутренних дел могут задержать и содержать под стражей тех лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу, и применять физическую силу к таким лицам, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей. В настоящем деле [заявитель] отказался выполнять законные требования сотрудников органов внутренних дел, а именно вначале он не открыл дверь, а затем, когда А. и Ц. проникли в квартиру через окно... и открыли входную дверь, [заявитель] отказался пройти с ними в милицейскую машину, в результате чего к [нему] была применена физическая сила, заявитель оказал активное сопротивление, когда его сажали в машину... Принимая во внимание вышеизложенное, имеются достаточные основания полагать, что [заявитель] оказал сопротивление, когда сотрудники отряда милиции особого назначения А. и Ц. проникли в квартиру. Кроме того, сотрудники органов внутренних дел были предупреждены о том, что [заявитель] был вооружен охотничьим ружьем, и это заставило их предпринять решительные действия...".

53. 30 ноября 2006 г. Тверской районный суд г. Москвы признал постановление от 16 июля 2006 г. законным и справедливым.

54. 20 июня 2007 г. Московский городской суд, действуя в качестве суда кассационной инстанции, оставил данное судебное решение без изменения.

 

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

A. Уголовное расследование

 

55. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ, вступивший в силу 1 июля 2002 г.) гласит, что уголовное расследование может быть возбуждено следователем или прокурором по заявлению лица (статьи 140 и 146). В течение трех дней после поступления такого заявления следователь или прокурор должен провести предварительную проверку и принять одно из следующих решений: (1) о возбуждении уголовного дела при наличии причин полагать, что было совершено преступление, (2) об отказе в возбуждении уголовного дела, если по результатам расследования отсутствовали причины для возбуждения уголовного дела, или (3) о передаче жалобы компетентному следственному органу. Заявитель должен быть уведомлен о любом принятом решении. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано и направлено вышестоящему прокурору или суду общей юрисдикции (статьи 144, 145, 148 УПК РФ).

56. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает возможность судебного пересмотра решений или действий (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора, которые причинили ущерб конституционным правам и свободам заявителя. Судья уполномочен проверить законность и обоснованность действий (бездействия) и вынести одно из следующих решений: (1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, или (2) об оставлении жалобы без удовлетворения (статья 125 УПК РФ).

 

B. Сфера действия и сроки судебного разбирательства

 

57. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что дело может быть рассмотрено судом только в отношении подсудимого и тех обвинений, которые были предъявлены ему по делу. Обвинения могут быть изменены судом, только если это не ухудшает положение подсудимого или не нарушает его права на защиту (статья 252 УПК РФ).

58. В соответствии с нормами УПК РФ в течение 30 дней после получения материалов дела (14 дней, если подсудимый содержится под стражей) судья должен принять одно из следующих решений о: (1) направлении уголовного дела по подсудности, (2) назначении даты предварительного слушания, или (3) назначении даты судебного заседания (статья 227). Судебное разбирательство должно быть начато не позднее чем через 14 дней после назначения судьей даты разбирательства (часть первая статьи 233 УПК РФ). Не установлено каких-либо ограничений по назначению даты предварительного слушания. Длительность судебного разбирательства не ограничивается. Суд кассационной инстанции должен начать рассмотрение кассационной жалобы не позднее, чем через месяц после ее поступления (статья 374 УПК РФ).


Следующая страница

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (28.10.2015)
Просмотров: 308 | Теги: Евпопейский суд, ЕСПЧ, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь