Пятница, 09.12.2016, 10:44
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 23.07.2013 "Дело "Сусо Муса (Suso Musa) против Мальты" (Часть 2)

B. Соответствующее вспомогательное законодательство Мальты

 

30. Часть IV Вспомогательного акта N 217.12 "Об общих стандартах и процедурах по возвращению незаконно находящихся на Мальте граждан третьих стран" (ПУ N 81 за 2011 год) (принятого в порядке реализации Директивы Европейского парламента и Совета ЕС 2008/115/EC от 16 декабря 2008 г. "Об общих стандартах и процедурах в государствах - членах ЕС по возвращению незаконно находящихся в них граждан третьих стран" (On common standards and procedures in member States for returning illegally staying third-country nationals)) в частях, имеющих отношение к настоящему делу, предусматривает следующее:

"...Статья 11

1. Положения части IV не применяются к гражданам третьих стран, которым запрещен въезд в страну в соответствии со статьей 13 Шенгенского кодекса о границах, а также к гражданам третьих стран, арестованным или задержанным компетентными органами власти в связи с незаконным пересечением внешней морской или воздушной границы Мальты, которые не получили впоследствии разрешения или права на пребывание на Мальте.

2. Решение о возвращении, запрете на въезд и распоряжение о высылке выносятся в письменной форме. В них указываются фактические и юридические основания их вынесения и информация о способах их обжалования.

При условии, что информация о фактических основаниях может ограничиваться, когда закон допускает ограничение права на информацию, в частности, когда предоставление этой информации угрожает национальной безопасности, общественному порядку, а также предотвращению, выявлению, расследованию преступлений и привлечению к ответственности тех, кто их совершил.

3. Решение о возвращении выносится в стандартной форме, а общая информация об этой форме предоставляется не менее чем на пяти языках, которые, как можно на разумных основаниях предполагать, понимают граждане третьих стран.

4. АСМ проверяет законность решений, касающихся возвращения, по обращению гражданина третьей страны, как указано в пункте 2, и может временно приостанавливать их исполнение.

5. Для целей пункта 4 гражданину третьей страны разрешается пользоваться услугами адвоката, а при наличии у него соответствующего права ему предоставляется бесплатная юридическая помощь.

6. При поступлении соответствующей просьбы начальник миграционной службы обеспечивает письменный или устный перевод основных пунктов решения о возвращении и информации о способах его обжалования на тот язык, который, как можно на разумных основаниях предполагать, понимает гражданин третьей страны...

8. Если в отношении гражданина третьей страны проводятся процедуры возвращения, при отсутствии возможности применить другие достаточные и менее жесткие меры начальник миграционной службы может оставить его под стражей только для осуществления процедуры его возвращения и высылки, в частности, в тех случаях, когда:

(a) существует опасность того, что он может скрыться,

или

(b) гражданин третьей страны уклоняется от процедуры возвращения или высылки или препятствует ее осуществлению -

при условии, что содержание под стражей является кратковременным, продолжается только до окончания процедуры высылки и осуществляется с должным рвением.

9. Содержание под стражей должно являться следствием распоряжения о высылке, изданного начальником миграционной службы. В этом распоряжении должны содержаться фактические и юридические основания, по которым оно было вынесено.

10. Гражданин третьей страны, подпадающий под действие положений пункта 8, имеет право обратиться в АСМ с жалобой на незаконность его содержания под стражей, и эта жалоба должна быть рассмотрена в кратчайшие сроки.

11. Когда гражданин третьей страны имеет право подать жалобу согласно пункту 10, он незамедлительно уведомляется об этой возможности.

12. Гражданин третьей страны немедленно освобождается из-под стражи, если АСМ придет к выводу, что его содержание под стражей является незаконным...".

31. Статья 12 Процессуальных стандартов рассмотрения ходатайств о наделении статусом беженца (ПУ N 243 за 2008 год) (Вспомогательный акт N 420.07) в соответствующих частях предусматривает:

"1. Вне зависимости от положений любого закона, которые предусматривают обратное, и за исключением ситуаций, когда последующие ходатайства рассматриваться уже не будут или когда лицо, подавшее эти ходатайства, согласно обязательствам по европейскому ордеру на арест или по иным основаниям не подлежит в соответствующих случаях возвращению или выдаче в другое государство-участника, в третью страну или международным уголовным судам или трибуналам, высылка этого лица с Мальты не производится до вынесения окончательного решения по его ходатайству. При этом указанному лицу разрешается въехать на Мальту или оставаться там до вынесения окончательного решения по его ходатайству.

2. Лицо, ходатайствующее о предоставлении убежища:

(a) не должно вступать в трудовые отношения или заниматься бизнесом иначе как с согласия министра;

(b) если оно не содержится под стражей, не должно проживать и находиться в местах, которые могут быть указаны министром;

(c) должно отмечаться в миграционной службе с установленной периодичностью согласно указаниям министра;

(d) должно передать все документы, которыми оно располагает;

(e) должно подвернуться обыску, а его устные показания могут быть записаны при условии, что ранее до сведения этого лица была доведена соответствующая информация;

(f) должно сфотографироваться и сдать отпечатки пальцев...".

32. Вспомогательный акт N 12.09 (Правила о судебной практике и процедуре и добром порядке) содержит конкретные ссылки на конституционные жалобы. Статья 6 этих Правил устанавливает:

"...После того, как дело назначено к слушанию, суд обеспечивает, чтобы в соответствии с требованиями надлежащего отправления правосудия рассмотрение дела и вынесение по нему решения осуществлялись быстро и чтобы при наличии возможности судебные заседания по делу проходили подряд, а при отсутствии такой возможности - чтобы между ними не было больших перерывов".

 

C. Соответствующие международные документы

 

33. Ниже приведены выдержки из имеющих отношение к настоящему делу отчетов, указаний и рекомендаций международных органов и организаций, на которые ссылаются стороны:

1. Заключительные замечания Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации по Мальте от 14 сентября 2011 г., пункты 13 - 14

"13. Отмечая значительный приток мигрантов и усилия, предпринимаемые государством-участником в этой связи, Комитет выражает обеспокоенность по поводу поступающих сообщений о том, что их правовые гарантии не всегда обеспечиваются на практике. Комитет также обеспокоен ухудшением условий содержания и проживания нелегальных мигрантов, особенно женщин и семей с детьми, в центрах содержания под стражей (статья 5).

14. Комитет обеспокоен неоднократными (в 2005, 2008 и 2011 годах) массовыми выступлениями задержанных мигрантов против условий содержания под стражей, например в центре временного содержания в г. Сафи, а также сообщениями о чрезмерном применении силы в ходе подавления этих беспорядков".

2. Доклад организации "Международная амнистия" (Amnesty International) за 2012 год: права человека в современном мире, 2012 год, с. 231

"...За 2011 год со Среднего Востока или из Северной Африки прибыли морским путем более 1 500 человек. Таким образом, их количество вновь достигло уровня, наблюдавшегося в 2009 году. Любое лицо, которое власти сочтут "нелегальным мигрантом", по-прежнему заключается под стражу в обязательном порядке, при этом продолжительность содержания под стражей в подобных случаях нередко доходит до 18 месяцев.

Как сообщается, увеличение количества вновь прибывающих мигрантов привело к ухудшению условий содержания как в центрах содержания под стражей, так и в открытых центрах, а также к усилению их влияния на психическое и физическое здоровье задержанных.

В марте во внутригосударственное законодательство Мальты была включена Директива ЕС по возвращению 2008 года, предусматривающая общие стандарты и процедуры по заключению под стражу и возвращению лиц, находящихся в стране незаконно, в государствах - членах ЕС. Однако законодательство Мальты не обеспечивает минимальных гарантий лицам, которым было отказано во въезде в страну, а также лицам, въехавшим на Мальту незаконно. Следовательно, под действие Директивы не попадает подавляющее большинство лиц, на защиту которых она направлена...".

3. Отчет Томаса Хаммарберга (Thomas Hammarberg), Комиссара Совета Европы по правам человека, по итогам посещения Мальты 23 - 25 марта 2011 г. от 9 июня 2011 г., пункты 19 - 20

"19. По окончании содержания под стражей мигрантов, в том числе беженцев, пользующихся дополнительной защитой, просителей убежища и лиц, ходатайства которых о предоставлении убежища были отклонены, они размещаются в открытых центрах в разных частях Мальты. Условия содержания в этих центрах сильно различаются: в менее крупных центрах, как сообщается, созданы удовлетворительные условия, учитывающие потребности некоторых групп, которые находятся в уязвимом положении, например, семей с детьми или несовершеннолетних без сопровождения взрослых, тогда как в более крупных центрах условия значительно менее благоприятные. Как отмечалось выше, в то время, когда Комиссар посещал Мальту, количество прибывающих в страну нелегальных мигрантов сохранялось на очень низком уровне в течение более 18 месяцев, а приток мигрантов из Ливии в 2011 году еще не начался. Вследствие этого подавляющее большинство мигрантов было выпущено из центров содержания под стражей и размещено в открытых центрах, в каждом из которых содержались от 49 до 2 231 человека. Комиссар посетил центр временного содержания в г. Сафи и три открытых центра - палаточный городок в Халь-Фар (Hal-Far), открытый центр "Хангар" (Hangar) в Халь-Фар и Марса (Marsa).

20. На момент посещения материальные условия в центре временного содержания в г. Сафи, в котором находились все 49 оставленных под стражей мигрантов, по-видимому, были намного лучше, чем в открытых центрах. Несмотря на то, что предстоит решить еще много проблем, в том числе предоставление задержанным диетического питания и питьевой воды, в тех помещениях, которые посещал Комиссар, в том числе в спальнях, туалетах и душевых, недавно был сделан ремонт. Единственной содержащейся в центре женщине выделена отдельная камера. Тем не менее Комиссар хотел бы отметить, что в соответствии с политикой обязательного заключения под стражу, о которой говорилось выше, большая часть лиц, прибывших из Ливии с момента посещения Комиссара (около 1 100 человек), была отправлена в центры содержания под стражей. Естественно, из-за этого качество условий содержания в этих центрах должно было сильно ухудшиться".

4. Отчет властям Мальты о посещении Мальты Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания ((далее - ЕКПП) 19 - 26 мая 2008 г. от 17 февраля 2011 г.).

"...52. Согласно существующей на Мальте практике административного содержания под стражей иностранцев в соответствии с законодательством об иностранных гражданах все иностранцы, въехавшие на Мальту незаконно, по-прежнему заключаются под стражу на длительные сроки, а просители убежища - до тех пор, пока не будет вынесено решение по ходатайству о предоставлении им статуса беженца (обычно оно принимается в течение 12 месяцев), при этом срок содержания под стражей нелегальных мигрантов может доходить до 18 месяцев. Однако на практике некоторые лица могут содержаться под стражей еще дольше. Единственные исключения из общего правила касаются лиц, которые, как считается, находятся в уязвимом положении в силу своего возраста и (или) физического состояния, несовершеннолетних без сопровождения взрослых и беременных женщин...

53. В условиях, обнаруженных в центрах временного содержания, где побывала делегация, не произошло значительных изменений к лучшему с момента предыдущего посещения Комитета в 2005 году. Действительно, многие проблемы, указанные в отчете по итогам предыдущего посещения, до сих пор не решены. В нескольких частях центров временного содержания совокупное воздействие длительных сроков содержания под стражей в плохих, если не в очень плохих, материальных условиях при полном отсутствии какой-либо целенаправленной деятельности, не говоря уже о других факторах, вполне можно считать бесчеловечным и унижающим достоинство обращением...

(а) Бытовые условия

...60. Условия проживания задержанных в центре временного содержания в г. Сафи, где на момент посещения находились в общей сложности 507 задержанных мигрантов, незначительно улучшились по сравнению с ситуацией, наблюдавшейся Комитетом в 2005 году.

В корпусе N 1 плотность населения со времени последнего посещения Комитета снизилась и появились новые и чистые санузлы. Тем не менее у Комитета имеются серьезные возражения в связи с использованием для содержания задержанных переоборудованных товарных складов. Это следует считать лишь временным решением проблемы, допускающимся только на короткий срок.

В блоке "B" с момента предыдущего посещения Комитета выполнен капитальный ремонт. Санитарные объекты обновлены, а задержанным мигрантам предоставлен большой прогулочный двор. В то же время в некоторых комнатах, где задержанные мигранты спят на матрасах на полу, условия остаются непростыми.

Как ни странно, плохие условия содержания были отмечены в новом блоке "С": стесненные условия проживания, недостаточное естественное освещение и очень плохая вентиляция. Далее, имеют место перебои с водоснабжением, а горячая вода надолго отключается.

Кроме того, действующие правила внутреннего распорядка в центре временного содержания в г. Сафи предусматривают, что каждый день в 17.00 в блоках "B" и "C" в обязательном порядке закрываются двери, поэтому задержанные не могут выйти в прогулочный двор. В связи с этим условия содержания в этих блоках, и без того далеко не идеальные, существенно ухудшаются...".

5. Рекомендации Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев относительно применимых критериев и стандартов содержания под стражей просителей убежища и альтернатив заключению под стражу (2012 год) - Рекомендация N 9.1, пункт 49

"Из-за трудностей, связанных с получением убежища, а иногда вследствие травмирующих обстоятельств, предшествующих отъезду, просители убежища могут получить психологическое расстройство, травму, находиться в состоянии депрессии или тревоги, быть агрессивными, а также испытывать на себе другие физические, психологические и эмоциональные последствия. Эти факторы нужно учитывать при оценке необходимости содержания их под стражей (см. Рекомендацию N 4). Жертвы пыток и иных тяжелых форм физического, психологического или сексуального насилия также нуждаются в особом внимании и обычно не должны содержаться под стражей".

6. Рекомендация Rec (2003) 5 Комитета министров Совета Европы государствам-членам "О мерах по заключению под стражу просителей убежища" (принята Комитетом министров 16 апреля 2003 г. на 837-м заседании заместителей министров) - пункт 3 общих положений

"Целью заключения под стражу не является наказание просителей убежища. Меры по заключению под стражу в отношении просителей убежища допускаются только в случаях, когда:

- при наличии сомнений, необходимо установить их личность, в том числе гражданство, особенно если просители убежища уничтожили свои проездные документы или удостоверения личности или использовали подложные документы, чтобы ввести в заблуждение власти страны пребывания;

- необходимо установить основания ходатайства о предоставлении убежища, но этого нельзя сделать, не заключив просителя убежища под стражу;

- необходимо принять решение по поводу их права на въезд на территорию соответствующего государства; или

- этого требует защита национальной безопасности и общественного порядка".

7. Двадцать рекомендаций Совета Европы по вопросам насильственного возвращения - CM 2005 (40) - Рекомендация N 6

"Лишение человека свободы допускается только для того, чтобы обеспечить исполнение распоряжения о высылке, если оно осуществляется в установленном законом порядке и если, тщательно изучив вопрос о необходимости лишения свободы в каждом конкретном случае, власти страны пребывания пришли к выводу, что исполнение распоряжения о высылке нельзя столь же эффективно обеспечить с помощью мер, не связанных с заключением под стражу, например, механизмов надзора, требования регулярно отмечаться в органах власти, освобождения из-под стражи под залог или под поручительство или иных механизмов обеспечения".

 

ПРАВО

I. Предполагаемое нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции

 

34. Заявитель жалуется на то, что вопреки требованиям пункта 4 статьи 5 Конвенции в правовой системе Мальты отсутствовало быстрое и эффективное средство правовой защиты, которым он мог бы воспользоваться. Несмотря на незначительные изменения, касающиеся Апелляционного совета по делам мигрантов (АСМ), внесенные после принятия Постановления Европейского Суда по делу "Лулед Массуд против Мальты" (Louled Massoud v. Malta) Суда от 27 июля 2010 г. (жалоба N 24340/08), рассмотрение его жалобы заняло больше года. Остальные средства правовой защиты Европейский Суд уже признал недостаточными в упоминавшемся выше Постановлении по делу "Лулед Массуд против Мальты". Заявитель ссылается на пункт 4 статьи 5 Конвенции, который предусматривает следующее:

"Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным".

35. Власти Мальты оспорили этот довод.

 

A. Приемлемость жалобы

 

36. Европейский Суд считает, что жалоба в данной части не является явно необоснованной в значении подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

1. Доводы сторон

 

(a) Доводы заявителя

37. Заявитель утверждал, что, как решил Европейский Суд в деле "Лулед Массуд против Мальты", для целей пункта 4 статьи 5 Конвенции на Мальте отсутствовало эффективное внутригосударственное средство правовой защиты, с помощью которого он мог бы оспорить правомерность его заключения под стражу. Действительно, несмотря на попытку заявителя воспользоваться средством правовой защиты, АСМ потребовалось больше года для вынесения решения по его жалобе.

38. Что касается возможность подачи конституционной жалобы и, в частности, ходатайства о безотлагательном рассмотрении дела, заявитель отмечал, что два дела, на которые ссылались власти государства-ответчика, касаются исполнения распоряжения о возвращении ребенка после его ошибочной высылки согласно соответствующему закону Мальты об имплементации Гаагской конвенции о международных аспектах похищения детей <1> и, таким образом, в них говорится об исключительных ситуациях. Кроме того, в Гаагской конвенции прямо упоминается шестинедельный срок, в течение которого суды обязаны вынести решение <2>. Заявитель считал, что неясно, окажется ли ходатайство о безотлагательном рассмотрении дела эффективным в иных обстоятельствах. При этом он ссылался на жалобу по делу "Тафарра Бесабе против Комиссара полиции и др." (Tafarra Besabe vs Commissioner of Police et al) (N 27/2007), которая была подана в 2007 году вместе с ходатайством о безотлагательном рассмотрении дела, а в апреле 2013 года (на момент представления доводов) по ней так и не было принято какого-либо решения. Как утверждал заявитель, несмотря на Правила о судебной практике и процедуре, которые упоминались властями государства-ответчика, согласно базе данных решений судов Мальты рассмотрение конституционных жалоб, завершающееся вынесением решения по существу дела (в отличие от жалоб, которые были исключены из списка подлежащих рассмотрению дел или отозваны), обычно занимает более года. Заявитель отмечал, что в 2011 году в суды, осуществляющие конституционную юрисдикцию, было подано около 80 жалоб, и только по 14 из них суды первой инстанции вынесли решение в том же году, на момент представления доводов еще 33 жалобы оставались не рассмотренными судами первой инстанции. Одно дело было рассмотрено судом второй инстанции в том же году, девять дел были рассмотрены судами второй инстанции в 2012 году, 10 - в 2013, а восемь - так и не были рассмотрены судами второй инстанции. По жалобам, поданным в 2012 году, статистика (которая была представлена Европейскому Суду) еще хуже. Следовательно, имеются явные указания на то, что конституционные жалобы, как правило, не рассматриваются в течение несколько дней. В соответствии с Ежегодной оценкой системы правосудия в ЕС за 2013 год судебная система Мальты - одна из тех, в которых допускаются наибольшие задержки среди всех государств-участников. Два дела, упомянутые властями государства-ответчика, подтверждают ограниченность применения процедуры безотлагательного рассмотрения дел в судах, осуществляющих конституционную юрисдикцию, которые являются последней инстанцией при рассмотрении дела в судебном порядке. Кроме того, учитывая, что эти суды рассматривают вопросы права, они редко подробно исследуют обстоятельства дела, оставляя это нижестоящим судам. Таким образом, нельзя утверждать, что при применении ими процедуры безотлагательного рассмотрения дел все судопроизводство занимает несколько недель.

--------------------------------

<1> Имеется в виду Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (г. Гаага, 25 октября 1980 г.) (примеч. редактора).

<2> Имеется в виду часть 2 статьи 11 Конвенции 1980 г.: "Если соответствующий судебный или административный орган не вынес решения в течение шести недель со дня начала процедур, заявитель или Центральный орган запрашиваемого государства по собственной инициативе либо по просьбе Центрального органа запрашивающего государства имеет право потребовать объяснений о причинах задержки. Если ответ получен Центральным органом запрашиваемого государства, этот орган направляет ответ Центральному органу запрашивающего государства или заявителю, в зависимости от обстоятельств" (примеч. редактора).

 

39. Вместе с тем в настоящем деле заявитель, прежде чем подать жалобу в суды, осуществляющие конституционную юрисдикцию, должен был исчерпать обычные средства правовой защиты, что он и сделал, обратившись в АСМ. Однако рассмотрение его жалобы заняло у АСМ более года, и подобная задержка не соответствует требованиям Конвенции.

40. Наконец, заявитель утверждал, что, являясь мигрантом, он мог обратиться в конституционные суды в теории, но не на практике. Хотя он имел право просить оказать ему юридическую помощь, в центры временного содержания мигрантов обычно не приходят государственные адвокаты, чтобы оказать свои услуги или сообщить о том, что этими услугами можно воспользоваться. Кроме того, лицам, находящимся в том же положении, что и заявитель, никто не разъяснял их права и применимые процедуры. Единственная имеющаяся у заявителя возможность подать такую жалобу зависела от небольшой группы юристов неправительственных организаций, работающих на благотворительной основе.

41. Относительно доводов властей государства-ответчика по поводу ходатайства об освобождении под залог или поручительство заявитель отмечал, что власти Мальты не объяснили, каким образом он мог бы воспользоваться данной процедурой, указывая, в частности, что, как правило, лицо освобождают под залог или поручительство при рассмотрении жалоб на распоряжения о высылке и решения о возвращении. В любом случае такое освобождение возможно только в случае соблюдения ряда условий, например, при внесении залога, обычный размер которого составляет 1 000 евро, наличии поручителя, обеспечивающего средства к существованию и жилье. Вряд ли мигранты, прибывшие на Мальту на лодке, когда-либо удовлетворяли этим требованиям. Вместе с тем практика АСМ свидетельствует, что под залог или поручительство освобождаются исключительно лица, пребывающие на Мальте по истечении срока действия их визы. Далее, ходатайство об освобождении под залог или поручительство не предполагает определения правомерности заключения под стражу и не обеспечивает средств правовой защиты в случае, если нарушение не было устранено.

(b) Доводы властей Мальты

42. Власти Мальты утверждали, в частности, что заявитель имел возможность добиться рассмотрения судом правомерности заключения его под стражу, обратившись с конституционной жалобой во внутригосударственные суды, которые наделены широкими полномочиями и могли бы устранить любое нарушение Конвенции. Что касается продолжительности рассмотрения этой жалобы, власти Мальты отмечали, что действующий механизм судебного разбирательства по подобным делам предусматривает их быстрое рассмотрение. При этом они, во-первых, ссылались на Вспомогательный акт N 12.09, то есть на Правила о судебной практике и процедуре и добром порядке, в которых подчеркивается необходимость быстрого разрешения таких вопросов (см. выше раздел "Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика"). Во-вторых, они отмечали, что заявитель мог ходатайствовать о безотлагательном рассмотрении его дела и вынесении по нему решения. При этом власти Мальты привели два примера: дело "Ричард Джон Бридж против Генерального атторнея" (Richard John Bridge v. Attorney General), в котором рассмотрение дела судами двух инстанций заняло около полутора месяцев (с 6 июля по 24 августа 2012 г.) и дело "Микаэль Каруана против Генерального атторнея" (Michael Caruana vs Attorney General), жалоба по которому (касающаяся Гаагской конвенции) была подана 2 августа, а решение по ней было вынесено уже 14 августа 2012 г. (решение не обжаловалось). В дополнительных замечаниях, представленных на более позднем этапе рассмотрения дела, власти Мальты указали еще два примера: дело "Стейси Чиркоп против Генерального атторнея" (Stacy Chircop vs Attorney General) (N 4/2013), касающееся нарушения прав на справедливое судебное разбирательство, жалоба по которому была подана 22 января 2013 г., а решение по ней было вынесено судом первой инстанции 8 февраля 2013 г. (решение не обжаловалось), и дело "Джонатан Аттар против Комиссара полиции и Генерального атторнея, представляющего интересы властей" (Jonathan Attard v. the Commisioner of Police and the Attorney General in representation of the Government) (N 13/2013) о нарушениях статей 5 и 6 Конвенции, жалоба по которому была подана 14 февраля 2013 г., а решение по ней было вынесено судом первой инстанции 1 апреля 2013 г. Жалоба на последнее решение находится на рассмотрении Конституционного суда Мальты (по состоянию на май 2013 года).

43. Далее власти Мальты отмечали, что предоставленные заявителем статистические данные не отражали существа и сложности дел и не содержали информации о случаях, когда ходатайства о безотлагательном рассмотрении дел были поданы и удовлетворены. Аналогичным образом, ссылаясь на дело "Тафарра Бесабе против Комиссара полиции и др.", заявитель не доказал, что в этом случае было подано ходатайство о безотлагательном рассмотрении дела. Власти государства-ответчика считали, что задержки являются исключением, а не общим правилом, поэтому Европейский Суд не должен принимать во внимание Ежегодную оценку системы правосудия в ЕС, так как нет никаких гарантий ее правильности, и кроме того, в ней ничего не говорится о конституционных жалобах. Вместе с тем было бы неправильно полагать, как это часто происходит, что при рассмотрении конституционных жалоб не дается оценка обстоятельствам дела, поскольку эти жалобы отличаются от жалоб, которые рассматриваются в обычных судах.

44. Власти Мальты категорически возражали против того, что Европейский Суд разрешает заявителям по делам о нелегальной миграции обходить внутригосударственные средства правовой защиты. Они считали, что это можно было бы делать только при отсутствии эффективных средств правовой защиты, а упоминавшиеся выше примеры, по их мнению, ясно указывают на наличие таких средств. Далее, власти Мальты отмечали, что в деле "Лулед Массуд против Мальты" Европейский Суд пришел к неправильному выводу о неэффективности подачи конституционной жалобы. Власти Мальты полагали, что Европейский Суд сделал этот вывод вследствие отсутствия полной информации о функционировании этого механизма при подаче ходатайств о безотлагательном рассмотрении дела. Они просили Европейский Суд действовать в соответствии с принципом субсидиарности и оставить оценку доказательств по делу внутригосударственным судам, разрешив властям государства-ответчика проводить перекрестный допрос свидетелей.

45. Власти Мальты также отмечали, что при рассмотрении ходатайств о предоставлении убежища судами второй инстанции, а также для целей производства по уголовным делам и при рассмотрении конституционных жалоб нелегальным мигрантам предоставляются юридическая помощь и соответствующие помещения, где они могут встречаться с адвокатами. Кроме того, им предоставляется неограниченный доступ к юридической помощи, которую оказывают неправительственные организации. Власти государства-ответчика утверждали, что, если бы заявитель попросил сотрудников центра временного содержания дать ему возможность получить юридическую помощь, он бы был обеспечен услугами государственного адвоката. В подкрепление своих доводов власти Мальты указали пример, когда государственный адвокат подал жалобу от имени лица, находившегося под стражей (дело "Мурад Мабрук против Министерства юстиции и внутренних дел" (Mourad Mabrouk v. Ministry of Justice and Home Affairs) (N 39/2008)).

46. Хотя и не в контексте пункта 4 статьи 5 Конвенции, а в возражении о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты по жалобе заявителя на нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции власти государства-ответчика утверждали, что заявитель мог ходатайствовать об освобождении под залог или поручительство согласно пункту 6 статьи 25А Закона "Об иммиграции". Несмотря на то, что обычно это средство правовой защиты используется при обжаловании распоряжений о высылке, пункт 9 статьи 25А указанного Закона не исключает возможности обращения с таким ходатайством и при других обстоятельствах. Власти Мальты полагали, что ходатайство заявителя подпадает под действие пункта 10 статьи 25А Закона "Об иммиграции" и, хотя пункт 11 этой статьи и предусматривает определенные исключения, освобождение из-под стражи нельзя было полностью исключить. В частности, шансы на успех увеличились бы, если была бы установлена личность заявителя. В то же время данное ходатайство могло бы сопровождаться просьбой о безотлагательном рассмотрении дела. По мнению властей государства-ответчика, заявитель добивался освобождения из-под стражи, а указанное средство правовой защиты могло обеспечить такую возможность.

47. Учитывая, что имеющиеся средства правовой защиты были достаточными и доступными и давали высокие шансы на успех в случае обоснованности жалоб, власти Мальты считали, что по делу не было допущено нарушения указанного положения Конвенции.

(c) Доводы третьей стороны

48. Международный комитет юристов в отчете (см. § 81 и последующие настоящего Постановления) выразил обеспокоенность сведениями, полученными от задержанных, что государственные адвокаты не всегда эффективно представляют интересы задержанных мигрантов. Было высказано предположение о том, что адвокаты порой общаются с задержанными очень недолго, не дают им подробных консультаций и собирают недостаточно информации по их делам или что у адвокатов нет на это времени.

49. В деле "Лулед Массуд против Мальты" Европейский Суд пришел к выводу, что обращение в АСМ не является эффективным средством правовой защиты, гарантирующим задержанному право оспаривать законность его заключения под стражу согласно пункту 4 статьи 5 Конвенции. В отчете Международного комитета юристов предполагается, что необходимо серьезно реформировать систему рассмотрения поданных мигрантами жалоб. В частности, необходимо возложить на суды задачу в полном объеме проверять законность решений, вынесенных исполнительными органами власти по вопросам миграции, или, по крайней мере, в полном объеме проверять законность решений АСМ, и автоматически приостанавливать высылку до окончания такой проверки.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (01.12.2015)
Просмотров: 171 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016