Вторник, 06.12.2016, 03:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ Дело "Щиборщ и Кузьмина против Российской Федерации"(Часть 3)

Продолжение

115. С 8 апреля по 7 мая 2008 г. судебно-медицинскую экспертизу проводили эксперты Российского центра судебно-медицинской экспертизы Л-о, А. и Д. В заключении N 40/08, в частности, указывалось, что:

a) Щиборщ претерпел колотую/резаную рану шеи длиной 3 см, пересекавшую яремную вену, и множественные резаные раны правого уха, левой стороны лица, грудной клетки, правого плеча и ключицы, левого плеча, задней части локтя запястий, тыльной стороны левой ладони, двух пальцев правой руки и четырех пальцев левой руки. Раны были осложнены профузным кровотечением и повлекли смерть Кирилла Щиборща. Рана на шее была причинена предметом с множественными острыми режущими краями, которым мог быть осколок стекла. Кусок стекла был, по-видимому, закреплен где-то и оставался на месте твердо и неподвижно. Такая травма часто наблюдается, когда раны причинены разбитым оконным стеклом или стеклянной дверью, когда основная часть окна выпадает, но острые осколки по краям остаются прочно соединенными с рамой. Множественные резаные раны причинены фрагментами разбитого стекла. Хотя невозможно установить последовательность травм, они были причинены в течение короткого периода незадолго до смерти Кирилла Щиборща. Они были осложнены внешним кровотечением, которое вызывало анемию, повлекшую его смерть;

b) Щиборщ перенес открытую черепно-мозговую травму, состоявшую в ушибе левой лобной, теменной и височной областей и верхней части правого глаза, поверхностных кровоподтеках на правой скуле, кровоподтеках и ссадинах лба, века и верхней части правого глаза, левого века, правой височной области, левой челюсти, щеки и подбородка, кровоизлияниях мягкой ткани левой лобной, теменной и височной областей и правой теменной и височной областей, вдавленном переломе лобной кости и левой теменной костей, линейных переломах левой теменной кости и лобной кости, субарахноидальных кровоизлияниях и ушибе коры головного мозга выпуклой поверхности лба. Черепно-мозговая травма определялась как тяжкий вред здоровью. Однако ввиду отсутствия симптомов дислокации или компрессии мозга, повреждения существенных участков мозговой ткани и отсутствия воспаления сама по себе черепно-мозговая травма не могла повлечь смерть Щиборща. Черепно-мозговая травма была причинена множественными ударами твердых тупых предметов, возможно, имевших широкую поверхность. Однако нельзя установить точно, как они были причинены;

c) Щиборщ имел закрытые переломы шестого правого ребра и восьмого, девятого, десятого и одиннадцатого левых ребер. Они причинены неоднократными ударами твердых тупых предметов. Такие травмы могли быть причинены ударами, пинками ботинок или вследствие падения на выступающие предметы;

d) Щиборщ также имел подкожные кровоизлияния на груди, плечевых суставах, левом плече, предплечье, бедре и голени и на правом предплечье, бедре, коленном суставе и голени, кровоподтеки и ссадины на правом предплечье и ладони, которые были причинены ударами твердых тупых предметов. Такие кровоподтеки и подкожные кровоизлияния квалифицируются как легкие травмы.

116. Согласно заключению травмы причинены незадолго до поступления Щиборща в больницу. Его смерть была вызвана колотым/резаным ранением шеи, затронувшим яремную вену, и множественными резаными ранами, осложненными профузным кровотечением. Иные травмы, такие как черепно-мозговая травма, осложняли состояние Кирилла Щиборща, но непосредственно не влекли его смерть. Рана шеи была определенно нанесена неподвижным осколком стекла. Однако невозможно установить, в какой именно момент задержания Щиборща она была причинена.

117. Что касается вопроса первого заявителя о том, могли ли травмы, повлекшие смерть Щиборща, быть вызванными его падением, судебно-медицинские эксперты указали, что, поскольку точный способ причинения раны шеи не мог быть установлен, они не могли исключать такой возможности. В то время как эксперты полагали, что в определенный момент неподвижный осколок стекла был введен в шею Щиборща, осколок мог находиться в раме окна или двери или находиться на полу зажатым между других предметов. Однако множественные резаные раны не могли быть вызваны падением.

118. 19 мая 2008 г. адвокат заявителей допросил Р., эксперта, который участвовал в судебно-медицинской экспертизе, оконченной 14 марта 2007 г. (см. § 65 настоящего Постановления), с учетом заключения N 40/08. Р. отметил, что нейрохирург не принимал участия в экспертизе, оконченной 7 мая 2008 г., что влияло на достоверность ее заключения. В частности не ясно, почему черепно-мозговая травма не была указана в качестве причины смерти. Также неясно, какие участки мозговой ткани были найдены "несущественными", в то время как все такие участки являются существенными. Кроме того, не было достаточно раскрыто, что понимается под "профузным кровотечением": острое кровотечение или острая анемия? В то же время вывод о том, что рана яремной вены причинила смерть, был неточным, поскольку яремная вена не является кровеносным сосудом, и ее повреждение не могло повлечь потерю крови.

119. В ту же дату вторая заявительница просила следственные органы назначить судебно-медицинскую экспертизу с участием нейрохирурга.

120. 30 мая 2008 г. расследование было прекращено в связи с отсутствием в действиях милиции признаков состава преступления.

121. 17 июня 2008 г. постановление от 30 мая 2008 г. было отменено и расследование возобновлено.

122. 31 июня 2008 г. следователь допросил А., эксперта, участвовавшего в судебно-медицинской экспертизе, проводившейся с 8 апреля по 7 мая 2008 г. А. показал, что отсутствовала необходимость участия нейрохирурга в судебно-медицинской экспертизе, поскольку причиной смерти Щиборща была острая анемия, а не черепно-мозговая травма.

123. 1 августа 2008 г. Симоновская районная прокуратура отклонила ходатайство от 19 мая 2008 г.

124. 4 августа 2008 г. вторая заявительница просила следственные органы допросить заведующего отделением неотложной помощи Больницы N 7 по поводу причины смерти Кирилла Щиборща.

125. 7 августа 2008 г. Симоновская районная прокуратура отклонила ходатайство.

126. В ту же дату следственные органы просили Российский центр судебно-медицинской экспертизы провести еще одну судебно-медицинскую экспертизу.

127. 1 сентября 2008 г. расследование было приостановлено. Оно было возобновлено на следующий день.

128. 29 сентября 2008 г. адвокат заявителей получил заключение N 169/08 судебно-медицинской экспертизы, проведенной экспертами Государственного центра судебно-медицинской экспертизы Министерства обороны П. и Ш. Описание травм Щиборща соответствовало заключению N 40/08 (см. § 115 настоящего Постановления). Однако выводы экспертов по поводу причин смерти были иными. Согласно заключению N 169/08 его смерть была вызвана сложной травмой головы, грудной клетки и конечностей, а также переломом черепа, сотрясением мозга, кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку, раной яремной вены и множественными переломами ребер. По мнению экспертов, рана яремной вены не могла быть единственной причиной смерти, поскольку не сопровождалась угрожающими жизни симптомами, такими как острая массивная кровопотеря или газовая или жировая эмболия. Однако в сочетании с другими травмами она являлась фактором, способствовавшим смерти Щиборща. То же относится к сложной травме головы, грудной клетки и конечностей, которая также являлась составляющей в числе факторов, повлекших летальный исход. В ответ на поставленные перед ними конкретные вопросы эксперты, в частности, указали, что черепно-мозговая травма могла вызвать кому, тогда как остальные травмы усугубили ее течение.

Они также показали, что после получения черепно-мозговой травмы Щиборщ мог самостоятельно двигаться в течение непродолжительного периода. В случаях подобной черепно-мозговой травмы возможны периоды от нескольких минут до нескольких часов, когда травмированный может говорить и сознательно совершать определенные действия. Черепно-мозговая травма была причинена твердым тупым предметом с ограниченной поверхностью. Нельзя исключать, что она была причинена пинками ботинок. Однако не имеется признаков, указывающих на то, что она была причинена палкой. Эксперты также показали, что воспалительные осложнения в мозгу не могли развиться в течение 40 минут, когда принимались реанимационные меры перед смертью Щиборща. Наконец, с учетом записи в медицинской карте Кирилла Щиборща о том, что он перенес умеренную кровопотерю, эксперты отметили, что общий анализ крови показал, что кровопотеря была от легкой до умеренной. Они заключили, что смерть Щиборща была вызвана не одной лишь кровопотерей, а сочетанием факторов.

129. 1 декабря 2008 г. расследование было приостановлено.

130. 15 декабря 2008 г. расследование было возобновлено.

131. 12 января 2009 г. Российский центр судебно-медицинской экспертизы представил заключение N 122/08 по результатам судебно-медицинской экспертизы, назначенной 7 августа 2008 г. (см. § 126 настоящего Постановления). В основном были сделаны те же выводы, что и в заключении N 40/08 от 7 мая 2008 г.

132. В ту же дату Российский центр судебно-медицинской экспертизы представил заключение N 81/09. В нем указывалось, что более вероятно, что черепно-мозговая травма Кирилла Щиборща была причинена как минимум двумя ударами, но что нельзя исключать возникновения переломов черепа при падении на выступающий предмет или ударе головой об этот предмет.

133. 15 января 2009 г. расследование было приостановлено.

134. 25 февраля 2009 г. расследование было возобновлено.

135. С января по апрель 2009 г. заявители просили следственные органы принять ряд следственных мер, таких как допрос судебно-медицинских экспертов и проведение еще одной судебно-медицинской экспертизы с участием нейрохирурга, и приобщить к делу некоторые документы. Ходатайства были отклонены. Жалобы заявителей на отказ, направленные вышестоящим прокурорам, были также отклонены.

136. В неустановленную дату заявители направили письменное обращение в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения и социального развития о проверке точности заключений экспертизы, приобщенных к материалам уголовного дела.

137. 16 апреля 2009 г. Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития представила второй заявительнице заключение эксперта Т. от 26 марта 2009 г. и заключение комиссии, рассматривавшей обращение. Согласно Т. эксперты Российского центра судебно-медицинской экспертизы не учли определенные факторы, относящиеся к черепно-мозговой травме. Он подчеркнул желательность участия нейрохирурга в экспертизе. Т. также показал, что заключение экспертизы N 122/08 соглашалось с выводами заключения N 40/08 в отсутствие надлежащего научного обоснования, что ставило под сомнение объективность выводов и их научную точность. Согласно выводам комиссии судебно-медицинская экспертиза N 122/08 проведена с нарушением сроков, заключение комиссии не отвечало некоторым формальным требованиям, эксперты, проводившие исследование, применяли традиционные методы экспертной деятельности, и с учетом характера травмы участие нейрохирурга в экспертизе было желательным.

138. 23 апреля 2009 г. расследование было прекращено на том основании, что действия сотрудников милиции не содержали признаков состава преступления.

139. 29 апреля 2009 г. заявители обжаловали постановление в Следственный комитет г. Москвы. Неясно, была ли рассмотрена жалоба.

140. 28 мая 2009 г. расследование было возобновлено.

141. 8 августа 2009 г. расследование было прекращено.

142. 18 августа 2009 г. расследование было возобновлено.

143. 26 августа 2009 г. следователь назначил дополнительную судебно-медицинскую экспертизу.

144. 18 сентября 2009 г. расследование было приостановлено.

145. 21 сентября 2009 г. расследование было возобновлено.

146. По постановлению следователя с 15 марта по 16 апреля 2010 г. пять экспертов Российского центра судебно-медицинской экспертизы: Ф., Б., И., С. и П., - провели еще одну судебно-медицинскую экспертизу на основании материалов дела. В заключении N 232/09 эксперты, в частности, указали, что наиболее вероятно, что черепно-мозговая травма была причинена Щиборщу не менее чем двумя ударами по голове, а не падением. Более точные выводы могли быть сделаны после подробного исследования черепа. По мнению экспертов, отсутствовали симптомы сильной кровопотери, и черепно-мозговая травма являлась единственной причиной смерти Щиборща. Эксперты оценили иные травмы как усугублявшие состояние Щиборща, но не влиявшие на летальный исход. Отсутствовали данные также о воспалительных осложнениях мозга.

147. 26 октября 2009 г. Следственный комитет г. Москвы оставил без изменения отказ в удовлетворении ходатайства заявителей о проведении экспертизы ДНК относительно сломанной ножки стола. Как следовало из ответа, в связи с отсутствием следов крови на ножке стола при биологических анализах не имелось оснований для проведения исследования ДНК.

148. 17 апреля 2010 г. расследование было прекращено. Выводы расследования могут быть кратко изложены следующим образом: 7 июля 2006 г. по обращению первого заявителя на основании направления Московского психоневрологического диспансера N 10 сотрудники милиции Г., Л. и Д. в сопровождении первого заявителя пытались доставить Кирилла Щиборща в больницу. Однако он отказался ехать с ними и оказал вооруженное сопротивление сотрудникам милиции, ранив одного из них в грудь и травмировав палец. Поскольку Щиборщ совершил преступление в виде применения насилия к сотруднику милиции, находящемуся при исполнении служебных обязанностей, и представлял угрозу для других, было решено обратиться в ОМОН за помощью в его задержании. Так как переговоры с Кириллом Щиборщем не дали результата, сотрудники ОМОН штурмовали квартиру. В ходе операции они применили резиновые палки, наручники и средства обороны. Вследствие действий Кирилла Щиборща четыре сотрудника милиции получили различные травмы. В результате милицейской операции Щиборщ был задержан и немедленно переведен в больницу для оказания медицинской помощи, поскольку он претерпел травмы. Он скончался в ту же дату.

149. Постановление о прекращении дела содержало ссылки на показания заявителей и сотрудников милиции, которые принимали участие в событиях, заключения экспертиз N 1262, 628, 40/08, 122/08, 81/09 и 232/09 и заключение психолого-психиатрической экспертизы от 14 ноября 2006 г.

150. В постановлении также указывалось, что расследование установило наличие законных оснований для задержания Щиборща, поскольку он представлял реальную угрозу для себя и других. Сотрудники милиции не могли покинуть квартиру, не задержав его. При этом они не могли использовать некоторые специальные средства, поскольку последние представляли угрозу для других жильцов. Сотрудники милиции имели основания для вызова ОМОНа, так как Щиборщ оказывал им активное сопротивление и ранил одного из них в грудь. Использование специальных средств для его задержания было также оправданным, поскольку его психическое состояние и тот факт, что он ранил сотрудника милиции, давали основание полагать, что он представляет угрозу для них и может совершить незаконные действия в отношении других лиц или причинить вред себе самому. В соответствии с Законом о милиции 1991 года сотрудники милиции могут применять физическую силу, если другие средства, используемые при исполнении их обязанностей, не дают результата. Сотрудник милиции может применять специальные средства для отражения нападения на милицию и других граждан. При данных обстоятельствах тот факт, что милиция причинила легкие травмы Кириллу Щиборщу, был оправдан необходимостью его задержания.

151. Что касается тяжелых травм, в постановлении указывалось, что результаты судебно-медицинских экспертиз являлись противоречивыми. Одни полагали, что смерть Щиборща была вызвана сильной кровопотерей, другие заключили, что она была вызвана черепно-мозговой травмой. Таким образом, следствие не могло определенно установить причины смерти и должно было учитывать все травмы. В частности все эксперты согласились с тем, что рана шеи, вероятно, была причинена осколком стекла. Поскольку Щиборщ сопротивлялся милиции из-за балконной двери, в которой было разбито стекло, он мог быть травмирован, когда некоторые сотрудники милиции тащили его за руку, и он коснулся выступающего осколка стекла. Поэтому милиция не имела умысла на травмирование Кирилла Щиборща, и он получил повреждение вследствие собственных действий. Такую травму, относящуюся к тяжелым и, возможно, причинившую смерть Щиборща, нельзя было предвидеть.

152. Постановление от 17 апреля 2010 г. также указывало, что эксперты не пришли к единому мнению относительно причины черепно-мозговой травмы. Хотя некоторые из заключений указывали, что она могла быть вызвана тем, что Щиборщ бился головой обо что-то или упал, другие полагали, что она была обусловлена ударами по голове. Определенное заключение могло быть достигнуто после дополнительного исследования черепа Кирилла Щиборща, но его родственники не дали согласия на эксгумацию, а ходатайство следователя об эксгумации было отклонено судом. Таким образом, не оставалось иных возможностей для выяснения причины травмы, и следствие имеет некоторые сомнения в этом отношении. Если бы черепно-мозговая травма была причинена падением Щиборща на выступающие предметы, вопрос об ответственности сотрудников милиции не возник бы. Если бы она была вызвана ударами по голове, следствие считает, что милиция не имела умысла на причинение вреда Щиборщу. Это подтверждено тем фактом, что сразу после штурма квартиры врачу было предложено оказать ему медицинскую помощь. Из свидетельских показаний следует, что милиция применяла резиновые палки, чтобы выбить нож из рук Щиборща. Нельзя исключать, что некоторые удары могли случайно задеть голову Щиборща. Однако это не было умышленным действием. В любом случае любые выводы в этом отношении носят вероятностный характер и не могут считаться установленным фактом, поскольку следствие имеет неразрешимые сомнения по поводу причины травм. Ввиду этого отсутствуют достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что сотрудники милиции совершили преступление, и поэтому расследование подлежит прекращению.

153. 4 мая 2010 г. заявители жаловались в Симоновский следственный районный отдел г. Москвы на прекращение расследования. Исход жалобы неясен.

 

C. Жалобы заявителей в суды на неэффективность расследования

1. Первая жалоба

154. 31 июля 2007 г. вторая заявительница подала жалобу в Лефортовский районный суд на бездействие Симоновской межрайонной прокуратуры. Она, в частности, отметила, что ряд следственных мер, включая указанные вышестоящей прокуратурой, не был проведен, и она не была признана потерпевшей по данному делу.

155. 19 сентября 2007 г. Лефортовский районный суд частично удовлетворил жалобу. Он признал, что отказ в признании второй заявительницы потерпевшей по делу являлся необоснованным, и отклонил жалобу в остальной части. Заявители обжаловали решение.

156. 15 октября 2007 г. Московский городской суд отклонил жалобу и оставил решение без изменения.

 

2. Вторая жалоба

157. В неустановленную дату заявители обжаловали в Лефортовский районный суд постановление о приостановлении расследования 18 октября 2007 г. и уклонение от рассмотрения ряда их ходатайств о принятии дополнительных следственных мер.

158. 10 декабря 2007 г. Лефортовский районный суд частично удовлетворил жалобу. Он признал незаконным уклонение от рассмотрения ходатайств заявителей, но отклонил жалобу в части приостановления расследования. Неясно, обжаловали ли заявители это решение.

 

3. Третья жалоба

159. 10 июня 2008 г. вторая заявительница обжаловала в Лефортовский районный суд постановление от 30 мая 2008 г. о приостановлении расследования, уклонение от рассмотрения ее ходатайств, отказ от принятия некоторых дополнительных следственных мер и задержки расследования.

160. 18 июня 2008 г. Лефортовский районный суд частично удовлетворил жалобу. Он отметил, что расследование возобновлено 17 июня 2008 г. Суд признал незаконными уклонение от рассмотрения ходатайств второй заявительницы о новой судебно-медицинской экспертизе, уклонение от выдачи ей постановлений по другим ее ходатайствам и задержки расследования.

 

4. Четвертая жалоба

161. В неустановленную дату вторая заявительница обжаловала в Лефортовский районный суд уклонение Симоновской районной прокуратуры от исполнения решения суда от 18 июня 2008 г. Она просила суд признать заключение экспертизы N 40/08 незаконным и недопустимым доказательством.

162. 30 июля 2008 г. Лефортовский районный суд удовлетворил жалобу в части исполнения решения от 18 июня 2008 г. и отклонил ее в остальной части. Вторая заявительница обжаловала решение.

163. 27 августа 2008 г. Московский городской суд отклонил жалобу.

 

5. Пятая жалоба

164. 18 августа 2008 г. заявители обжаловали в Лефортовский районный суд уклонение Симоновской районной прокуратуры от исполнения решения суда от 18 июня 2008 г. и уклонение от удовлетворения ряда их других ходатайств о принятии дополнительных следственных мер.

165. 20 августа 2008 г. Лефортовский районный суд удовлетворил жалобу в части исполнения решения от 18 июня 2008 г. и отклонил ее в остальной части. Заявители обжаловали решение.

166. 22 сентября 2008 г. Московский городской суд отклонил жалобу.

 

6. Шестая жалоба

167. 25 августа 2008 г. заявители обжаловали в Лефортовский районный суд некоторые следственные меры относительно новой судебно-медицинской экспертизы.

168. 30 сентября 2008 г. Лефортовский районный суд отклонил жалобу. Заявители обжаловали решение.

169. 29 октября 2008 г. Московский городской суд отклонил жалобу.

 

7. Седьмая жалоба

170. В неустановленную дату вторая заявительница обжаловала в Лефортовский районный суд уклонение от рассмотрения ряда ее ходатайств по поводу некоторых следственных мер.

171. 6 октября 2008 г. Лефортовский районный суд удовлетворил жалобу в части уклонения от рассмотрения ходатайств по поводу новой судебно-медицинской экспертизы и отклонил ее в остальной части.

 

8. Восьмая жалоба

172. В неустановленную дату заявители вновь обжаловали в Лефортовский районный суд некоторые следственные действия по поводу новой судебно-медицинской экспертизы.

173. 27 октября 2008 г. Лефортовский районный суд отклонил жалобу.

 

9. Девятая жалоба

174. 26 февраля 2009 г. заявители обжаловали в Лефортовский районный суд отказ следственных органов в разрешении на ознакомление с материалами дела, отказ в приобщении к делу заключения экспертизы N 169/08, уклонение от своевременного рассмотрения ряда ходатайств заявителей и отказ в удовлетворении нескольких ходатайств о дополнительных следственных мерах.

175. 4 марта 2009 г. Лефортовский районный суд удовлетворил жалобу в части уклонения от рассмотрения ходатайств, поданных второй заявительницей, и на отказ в ознакомлении заявителей с материалами дела. В остальной части жалоба была отклонена.

 

10. Десятая жалоба

176. 6 марта 2009 г. вторая заявительница обжаловала в Лефортовский районный суд постановление о приостановлении расследования от 1 декабря 2008 г. и уклонение следственных органов от уведомления заявителей о приостановлении.

177. 12 марта 2009 г. Лефортовский районный суд отклонил жалобу. Вторая заявительница обжаловала решение.

178. 8 апреля 2009 г. Московский городской суд отклонил жалобу.

 

11. Одиннадцатая жалоба

179. 16 апреля 2009 г. вторая заявительница обжаловала в Лефортовский районный суд отказ в удовлетворении ее ходатайства о допросе судебно-медицинских экспертов.

180. 22 апреля 2009 г. Лефортовский районный суд отклонил жалобу.

 

12. Двенадцатая жалоба

181. 10 августа 2009 г. вторая заявительница обжаловала в Лефортовский районный суд отказ в удовлетворении ее ходатайства о признании заключения N 122/08 недопустимым доказательством, о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы и приобщении некоторых доказательств.

182. 20 августа 2009 г. Лефортовский районный суд отклонил жалобу.

 

D. Уголовное разбирательство против руководителей ОВД "Нагатинский Затон"

183. В неустановленную дату вторая заявительница потребовала возбуждения уголовного дела против К. и Р., руководителей ОВД "Нагатинский Затон". Она утверждала, что их решение штурмовать квартиру Кирилла Щиборща было незаконным и принятым с превышением их должностных полномочий, поскольку оно нарушало Закон о психиатрической помощи.

184. 12 января 2009 г. в возбуждении уголовного дела было отказано. В постановлении, в частности, указывалось, что Щиборщ представлял угрозу для сотрудников милиции и других граждан, имелись основания для штурма квартиры, и применение резиновых палок соответствовало законодательству.

 

II. Применимое национальное законодательство

A. Конституция Российской Федерации

185. Часть 1 статьи 20 Конституции предусматривает, что каждый имеет право на жизнь.

 

B. Закон о милиции 1991 года

186. В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона "О милиции" от 18 апреля 1991 г., действовавшим до 1 марта 2011 г., милиция обязана оказывать помощь гражданам, пострадавшим от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев, а также находящимся в беспомощном либо ином состоянии, опасном для их здоровья и жизни. Согласно пункту 22 статьи 10 по представлениям учреждений здравоохранения, санкционированным судом, милиция должна осуществлять для оказания медицинской помощи привод уклоняющихся от явки по вызову лиц, страдающих заболеваниями и представляющих непосредственную опасность для себя или окружающих, а также указанных лиц, совершивших общественно опасные деяния. Она также обеспечивает совместно с органами здравоохранения в случаях и порядке, установленных применимым законодательством, наблюдение за лицами, страдающими психическими расстройствами, больными алкоголизмом или наркоманией, представляющими опасность для окружающих, в целях профилактики правонарушений.

187. Пункт 9 статьи 11 предусматривал, что милиция должна задерживать и доставлять в специальные учреждения лиц, уклоняющихся от прохождения назначенных им в установленном законом порядке принудительных мер медицинского и воспитательного характера.

188. Статья 12 устанавливала, что милиция может применять силу, специальные средства или огнестрельное оружие только в случаях, предусмотренных законом. При применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия сотрудник милиции обязан:

- предупредить о намерении использовать физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, предоставив при этом достаточно времени для выполнения требований сотрудника милиции, за исключением тех случаев, когда промедление в применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия создает непосредственную опасность жизни и здоровью граждан и сотрудников милиции, может повлечь иные тяжкие последствия или когда такое предупреждение в создавшейся обстановке является неуместным или невозможным;

- в зависимости от характера и степени опасности правонарушения и лиц, его совершивших, и силы оказываемого противодействия сотрудники милиции должны стремиться к тому, чтобы любой ущерб, причиняемый при этом, был минимальным;

- сотрудники милиции должны также обеспечить лицам, получившим телесные повреждения, предоставление первой помощи;

- уведомить прокурора о всех случаях смерти или ранения.

189. Статья 12 также предусматривала, что применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия с превышением полномочий влечет за собой ответственность, установленную законом.

190. Статья 13 разрешала сотрудникам милиции применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей.

191. Статья 14 содержала открытый перечень специальных средств, который включал резиновые палки, наручники, электрошоковые устройства и слезоточивый газ. Специальные средства могли использоваться милицией при следующих обстоятельствах:

1) для отражения нападения на граждан и сотрудников милиции;

2) для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления;

3) для задержания лица, застигнутого при совершении преступления и пытающегося скрыться;

4) для задержания лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они намерены оказать вооруженное сопротивление;

5) для доставления задерживаемых лиц в милицию, конвоирования и охраны задержанных, а также лиц, подвергнутых административному аресту и заключенных под стражу, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе или оказывают противодействие сотруднику милиции;

6) для освобождения насильственно удерживаемых лиц;

7) для пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи и организаций;

8) для остановки транспортного средства, водитель которого не выполнил требование сотрудника милиции остановиться;

9) для выявления лиц, совершающих или совершивших преступления;

10) для защиты граждан от нападений, угрожающих их жизни или здоровью, как предусмотрено пунктом 1 статьи 15.

192. Статья 14 также запрещала применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью людей. В состоянии необходимой обороны или крайней необходимости сотрудник милиции при отсутствии специальных средств или огнестрельного оружия был вправе использовать любые подручные средства. Запрещалось вооружение милиции специальными средствами, которые наносят чрезмерно тяжелые ранения или служат источником неоправданного риска.

 

C. Типовое положение об отряде милиции особого назначения

193. В соответствии с пунктом 2 Типового положения об отряде милиции особого назначения (ОМОН) Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Приказом N 162 от 19 марта 1997 г. Министерства внутренних дел с изменениями от 22 декабря 2000 г. и 7 марта 2001 г., ОМОН имеет следующие задачи:

2.1) обеспечение личной и имущественной безопасности граждан на улицах и в других общественных местах;

2.2) обеспечение правопорядка и общественной безопасности на улицах и в других общественных местах, объектах транспорта, предупреждение и пресечение правонарушений;

2.3) участие в раскрытии преступлений;

2.4) оказание помощи в пределах своих полномочий гражданам, должностным лицам, предприятиям, организациям и учреждениям, общественным объединениям в осуществлении их прав и законных интересов;

2.5) участие совместно с другими правоохранительными службами, воинскими частями в борьбе с террористическими, диверсионными, разведывательными группами.

194. В соответствии с пунктом 3 при выполнении вышеизложенных задач на отряд милиции особого назначения возлагается выполнение следующих функций: участие в охране общественного порядка и общественной безопасности на улицах и в других общественных местах, на объектах транспорта, в том числе при проведении различных массовых мероприятий, проведение рейдов в криминогенных местах, обнаружение и задержание террористов, членов бандитских формирований, проведение специальных мероприятий по обнаружению взрывоопасных предметов, обеспечение общественного порядка и общественной безопасности при возникновении чрезвычайных событий, участие в операциях, проводимых другими правоохранительными органами, органов, территориальных органов безопасности, таможни и налоговых органов.

 

D. Закон о психиатрической помощи

195. Статья 29 Закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. с изменениями от 21 июля 1998 г., 25 июля 2002 г., 10 января 2003 г. и 29 июля 2004 г. (далее - Закон о психиатрической помощи) предусматривает, что лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

- его непосредственную опасность для себя или окружающих или

- его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

- существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

196. Согласно пункту 3 статьи 30 сотрудники милиции обязаны оказывать содействие медицинским работникам при осуществлении недобровольной госпитализации и обеспечивать безопасные условия для доступа к госпитализируемому лицу и его осмотра. В случаях необходимости предотвращения действий, угрожающих жизни и здоровью окружающих со стороны госпитализируемого лица или других лиц, а также при необходимости розыска и задержания лица, подлежащего госпитализации, сотрудники милиции действуют в порядке, установленном Законом о милиции.

 

E. Инструкция об организации взаимодействия органов здравоохранения и органов внутренних дел Российской Федерации по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами

 

197. В соответствии с пунктом 1.6 Инструкции, утвержденной Приказом N 133/269 от 30 апреля 1997 г. Министерства здравоохранения и Министерства внутренних дел, при необходимости госпитализации из дома психически больного, представляющего непосредственную опасность для себя или окружающих, и при наличии оснований предполагать, что он или его родственники окажут сопротивление, работники психоневрологического диспансера, скорой психиатрической помощи обращаются за содействием в орган внутренних дел, на территории обслуживания которого находится психически больной. Начальник органа внутренних дел, его заместитель по просьбе работников психиатрической службы обеспечивают к назначенному времени и по указанному адресу прибытие сотрудников милиции для оказания содействия медицинским работникам.

198. В соответствии с пунктом 1.7 Инструкции недобровольная госпитализация возлагается на работников психиатрической службы. Сотрудники милиции осуществляют розыск и оказывают содействие в задержании лиц, подлежащих госпитализации, обеспечивают охрану общественного порядка, безопасные условия для доступа к госпитализируемому лицу и его осмотра, пресекают противоправные действия граждан, препятствующих госпитализации.

 

F. Уголовно-процессуальный кодекс

199. Статья 125 Кодекса предусматривает обжалование в суд постановлений следователя и прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела или прекращении уголовного дела, а также таких решений и действий или бездействия, которые способны причинить ущерб конституционным правам участников уголовного судопроизводства либо воспрепятствовать доступу граждан к правосудию. Жалобы подаются в районный суд, который проверяет законность и обоснованность оспариваемых решений.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (22.01.2016)
Просмотров: 100 | Теги: ЕСПЧ, Европейский Суд по правам человека | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016