Воскресенье, 04.12.2016, 00:48
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 16.07.2014 "Дело "Алишич и другие против Боснии и Герцеговины, Хорватии, Сербии, Словении и Македонии" (Часть 7)

III. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

126. Статья 13 Конвенции предусматривает:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

 

A. Мнение Палаты Европейского Суда

 

127. Рассмотрев ряд средств правовой защиты, Палата Европейского Суда пришла к выводу, что в распоряжении заявителей не было эффективных средств правовой защиты в связи с их жалобами на нарушение материально-правовых положений Конвенции. Поэтому она отклонила возражения властей государств-ответчиков о неисчерпании заявителями внутригосударственных средств правовой защиты. Далее, поскольку Палата Европейского Суда возложила на Словению ответственность за обеспечение сохранности "прежних" валютных сбережений, находившихся в отделении "Люблянского банка (г. Любляна)" в г. Сараево, а на Сербию - ответственность за обеспечение сохранности "прежних" валютных сбережений, находившихся в отделении "Инвестбанка" в г. Тузле, она пришла к выводу, что по делу властями государств-ответчиков допущено нарушение статьи 13 Конвенции в отношении Алишич и Саджака со стороны Словении и нарушение этой статьи в отношении Шахдановича со стороны Сербии, а со стороны остальных властей государств-ответчиков нарушений данной статьи Конвенции допущено не было (см. §§ 83 - 90 Постановления Палаты Европейского Суда по настоящему делу).

 

B. Доводы сторон

 

1. Заявители

 

128. Заявители, не вдаваясь в подробности, утверждали, что отсутствовали эффективные средства правовой защиты в связи с их жалобами на нарушение материально-правовых положений Конвенции.

 

2. Власти государств-ответчиков

 

129. Только власти Словении утверждали, что в распоряжении заявителей были эффективные средства правовой защиты, в частности, возможность обратиться во внутригосударственные суды с иском к старому "Люблянскому банку". Кроме того, заявители могли подать иск к старому "Люблянскому банку" в суды Хорватии, поскольку в Хорватии были удовлетворены требования более 500 клиентов отделения старого "Люблянского банка" в г. Загребе к старому "Люблянскому банку", а 63 вкладчикам из их числа вернули их "прежние" валютные сбережения из средств, вырученных от принудительной продажи имущества этого банка, находящегося в Хорватии (см. § 43 настоящего Постановления).

130. Остальные власти государств-ответчиков признали, что у заявителей отсутствовали эффективные средства правовой защиты. В дополнение к этому власти Боснии и Герцеговины отмечали, что, даже если бы заявители и добились вынесения судебных решений, обязывающих старый "Люблянский банк" вернуть им их "прежние" валютные сбережения, эти решения, скорее всего, не были бы исполнены, поскольку из-за изменений, внесенных в законодательство в 1994 году, этот банк остался без достаточного количества активов (см. § 49 настоящего Постановления). Власти Хорватии указывали, что обращение с иском к старому "Люблянскому банку" в суды Хорватии также было бы неэффективным, поскольку у этого банка в Хорватии уже не осталось имущества (см. § 43 настоящего Постановления).

 

C. Мнение Большой Палаты Европейского Суда

 

131. Европейский Суд неоднократно заявлял, что статья 13 Конвенции гарантирует доступность на внутригосударственном уровне средства правовой защиты, позволяющего воспользоваться по существу конвенционными правами, в какой бы форме они ни обеспечивались в рамках национальной правовой системы. Таким образом, статья 13 Конвенции требует предоставить внутригосударственное средство правовой защиты, позволяющее рассмотреть "небезосновательную жалобу" на предполагаемое нарушение Конвенции по существу и выплатить потерпевшей стороне соответствующую компенсацию. Объем обязательств государств-участников по статье 13 Конвенции зависит от характера жалобы заявителя. Тем не менее средство правовой защиты, наличия которого требует статья 13 Конвенции, должно быть эффективным как в теории, так и на практике. "Эффективность" "средства правовой защиты" по смыслу положений статьи 13 Конвенции не зависит от уверенности в благоприятном для заявителя результате рассмотрения дела. "Государственный орган", на который ссылается статья 13 Конвенции, необязательно во всех случаях должен быть судебным органом в строгом смысле этого слова. Однако если этот орган не является судебным, его полномочия и процессуальные гарантии, которые он обеспечивает, играют важную роль при определении эффективности соответствующего средства правовой защиты. Даже если какое-либо отдельно взятое средство правовой защиты само по себе не в полной мере удовлетворяет требованиям статьи 13 Конвенции, этим требованиям может соответствовать вся совокупность средств правовой защиты, предусмотренных внутригосударственным законодательством (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" ( v. Poland), жалоба N 30210/96, § 157, ECHR 2000-XI).

132. Относительно возможности обратиться с гражданским иском к старому "Люблянскому банку" в суды Словении Европейский Суд отмечает, что Люблянский окружной суд вынес множество решений, обязывающих старый "Люблянский банк" выплатить "прежние" валютные сбережения, размещенные в его отделении в г. Сараево, с учетом начисленных процентов (см. § 51 настоящего Постановления). Однако власти Словении не подтвердили, что хотя бы одно из этих решений было исполнено. Следовательно, в настоящее время отсутствуют доказательства того, что это средство правовой защиты могло обеспечить заявителям полноценное и достаточное возмещение ущерба.

133. Что касается возможности обратиться с гражданским иском к этому банку в суды Хорватии, Европейский Суд на основании имеющихся в его распоряжении документов отмечает, что у старого "Люблянского банка" уже нет в Хорватии никакого имущества. Таким образом, это средство правовой защиты не обеспечивало заявителям достаточных шансов на благоприятный для них результат рассмотрения дела.

134. Европейский Суд принимает во внимание довод властей Словении о том, что в настоящем деле не возникает обязательства обеспечить внутригосударственное средство правовой защиты, поскольку статья 13 Конвенции не требует наличия средства правовой защиты, с помощью которого можно было бы обжаловать законы государства-участника во внутригосударственных органах власти на основании того, что они сами по себе противоречат Конвенции. Такое толкование статьи 13 Конвенции является правильным (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Роше против Соединенного Королевства" (Roche v. United Kingdom), жалоба N 32555/96, § 137, ECHR 2005-X, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Сейдич и Финци против Боснии и Герцеговины" ( and Finci v. Bosnia and Herzegovina), жалобы N 27996/06 и 34836/06, § 60, ECHR 2009, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Паксас против Литвы" (Paksas v. Lithuania), жалоба N 34932/04, § 114, ECHR 2011), но в действительности жалобы заявителей по настоящему делу не направлены ни против внутригосударственного законодательства государств-ответчиков, ни даже против какого-то отдельно взятого решения или меры. Они жалуются в Европейский Суд на то, что власти государств-ответчиков не обеспечили тем или иным образом выплаты их сбережений. Следовательно, им было необходимо предоставить эффективное внутригосударственное средство правовой защиты.

135. Относительно "Инвестбанка" Европейский Суд отмечает, что Сербия не оспаривает, что в распоряжении Шахдановича отсутствовало эффективное средство правовой защиты.

136. В связи с этим Большая Палата Европейского Суда, как и Палата Европейского Суда, приходит к выводу, что по делу властями государств-ответчиков допущено нарушение статьи 13 Конвенции в отношении Алишич и Саджака со стороны Словении и нарушение этой же статьи Конвенции в отношении Шахдановича со стороны Сербии. Большая Палата Европейского Суда приходит к выводу, что со стороны остальных властей государств-ответчиков не было допущено нарушений статьи 13 Конвенции.

 

IV. Предполагаемое нарушение статьи 14 Конвенции

 

137. Статья 14 Конвенции предусматривает:

"Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам".

138. Заявители ссылались на статью 14 Конвенции, но в своих представлениях по делу, направленных в Большую Палату Европейского Суда, они не привели в связи с этим каких-либо доводов. Комментарии властей государств-ответчиков по данному вопросу также недостаточно подробны. Исходя из этого Большая Палата Европейского Суда согласна с Палатой Суда в том, что в отношении Сербии и Словении рассматривать дело с точки зрения статьи 14 Конвенции нет необходимости, а со стороны остальных властей государств-ответчиков не было допущено нарушений этой статьи Конвенции.

 

V. Применение статьи 46 Конвенции

 

139. В части, имеющей отношение к настоящему делу, статья 46 Конвенции предусматривает следующее:

"1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами.

2. Окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением...".

 

A. Мнение Палаты Европейского Суда

 

140. Палата Европейского Суда применила в настоящем деле процедуру вынесения пилотного постановления и указала на определенные меры общего характера (см. §§ 98 - 101 Постановления Палаты Европейского Суда по настоящему делу).

 

B. Доводы сторон

 

141. Власти Сербии и Словении возражали против использования в настоящем деле процедуры вынесения пилотного постановления, в частности, потому, что без помощи других государств-ответчиков они не могли определить остаток средств на "прежних" валютных счетах, открытых в отделениях "Люблянского банка (г. Любляна)" и "Инвестбанка" в этих государствах. Власти Боснии и Герцеговины и Хорватии утверждали, что в распоряжении властей Сербии и Словении есть вся необходимая информация.

 

C. Мнение Большой Палаты Европейского Суда

 

1. Общие принципы

 

142. Европейский Суд напоминает, что статья 46 Конвенции, если ее толковать с точки зрения статьи 1 Конвенции, налагает на власти государств-ответчиков юридическую обязанность принять под контролем Комитета министров Совета Европы необходимые меры общего и (или) индивидуального характера по обеспечению прав заявителей, нарушение которых установил Европейский Суд. Эти меры должны быть приняты и в отношении других лиц, находящихся в таком же положении, в частности, путем решения проблем, которые привели к соответствующим выводам Европейского Суда (см. Постановление Европейского Суда по делу "Лукенда против Словении" (Lukenda v. Slovenia), жалоба N 23032/02, § 94, ECHR 2005-X). При осуществлении надзора за исполнением постановлений Европейского Суда Комитет министров Совета Европы обращает на это обязательство особое внимание (см. Резолюции ResDH(97)336, IntResDH(99)434, IntResDH(2001)65 и ResDH(2006)1).

143. С целью облегчить эффективное исполнение своих постановлений Европейский Суд может применить процедуру вынесения пилотного постановления, позволяющую ему ясно обозначить наличие структурных проблем, лежащих в основе нарушений, и указать меры, которые должны принять власти государства-ответчика для их устранения (см. Резолюцию Комитета министров Совета Европы Res(2004)3 от 12 мая 2004 г. "О постановлениях Европейского Суда, выявляющих системную проблему, лежащую в основе нарушений прав человека", правило 61 Регламента Суда, а также упомянутое выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши", §§ 189 - 194). Цель этой процедуры заключается в том, чтобы облегчить скорейшее и наиболее эффективное разрешение проблемы, ухудшающей защиту соответствующих конвенционных прав в рамках национального правопорядка (см. Решение Европейского Суда по делу "Волькенберг и другие против Польши" (Wolkenberg and Others v. Poland), жалоба N 50003/99, § 34, ECHR 2007-XIV). Действия властей государства-ответчика должны быть направлены в первую очередь на то, чтобы решить эту проблему и предусмотреть в случае необходимости эффективные внутригосударственные средства правовой защиты от указанных нарушений, но они могут включать в себя и решения ad hoc <1>, такие как заключение с заявителями мировых соглашений или односторонние предложения устранить нарушения в соответствии с требованиями Конвенции. Европейский Суд может принять решение отложить рассмотрение всех аналогичных жалоб, предоставив тем самым государству-ответчику возможность урегулировать соответствующие споры этими различными способами (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)" (Burdov v. Russia) (N 2), жалоба N 33509/04 <2>, § 127, ECHR 2009). Если же государство-ответчик не примет такого рода мер после вынесения пилотного постановления и продолжит нарушать Конвенцию, у Европейского Суда не останется другого выбора, кроме как возобновить рассмотрение всех аналогичных жалоб, находящихся в его производстве, и вынести по ним постановления, для того чтобы обеспечить эффективное соблюдение Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу "E.G. против Польши" (E.G. v. Poland), жалоба N 50425/99, § 28, ECHR 2008, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Курич и другие против Словении" ( and Others v. Slovenia) (о справедливой компенсации), жалоба N 26828/06, § 136, ECHR 2014).

--------------------------------

<1> Ad hoc (лат.) - здесь: ситуативные, пригодные только для конкретного отдельно взятого случая (примеч. редактора).

<2> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 4/2009.

 

2. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

144. Нарушения, установленные Европейским Судом в настоящем деле, затрагивают большое количество людей. В производстве Европейского Суда находится более 1 850 аналогичных жалоб, поданных от имени более 8 000 заявителей. В них идет речь о "прежних" валютных сбережениях, размещенных в отделениях "Люблянского банка (г. Любляна)" в городах Сараево и Загреб, и о "прежних" валютных сбережениях, размещенных в отделениях нескольких сербских банков в Сербии и за ее пределами (см. § 46 настоящего Постановления). Кроме того, счет потенциальных заявителей идет на тысячи. В связи с этим Большая Палата Европейского Суда согласна с Палатой Суда в том, что в настоящем деле, несмотря на возражения властей Сербии и Словении, целесообразно применить процедуру вынесения пилотного постановления.

145. Учитывая выявленную им системную ситуацию, Европейский Суд полагает, что на внутригосударственном уровне в рамках исполнения настоящего Постановления, несомненно, нужно принять меры общего характера.

146. В частности, Словения в течение одного года и под наблюдением Комитета министров Совета Европы обязана принять все необходимые меры, включая внесение изменений в законодательство, для того, чтобы Алишич, Саджак и все, кто находится в таком же положении, смогли получить свои "прежние" валютные сбережения на тех же условиях, что и вкладчики, хранившие свои "прежние" валютные сбережения в словенских отделениях банков Словении (эти условия описаны в § 48 настоящего Постановления). Сербия в те же сроки и под наблюдением Комитета министров Совета Европы обязана принять все необходимые меры, включая внесение изменений в законодательство, к тому, чтобы Шахданович и все, кто находится в таком же положении, смогли получить свои "прежние" валютные сбережения на тех же условиях, что и граждане Сербии, хранившие свои "прежние" валютные сбережения в сербских отделениях банков Сербии (эти условия описаны в § 45 настоящего Постановления).

147. Необходимо подчеркнуть, что указанные меры не применяются к лицам, которые, находясь в таком же положении, как и заявители, уже получили все свои "прежние" валютные сбережения, например к лицам, которые смогли снять свои сбережения по основаниям гуманитарного характера (см. §§ 25 и 44 настоящего Постановления), воспользовались ими в процессе приватизации в ФБГ (см. § 32 настоящего Постановления) или получили компенсацию за свои сбережения, размещенные в отделениях "Люблянского банка (г. Любляна)" в городах Загребе и Скопье, от властей Хорватии и Македонии (см. §§ 43 и 52 настоящего Постановления). Сербия и Словения могут исключить указанных лиц из своих программ выплаты компенсаций. Однако в случаях, когда этими способами вкладчикам была возвращена лишь часть их "прежних" валютных сбережений, Сербия и Словения теперь должны возместить им оставшуюся сумму (Сербия - применительно к "прежним" валютным сбережениям, размещенным во всех отделениях банков Сербии, а Словения - применительно к "прежним" валютным сбережениям, размещенным во всех отделениях банков Словении, вне зависимости от гражданства соответствующих вкладчиков и местонахождения отделений, о которых идет речь).

148. Для того, чтобы власти Сербии и Словении смогли определить остаток средств на их счетах, заявители и все лица, находящиеся в таком же положении, должны соответствовать требованиям процедур проверки остатка, которые могут быть приняты в данных государствах. При этом с учетом того, сколько прошло времени и сколько людей так или иначе оказались затронуты войнами, требования вкладчиков не должны отклоняться только потому, что у них отсутствуют оригиналы договоров или сберегательных книжек, если они могут доказать свои требования другими способами. Кроме того, абсолютно все решения, принятые в рамках процедур проверки остатка, должны подлежать судебному контролю.

149. Отсутствуют какие-либо сомнения в том, что из-за отсутствия возможности свободно распоряжаться своими "прежними" валютными сбережениями в течение более 20 лет вкладчики испытали страдания и разочарование. Однако Европейский Суд не считает необходимым указывать сейчас в качестве меры общего характера на то, что Сербия и Словения должны обеспечить им полноценное возмещение этого вреда. Однако в том случае, если какое-либо из этих государств не примет мер, указанных в § 146 настоящего Постановления, и, таким образом, продолжит нарушать Конвенцию, Европейский Суд может пересмотреть вопрос о компенсации вреда в каком-нибудь будущем деле в отношении соответствующего государства, в рамках которого такой пересмотр окажется уместным (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Сульягич против Боснии и Герцеговины", § 64).

150. Наконец, Европейский Суд принимает решение отложить рассмотрение аналогичных жалоб в отношении Сербии и Словении на один год (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Сульягич против Боснии и Герцеговины", § 65). Это решение не ограничивает право Европейского Суда в любой момент объявить любую такую жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению дел в соответствии с положениями Конвенции.

 

VI. Применение статьи 41 Конвенции

 

151. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

152. Заявители просили вернуть им их "прежние" валютные сбережения с учетом начисленных процентов в качестве возмещения причиненного ими материального ущерба. Европейский Суд уже рассмотрел этот вопрос в § 146 настоящего Постановления.

153. Заявители также требовали выплатить каждому из них по 4 000 евро в качестве компенсации причиненного им морального вреда.

154. В своих комментариях по делу, представленных в Большую Палату Европейского Суда, власти государства-ответчика не сделали каких-либо замечаний по поводу этих требований.

155. Большая Палата Европейского Суда, как и Палата Европейского Суда, признает, что из-за отсутствия у заявителей возможности свободно распоряжаться своими "прежними" валютными сбережениями в течение более 20 лет они, по-видимому, испытали страдания и разочарование. Эти страдания и разочарование не могли не усилиться из-за того, что заявители - по крайней мере в какой-то степени - решили выступить от имени всех лиц, находящихся в таком же положении (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хуттен-Чапска против Польши" (Hutten-Czapska v. Poland), жалоба N 35014/97, § 248, ECHR 2006-VIII). Таким образом, проводя оценку обстоятельств дела на основе принципа справедливости, как этого требует статья 41 Конвенции, Европейский Суд удовлетворяет требования заявителей о компенсации причиненного им морального вреда в полном объеме и приходит к выводу, что Словения обязана выплатить по 4 000 евро Алишич и Саджаку, а Сербия обязана выплатить 4 000 евро Шахдановичу.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

156. Заявители требовали выплатить им 27 351 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в связи с рассмотрением дела в Европейском Суде.

157. Власти всех государств-ответчиков считают эти требования завышенными и необоснованными.

158. Согласно правоприменительной практике Европейского Суда заявитель имеет право на компенсацию судебных расходов и издержек, только если доказано, что они были понесены в действительности и по необходимости и являлись разумными по количеству. Другими словами, необходимо, чтобы заявитель их понес или должен был их понести в соответствии с обязательством по закону или договору и чтобы их нельзя было избежать в процессе предотвращения установленного нарушения или устранения его последствий. Европейский Суд требует предоставления счетов и накладных, в которых должны быть достаточно подробно указаны понесенные расходы, чтобы можно было определить степень соблюдения вышеуказанных требований. Поскольку при рассмотрении настоящего дела таких документов предоставлено не было, Европейский Суд отклоняет эти требования заявителей.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

159. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

Часть1  Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (30.11.2015)
Просмотров: 124 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016