Среда, 07.12.2016, 23:16
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 17.04.2014 "Дело "Гайратбек Салиев (Gayratbek Saliyev) против Российской Федерации" Часть 2

III. Соответствующие международные материалы

относительно Киргизии

 

39. Ряд соответствующих докладов и источников см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Махмуджан Эргашев против Российской Федерации" (Makhmudzhan Ergashev v. Russia) от 16 октября 2012 г. (жалоба N 49747/11 <4>, §§ 30 - 46).

--------------------------------

<4> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2013.

 

40. В апреле 2012 года Киргизия представила Второй доклад об исполнении Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных, унижающих достоинство видов обращения или наказания за период 1999 - 2011 годов (CAT/C/KGZ/2). В нем, в частности, указывалось следующее:

"...6. Понятие "пытка" введено в уголовное законодательство Киргизии в 2003 году, когда Кодекс был дополнен статьей 305.1 "Пытка" следующего содержания: "Умышленное причинение какому-либо лицу физических или психических страданий с целью получить от него сведения или признания, наказать его за действие, которое оно совершило или в совершении которого оно подозревается, а также запугать и принудить к совершению определенных действий, когда такое действие совершается должностным лицом либо с его ведома или согласия любым иным лицом, наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет с лишением права заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет или без такового"...

15. Статья 24 Конституции предусматривает, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут задержанию на срок более 48 часов без судебного решения, каждое задержанное лицо в срочном порядке, в любом случае до истечения 48 часов, с момента задержания должно быть доставлено в суд для решения вопроса о законности его задержания. Всякое задержанное лицо имеет право на проверку законности задержания в порядке и с периодичностью, установленными законом. Если отпадает основание, по которому лицо было задержано, оно должно быть немедленно освобождено.

16. Каждому задержанному лицу должно быть безотлагательно сообщено о мотивах задержания, разъяснены и обеспечены его права, включая право на медицинский осмотр и помощь врача. С момента фактического лишения свободы лицу обеспечивается безопасность, предоставляется возможность защищать себя лично, пользоваться квалифицированной юридической помощью адвоката, а также иметь защитника...".

41. Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации рассмотрел с пятого по седьмой периодические доклады Киргизии и в феврале 2013 года принял следующие Заключительные замечания (CERD/C/KGZ/CO/5-7):

"...6. Комитет с озабоченностью отмечает, что согласно докладу государства-участника (CERD/C/KGZ/5-7, para. 12) и другим докладам в основном узбеки являлись жертвами июньских событий 2010 года, а также они в основном подверглись судебному преследованию и осуждению. Отмечая, что государство-участник само признало эту ситуацию и рассматривает возможность исправить ее, Комитет по-прежнему глубоко обеспокоен сообщениями о предвзятом отношении к ним на основе этнической принадлежности в расследованиях, возбуждении уголовных дел, осуждениях и санкциях, налагаемых на лиц, обвиняемых и осужденных в связи с июньскими событиями 2010 года, которые являлись в основном лицами узбекского происхождения. Кроме того, Комитет обеспокоен информацией, представленной в докладе государства-участника, связанной с доказательствами принуждения к признанию в преступлениях, которые лицо не совершало, оказанием давления на родственников представителями правоохранительных органов, отказом в процессуальных правах... нарушением судебных процедур, угрозами и оскорблениями в адрес обвиняемых и их защитников, попытками нападений на обвиняемых и их родственников, что в соответствии с заявлением государства-участника повлекло нарушение прав на справедливое судебное разбирательство...

[К]омитет рекомендует государству-участнику в контексте реформы системы правосудия:

(a) инициировать или создать механизм для рассмотрения всех дел лиц, осужденных в связи с июньскими событиями 2010 года, с точки зрения обеспечения всех необходимых гарантий справедливого судебного разбирательства с соблюдением процессуальных гарантий;

(b) провести судебные расследования, привлечь к ответственности и наказать, если необходимо, всех лиц, ответственных за нарушения прав человека во время июньских событий 2010 года, независимо от их этнического происхождения и статуса...

7. Принимая к сведению информацию, предоставленную государством-участником, Комитет по-прежнему обеспокоен сообщениями о том, что большое количество людей было задержано и подвергнуто пыткам и другим формам жестокого обращения на основе их этнической принадлежности после июньских событий 2010 года, в основном это касалось лиц из группы меньшинства, в частности, узбеков. Кроме того, Комитет обеспокоен информацией о том, что женщины из числа этнических меньшинств стали жертвами актов насилия, включая случаи изнасилований во время и после июньских событий 2010 года. Комитет особенно обеспокоен тем, что все подобные действия еще не расследованы и виновные не были привлечены к суду и наказаны (статьи 5, 6).

В соответствии с общими Рекомендациями N 31 (2005 года) по предупреждению расовой дискриминации в процессе исполнения и функционирования системы уголовного правосудия Комитет рекомендует государству-участнику, без каких-либо различий по этническим признакам происхождения жертв, принять соответствующие меры для того, чтобы:

(a) регистрировать и документировать все случаи применения пыток, жестокого обращения и насилия в отношении женщин из числа меньшинств, в том числе изнасилования;

(b) проводить своевременное, тщательное и беспристрастное расследование;

(c) привлечь к уголовной ответственности и наказать виновных, в том числе работающих в милиции или службе безопасности...".

42. Комитет ООН против пыток рассмотрел Второй периодический доклад Киргизии и в декабре 2013 года принял следующие Заключительные замечания (CAT/C/KGZ/CO/2), которые в соответствующей части указывали следующее:

"...Безнаказанность широко распространенных актов пыток и жестокого обращения и уклонение от их расследования

5. Комитет серьезно обеспокоен продолжающейся и широко распространенной практикой пыток и жестокого обращения по отношению к лицам, лишенным свободы, в частности, во время содержания под стражей в милиции, с целью вымогательства признаний. Это подтверждают выводы специального докладчика по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания (A/HRC/19/61/Add.2, пункт 37 и последующие) и Верховного комиссара ООН по правам человека (A/HRC/20/12, пункты 40 - 41). Хотя делегация Киргизии признала применение пыток в стране и подтвердила свою приверженность борьбе с ними, Комитет по-прежнему серьезно обеспокоен существенным разрывом между законодательством и его практическим применением, что отчасти подтверждается отсутствием за отчетный период дел, по которым в отношении государственных должностных лиц возбуждались бы судебные дела, выносились обвинительные приговоры и назначались наказания в виде лишения свободы за совершение преступления пыток (статьи 2, 4, 12 и 16).

6. Комитет серьезно обеспокоен тем, что государство-участник систематически оказывается неспособным проводить безотлагательные, беспристрастные и всесторонние расследования многочисленных утверждений о пытках и жестоком обращении и привлекать предполагаемых нарушителей к судебной ответственности, в результате чего значительное количеств жертв пыток и жестокого обращения отказываются обращаться с жалобами, а государственные должностные лица, предположительно виновные в совершении таких деяний, остаются безнаказанными (статьи 2, 11 - 13 и 16).

В частности, Комитет обеспокоен:

(a) отсутствием независимых и эффективных механизмов для получения жалоб и проведения беспристрастных и всесторонних расследований утверждений о пытках. Серьезные конфликты интересов, по-видимому, мешают существующим механизмам проводить эффективные, беспристрастные расследования получаемых жалоб;

(b) препятствиями на стадии предварительного следствия, в частности, в связи с проведением судебно-медицинских обследований, которые во многих случаях не проводятся безотлагательно по получении утверждений о злоупотреблениях, осуществляются медицинскими специалистами, не являющимися независимыми, и/или проводятся в присутствии других должностных лиц, в результате чего медицинский персонал не может адекватно зафиксировать телесные повреждения, полученные задержанными, а следственные органы соответственно не могут возбудить официального расследования по утверждениям о пытках из-за отсутствия доказательств;

(c) очевидной практикой следственных органов отдавать предпочтение показаниям лиц, причастных к совершению пыток, в ущерб показаниям потерпевших, также практикой отклонения жалоб без их рассмотрения по существу;

(d) тем, что судебная система не проводит действенного расследования обвинений в применении пыток, выдвигаемых обвиняемыми по уголовным делам и их адвокатами в суде. Из различных источников поступают сообщения о том, что судьи обычно не принимают к сведению информацию с утверждениями о применении пыток, включая отчеты о независимых медицинских обследованиях...

...7. Комитет по-прежнему серьезно обеспокоен реакцией государства-участника на утверждения о применении пыток в отдельных случаях, доведенных до сведения Комитета, и, в частности, отказом органов власти государства-участника от проведения всесторонних расследований по многочисленным сообщениям о пытках, по причине того, что в ходе предварительных расследований не были выявлены основания для проведения полноценного расследования. Комитет серьезно обеспокоен делом правозащитника Азимжана Аскарова, этнического узбека, которому было предъявлено уголовное обвинение в связи со смертью сотрудника милиции в Южной Киргизии в июне 2010 года, о чем были сделаны заявления ряда специальных докладчиков, включая специального докладчика по вопросу о положении правозащитников (A/HRC/22/47/Add.4, пункт 248, A/HRC/19/55/Add.2, пункт 212). Аскаров утверждал, что был неоднократно жестоко избит сотрудниками милиции непосредственно после задержания и в течение всего периода проводимого в отношении него уголовного разбирательства и что он подвергался неоднократным нарушениям процессуальных гарантий, таких как незамедлительный доступ к адвокату и эффективное, независимое медицинское обследование. Комитет отмечает, что независимая судебно-медицинская экспертиза, по-видимому, подтвердила утверждения Аскарова о пытках в период содержания под стражей в милиции и подтвердила полученные им телесные повреждения, включая устойчивую потерю зрения, травму головного мозга и повреждение позвоночника. Находящаяся на рассмотрении Комитета информация позволяет предположить, что Аскаров неоднократно обращался с жалобами на пытки в прокуратуру, а также в управление омбудсмена Киргизии и в Базар-Коргонский районный суд, апелляционный и Верховный суды. Однако до сих пор органы власти государства-участника отказывали в проведении всестороннего расследования его жалоб, основываясь на сделанных Аскаровым, предположительно под принуждением, заявлениях под стражей в милиции об отсутствии жалоб. Комитет понимает, что в настоящее время государство-участник рассматривает возможность дальнейшего расследования этих утверждений. Комитет обеспокоен отказом государства-участника провести всестороннее расследование по утверждениям о пытках, связанным с другими затронутыми во время обзора делами, включая дела Наргиза Турдиева и Дилмурата Хайдарова (статьи 2, 12, 13 и 16)...

8. Комитет по-прежнему обеспокоен отсутствием всесторонних и эффективных расследований в связи с многочисленными утверждениями о том, что сотрудники правоохранительных органов совершали акты пыток и жестокого обращения, произвольного задержания и чрезмерного применения силы во время и после вспышек межэтнического насилия в южной части Киргизии в июне 2010 года. Комитет обеспокоен сообщениями о том, что расследования, преследования, осуждения и наказания, назначенные в связи с событиями июня 2010 года, были преимущественно направлены против лиц узбекского происхождения, как это было отмечено различными источниками, включая Комитет по ликвидации расовой дискриминации, в 2013 году (CERD/C/KGZ/CO/5-7, пункты 6 - 7). Комитет также сожалеет об ограниченности предоставленной государством-участником информации о результатах пересмотра 995 уголовных дел, связанных с насилием, имевшим место в июне 2010 года (статьи 4, 12, 13 и 16)...

Признания, полученные под принуждением

13. Комитет серьезно обеспокоен многочисленными, постоянными и достоверными сообщениями о том, что использование полученных с применением силы признаний в качестве доказательств в суде является широко распространенным. Отмечая, что использование доказательств, полученных незаконными средствами, запрещено законом, он серьезно обеспокоен тем, что на практике в системе уголовного правосудия существует значительный уклон в пользу признательных показаний. Комитет далее обеспокоен сообщениями о том, что судьи часто отказываются принимать меры по жалобам обвиняемых по уголовным делам или допускать к рассмотрению в качестве доказательств заключения независимых медицинских экспертов, которые могут подтвердить утверждения обвиняемых о применении пыток с целью получения признания. Комитет сожалеет о недостаточности информации, предоставленной государством-участником в отношении дел, в которых судьи или прокуроры возбуждали расследования утверждений о применении пыток, сделанных в суде лицами, обвиняемыми в совершении уголовных преступлений, а также испытывает обеспокоенность в связи с тем, что ни одно должностное лицо не было подвергнуто преследованию и наказанию за пытки даже в том единственном деле, доведенном до его сведения, в котором признание, полученное под пыткой, было исключено из материалов дела судом, - деле Фаруха Гапиурова, который был оправдан Ошским муниципальным судом по обвинению в участии в насилии, имевшем место в июне 2010 года (статьи 2 и 15)...".

43. В главе о Киргизии годового доклада за 2013 год организации "Международная амнистия" в соответствующей части указано следующее:

"...Пытки и другие виды жестокого обращения по-прежнему применялись повсеместно, а правоохранительные и судебные органы не реагировали на сообщения о них. Власти так и не провели беспристрастного и эффективного расследования июньских столкновений 2010 года и их последствий, и тысячи человек, чьи права оказались нарушены, в том числе жертвы тяжких преступлений (таких как преступления против человечности), так и не увидели справедливости. В связи с июньскими беспорядками 2010 года узбеков несоразмерно часто задерживали и подвергали уголовному преследованию...

В апреле прокурор г. Ош заявил, что из 105 дел, переданных в суд в связи с июньскими беспорядками 2010 года, лишь в двух случаях вынесены оправдательные приговоры. Причем лишь в одном из этих дел фигурировал узбек - Фаррух Гарипов, сын правозащитника Равшана Гарипова.

Его освободили по итогам обжалования, когда суд признал, что вынесенный ему обвинительный приговор был основан на признании, полученном под пытками. При этом уголовные дела против применявших пытки милиционеров так и не возбудили.

На этом фоне особое внимание привлекает первый и, насколько известно, единственный на сегодняшний день обвинительный приговор, вынесенный киргизу за убийство узбеков во время июньских беспорядков 2010 года. Этот приговор был отменен...".

44. Всемирный доклад 2013 года организации "Хьюман райтс уотч" по Киргизии содержит следующие выводы по поводу ситуации в Киргизии в 2012 году:

"...Киргизия уклоняется от адекватного реагирования на насилие на юге, в частности, против этнических узбеков, подрывая длительные усилия для содействия стабильности и примирению после межэтнических столкновений, имевших место в июне 2010 года, когда погибло больше 400 человек. Несмотря на шаткое затишье в Южной Киргизии, этнические узбеки по-прежнему подвергаются произвольным задержаниям, пыткам и вымогательству в отсутствие средств защиты...

Местные правозащитные неправительственные организации сообщали, что общее количество зафиксированных случаев произвольного задержания и жестокого обращения во время содержания под стражей в милиции на юге продолжало уменьшаться в 2012 году, хотя они по-прежнему документируют новые случаи. Группы также сообщают о растущей проблеме в связи с вымогательством денег правоохранительными органами, в частности, у этнических узбеков, с угрозами уголовного преследования в связи с событиями июня 2010 года. Потерпевшие от вымогательства редко сообщают о происшествиях, опасаясь репрессий.

Расследования насилия, имевшего место в июне 2010 года, затягиваются. Судебные разбирательства по делам преимущественно этнических узбеков, связанным с насилием, продолжают осуществляться в нарушение международных стандартов справедливого суда, в том числе в делах Махамада Бизурукова и Шамшидина Ниязалиева, которые были приговорены к пожизненному заключению в октябре 2012 года.

В 2012 году адвокатов в Южной Киргизии продолжали запугивать за защиту этнических узбеков, обвинявшихся в причастности к насилию в июне 2010 года, создавая враждебное и насильственное окружение, умалявшее права обвиняемых на справедливое судебное разбирательство. 20 января группа лиц в Джалал-Абаде словесно и физически атаковала адвоката, защищавшего этнического узбека, владельца узбекоязычного телевизионного канала. За такое насилие против адвокатов никто не был привлечен к ответственности...

На слушаниях относительно случаев насилия в июне 2010 года судьи продолжали отклонять, игнорировать утверждения о пытке и не назначали по ним расследования. В качестве редкого исключения четыре сотрудника милиции обвинялись в пытке после смерти в августе 2011 года Усмонжона Холмирзаева, этнического узбека, который скончался от внутренних повреждений после побоев в милиции. Постоянные задержки в разбирательстве обусловили то, что по прошествии года судебное разбирательство еще не окончилось. В июне, после того, как Абдугафур Абдурахманов, этнический узбек, отбывавший пожизненное лишение свободы в связи с имевшим место насилием в июне 2010 года, скончался в тюрьме, власти не начали расследования, утверждая, что он покончил с собой...".

45. В своем докладе "Кыргызстан: три года спустя после насилия правосудие остается фарсом" ("Kyrgyzstan: 3 Years After Violence, a Mockery of Justice"), опубликованном в июне 2013 года "Хьюман райтс уотч", в частности, отметила следующее:

"...Уголовные расследования событий июня 2010 года омрачены широко распространенными произвольными арестами и недозволенным обращением, включая пытки. Безнаказанное насилие в зале суда и другие вопиющие нарушения прав подсудимых не позволяют обвиняемым выстраивать эффективную защиту. "Хьюман райтс уотч" документировано, как при расследованиях несоразмерно и несправедливо преследуются этнические узбеки и как они подвергаются повышенному риску применения пыток в заключении...

Межнациональные столкновения вспыхнули в Южной Киргизии 10 июня 2010 г. В результате насилия погибли свыше 400 человек, были уничтожены почти 2 000 домов. Ужасающие преступления были совершены в отношении как этнических киргизов, так и в отношении этнических узбеков. Однако при том, что преобладающая часть жертв и имущественного ущерба пришлась на этнических узбеков, они же составляют большинство среди привлеченных к уголовной ответственности за убийство...

Исследованиями "Хьюман райтс уотч" в Южной Киргизии с 2010 по 2013 год было установлено, что органы прокуратуры неоднократно отказывались расследовать серьезные и правдоподобные заявления о пытках. Приговаривая обвиняемых к длительным тюремным срокам, суды в основном опираются на признательные показания, полученные предположительно под пытками...".

46. Глава о Киргизии Всемирного доклада 2014 года, выпущенного организацией "Хьюман райтс уотч", в соответствующей части указывает следующее:

"...Недостатки в правоохранительной и судебной системах способствуют устойчивому сохранению серьезных нарушений по делам, связанным с этническим насилием на юге Киргизии в июне 2010 года. Особенно уязвимыми остаются этнические узбеки и другие меньшинства. Нападения в зале суда на адвокатов и подсудимых происходят в условиях безнаказанности, особенно в делах, связанных с событиями июня 2010 года.

В 2013 году правительственные чиновники и представители гражданского общества создали национальный центр по предупреждению пыток. На практике недозволенное обращение и пытки по-прежнему широко распространены в местах задержания, а безнаказанность за пытки является нормой...

По прошествии трех лет правосудие за преступления, совершенные во время межэтнического насилия в Южной Киргизии в июне 2010 года, остается недостижимым. Ненадлежащее судопроизводство оборачивается длительными тюремными сроками преимущественно для этнических узбеков по приговорам, омраченным признаниями, полученными под пытками и другими процессуальными нарушениями. Власти не пересматривают приговоров по делам, где подсудимые заявляли о пытках или других вопиющих нарушениях стандартов справедливого судебного разбирательства. По меньшей мере, девять этнических узбеков продолжают находиться в предварительном заключении, некоторые - уже третий год. Осуждение в августе 2013 года трех этнических узбеков в г. Оше и открытые запросы об экстрадиции еще как минимум шестерых из Российской Федерации вновь указывают на судебную предвзятость в отношении этнических узбеков.

Власти не смогли разрешить острую проблему, связанную с насилием в зале суда со стороны публики в ходе судебных процессов по всему Кыргызстану, в том числе во время июньского суда над тремя оппозиционными депутатами парламента, что способствовало устойчивому сохранению атмосферы, подрывающей права подсудимых на справедливое судебное разбирательство. В 2013 году адвокаты подвергались притеснениям и избиениям в залах суда, в том числе и за защиту этнических узбеков по делам об июньских событиях 2010 года. Подсудимый этнический узбек Махамад Бизуруков и его адвокаты на протяжении двух лет неоднократно подвергались угрозам, притеснениям и физическим нападениям, последний раз в сентябре 2013 года, без привлечения виновных к ответственности...

Несмотря на принятие в 2012 году национального превентивного механизма и организацию в 2013 году соответствующего Национального центра по предупреждению пыток, власти нередко отказываются расследовать заявления о пытках, и лица, применяющие пытки, остаются безнаказанными. В редких случаях, когда сотрудникам милиции предъявлялись обвинения, расследование и судебное разбирательство необоснованно затягивались.

Наглядным примером служит уголовное дело в отношении четырех сотрудников милиции, возбужденное после смерти в августе 2011 года этнического узбека, задержанного по обвинениям, связанным с этническим насилием в июне 2010 года. Усмонжон Холмирзаев умер через несколько дней после того, как его отпустили без предъявления обвинения, предположительно он скончался от травм, полученных вследствие побоев в милиции. На протяжении последних двух лет уголовное преследование неоднократно откладывалось, и к ответственности за его смерть никто привлечен не был.

В июле 2013 года в изоляторе временного содержания в Южной Киргизии был найден мертвым Нуркамил Исмаилов, задержанный милицией за нарушение общественного порядка. По версии властей, он повесился на собственной футболке. После вмешательства джалалабадской правозащитной группы "Справедливость" власти начали уголовное расследование по обвинениям в халатности. В сентябре родственник Исмаилова и милиция урегулировали вопрос во внесудебном порядке: сумма компенсации не разглашалась, вопрос об ответственности не затрагивался...".

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (03.12.2015)
Просмотров: 180 | Теги: Салиев, ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016