Пятница, 09.12.2016, 18:26
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ от 10.07.2012 "Дело "Вахаева (Vakhayeva) против Российской Федерации" (жалоба N 27368/07)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ВАХАЕВА (VAKHAYEVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <*>

(Жалоба N 27368/07)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 10 июля 2012 года)

 

--------------------------------

<*> Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 19 ноября 2012 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу "Вахаева против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой, в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Пэра Лоренсена,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Мирьяны Лазаровой Трайковской,

Юлии Лаффранк, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 19 июня 2012 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

1. Дело было инициировано жалобой N 27368/07, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Тамарой Вахаевой (далее - заявительница) 8 июня 2007 г.

2. Интересы заявительницы представляли юристы неправительственной организации "Правовая инициатива по России" (Stichting Russia Justice Initiative) с главным офисом в Нидерландах и представительством в Российской Федерации. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 1 июля 2010 г. Европейский Суд решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть поступившую жалобу в приоритетном порядке, а также уведомить об этой жалобе власти Российской Федерации. В соответствии с положениями пункта 3 бывшей статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу по существу одновременно с решением вопроса о ее приемлемости.

 

ФАКТЫ

 

I. Обстоятельства дела

 

4. Заявительница, 1947 года рождения, проживает в г. Урус-Мартане. Она является матерью Русланбека Вахаева (также используется написание Рустамбек), 1974 года рождения.

 

A. Похищение Русланбека Вахаева

 

1. Версия заявительницы

 

(a) Задержание Русланбека Вахаева

5. В период, относящийся к обстоятельствам дела, Урус-Мартановский район находился под полным контролем российских федеральных сил. На его территории действовал строгий комендантский час. На дорогах, ведущих в г. Урус-Мартан и из него, а также в другие населенные пункты района, находились военные блокпосты, занятые российскими военнослужащими. Один из блокпостов под названием "Рошня" (из предоставленных документов следует, что он также был известен как КПП-206 (контрольно-пропускной пункт 206)) был расположен на юго-западной окраине г. Урус-Мартана, на дороге, ведущей из г. Урус-Мартана в село Рошни-Чу.

6. 5 октября 2001 г. Русланбек Вахаев и его друг М.Д. направились на автомобиле последнего ВАЗ-2106 белого цвета с регистрационным N К 674 ХТ 95 из г. Урус-Мартана в село Рошни-Чу. Молодые люди планировали заехать к невесте М.Д., чтобы обсудить предстоящую свадьбу. По дороге в село Рошни-Чу к ним подсела женщина с больным ребенком, которую они согласились подвезти. Женщина возвращалась в село после посещения врача в центральной районной больнице г. Урус-Мартана <*>.

--------------------------------

<*> Так в оригинале. Возможно, имеется в виду Государственное бюджетное учреждение "Центральная районная больница Урус-Мартановского района" (ГБУ "ЦРБ Урус-Мартановского района") (примеч. редактора).

 

7. Около 16.00 автомобиль был остановлен военнослужащими на блокпосту "Рошня" с целью проверки документов. После проверки военнослужащие сказали пассажирам, что они задерживают водителя М.Д., и приказали всем выйти из автомобиля.

8. Затем военнослужащие начали избивать М.Д. Русланбек Вахаев пытался поговорить с ними, но один из них сдернул с его головы головной убор и бросил на землю. Затем Русланбек Вахаев ударил военнослужащего по лицу. В ответ военнослужащие начали избивать его прикладами и ногами и закрыли проезд через блокпост. В результате на блокпосту собралась большая толпа местных жителей, ожидавших открытия проезда и ставших свидетелями избиения Русланбека Вахаева и М.Д. Военнослужащие никому не разрешали приблизиться и, чтобы не подпустить толпу, открыли огонь.

9. Один из военнослужащих вызвал кого-то по рации. Вскоре после этого на блокпост прибыл бронетранспортер (далее - БТР). Военнослужащие затолкали Русланбека Вахаева в БТР, а М.Д. - в багажник его автомобиля "ВАЗ-2106" белого цвета. Последний успел прокричать толпе свое имя и адрес и попросил свидетелей сообщить его родственникам о задержании.

10. После этого БТР и автомобиль ВАЗ-2106 белого цвета уехали в направлении центра г. Урус-Мартана.

(b) Последующие события

11. 6 октября 2001 г. М.В., дочь заявительницы, пошла к родственникам М.Д., чтобы узнать о местонахождении своего брата Русланбека, который накануне вечером не вернулся домой.

12. Мать М.Д. сказала ей, что она слышала, что 5 октября 2001 г. на блокпосту, расположенном на дороге, ведущей из г. Урус-Мартана в село Рошни-Чу, были задержаны два молодых чеченца, ехавших на автомобиле ВАЗ-2106 белого цвета.

13. Дочь заявительницы вернулась домой и рассказала семье о событиях, произошедших на блокпосту. Затем заявительница и ее родственники направились к зданию Временного отдела внутренних дел Урус-Мартановского района (далее - ВОВД Урус-Мартановского района), расположенного в центре города, чтобы выяснить, имеется ли у органов государственной власти какая-либо информация об их родственнике. Заявительница присоединилась к толпе местных жителей, собравшихся перед зданием. Заявительница спросила, слышал ли кто-нибудь о задержании двух мужчин на блокпосту. Несколько женщин подтвердили, что они были свидетельницами задержания двух чеченцев на блокпосту 5 октября 2001 г., и предложили заявительнице поговорить с местными таксистами, которые являлись основными свидетелями событий.

14. Заявительница направилась к стоянке такси, где она поговорила с таксистами, работавшими на маршруте Урус-Мартан - Рошни-Чу. Один из них подтвердил, что он видел, как военнослужащие на блокпосту остановили автомобиль ВАЗ белого цвета, в котором находились двое молодых людей и женщина с ребенком, и затем они задержали двух мужчин. Женщину с ребенком с блокпоста в село Рошни-Чу отвез другой таксист.

15. Тем временем в дом М.Д. пришел человек, который сообщил его родным, что он являлся свидетелем задержания М.Д. на блокпосту. Этот человек смог найти родственников М.Д., поскольку последний успел крикнуть свое имя и адрес, прежде чем его затолкали в багажник автомобиля.

16. Вечером 6 октября 2001 г. в дом заявительницы пришла женщина с ребенком. Она сказала заявительнице, что 5 октября 2001 г. ходила к врачу в г. Урус-Мартане и искала того, кто бы подвез ее обратно домой в село Рошни-Чу. М.Д. и Русланбек Вахаев посадили ее в свой автомобиль, чтобы довезти до села. На блокпосту "Рошня" автомобиль был остановлен военнослужащими, обоих мужчин задержали и увезли. Заявительница не указала имя женщины и ее адрес.

17. Через несколько дней заявительница поговорила с Л.М., заместителем главы администрации Урус-Мартановского района. Последний подтвердил, что Русланбека Вахаева и М.Д. задержали на блокпосту, расположенном на юго-западной окраине г. Урус-Мартана, и они были взяты под стражу в военной комендатуре Урус-Мартановского района (далее - районная комендатура), расположенной в центре города. Л.М. пообещал заявительнице, что он поможет освободить ее сына. Он не смог помочь заявительнице, так как впоследствии сам был убит.

18. Через некоторое время после похищения дочь заявительницы М.В. увидела на территории районной военной комендатуры автомобиль ВАЗ-2106 белого цвета с регистрационным N К 674 ХТ 95. Она опознала автомобиль по цвету, регистрационному номеру и занавескам с рисунком головы тигра на заднем стекле автомобиля. Примерно через два месяца после похищения она неоднократно видела этот автомобиль в центре города, на нем ездили люди в военной форме.

19. Каких-либо сведений о Русланбеке Вахаеве и М.Д. после их задержания не поступало.

20. В подтверждение своих показаний заявительница представила следующие документы: показания Н.М. от 15 марта 2007 г., показания Я.И. от 15 марта 2007 г., показания А.Ч. от 23 марта 2006 г., показания М.В. от 4 апреля 2007 г., свои собственные показания от 5 апреля 2007 г., а также копии документов, полученных от органов власти.

 

2. Информация, предоставленная властями Российской Федерации

 

21. Власти Российской Федерации не оспаривали обстоятельства дела в изложении заявительницы. При этом они утверждали, что отсутствуют доказательства, подтверждающие, что Русланбек Вахаев мертв или что к его похищению причастны военнослужащие.

 

B. Официальное расследование по факту похищения

 

1. Информация, предоставленная заявительницей

 

22. По утверждению заявительницы, 7 октября 2001 г. она обратилась в ряд местных правоохранительных органов с письменным заявлением о похищении своего сына. Она не сохранила копию данного обращения.

23. 2 июня 2002 г. заявительница обратилась с заявлением о похищении ее сына военнослужащими на блокпосту к районному прокурору, начальнику ВОВД и районному военному коменданту. Она указала, что свидетелями похищения стали многие местные жители, в том числе женщина с больным ребенком.

24. 30 июня 2002 г. Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чеченской Республике проинформировало заявительницу о том, что ее заявление о похищении сына направлено в Прокуратуру Чеченской Республики.

25. 14 августа 2002 г., 30 мая и 7 июля 2003 г. военная прокуратура Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации (далее - ОГВ (с)) направила обращения заявительницы о похищении в военную прокуратуру - войсковую часть N 20102.

26. 17 сентября 2002 г. и 12 мая 2003 г. Управление Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном федеральном округе направило жалобу заявительницы на неэффективность расследования похищения ее сына и ходатайство об оказании содействия в его поисках на рассмотрение в Прокуратуру Чеченской Республики.

27. Девять раз, а именно 23 и 30 сентября 2002 г., а затем 9 и 17 июня, 18 августа 2003 г., 4 марта 2005 г., 24 июня и 28 ноября, 21 декабря 2005 г., Прокуратура Чеченской Республики направляла обращения заявительницы о похищении ее сына с блокпоста и ее ходатайства об оказании содействия в его поисках на рассмотрение в Урус-Мартановскую районную прокуратуру.

28. 3 ноября 2002 г. (в предоставленных материалах также указана дата 18 октября 2000 г.) Урус-Мартановская районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту похищения Русланбека Вахаева по признакам преступления, предусмотренного статьей 126 (похищение человека) Уголовного кодекса Российской Федерации. Уголовному делу был присвоен N 61153 (в предоставленных документах также указывается N 24048).

29. 25 декабря 2002 г. следователи признали заявительницу потерпевшей по уголовному делу.

30. 14 января 2003 г. следователи проинформировали заявительницу о том, что в неуказанную дату производство по уголовному делу было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

31. 29 апреля 2003 г. Главная военная прокуратура направила обращение заявительницы о похищении ее сына с блокпоста в военную прокуратуру ОГВ (с).

32. 10 июня 2003 г. Министерство внутренних дел по Чеченской Республике направило обращение заявительницы о похищении ее сына на рассмотрение в ВОВД Урус-Мартановского района.

33. 17 и 30 июня 2003 г. военная прокуратура - войсковая часть N 20102 уведомила заявительницу о том, что в ходе рассмотрения ее жалоб причастность военнослужащих к похищению Русланбека Вахаева не была установлена.

34. 20 июня 2003 г. и 8 декабря 2005 г. сотрудники ВОВД Урус-Мартановского района уведомили заявительницу о том, что ни военнослужащие, ни представители правоохранительных органов Урус-Мартановского района не производили задержания ее сына и что он не содержится под стражей в ВОВД Урус-Мартановского района. В первом письме органы власти сослались на уголовное дело N 24048, а во втором - на N 61153.

35. 3 июля 2003 г. военная комендатура Урус-Мартановского района уведомила заявительницу о том, что ее сотрудниками проведено расследование в связи с ее утверждениями о похищении сына на блокпосту, и указала, в частности, следующее:

"...По состоянию на 30 июня 2003 г. военная комендатура Урус-Мартановского района не располагает информацией о местонахождении Вашего сына и об основаниях для его задержания. Отсутствие информации объясняется тем, что (данная) комендатура выполняет свои задачи в Урус-Мартановском районе только с 28 декабря 2002 г., а также тем, что указание на задержание (Вашего сына) "осенью 2001 года" является недостаточно точным...".

36. 5 августа 2003 г. заявительница обратилась с жалобой к прокурору Чеченской Республики. В письме она указала, что ее сын был задержан на блокпосту федеральных вооруженных сил и с тех пор пропал, и что ни один из правоохранительных или военных органов не признает факта причастности своих сотрудников к его похищению. Заявительница также жаловалась на то, что Урус-Мартановская районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту исчезновения лишь спустя более чем год после указанных событий и что следователи не установили личности военнослужащих, находившихся на блокпосту 5 октября 2001 г. Она ходатайствовала перед прокуратурой о возобновлении приостановленного расследования и просила уведомлять ее о ходе расследования.

37. 20 октября 2003 г. Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чеченской Республике уведомило заявительницу о том, что его сотрудники не производили задержание ее сына, и что он не подозревался ими в осуществлении преступной деятельности.

38. 16 января 2004 г. Урус-Мартановская районная прокуратура уведомила заявительницу о том, что 14 января 2004 г. расследование по уголовному делу было возобновлено.

39. 4 марта 2004 г. Прокуратура Чеченской Республики проинформировала заявительницу о том, что расследование по уголовному делу продолжается.

40. 12 апреля 2004 г. заявительница направила военному коменданту Урус-Мартановского района жалобу о похищении ее сына на блокпосту и ходатайство об оказании содействия в его поисках.

41. 30 марта 2005 г. Урус-Мартановская районная прокуратура уведомила заявительницу о том, что 15 марта 2005 г. расследование по уголовному делу было возобновлено.

42. 15 июня 2005 г. заявительница направила жалобу военному прокурору ОГВ (с). В своем письме она подробно описала обстоятельства похищения ее сына на блокпосту и указала, что он был задержан представителями органов государственной власти в присутствии многочисленных свидетелей. Она также жаловалась на то, что расследование по уголовному делу было неэффективным, следователи не установили личности военнослужащих, находившихся на блокпосту в период рассматриваемых событий, и не допросили свидетелей задержания, автомобиль ВАЗ-2106, на котором уехали похитители, долгое время после похищения видели во дворе военной комендатуры Урус-Мартановского района, и что военнослужащие ездили на нем по г. Урус-Мартану. Ввиду бездействия Урус-Мартановской районной прокуратуры и обстоятельств похищения заявительница обратилась к военному прокурору с просьбой истребовать материалы уголовного дела из районной прокуратуры, провести расследование указанных событий, а также установить личности военнослужащих, которые 5 октября 2001 г. находились на блокпосту и похитили ее сына, и привлечь их к ответственности.

43. 4 июля 2005 г. Урус-Мартановская районная прокуратура направила заявительнице ответ, в котором было указано, что ее жалоба рассмотрена и проводятся оперативно-розыскные мероприятия по установлению виновных.

44. 30 июля 2005 г. военная прокуратура - войсковая часть N 20102 уведомила заявительницу о том, что в результате проведения расследования по уголовному делу N 61153 причастность военнослужащих к похищению ее сына не установлена, поэтому расследование должно проводиться районной прокуратурой.

45. 27 августа 2005 г. военная прокуратура ОГВ (с) проинформировала заявительницу о том, что в ходе расследования, проведенного военной прокуратурой - войсковой частью N 20102, причастность военнослужащих к похищению не установлена, и что похищение расследуется районной прокуратурой в рамках уголовного дела N 24048.

46. 4 ноября, 5 и 28 декабря 2005 г. Урус-Мартановская районная прокуратура уведомила заявительницу о том, что расследование по уголовному делу приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, и что проводятся оперативно-розыскные мероприятия по установлению виновных.

47. 28 февраля 2006 г. Прокуратура Чеченской Республики направила жалобу заявительницы на рассмотрение в Урус-Мартановскую районную прокуратуру.

48. Заявительница утверждала, что она не получала от органов государственной власти какой-либо дополнительной информации относительно расследования по факту исчезновения ее сына.

 

2. Информация, предоставленная властями Российской Федерации

 

49. 27 июля 2002 г. заявительница обратилась в Урус-Мартановский РОВД <*> с письменной жалобой о похищении ее сына на блокпосту. Она описала обстоятельства похищения и указала, что оно произошло 5 октября 2001 г. в окрестностях села Рошни-Чу.

--------------------------------

<*> Так в оригинале. То есть не в упоминаемый ранее временный отдел внутренних дел, а в районный отдел внутренних дел Урус-Мартановского района (примеч. переводчика).

 

50. 3 ноября 2002 г. Урус-Мартановская районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту "задержания Русланбека Вахаева и М.Д. 5 октября 2001 г. на блокпосту рядом с селом Рошни-Чу...". Уголовному делу был присвоен N 61153.

51. 10 и 19 ноября 2002 г. следователи допросили заявительницу, которая сообщила, что ее сын Русланбек был похищен военнослужащими на блокпосту после того, как его остановили на данном блокпосту вместе с М.Д., с которым они вместе ехали на автомобиле белого цвета, принадлежавшем последнему, и что впоследствии этот автомобиль был замечен на территории военной комендатуры.

52. 22 ноября 2002 г. следователи запросили в военной комендатуре Урус-Мартановского района, районном отделе Федеральной службы безопасности Российской Федерации, оперативной группе Временной оперативной группировки органов и подразделений МВД России и в войсковой части N 6779 <*> информацию о том, производили ли их сотрудники задержание Русланбека Вахаева, и осуществляли ли они его взятие под стражу.

--------------------------------

<*> 46-я отдельная бригада оперативного назначения (ОБрОН) Внутренних войск МВД России, дислоцировалась в г. Урус-Мартане (примеч. переводчика).

 

53. 29 и 30 ноября 2002 г. районный отдел Федеральной службы безопасности Российской Федерации, войсковая часть N 6779 и оперативная группа Временной оперативной группировки органов и подразделений МВД России направили ответы, в которых указывалось, что их сотрудники не производили задержание сына заявительницы и не осуществляли его заключение под стражу.

54. В неуказанную дату в ноябре 2002 года начальник блокпоста КПП-206 ("Рошня") сообщил следователям, что он и военнослужащие, находящиеся под его командованием, не располагают информацией о предполагаемом задержании или заключении Русланбека Вахаева под стражу, поскольку срок прохождения ими службы на блокпосту начался 25 октября 2002 г., и что военнослужащие воинской части, занимавшие данный блокпост до них, не передавали каких-либо документов, касающихся этого инцидента.

55. 25 декабря 2002 г. заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу.

56. 2 января 2003 г. следователи допросили отца М.Д. Власти Российской Федерации предоставили Европейскому Суду только часть его показаний, из которых следовало, что проведенные им неофициальные поиски сына не принесли ощутимых результатов.

57. 3 января 2003 г. расследование уголовного дела было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Заявительница была уведомлена об этом 14 января 2003 г.

58. 20 июня 2003 г. надзирающий прокурор вынес постановление о возобновлении расследования, поскольку следователи не выполнили крайне важные меры. В тот же день производство по делу было возобновлено, заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

59. 11 июля 2003 г. следователи вновь допросили заявительницу, которая повторила свои предыдущие показания, добавив, что в тот момент, когда автомобиль был остановлен на блокпосту, ее сын Русланбек находился в нем вместе с М.Д. и женщиной с ее парализованным сыном, и что после похищения автомобиль М.Д. был замечен на территории военной комендатуры.

60. 20 июля 2003 г. расследование уголовного дела вновь было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Заявительница была уведомлена об этом в тот же день.

61. 20 августа 2003 г. заявительница обратилась в Прокуратуру Чеченской Республики с жалобой на неэффективность расследования по факту похищения сына. Она указала на то, что производство по делу было приостановлено, несмотря на то, что следователи не приняли таких основных мер, как установление личностей военнослужащих, находившихся на блокпосту 5 октября 2001 г. Заявительница просила возобновить расследование, а также установить личности военнослужащих, находившихся на блокпосту, и допросить их.

62. 10 сентября 2003 г. заявительница обратилась к Генеральному прокурору Российской Федерации с жалобой на неэффективность расследования по факту похищения. Она описала обстоятельства произошедших событий и указала, что следователи не приняли основных мер по установлению личностей виновных.

63. 14 января 2004 г. надзирающий прокурор вынес постановление о возобновлении расследования на основании того, что следователи не выполнили весьма важных действий, и указал следователям на перечень мер, которые им следовало осуществить. В тот же день производство по делу было возобновлено, заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

64. 15 января 2004 г. следователи представили надзирающему прокурору краткий отчет о ходе расследования по уголовному делу. В данном документе, среди прочего, указывалось следующее:

"...Следствием установлено, что 5 октября 2001 г. Русланбек Вахаев, 1974 года рождения, и М.Д., 1978 года рождения, были задержаны на блокпосту возле села Рошни-Чу. С тех пор информация об их местонахождении не поступала...".

65. 18 января 2004 г. следователи допросили М.В., дочь заявительницы, которая сообщила, что 5 октября 2001 г. ее брат Русланбек Вахаев и М.Д. сказали ей, что они собираются в село Рошни-Чу к невесте М.Д. Они уехали на автомобиле ВАЗ-2106 белого цвета, принадлежавшем М.Д. Свидетельница разговаривала с матерью М.Д. 6 октября 2001 г., а затем узнала о задержании двух молодых людей на блокпосту 5 октября 2001 г. Свидетелями задержания стали таксисты, которые находились на стоянке такси, расположенной неподалеку от блокпоста. Один из таксистов приехал домой к заявительнице с женщиной, которая находилась в автомобиле с Русланбеком и М.Д. в тот момент, когда их остановили на блокпосту. Оба они рассказали свидетельнице и заявительнице об обстоятельствах данного происшествия.

66. 18 января 2004 г. следователи вновь допросили заявительницу. Ее показания совпали с показаниями ее дочери М.В., которые последняя дала в тот же день.

67. 28 января 2004 г. следователи допросили мать М.Д. по имени А.Д. Ее показания совпали с показаниями М.В., полученными 18 января 2004 г.

68. 29 января и 5 февраля 2004 г. следователи допросили З.Д. и Ш.Д., они оба пояснили, что 5 октября 2001 г. они вместе ехали в село Рошни-Чу. На блокпосту, расположенном за пределами села, они были вынуждены остановиться из-за затора, образовавшегося в связи с задержанием двух молодых людей военнослужащими, находившимися на блокпосту. По утверждению свидетелей, они встретили своего знакомого Х., который стал свидетелем этих событий наряду со многими другими людьми, ожидавшими открытия проезда. На следующий день свидетелям сообщили, что двое задержанных - это Русланбек Вахаев и М.Д.

69. 29 января и 4 февраля 2004 г. следователи допросили родственниц заявительницы А.В. и З.С. Их показания относительно произошедших событий совпали с показаниями М.В. от 18 января 2004 г.

70. 14 февраля 2004 г. расследование уголовного дела вновь было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Заявительница была проинформирована об этом решении.

71. 2 марта 2004 г. надзирающий прокурор вынес постановление о возобновлении расследования на основании того, что следователи не выполнили весьма важных действий, и указал следователям на перечень мер, которые им надлежало осуществить. В тот же день производство по делу было возобновлено, и заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

72. 2 апреля 2004 г. расследование уголовного дела вновь было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Заявительница, которая была уведомлена об этом в тот же день, обжаловала это решение в Урус-Мартановский городской суд (см. § 104 настоящего Постановления).

73. 27 августа 2004 г. надзирающий прокурор вынес постановление о возобновлении расследования в связи с тем, что не были приняты необходимые меры. В тот же день производство по делу было возобновлено, о чем заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

74. 27 сентября 2004 г. расследование уголовного дела вновь было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Заявительница, которая была уведомлена об этом в тот же день, обжаловала это решение в Урус-Мартановский городской суд (см. § 107 настоящего Постановления).

75. 25 февраля и 9 мая 2005 г. заявительница вновь обратилась с жалобой в Прокуратуру Чеченской Республики и к Генеральному прокурору Российской Федерации. Она представила подробное описание обстоятельств похищения, подчеркнув наличие многих свидетелей данного происшествия, а также тот факт, что автомобиль М.Д. впоследствии видели на территории военной комендатуры. Кроме того, она заявила, что расследование по факту похищения было неэффективным и ее жалобы на решения следователей, в том числе жалобы в местный суд, были напрасными. Вместе с тем заявительница ходатайствовала об установлении личностей военнослужащих, находившихся на блокпосту 5 октября 2001 г., и о привлечении их к ответственности.

76. 15 марта 2005 г. надзирающий прокурор вынес постановление о возобновлении расследования в связи с тем, что следователи не выполнили весьма важных действий, и указал следователям на меры, которые им следовало принять. В тот же день производство по делу было возобновлено, и заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

77. 11 апреля, а затем и 7 октября 2005 г. следователи запросили в Центральном архиве Министерства внутренних дел Российской Федерации информацию о том, какие военные подразделения дислоцировались на блокпосту 5 октября 2001 года, указав, среди прочего, что:

"... (из) собранных следствием материалов следует, что 5 октября 2001 г., примерно в 12.00, Русланбек Вахаев и М.Д. были задержаны на блокпосту представителями федеральных сил...".

78. 30 мая 2005 г. Центральный архив Министерства внутренних дел Российской Федерации направил ответ, в котором говорилось, что его сотрудники не располагают соответствующей информацией. Следователям было предложено запросить информацию в архиве Северо-Кавказского военного округа. Ответ на запрос от 7 октября 2005 г. не поступил.

79. 16 марта 2005 г. следователи допросили А.Б. Власти Российской Федерации не представили Европейскому Суду копию его показаний.

80. 18 марта 2005 г. следователи вновь допросили дочь заявительницы М.В., которая сообщила, что через три или четыре дня после похищения она узнала от младшего брата М.Д., что автомобиль белого цвета, в котором находились Русланбек и М.Д. во время их задержания на блокпосту, был припаркован во дворе Урус-Мартановской военной комендатуры. Кроме того, она сказала, что встретила таксиста, который являлся свидетелем похищения и подробно описал ей его обстоятельства. Вечером 6 октября 2001 г. она и ее двоюродная сестра З.С. отправились к главе местной администрации Л.М. <*>, который сообщил им, что оба молодых человека были заключены под стражу в военной комендатуре. Л.М. был убит спустя шесть месяцев после описанных событий.

--------------------------------

<*> Так в оригинале. Выше, в § 17 настоящего Постановления, данное лицо упоминается как заместитель главы районной администрации (примеч. переводчика).

 

81. 21 марта 2005 г. следователи допросили Р.М. Власти Российской Федерации не представили Европейскому Суду копию его показаний.

82. 21 марта 2005 г. следователи вновь допросили заявительницу, которая рассказала, что узнала о похищении ее сына военнослужащими от свидетелей этого события. Она не смогла вспомнить имена свидетелей, но при этом сообщила, что один из них работает кассиром в Государственном пенсионном фонде <*> в селе Рошни-Чу. В течение почти двух месяцев после похищения ей обещали, что Русланбек будет освобожден, но этого не произошло. Таким образом, примерно через год она потеряла всякую надежду и подала письменную жалобу в органы власти.

--------------------------------

<*> Здесь и далее так в оригинале. Очевидно, имеется в виду отделение Пенсионного фонда Российской Федерации (примеч. переводчика).

 

83. 24 марта 2005 г. следователи допросили З.С., приходившуюся двоюродной сестрой М.В., которая подтвердила показания последней, полученные 18 марта 2005 г.

84. 25 марта 2005 г. следователи вновь допросили А.Д., мать М.Д., которая пояснила, что ее муж, проводивший поиски их сына, рассказал ей, что сотрудники местной администрации сообщили ему, что М.Д. и Русланбек Вахаев находились под стражей в здании военной комендатуры, несколько месяцев они ждали освобождения двух задержанных.

85. 5 апреля 2005 г. следователи вновь допросили отца М.Д. по имени Ма.Д., который отметил, что после похищения его сына на блокпосту он узнал, что автомобиль сына некоторое время находился на территории военной комендатуры Урус-Мартановского района. Он сказал, что военный командир Гаджиев, его знакомый, обещал оказать ему помощь в освобождении его сына и Русланбека, но этого и не произошло, и через несколько месяцев Гаджиев был убит.

86. 15 апреля 2005 г. расследование уголовного дела вновь было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Заявительница была уведомлена об этом решении.

87. 15 июня 2005 г. заявительница направила жалобу военному прокурору войсковой части N 20102, в которой она подробно описала обстоятельства похищения и указала имена свидетелей этих событий. Она сообщила, что, несмотря на наличие необходимой информации, следователи не установили личностей военнослужащих, находившихся на блокпосту 5 октября 2001 г., не допросили многочисленных свидетелей данного происшествия, ожидавших открытия проезда через блокпост, и не установили обстоятельства, при которых военнослужащие военной комендатуры воспользовались автомобилем похищенных. Она указала, что ее жалобы в местные суды на решения следователей не заставили следователей принять указанные меры.

88. 4 октября 2005 г. надзирающий прокурор вновь вынес постановление о возобновлении расследования в связи с тем, что следователи не выполнили весьма важных действий, и указал следователям перечень мер, которые им следовало предпринять. В частности, он поручил следователям установить и допросить свидетелей похищения, в том числе таксиста, сообщившего заявительнице и М.В. о произошедших событиях, и кассира из Государственного пенсионного фонда. В тот же день производство по делу было возобновлено, о чем заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

89. 6 октября 2005 г. заявительница отказалась ознакомиться с содержанием материалов уголовного дела в связи с состоянием своего здоровья.

90. 8 октября 2005 г. следователи вновь допросили заявительницу. Власти Российской Федерации не представили Европейскому Суду копию ее показаний, полученных в тот день.

91. В различные даты в октябре 2005 года следователи допросили троих местных жительниц: Л.Р., Б.Э. и З.А. Все они пояснили, что не являлись свидетельницами похищения и ничего не знают об этом происшествии.

92. 4 ноября 2005 г. расследование уголовного дела вновь было приостановлено в связи с неустановлением лиц, совершивших преступление. Заявительница была надлежащим образом уведомлена об этом решении.

93. 15 декабря 2005 г. и 26 февраля 2006 г. заявительница вновь обратилась к прокурору Чеченской Республики с жалобой, в которой она подробно описала обстоятельства похищения и указала имена свидетелей этого события. Она заявила, что, несмотря на наличие соответствующей информации, следователи не установили личностей военнослужащих, находившихся на блокпосту 5 октября 2001 г., не допросили многочисленных свидетелей данного инцидента, ожидавших открытия проезда через блокпост, не установили обстоятельства, при которых военнослужащие военной комендатуры воспользовались автомобилем похищенных. Она просила следователей принять вышеуказанные меры и уточнила, что ее жалобы в местные суды на решения следователей не заставили следователей выполнить эти действия.

94. Несколько раз в течение 2006 года прокуратуры различных уровней уведомляли заявительницу о том, что расследование по факту похищения ее сына продолжается и следователи принимают все возможные меры по установлению лиц, причастных к совершению данного преступления.

95. 15 мая 2007 г. заявительница обратилась с жалобой к прокурору Урус-Мартановского района, указав, что ее не уведомили о том, приняли ли следователи меры, необходимые для исполнения постановления суда от 30 сентября 2005 г. (см. § 110 настоящего Постановления). Она ходатайствовала о возобновлении расследования, а также просила предоставить ей возможность ознакомиться с материалами дела.

96. 17 мая 2007 г. прокурор Урус-Мартановского района частично удовлетворил жалобу заявительницы, отметив, что решение о том, когда и в каком объеме она сможет ознакомиться с материалами дела, относится в компетенции следователя, в производстве которого находится уголовное дело.

97. 22 июня 2007 г. заявительница вновь обратилась с жалобой к прокурору Урус-Мартановского района, указав, что она несколько раз пыталась получить доступ к материалам уголовного дела в районной прокуратуре, но это оказалось невозможно, поскольку следователь, в производстве которого находилось уголовное дело, либо был занят, либо отсутствовал. Заявительница ходатайствовала о предоставлении ей доступа к материалам дела.

98. 25 и 26 июня 2007 г. следователи вновь допросили дочь заявительницы М.В. и Ма.Д., отца М.Д. Оба свидетеля повторили свои предыдущие показания.

99. 2 июля 2007 г. прокурор Урус-Мартановского района направил ответ на жалобу заявительницы от 22 июня 2007 г., указав, что решение о том, когда и в каком объеме она сможет ознакомиться с материалами дела, относится к компетенции следователя, в производстве которого находится уголовное дело. В тот же день следователь направил заявительнице письмо, в котором говорилось, что она может ознакомиться с материалами дела в прокуратуре 4 июля 2007 г. Неясно, получила ли заявительница это письмо. 5 июля 2007 г. следователь, в производстве которого находилось уголовное дело, сообщил районному прокурору, что заявительница не явилась для ознакомления с материалами дела.

100. В различные даты в период с конца 2002 года по 2007 год следователями были направлены многочисленные запросы в различные отделы внутренних дел, подразделения Федеральной службы безопасности, органы прокуратуры, военные комендатуры, следственные изоляторы и больницы других районов Чеченской Республики и регионов Российской Федерации, в которых они просили предоставить им информацию о том, производили ли сотрудники запрошенных ведомств задержание Русланбека Вахаева, осуществляли ли его заключение под стражу, оказывали ли ему медицинскую помощь, находили ли его труп или располагали какой-либо информацией о его местонахождении или судьбе. Следствием были получены только отрицательные ответы.

101. 9 сентября 2010 г. расследование уголовного дела было возобновлено, о чем заявительнице было направлено соответствующее уведомление.

102. Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что, хотя следствие пока и не установило местонахождение Русланбека Вахаева, оно все еще продолжается. Органы государственной власти принимали все возможные меры для раскрытия преступления. Правоохранительные органы не задерживали и не заключали под стражу Русланбека Вахаева.

103. Несмотря на конкретные просьбы Европейского Суда, власти Российской Федерации раскрыли лишь часть материалов уголовного дела N 61153, которая насчитывает 373 листа. Власти не дали каких-либо объяснений по поводу непредставления копий всех материалов дела.

 

C. Судебные разбирательства в отношении следователей

 

1. Первый этап судебных разбирательств

 

104. 28 июля 2004 г. заявительница обратилась в Урус-Мартановский городской суд с жалобой на неэффективность расследования уголовного дела по факту похищения ее сына. Она утверждала, что, несмотря на наличие многочисленных свидетелей похищения и относительную простоту, с которой следователи могли получить данную информацию, прокуратура Урус-Мартановского района не установила личностей военнослужащих, находившихся на блокпосту в день похищения. Заявительница просила суд вынести решение для районной прокуратуры о проведении тщательного и эффективного расследования произошедших событий, привлечении виновных к ответственности, признании заявительницы гражданской истицей по делу и предоставлении ей доступа к материалам уголовного дела.

105. 13 августа 2004 г. Урус-Мартановский городской суд частично удовлетворил жалобу заявительницы и вынес решение о проведении районной прокуратурой тщательного и эффективного расследования по факту похищения. В тексте решения, в частности, указывалось следующее:

"...Из материалов уголовного дела следует, что расследование было проведено не в полном объеме. Например, следствие не установило личностей военнослужащих... находившихся на блокпосту на юго-западной окраине г. Урус-Мартана и принимавших участие в задержании Русланбека Вахаева, и не допросило их. Следствие не установило личность женщины, находившейся в одной машине с похищенными, и не допросило ее. В ходе расследования уголовного дела были проведены не все мероприятия, перечисленные в плане оперативно-розыскных мероприятий..."

106. В остальной части жалоба была отклонена. Урус-Мартановский городской суд указал, что заявительница будет иметь право на ознакомление с материалами уголовного дела только после завершения расследования.

 

2. Второй этап судебных разбирательств

 

107. Приблизительно 20 октября 2004 г. заявительница вновь обратилась в Урус-Мартановский городской суд с жалобой на неэффективность расследования по уголовному делу и отсутствие доступа к материалам уголовного дела.

108. 1 ноября 2004 г. Урус-Мартановский городской суд отклонил ее жалобу. В решении суда, среди прочего, указывалось следующее:

"...В ходе расследования районная прокуратура выполнила распоряжения суда от 13 августа 2004 г. При таких обстоятельствах ходатайство заявительницы о проведении более тщательного и эффективного расследования является необоснованным..."

109. Заявительница подала кассационную жалобу на это решение в Верховный суд Чеченской Республики. 7 сентября 2005 г. Верховный суд Чеченской Республики отменил указанное решение и направил жалобу заявительницы в Урус-Мартановский городской суд на новое рассмотрение.

110. 30 сентября 2005 г. Урус-Мартановский городской суд удовлетворил жалобу заявительницы, обязав следователей провести тщательное и эффективное расследование по факту похищения и предоставить заявительнице возможность ознакомиться с материалами уголовного дела. В тексте решения Урус-Мартановского городского суда, в частности, отмечалось следующее:

"...Из материалов дела следует, что следствие не приняло всех необходимых мер по установлению местонахождения похищенного и установлению личностей лиц, совершивших преступление. В частности, следствие не приняло следующие меры:

- не установило личности свидетелей, находившихся на блокпосту во время задержания Р. Вахаева 5 октября 2001 года, и не допросило их;

- не установило личности военнослужащих, дежуривших на блокпосту в день задержания Р. Вахаева, и не допросило их;

- не приняло мер к поиску автомобиля, на котором Р. Вахаев прибыл (на блокпост), несмотря на показания свидетельницы Т.В., согласно которым этот автомобиль стоял во дворе районной военной комендатуры и, более того, сотрудники комендатуры ездили на нем.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что ходатайство заявительницы о проведении более тщательного и эффективного расследования уголовного дела является обоснованным..."

 

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

111. Краткое изложение соответствующего внутригосударственного законодательства см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации" (Akhmadova and Sadulayeva v. Russia) (от 10 мая 2007 г., жалоба N 40464/02 <*>, § 67 - 69).

--------------------------------

<*> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006.

Следующая страница

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (28.10.2015)
Просмотров: 97 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016