Пятница, 09.12.2016, 12:41
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 23.07.2013 "Дело "Сусо Муса (Suso Musa) против Мальты" (Часть 6)

III. Предполагаемое нарушение пункта 2 статьи 5 Конвенции

 

108. Заявитель жаловался на то, что по прибытии на Мальту ему не предоставили какой-либо информации о конкретных причинах его заключения под стражу. При этом он ссылался на пункт 2 статьи 5 Конвенции, который предусматривает:

"Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение".

 

A. Доводы сторон

 

109. Власти Мальты утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственных средств правовой защиты и в любом случае его жалобы были поданы с нарушением установленного шестимесячного срока. Если, как в упоминавшемся выше деле "Лулед Массуд против Мальты", Европейский Суд придет к выводу, что для целей данной жалобы внутригосударственные средства правовой защиты отсутствовали, шесть месяцев необходимо начинать отсчитывать с момента обжалуемого бездействия. В случае заявителя началом отсчета является дата его заключения под стражу 8 апреля 2011 г., с которой до момента подачи жалобы (4 июля 2012 г.) прошло более шести месяцев.

110. Власти Мальты считали, что пункт 2 статьи 5 Конвенции не требует сообщать лицу причины его ареста каким-то определенным образом и не гарантирует возможности воспользоваться услугами адвоката. Ссылаясь на Постановление Европейского Суда по делу "Фокс, Кэмпбелл и Хартли против Соединенного Королевства" (Fox, Campbell and Hartley v. United Kingdom) от 30 августа 1990 г. (Series А, N 182), власти государства-ответчика отмечали, что заявителю были вручены распоряжение о высылке и буклет с информацией о его правах, составленный на разных языках. На практике при задержании сошедших на берег нелегальных мигрантов иммиграционная полиция сажает их в автобус, где до их сведения доводится распоряжение о высылке и сообщаются их права. В распоряжении о высылке содержится информация о сроках обжалования (три рабочих дня) и о том, что с жалобой следует обращаться в секретариат АСМ (форт Св. Эльма, г. Валлетта). Кроме того, подача жалобы не сопряжена с какими-либо особыми формальностями, и большая часть мигрантов, которые возражают против высылки, лично подает свои жалобы в АСМ в письменном виде. В любом случае по просьбе заявителя, как пояснялось в выданном буклете, дополнительную информацию могли предоставить сотрудники центра временного содержания или государственный адвокат. Далее власти Мальты указывали, что заявитель ничем не обосновал свое утверждение о том, что он не понимает по-английски, на самом деле он попросил, чтобы разбирательство в АСМ происходило на английском языке.

111. Заявитель считал, что в его деле должен применяться принцип, подтвержденный Европейским Судом в Постановлении Большой Палаты по делу "Варнава и другие против Турции" (Varnava and Others v. Turkey) (жалобы N 16064/90 - 16066/90, 16068/90 - 16073/90, § 157, ECHR 2009), согласно которому в случае, если "заявитель воспользовался вроде бы существующим средством правовой защиты и только потом ему стали известны обстоятельства, в результате которых это средство правовой защиты является неэффективным, для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции может быть целесообразно начинать отсчет шестимесячного срока с того момента, когда заявитель впервые узнал или должен был узнать об этих обстоятельствах". В настоящем деле заявитель попытался исчерпать обычные средства правовой защиты, обратившись с жалобой в АСМ и надеясь, что недостатки, о которых идет речь, можно будет устранить с помощью процедуры, которая будет введена после вынесения Постановления по делу "Лулед Массуд против Мальты", и только в ходе рассмотрения этой жалобы выяснилось, что каких-либо изменений не произошло. Жалоба в Европейский Суд поступила вскоре после окончания этого разбирательства, а значит, нельзя считать, что она была подана с нарушением установленных сроков.

112. По мнению заявителя, при его незаконном въезде на Мальту после того, как его признали "нелегальным мигрантом" с точки зрения статьи 5 Закона "Об иммиграции", ему выдали только решение о возвращении и распоряжение о высылке вместе с буклетом под названием "Ваши права, обязанности и обязательства во время содержания под стражей", составленным Министерством парламентских и внутренних дел Мальты. Качество решения о возвращении и распоряжения о высылке оставляло желать лучшего с точки зрения и содержания, и формы. Документ включал в себя стандартный текст, отпечатанный только по-английски (см. § 27 настоящего Постановления), который не сопровождался толкованием или дополнительными пояснениями, обеспечивающими его понимание адресатом. В решении о возвращении и распоряжении о высылке ничего не говорилось о заключении заявителя под стражу, его основаниях и возможностях оспорить его законность. Аналогичным образом в информационном буклете, на который ссылаются власти государства-ответчика, не содержалось абсолютно никакой информации о причинах заключения под стражу ни в целом, ни со ссылкой на конкретные обстоятельства заявителя. Заявитель отмечал, что в статье 12 указанного документа говорилось - хотя и в самых общих чертах - о возможности обратиться в АСМ, если человек полагает, что содержание его под стражей уже не является оправданным. Далее, в документе упоминалось о возможности обратиться в Совет на основании возможной необоснованности содержания лица под стражей, а не на основании его незаконности. Кроме того, хотя в документах и указывалось, что жалобу подать можно, в них не содержалось пояснений относительно того, как и на основании чего подается такая жалоба, не были указаны адрес АСМ или какие-либо другие способы связаться с АСМ, юридическими представителями или неправительственными организациями. В связи с этим заявитель утверждал, что ему так и не сообщили незамедлительно и на понятном ему языке причины его ареста и что это привело к нарушению его прав, предусмотренных пунктом 2 статьи 5 Конвенции. Даже если предположить, что причины его заключения под стражу были очевидны исходя из обстоятельств дела, заявитель считал, что в какой-то момент времени основания его содержания под стражей изменились с первой части статьи 5 Конвенции на вторую ее часть, но каких-либо разъяснений за этим не последовало. Заявитель также отмечал, что согласно прецедентной практике Европейского Суда в подобной информации должны содержаться реальные основания заключения под стражу, чтобы можно было его оспорить в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Конвенции, и что разные основания заключения под стражу требуют предоставлять информацию в разном объеме, а также предполагают разные временные рамки (при этом заявитель ссылался, например, на Постановление Европейского Суда по делу "Кабулов против Украины" (Kaboulov v. Ukraine) от 19 ноября 2009 г., жалоба N 41015/04, а также на упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Саади против Соединенного Королевства").

 

B. Мнение Европейского Суда

 

113. Европейский Суд напоминает, что пункт 2 статьи 5 Конвенции содержит основную гарантию, согласно которой любой задержанный должен знать, почему его лишают свободы. Данное положение является составной частью схемы защиты, которую обеспечивает статья 5 Конвенции: в силу ее пункта 2 каждому задержанному простым языком, доступным его пониманию, без лишних технических подробностей сообщаются основные юридические и фактические основания его задержания, чтобы он мог, если считает это целесообразным, обратиться в суд с жалобой на незаконность заключения под стражу в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Конвенции. Данную информацию нужно сообщать "незамедлительно" (англ. promptly, франц. dans le plus court ), но вся эта информация в полном объеме необязательно должна сообщаться должностным лицом, которое проводит задержание, непосредственно в момент ареста. Достаточность информации и незамедлительность ее сообщения нужно определять в каждом деле с учетом его индивидуальных особенностей (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Чонка против Бельгии", § 50, где приводятся ссылки на другие постановления Европейского Суда по данному вопросу). Кроме того, Европейский Суд напоминает, что пункт 2 статьи 5 Конвенции, как и пункт 4 этой статьи, применяется и к лицам, лишенным свободы в результате задержания, и к лицам, лишенным свободы в результате заключения под стражу (см. косвенным образом Постановление Европейского Суда по делу "Шамаев и другие против Грузии и Российской Федерации" (Shamayev and Others v. Georgia and Russia) от 19 ноября 2009 г., жалоба N 36378/02 <1>, § 414). Таким образом, пункт 2 статьи 5 Конвенции применим к делам о возможном нарушении подпункта "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции, хотя он и не требует приводить столь же подробные доводы, как в делах о возможном нарушении подпункта "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бордовский против Российской Федерации" (Bordovskiy v. Russia) от 8 февраля 2005 г., жалоба N 49491/99 <2>, § 56).

--------------------------------

<1> Опубликовано в сборнике "Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация" N I/2005.

<2> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 10/2005.

 

114. Европейский Суд считает необязательным рассматривать в связи с этим остальные возражения властей государства-ответчика, так как, по его мнению, жалоба в данной части в любом случае является неприемлемой для рассмотрения по существу по следующим основаниям.

115. Европейский Суд отмечает, что в решении о возвращении и распоряжении о высылке заявителю сообщалось, что его признали нелегальным мигрантом с точки зрения статьи 5 Закона "Об иммиграции", поскольку он прибыл на Мальту незаконно и не имел средств к существованию. Далее ему сообщили, что его пребывание на Мальте закончилось и в отношении него готовится запрет на въезд в страну, так как в его ходатайстве о добровольном выезде из страны (которое на практике он ни разу не подавал) было отказано. Европейский Суд подчеркивает, что в решении о возвращении и распоряжении о высылке, вопреки утверждениям заявителя, ему также сообщили о том, что в течение трех рабочих дней он может обжаловать в АСМ решение/распоряжение/запрет на въезд, обратившись в секретариат АСМ (форт Св. Эльмо, г. Валлетта). Однако заявитель утверждал, что нигде в решении о возвращении и распоряжении о высылке не упоминалось о том, что в связи с этой ситуацией он должен быть заключен под стражу, а также о правовых основаниях заключения его под стражу - статье 14 Закона "Об иммиграции". Тем не менее в буклете, где перечислялись права, обязанности и обязательства задержанных во время содержания под стражей (этот буклет тоже был вручен заявителю по прибытии на Мальту), пояснялось, что нелегальный мигрант может обратиться с ходатайством о получении статуса беженца и что до вынесения решения по этому ходатайству "Вы будете заключены под стражу на срок до 18 месяцев" (причем в определенных обстоятельствах этот срок мог быть продлен). Кроме того, в буклете заявителю сообщалось, помимо прочего, что любое лицо, заключенное под стражу согласно Закону "Об иммиграции", может обратиться в АСМ, если оно считает, что его содержание под стражей уже не является оправданным. Однако Европейский Суд отмечает, что эти сведения, в которых также разъяснялось только то, что до окончания рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища, которое лицо, возможно, захочет подать, оно будет содержаться под стражей, опять же не содержали юридических оснований заключения заявителя под стражу, хотя бы отчасти (применительно к содержанию под стражей до, во время или после рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища).

116. Таким образом, Европейский Суд подчеркивает, что, опираясь на информацию в решении о возвращении, в распоряжении о высылке и буклете, заявитель мог узнать, почему он содержался под стражей на различных этапах, но в этих документах не было указано конкретной правовой нормы, являющейся основанием содержания его под стражей. Европейский Суд считает это достойным сожаления, но полагает, что предоставленная заявителю информация давала ему возможность оспорить законность его заключения под стражу на основании Закона "Об иммиграции". Действительно, предоставленная информация не содержала детальных сведений о порядке оспаривания законности заключения под стражу (в отличие от оспаривания его обоснованности или обжалования изданных распоряжений). В то же время пункт 2 статьи 5 Конвенции не требует от государства вдаваться в такие подробности, особенно когда по делу не утверждается, что заявитель запрашивал более полную информацию о порядке обжалования (а заявителю по настоящему делу по содержавшимся в буклете сведениям разрешалось это сделать) и что в предоставлении этой информации ему было отказано. Следовательно, предоставленная заявителю информация соответствовала требованиям пункта 2 статьи 5 Конвенции (см. mutatis mutandis <1> упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Чонка против Бельгии", § 52).

--------------------------------

<1> Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (примеч. редактора).

 

117. Что касается выражений, в которых была изложена указанная информация, заявитель не выдвигал конкретных жалоб на то, что он не знает английского языка и не мог понять информацию, предоставленную ему в автобусе, или общаться с официальными лицами (см. mutatis mutandis Постановление Европейского Суда по делу "Галлиани против Румынии" (Galliani v. Romania) от 10 июня 2008 г., жалоба N 69273/01, § 54), а также не утверждал, что не понимает какого-то другого языка, на котором был составлен буклет. Аналогичным образом он не упоминал о своей просьбе предоставить ему переводчика и что в этом ему было отказано.

118. Соответственно, Европейский Суд полагает, что эта жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с подпунктом "a" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

IV. Применение статьи 46 Конвенции

 

119. В частях, имеющих отношение к настоящему делу, статья 46 Конвенции предусматривает следующее:

"1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами.

2. Окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением...".

120. Европейский Суд напоминает, что в силу статьи 46 Конвенции Договаривающиеся Стороны обязались исполнять окончательные постановления Европейского Суда по любому делу, по которому они являются сторонами, а надзор за исполнением постановлений будет осуществлять Комитет министров Совета Европы. Из этого следует, помимо прочего, что постановление, в котором Европейский Суд констатирует нарушение Конвенции или Протоколов к ней, налагает на государство-ответчика юридическое обязательство не только выплатить заинтересованным лицам суммы, присужденные в качестве справедливой компенсации, но и под наблюдением Комитета министров Совета Европы принять меры общего и (или), в случае необходимости, индивидуального характера, чтобы прекратить установленное Европейским Судом нарушение и устранить, насколько это возможно, его последствия (см. Постановление Европейского Суда по делу "Ментеш и другие против Турции" ( and Others v. Turkey) от 24 июля 1998 г. (в порядке применения статьи 50 Конвенции), § 24, Reports 1998-IV, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Скодзари и Джунта против Италии" (Scozzari and Giunta v. Italy), жалобы N 39221/98 и 41963/98, § 249, ECHR 2000-VIII, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Маэстри против Италии" (Maestri v. Italy), жалоба N 39748/98, § 47, ECHR 2004-I). В принципе в задачи Европейского Суда не входит определять, какие именно меры по устранению ущерба может потребоваться принять государству-ответчику для выполнения его обязательств по статье 46 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Скодзари и Джунта против Италии", Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумэреску против Румынии" ( v. Romania) (о справедливой компенсации), жалоба N 28342/95, § 20, ECHR 2001-I, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Оджалан против Турции" ( v. Turkey), жалоба N 46221/99, § 210, ECHR 2005-IV). Однако с целью помочь государству-ответчику в выполнении своих обязательств в соответствии со статьей 46 Конвенции Европейский Суд может попытается указать вид мер индивидуального и (или) общего характера, которые можно было бы принять с целью прекратить ситуацию, существование которой было им установлено (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши" (Broniowski v. Poland), жалоба N 31443/96, § 194, ECHR 2004-V, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Скоппола против Италии (N 2)" (Scoppola v. Italy) (N 2), жалоба N 10249/03, § 148, ECHR 2009, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Станев против Болгарии" (Stanev v. Bulgaria) от 17 января 2012 г., жалоба N 36760/06, § 255).

121. По мнению Европейского Суда, проблемы, выявленные в настоящем деле, впоследствии могут привести к подаче множества других обоснованных жалоб, угрожающих в будущем эффективности введенного Конвенцией механизма защиты прав человека (см. Постановление Европейского Суда по делу "Дриза против Албании" (Driza v. Albania), жалоба N 33771/02, § 122, ECHR 2007-... (извлечения)). Европейский Суд стремится к тому, чтобы облегчить быстрое и эффективное устранение недостатков внутригосударственной системы, препятствующих защите прав человека. В связи с этим, принимая во внимание ситуацию, которая была выявлена выше (см. §§ 59 - 60 настоящего Постановления, а также упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Лулед Массуд против Мальты", § 47), Европейский Суд полагает, что на внутригосударственном уровне, несомненно, следует принять меры общего характера по исполнению настоящего Постановления.

122. В данном деле Европейский Суд считает, что в связи со сделанным им выводом о нарушении пункта 4 статьи 5 Конвенции необходимо указать меры общего характера для предотвращения других подобных нарушений в будущем. Европейский Суд отмечает, что он установил нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции, так как ни одно из имеющихся в законодательстве Мальты средств правовой защиты нельзя считать безотлагательным для целей применения этого пункта. Поэтому, по мнению Европейского Суда, государство-ответчик должно прежде всего правовыми и (или) иными мерами обеспечить в своем внутригосударственном праве механизм, который позволял бы лицам, оспаривающим законность заключения их под стражу, получить решение по жалобе в допустимые Конвенцией сроки, сохраняя при этом соответствующие процессуальные гарантии. Европейский Суд напоминает, что процедура, предусмотренная пунктом 4 статьи 5 Конвенции, не всегда должна сопровождаться такими же гарантиями, как рассмотрение уголовных или гражданских дел согласно статье 6 Конвенции, но она должна иметь судебный характер и обеспечивать гарантии, соответствующие виду лишения свободы (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "А. и другие против Соединенного Королевства", § 203, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Идалов против России" (Idalov v. Russia) от 22 мая 2012 г., жалоба N 5826/03 <1>, § 161).

--------------------------------

<1> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2013.

 

123. Европейский Суд отмечает, что он также установил нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, в частности, в отношении продолжительности содержания заявителя под стражей, сопряженной с неудовлетворительными условиями в казармах, где он содержался. Принимая во внимание данный вывод, Европейский Суд рекомендует властям государства-ответчика рассмотреть возможность принять необходимые меры общего характера по обеспечению улучшения этих условий и ограничить сроки содержания под стражей таким образом, чтобы они оставались связанными с основаниями заключения под стражу нелегальных мигрантов.

 

V. Применение статьи 41 Конвенции

 

124. Статья 41 Конвенции предусматривает следующее:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

125. Заявитель требовал выплатить ему 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда вследствие нарушения статьи 5 Конвенции, и психологического ущерба, который был ему причинен за время содержания под стражей в течение 18 месяцев.

126. Власти Мальты считали, что вывод о нарушении Конвенции будет являться достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителю вреда. При этом они ссылались на прошлые дела, касающиеся предполагаемых нарушений статьи 6 Конвенции, в которых Европейский Суд считал невозможным строить догадки по поводу того, каким был бы результат судебного разбирательства, если бы обжалуемого по делу нарушения не произошло. В любом случае власти Мальты утверждали, что присужденная Европейским Судом компенсация не должна превышать 3 000 евро.

127. Европейский Суд заключает, что он установил многочисленные нарушения статьи 5 Конвенции, и считает справедливым присудить заявителю 24 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

128. Заявитель требовал выплатить ему 3 392 евро 50 центов (2 875 евро) за 49,5 часа работы адвоката из расчета 50 евро в час плюс налоги, а также административные расходы в размере 400 евро) в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных при рассмотрении дела во внутригосударственных органах власти и в Европейском Суде.

129. Власти Мальты утверждали, что в связи с рассмотрением дела во внутригосударственных органах власти (в АСМ и Апелляционном совете по делам беженцев) не следует возмещать каких-либо расходов и в любом случае сумма не должна превышать 2 000 евро.

130. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле, рассмотрев предоставленные ему документы и вышеуказанные критерии, Европейский Суд находит разумным присудить заявителю 3 000 евро в качестве компенсации расходов, понесенных в ходе разбирательства во внутригосударственных судах в Европейском Суде.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

131. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) объявил жалобу на нарушения пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции приемлемой, а в остальной части - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы:

(i) 24 000 евро (двадцать четыре тысячи евро) плюс любые налоги, которые могут подлежать уплате с этой суммы, в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 3 000 евро (три тысячи евро) плюс любые налоги, которые, возможно, должен будет уплатить заявитель, в качестве возмещения судебных расходов и издержек;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 23 июля 2013 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда

Инета ЗИЕМЕЛЕ

Заместитель Секретаря Секции Суда

Фатош АРАДЖЫ

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (01.12.2015)
Просмотров: 222 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016