Суббота, 03.12.2016, 03:19
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Постановление ЕСПЧ Дело "Щиборщ и Кузьмина против Российской Федерации"(Часть 2)

Продолжение

40. В ту же дату следственные органы осмотрели квартиру Кирилла Щиборща, примыкающий коридор и лестницу. Они, в частности, установили отсутствие двери у входа на кухню. Стекло балконной двери треснуло, и на двери были красновато-коричневые пятна. Два стекла отсутствовали в окнах рядом с балконной дверью, и на рамах имелись красновато-коричневые пятна. На дверях балконного шкафа также были красновато-коричневые пятна, пол балкона и оконные рамы справа от входа на балкон были покрыты засохшими красновато-коричневыми пятнами. Левая сторона белой полотняной занавески на кухонном окне была порвана. Имелись красновато-коричневые пятна длиной 3 см на занавеске и окружающие ее следы красновато-коричневого вещества. Балкон был остеклен и имел три окна. Стекла отсутствовали в двух окнах, расположенных ближе ко входу на балкон.

41. 3 октября 2006 г. первый заявитель был признан потерпевшим по делу N 363484. В ту же дату он был допрошен и подтвердил свои прежние показания.

42. 30 октября 2006 г. следственные органы решили изъять документы, относящиеся к медицинской помощи, оказанной сотруднику милиции Б. в связи с ранением, причиненным Кириллом Щиборщем 7 июля 2006 года. 8 ноября 2006 г. документы были изъяты в Купавинской больнице.

43. 3 ноября 2006 г. была проведена экспертиза ножа с деревянной ручкой, изъятого в квартире Кирилла Щиборща 7 июля 2006 г. Согласно заключению N 2813 кровь на ноже могла принадлежать Щиборщу или сотруднику милиции Х.

44. В ту же дату была проведена экспертиза ножа с пластмассовой ручкой, изъятого в квартире Щиборща 7 июля 2006 г. Согласно заключению N 2814 кровь на ноже могла принадлежать Щиборщу или сотруднику милиции Х.

45. 9 ноября 2006 г. были проведены судебно-медицинские экспертизы травм, причиненных сотрудникам ОМОНа 7 июля 2006 г. Результаты показали, что Д-н. имел кровоподтеки и ссадины верхней части тела, которые могли быть причинены ударами и воздействием твердых тупых предметов, возможно, 7 июля 2006 г., что не могло считаться вредом здоровью. У Х. имелись резаные раны правого плеча и правой ладони, которые могли появиться в результате воздействия скользящим твердым режущим предметом, возможно, 7 июля 2006 г. Они могли рассматриваться как легкий вред здоровью. У Б. отмечалась колющая рана правой ладони. Текст в части степени тяжести вреда здоровью не поддается прочтению.

46. 10 ноября 2006 г. был допрошен Д.-к., бывший сослуживец Кирилла Щиборща. Последний работал в той же аудиторской компании, что и Д.-к., в 2004 году. Д.-к. показал, что хотя Щиборщ не был агрессивным, он не был общительным, и его поведение было скорее странным. Он говорил с собой или воображаемым лицом, в кафе он мог купить четыре чашки чая, поставить их на стол и говорить с ними. Когда руководитель Кирилла Щиборща просил его закончить работу, срок сдачи которой истек, он просто перестал выходить на работу. Его коллеги искали его и звонили его родителям, но его мать сообщила им, что не знает, где находится сын.

47. 14 ноября 2006 г. была закончена психолого-психиатрическая экспертиза, назначенная 5 октября 2006 г. Она основывалась на медицинской карте Щиборща и других материалах уголовного дела. Эксперты нашли, что в период происшествия 7 июля 2006 г. Щиборщ страдал от параноидной шизофрении. Его поведение в эту дату объяснялось психотическим расстройством с бредовыми симптомами, вызывавшим чувства преследования, отрицания и агрессии по отношению к родителям и сотрудникам милиции. Психотическое расстройство в то время находилось на такой стадии, что он не мог сознавать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем он представлял угрозу для других.

48. 24 - 25 ноября 2006 г. была проведена судебно-медицинская экспертиза травм, причиненных сотруднику милиции Г. 7 июля 2006 г. Согласно ее заключению он претерпел неглубокий прокол грудной клетки и резаную рану безымянного пальца левой руки, причиненную скользящим воздействием твердого режущего предмета, возможно, 7 июля 2006 г., что составляло легкий вред здоровью.

49. 11 декабря 2006 г. следственные органы изъяли спортивную куртку второй заявительницы, которую Щиборщ носил 7 июля 2006 г. Куртка лежала на кухне несколько дней, пока ее не забрал первый заявитель.

50. 27 декабря 2006 г. был допрошен начальник милиции Управления внутренних дел (далее - УВД) Южного округа г. Москвы Дуб. Согласно его показаниям 7 июля 2006 г. заместитель начальника УВД Южного округа К.-к. уведомил его, что Щиборщ ранил сотрудника милиции. Дуб. направился на место происшествия и нашел там трех сотрудников милиции, Р. и первого заявителя на лестничной площадке шестого этажа. Прибыл также К.-к. Дуб. наблюдал последующие события с лестницы. Его версия совпадала с показаниями других сотрудников милиции. Он подчеркнул, что первый заявитель сотрудничал с милицией и пояснил, что его сын уже не раз подвергался недобровольной госпитализации и представлял опасность в том состоянии, поскольку был силен и агрессивен. Дуб. вспомнил, что, когда он работал в ОВД "Нагатинский Затон", за несколько лет до этого заявитель обращался за содействием в госпитализации его сына, поскольку последний избил заявителей, и они его боялись. Во время одной такой операции Щиборщ плеснул кислотой в сотрудника милиции.

51. 10 января 2007 г. сотрудник ОМОНа Б. был вновь допрошен. Он подтвердил подробности прежних показаний.

52. 11 января 2007 г. Московское бюро судебно-медицинской экспертизы окончило судебно-медицинскую экспертизу, начатую 9 ноября 2006 г., и представило заключение N 628. Эксперты рассмотрели материалы уголовного дела N 363484, медицинскую карту N 39485, хранившуюся в Городской больнице N 7, образцы волос, ногтей и кожи с раны на шее Кирилла Щиборща, а также два ножа, которые он использовал 7 июля 2006 г. Эксперты установили следующее:

"a) рана шеи не могла быть причинена одним из ножей, которые имелись у Щиборща 7 июля 2006 г. Однако возможно, что она была причинена контактом с длинным осколком стекла;

b) черепно-мозговая травма была причинена многочисленными ударами твердого тупого предмета с широкой ограниченной поверхностью по левой стороне лобной теменно-височной области и лицу. Из имеющихся материалов невозможно достоверно установить природу предмета, которым были причинены травмы (четыре ушибленные раны и вдавленный перелом черепа). Это объяснялось тем, что края травмы, отношение мягкой ткани к костной и плотность костей черепа в месте перелома не исследовались, а фотография этого участка не имеет масштабной линейки;

c) переломы ребер причинены многими ударами твердых тупых предметов с ограниченной поверхностью с правой и левой задней стороны грудной клетки;

d) подкожные раны причинены острыми предметами, возможно, осколками стекла. Раны внутренней поверхности пальцев могли быть вызваны контактом с лезвием ножа;

e) подкожные кровоизлияния грудной клетки, плеч, предплечий, бедер, голеней и колена причинены ударами и скользящим воздействием твердых тупых предметов, часть которых имела продолговатую форму (например, резиновой палки)".

Согласно заключению травмы были причинены незадолго до поступления Кирилла Щиборща в больницу. Этот факт, а также количество травм не позволяли установить их последовательность.

Его смерть была вызвана колотой/резаной раной шеи, которая затронула левую внутреннюю яремную вену. Иные травмы, такие как черепно-мозговая травма, осложняли состояние Щиборща, но не являлись прямой причиной его смерти. Имея рану шеи и черепно-мозговую травму, Щиборщ мог действовать и самостоятельно двигаться в течение непродолжительного времени (десятки минут). Однако эта способность уменьшилась к моменту его осмотра врачами "скорой помощи" и полностью была утрачена к моменту поступления в больницу. Возможно, что колотая/резаная рана шеи была причинена при обстоятельствах, описанных в материалах дела, а именно он мог упасть на балконную дверь, в которой торчали осколки битого стекла, или удариться головой об оконную раму, в которой также были осколки.

53. 15 января 2007 г. следователь в присутствии понятых прослушал аудиозапись телефонных звонков Щиборщ в милицию 7 июля 2006 г. между 13.14 и 13.39. Согласно записи Щиборщ вызывал милицию несколько раз. Всякий раз он заявлял, что взломщики ворвались в его квартиру и пытаются его убить. В частности он указывал, что взломщики носят милицейскую форму и уже стреляли в него. Он просил милицию срочно выслать группу ему на помощь. Во время одного из звонков на пленке была также зафиксирована беседа между сотрудницей милиции, которая отвечала на звонок, и другим сотрудником милиции в отделе. Когда первая сотрудница милиции сообщила второму о звонке, тот ответил, что это "вызов от того же дурака", что их группа уже выехала туда и что ОМОН готовится штурмовать квартиру. Он сообщил первой сотруднице, что не следует отвечать на последующие звонки, поскольку в любом случае Щиборщ вскоре будет задержан ОМОНом.

54. 19 января 2007 г. был допрошен заместитель начальника УВД Южного округа К.-к. Он показал, что прибыл на место происшествия примерно в то же время, что и Дуб. (см. § 50 настоящего Постановления), и его версия согласовалась с показаниями Дуб. и других сотрудников милиции.

55. 20 января 2007 г. был допрошен сотрудник ОМОНа Ф. Отвечая на вопрос следователей по поводу обучения милиционеров боевым искусствам, он показал, что Д-н. и Х. являлись снайперами, тогда как Б. и С. не имели специальной квалификации. Он также показал, что слезоточивый газ, светозвуковые средства или оборудование для разрушения преград при задержании Щиборща не применялись.

56. 23 января 2007 г. сотрудник ОМОНа Д-н. был допрошен повторно. Он подтвердил некоторые подробности ранее данных показаний (см. § 21 настоящего Постановления).

57. 26 января 2007 г. сотрудник ОМОНа С. был допрошен повторно. Он подтвердил некоторые подробности ранее данных показаний (см. § 25 настоящего Постановления).

58. 30 января 2007 г. был допрошен эксперт Щ. По его мнению, черепно-мозговая травма Щиборща не могла быть вызвана падением (с высоты его роста). Количество травм и их расположение показывали, что они причинены множеством ударов, возможно, в сочетании с падениями и ударами головы об окружающие предметы. Не похоже, чтобы травма была следствием простого падения. Некоторые порезы, подкожные раны, кровоподтеки и ссадины могли быть вызваны падением на осколки стекла и ударами об окружающие предметы.

59. В ту же дату была допрошена А., судебный эксперт и психиатр. Она показала, что поведение Щиборща 7 июля 2006 г. было вызвано психотическим расстройством, от которого он страдал. В период происшествия его состояние было столь тяжелым, что он не сознавал значение своих действий и не мог ими руководить. В частности он не понимал, что милиция прибыла для его задержания. Он оказывал ей вооруженное сопротивление в попытке защититься от "взломщиков", поскольку он находился в бредовом и агрессивном состоянии.

60. 3 февраля 2007 г. расследование было приостановлено в связи с неустановлением виновных.

61. 15 февраля 2007 г. постановление было отменено, и дело направлено на дополнительное расследование.

62. 5 марта 2007 г. был допрошен заместитель начальника ОМОНа Б-ч. Согласно его показаниям примерно в 13.45 7 июля 2006 г. ему сообщили, что сотрудник милиции ранен, и указали адрес происшествия. Он направил трех сотрудников милиции во главе с Д-н., а позднее - сотрудника Ф. Впоследствии он узнал, что Щиборщ был задержан, и три сотрудника милиции травмированы.

63. 9 марта 2007 г. был допрошен сотрудник ОМОНа К-у. Он показал, что примерно в 13.40 7 июля 2006 г. он получил сведения о ранении сотрудника милиции и адрес виновного. Он передал информацию заместителю начальника ОМОНа, а затем вручил снаряжение сотрудникам, выезжавшим по указанному адресу.

64. 11 марта 2007 г. Симоновская межрайонная прокуратура прекратила уголовное дело, поскольку в действиях сотрудников милиции не усматривались признаки составов преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 108 и частью 3 статьи 286 Уголовного кодекса. В постановлении, в частности, указывалось, что вследствие ухудшения психического состояния Кирилла Щиборща он мог совершить преступление против здоровья и жизни других лиц. Действия сотрудников милиции были направлены на предотвращение его незаконных действий и потому являлись законными и обоснованными.

65. 14 марта 2007 г. адвокат заявителей получил заключение N 4/07 экспертов Б., Л. и Р. из Российского центра судебно-медицинской экспертизы Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию по поводу травм и причины смерти Щиборща. Согласно заключению он претерпел многочисленные ушибы, кровоизлияния и кровоподтеки лица и головы, переломы лобной кости и левой теменной кости субарахноидальные кровоизлияния под мягкими оболочками выпуклой поверхности лба, резаную рану шеи, затронувшую яремную вену, многочисленные подкожные кровоизлияния грудной клетки, переломы шестого ребра справа и восьмого, девятого, десятого и одиннадцатого ребер слева, кровоподтеки, царапины и резаные раны на плечах, руках и ладонях, а также кровоподтеки на бедрах и ногах. Кровоподтеки, царапины и переломы ребер причинены ударами твердых тупых предметов. Множественные резаные раны и ранение шеи причинены острыми предметами. Травма головы составляла тяжелую черепно-мозговую мультитравму, причиненную сильными ударами твердых тупых предметов, таких как тяжелые ботинки, что составляет тяжкий вред здоровью. Ввиду характера травм головы они не могли быть причинены инерционным воздействием, как в результате падения. Черепно-мозговая травма повлекла смерть Щиборща. Другие травмы прямо не влекли его смерть, но осложняли его состояние.

66. 16 апреля 2007 г. заявители просили Прокуратуру Южного административного округа г. Москвы возобновить расследование и провести еще одну судебно-медицинскую экспертизу.

67. 26 апреля 2007 г. заместитель прокурора Южного административного округа удовлетворил это обращение и предложил принять ряд следственных мер.

68. 22 мая 2007 г. первый заявитель был повторно допрошен (см. § 23 настоящего Постановления). В дополнение к его первоначальным показаниям он показал, что когда Щиборщ открыл дверь коридора, он не знал, что он и милиция пришли забрать его в больницу, иначе он просто не открыл бы дверь. В этот день он принял первого заявителя за взломщика и имел при себе нож. Первый заявитель предупредил милицию, что, если Щиборщ увидит их, он может пытаться запереться в квартире. Вот почему, когда Щиборщ открыл дверь, первый заявитель просил одного из сотрудников милиции держать ее открытой. Щиборщ имел нож и не подпускал к себе никого. Сотрудник милиции Г. направил пистолет на Щиборща и предложил ему бросить нож. Щиборщ не реагировал и в бурной форме требовал от Г. убрать оружие. Г. затем убрал оружие, но Щиборщ не бросил нож. Г. приблизился к нему, возможно, рассчитывая отобрать нож, а Щиборщ ранил Г. ножом в грудь. Последний отступил. Один из сотрудников милиции взял детскую коляску, которая стояла в коридоре, и попытался выбить нож из руки Щиборща с ее помощью. Другой сотрудник ударил по его второй руке прикладом автомата, пытаясь убрать ее с дверной ручки и не дать закрыть дверь.

После того, как Щиборщ ранил Г., другой сотрудник милиции принес резиновые палки, и два сотрудника применили их против Щиборща, пытаясь выбить у него нож и сбить его с ног, чтобы задержать. Не все удары попали по руке, поскольку он постоянно размахивал ножом. Некоторые удары попали по телу и голове. Когда Г. ушел, чтобы вызвать помощь, он предложил другим сотрудникам стрелять на поражение, если Щиборщ на них нападет. Через стекло первый заявитель услышал, как Щиборщ звонит в милицию и "скорую помощь" и сообщает, что он был ранен, течет кровь и что взломщики пытались убить его. После того, как Щиборщ был задержан, Д. сказал, что его надо быстрее доставить в больницу, поскольку он может не вынести этого. Когда первый заявитель вошел на кухню, он увидел кровь на шее Щиборща. Кровотечение было сильным, и пол кухни был залит кровью.

69. В ответ на вопросы, поставленные перед ним, первый заявитель показал, что он не думал, что 7 июля 2006 г. Щиборщ представлял реальную угрозу для него или милиции. Однако помощь милиции требовалась для доставления Щиборща в больницу, поскольку первый заявитель не смог бы это сделать самостоятельно. Он думал, что сотрудники милиции должны задержать Щиборща, поскольку его психическое состояние в то время было очень серьезным. По мнению первого заявителя, в момент прибытия сотрудников милиции Щиборщ не сознавал происходящее и добровольно не сдался бы. Сотрудники милиции носили пуленепробиваемые жилеты и каски, использовали щиты и после того, как Щиборщ ранил одного из них ножом, резиновые палки. Сразу после задержания Щиборща первый заявитель вошел на кухню. Холодильник лежал на полу кухни.

Также на полу лежали осколки стекла, обрывки бумаги и ноутбук Кирилла Щиборща. Милиция убрала кухонный стол при задержании Щиборща. Когда первый заявитель убирал квартиру Щиборща через 10 дней после происшествия, он заметил, что большинство осколков стекла кухонной двери находились на полу кухни, что означало, что дверь разбили со стороны прихожей. Окно кухни было также разбито, а стекло балконной двери треснуло. Большая часть разбитого стекла находились на полу балкона, но часть оказалась на полу кухни. Имелись пятна крови на полу балкона и еще одно пятно крови на оконной раме со стороны балкона, примерно на уровне головы Щиборща.

70. 28 мая 2007 г. первый заявитель был допрошен снова. В дополнение к ранее данным показаниям он сообщил, что Щиборщ принял врачей и сотрудников милиции за взломщиков, только когда его состояние ухудшилось, и он находился в бреду. Первый заявитель также указал, что Г. предложил Л. зарядить автомат и стрелять, если Щиборщ выйдет из кухни. Когда первый заявитель вошел на кухню после задержания Щиборща, он увидел его лежащим на полу, левая сторона его головы и шеи была залита кровью. Он лежал лицом вниз в наручниках. Первый заявитель также показал, что 7 июля 2006 г. Щиборщ не представлял реальную угрозу для первого заявителя или милиции, поскольку он пытался защищать себя. Его действия не были спровоцированы первым заявителем или милицией, поскольку, когда он открыл дверь с ножом, он не знал, что это милиция. Первый заявитель показал, что не знает, почему Щиборщ держал нож: возможно, он готовил пищу на кухне.

71. 8 июня 2007 г. первый заявитель участвовал в очной ставке с сотрудником милиции Л. (см. § 22 настоящего Постановления). Версия первого заявителя по поводу событий 7 июля 2006 г. соответствовала его прежним показаниям. Л. показал, что он частично подтверждает версию первого заявителя. Он также показал, что перед квартирой Щиборща имелся коридор с деревянной дверью. Когда они прибыли, сопровождавший их человек [первый заявитель] позвонил в дверь, а сотрудник милиции Г. стоял за ним. Л. стоял за Г. Человек, оказавшийся Кириллом Щиборщем, подошел к двери и, не открывая ее, спросил, кто там. Первый заявитель назвал его по имени и сказал, что принес ему деньги. Щиборщ предложил ему подождать, а когда он открыл дверь, Г. крикнул, что у него нож, и стал корчиться. Как выяснилось, Щиборщ ударил Г. ножом в грудь и тут же убежал внутрь квартиры. Л. снял автомат с плеча, но Г. предложил ему не стрелять и побежал за Кириллом Щиборщем. Заявитель просил не давать Щиборщу закрывать дверь, поскольку он мог бы запереться в квартире, и его нельзя было бы вывести оттуда.

72. В ответ на вопросы первого заявителя и его адвоката Л. показал, что он видел два ножа в руках Щиборща, когда последний убегал в комнату. Однако он возвратился с одним ножом и телефонной трубкой. Щиборщ пытался вызвать "скорую помощь", просил кого-то помочь и требовал разговора с женщиной. Л. также показал, что сотрудники милиции надели пуленепробиваемые жилеты и что они били Кирилла Щиборща резиновыми палками и автоматом. Вначале Л. держал свою резиновую палку, но когда Щиборщ ударил ножом Г. и убежал в квартиру, Л. подобрал палку, снял автомат с плеча и побежал за ним. Резиновая палка осталась в коридоре. Л. также показал, что, когда сотрудники милиции стояли у двери в квартиру, Щиборщ бросал в них фекалиями, видимо, стремясь заставить их отойти от двери.

73. 10 июня 2007 г. Б., следователь Симоновской межрайонной прокуратуры, вновь прекратил дело.

74. 11 июня 2007 г. заместитель Симоновского межрайонного прокурора отменил постановление о прекращении расследования на том основании, что не все следственные меры, указанные в постановлении от 26 апреля 2007 г., были приняты (см. § 67 настоящего Постановления).

75. 22 июня 2007 г. первый заявитель участвовал в очной ставке с сотрудником милиции Д. (см. § 18 настоящего Постановления), чья версия происшествия 7 июля 2006 г. совпадала с версией Л. Он добавил, что, когда Щиборщ стоял у входа в свою квартиру, а Л. удерживал дверь, Щиборщ размахивал ножом и кричал, чтобы к нему не приближались, или он их зарежет. Тогда Д. вышел в коридор, чтобы воспользоваться радиопередатчиком, поскольку в квартире он не действовал. Он сообщил о случившемся дежурному и вызвал "скорую помощь". Затем он взял резиновую палку, оставленную Л. в коридоре, и подал ее ему. Д. и Г. также имели резиновые палки, и все трое носили пуленепробиваемые жилеты. Они вновь попытались уговорить Щиборща бросить нож. Однако он продолжал размахивать им и угрожать. Они попытались выбить нож резиновыми палками. В какой-то момент Г. оказался рядом с Кириллом Щиборщем, и последний ранил его в руку. Тем не менее никто из сотрудников милиции не использовал оружие.

76. В ответ на вопросы следователя Д. показал, что сотрудник милиции Л. не бил Щиборща прикладом автомата, что милиционеры применяли резиновые палки, пытаясь выбить у него нож, но не производили прицельных ударов и что несколько раз Щиборщ бросал в них фекалиями свободной рукой. В ответ на вопросы первого заявителя Д. показал, что первоначально Щиборщ держал один нож, в какой-то момент он увидел у него два ножа, но затем он куда-то убрал второй нож. Когда милиция вошла в коридор, Д. и Г. были вооружены резиновыми палками. Когда Д. вернулся в коридор, чтобы сообщить о случившемся, он заметил резиновую палку Л., которую тот, по-видимому, бросил. Д. подтвердил, что не наносил прицельных ударов Кириллу Щиборщу, но хотел выбить у него нож резиновой палкой. Однако поскольку Д. стоял сбоку от двери, он не мог этого сделать, пока Щиборщ не высунет руку в дверь, чего он не делал. Поэтому Д. не бил его резиновой палкой вообще. Кроме того, он не слышал, чтобы Г. предлагал Л. стрелять, если Щиборщ выйдет из кухни.

77. Первый заявитель частично подтвердил версию Д. Однако он подчеркнул, что Щиборщ поранил Г., не когда он открыл дверь в коридор, а позже, когда Г. стоял у входа в квартиру, убеждая его бросить нож. Щиборщ закричал: "Не подходи, а то убью! Убирайся!". Через какое-то время Г. достал пистолет и предложил Щиборщу бросить нож. Д. также пытался выбить нож у Щиборща детской коляской.

78. 22 июня 2007 г. первый заявитель участвовал в очной ставке с сотрудником милиции Г., (см. § 26 настоящего Постановления), который показал, что 7 июля 2006 г., после прибытия сотрудников милиции на место, первый заявитель пояснил им, что, как только Щиборщ откроет дверь, они должны помешать ему вернуться в квартиру, поскольку он может там запереться. Первый заявитель позвонил в дверь, и Г. услышал, как человек вышел в коридор за дверью. Человек спросил, кто там, и первый заявитель ответил, что принес ему деньги. Г. стоял перед дверью, первый заявитель стоял справа от него, а сотрудники милиции Л. и Д. - сразу за ними. Когда Щиборщ начал открывать дверь, Г. попытался втолкнуть его в коридор и получил два удара в грудь. После второго удара Г. заметил, что Щиборщ держит нож. Щиборщ бросился к своей квартире, и Г. почувствовал зуд справа. Он провел рукой под пуленепробиваемым жилетом и ощутил влагу, когда он вытащил руку, то увидел кровь и понял, что Щиборщ ранил его ножом. Г. оставался на лестнице, а Щиборщ пытался закрыть дверь в квартиру. Л. побежал к нему, толкнул дверь и удерживал ее от закрытия ногой. Щиборщ размахивал ножом и кричал: "Не подходи, убью!". Г. стоял перед дверью в квартиру, справа от него был Д., а Л., который удерживал дверь, слева от него. Первый заявитель оставался на лестнице, поскольку Д. не давал ему входить в коридор.

По словам Г., три милиционера надели бронежилеты с началом операции, а Л. был вооружен автоматом. Какое-то время они пытались убедить Кирилла Щиборща бросить нож. Когда Д. покинул коридор, чтобы связаться с дежурным по радио, Г. и Л. использовали детскую коляску, найденную в коридоре, в качестве щита. Щиборщ бросал фекалиями в милиционеров, продолжая размахивать ножом. Через какое-то время в попытке закрыть дверь Щиборщ оттолкнул детскую коляску ногой. При этом он вышел из квартиры и двинулся на Г. и Д. Затем Г. трижды ударил его по руке резиновой палкой, пытаясь выбить нож. Поэтому Щиборщ порезал Г. левую ладонь. Затем Щиборщ отступил в свою квартиру и потребовал от сотрудников вызвать женщину, с которой он мог бы говорить. Г. просил первого заявителя вызвать соседку и спросить, есть ли женщина, которая может говорить с Кириллом Щиборщем. Из другой квартиры на том же этаже в коридоре появилась женщина. Однако она боялась говорить с Щиборщем и возвратилась в свою квартиру. После этого сотрудники милиции продолжали уговаривать Щиборща бросить нож, но он кричал, что они взломщики и что он убьет их, и продолжал размахивать ножом, так что никто не мог подойти к нему. Затем он забаррикадировался на кухне, и Г. услышал, как он двигает мебель. Г. оставил Л. стеречь Щиборща и разрешил ему применить оружие, если Щиборщ выйдет и нападет на него.

79. В ответ на вопросы следователя Г. показал, что не может точно сказать, бил ли Л. Кирилла Щиборща прикладом автомата. Он заявил, что Л. пытался выбить автоматом нож у Щиборща, но не наносил прицельных ударов. Г. ударил Щиборща несколько раз резиновой палкой, также пытаясь выбить у него нож. Д. не использовал резиновую палку, поскольку стоял между Г. и первым заявителем. В основном Л. отбивал автоматом атаки Щиборща с ножом. Все это время первый заявитель стоял на лестнице и не мог войти в коридор, поскольку Д. блокировал вход.

80. На вопросы первого заявителя и его адвоката Г. показал, что вначале Щиборщ держал один нож. Г. заметил у него второй нож, который он мог взять из буфета, когда вернулся в квартиру. Однако когда он стал бросать фекалиями в милицию, он отложил второй нож. В начале операции, когда Щиборщ ранил его ножом, Г. вытащил пистолет. Тем не менее когда Г. стоял перед квартирой, закрывшись детской коляской от Щиборща, он вытащил пистолет снова.

81. Первый заявитель показал, что он считал, что Щиборщ впервые ранил Г. в коридоре, когда Л. удерживал дверь в квартиру. Однако он не видел, как он был ранен. Он не видел, как Щиборщ ранил Г., но, возможно, что события разворачивались в соответствии с версией Г. Первый заявитель уточнил, что после того, как Щиборщ порезал палец Г., Л. и Д. стали бить Щиборща резиновыми палками.

82. 3 июля 2007 г. адвокат заявителей просил Симоновскую межрайонную прокуратуру выдать копии процессуальных решений, принятых по делу, и протоколы следственных действий, произведенных с участием первого заявителя.

83. 5 июля 2007 г. его ходатайство было отклонено.

84. 6 июля 2007 г. заявители жаловались в Прокуратуру Южного административного округа на уклонение следственных органов от принятия мер, указанных в постановлении от 26 апреля 2007 г., и от выдачи им копий процессуальных документов.

85. 11 июля 2007 г. следователь Симоновской межрайонной прокуратуры вновь прекратил дело, указав, что Щиборщ причинил себе многочисленные травмы, указанные в заключениях экспертиз, вследствие своего неразумного поведения, вызванного его психическим заболеванием.

86. 12 июля 2007 г. заявители жаловались в Прокуратуру г. Москвы на ряд процессуальных нарушений в ходе расследования. В ту же дату они встретились с сотрудником К., который предположительно заверил их, что по их жалобе будет проведена проверка.

87. 17 июля 2007 г. расследование было возобновлено.

88. 2 августа 2007 г. заявители жаловались в Прокуратуру г. Москвы на то, что их жалоба от 12 июля 2007 г. была просто направлена в Симоновскую межрайонную прокуратуру.

89. В ту же дату следственные органы провели две реконструкции событий 7 июля 2006 г. с участием сотрудников милиции Л. и Г., соответственно.

90. 3 августа 2007 г. сотрудник ОМОНа Х. был допрошен повторно. Его показания согласовались с данными на допросе 13 августа 2006 г. (см. § 19 настоящего Постановления). Он указал, что после того, как они прибыли на место происшествия, операция по задержанию Кирилла Щиборща началась, когда он бросил тяжелый предмет в милицию, разбив стеклянную дверь на кухню. Поскольку он бросался на милицию с ножом и кричал, что "уже уложил одного мента", стало ясно, что он понимает, что они являлись сотрудниками милиции и что он продолжит сопротивляться. Четыре сотрудника ОМОНа имели бронежилеты, щиты и каски, а двое из них носили перчатки с кевларовыми вставками. После того, как Х. был ранен в плечо, он больше не участвовал в операции.

91. 6 августа 2007 г. сотрудник ОМОНа С. был допрошен снова (см. § 25 и 57 настоящего Постановления). Он показал, что первоначально вопрос о штурме квартиры не возникал. Группа прибыла после получения информации о том, что сотрудник милиции был ранен, и первоначальная задача заключалась в разрешении ситуации путем переговоров. Однако переговоры с Кириллом Щиборщем не дали никаких результатов. Кроме того, последний бросил тяжелый предмет через стеклянную дверь из кухни, и осколки стекла попали на сотрудников милиции, и он нападал на них с ножом. Ввиду тесноты в этой части квартиры данные действия представляли реальную угрозу для милиции, поэтому было решено задержать Щиборща. Во время операции милиционеры имели пуленепробиваемые жилеты, щиты и каски. Кожаные перчатки с кевларовыми вставками, которые носил С., не имели металлических деталей. Через разбитое стекло кухонной двери милиционеры могли видеть, что Щиборщ забаррикадировал дверь мебелью и холодильником. Четыре сотрудника милиции пытались ее открыть. Б. имел большой щит, которым он толкал кухонную дверь с помощью С. и Х. Когда им удалось приоткрыть дверь, Б. просунул руку в дверной проем, и Щиборщ ранил его в правую ладонь. Б. отступил, и Х. занял его место. Милиция продолжала открывать дверь, и Х. попытался пролезть туда, но Щиборщ немедленно ударил его ножом в правое плечо. Х. отступил, и Д-н. проводил его к врачу [в коридоре]. Х. больше не принимал участия в операции.

С. также показал, что квартира была довольно тесной, и милиционерам приходилось продвигаться друг за другом. Б. вновь занял позицию у кухонной двери, за ним находился С. Когда Д-н. возвратился из коридора, он стоял сзади С. Они толкали кухонную дверь, а Щиборщ противодействовал им с другой стороны. Затем милиционеры внезапно толкнули дверь, и С. услышал шум с другой стороны, но он не мог видеть, в чем причина, поскольку Б. закрывал ему обзор. Он предположил, что упал Щиборщ или развалились части баррикады. Когда С. смог увидеть Щиборща снова, последний отступал к балкону и продолжал угрожать милиции. Пол кухни был завален мебелью. Затем он побежал к балкону, дважды споткнувшись и упав на баррикаде. Когда Щиборщ был на балконе, милиция расчистила часть баррикады и вошла на кухню. Затем Щиборщ начал бросать в них предметы через окна между кухней и балконом, разбив все окна. Утюг попал в Д-н.

Позднее С. и Б. подошли к двери на балкон, причем Б. держал щит так, чтобы защитить их от бросаемых предметов, и Д-н. подошел ближе к окну балкона. Щиборщ стал нападать на них с ножом, и Д-н. попытался выбить нож из его рук резиновой палкой. Д-н. метил в руки, но Щиборщ продолжал двигаться и задевал головой и плечами о разбитое стекло, торчащее из оконных рам. После того, как Д-н. выбил нож из левой руки Щиборща, последний замахнулся правой рукой на сотрудника милиции, но попал в щит Б. Он повторил свое движение, но С. перехватил его за запястье и другой рукой, в перчатке, взялся за лезвие ножа. Щиборщ пытался освободиться, прижавшись левым плечом и шеей к оконной раме и привлекая к себе С. Поскольку С. стоял на пороге балкона, он не мог переставить одну ногу вперед для сохранения равновесия. Затем, убрав нож из руки Щиборща, чтобы обезопасить его от лезвия, С. перенес свой вес на Кирилла Щиборща, и они оба упали на пол. Он споткнулся о порог, и его вес пришелся на Щиборща. Затем Д-н. надел на него наручники, и они перенесли его на кухню, где врачи сделали ему инъекции, а затем - в комнату. После этого Д-н. и С. покинули квартиру.

92. 10 августа 2007 г. заявители просили Прокуратуру г. Москвы принять меры для обеспечения завершения затянутого расследования.

93. 11 августа 2007 г. сотрудник ОМОНа Д-н. был допрошен снова. Его показания согласовались с теми, которые давал С. 6 августа 2007 г. Он указал, что пытался вести переговоры с Щиборщем, но они оказались бесполезными. Он также показал, что Щиборщ находился на балконе, Д-н. увидел резиновую палку на холодильнике, подобрал ее и использовал, чтобы выбить нож из рук Щиборща.

94. 17 августа 2007 г. расследование было приостановлено. Оно было возобновлено на следующий день.

95. 18 сентября 2007 г. следователь Симоновской межрайонной прокуратуры Б. вновь приостановил расследование до обнаружения лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. В тот же день постановление было отменено начальником следственного отдела как преждевременное.

96. 18 октября 2007 г. Б. вновь приостановил расследование в связи с неустановлением виновных.

97. 14 ноября 2007 г. начальник следственного отдела отменил постановление от 18 октября 2007 г. и возобновил расследование.

98. 15 ноября, 7 и 12 декабря 2007 г. заявители жаловались в Следственный комитет г. Москвы на процессуальные нарушения в ходе расследования и просили применить административные санкции к начальнику следственного отдела Симоновской межрайонной прокуратуры. Их жалобы были направлены начальнику следственного отдела, на которого они жаловались.

99. 14 декабря 2007 г. Р., следователь Симоновской межрайонной прокуратуры, приостановил расследование и возобновил его в ту же дату. Впоследствии оно приостанавливалось и возобновлялось в ту же дату несколько раз, в частности, 14 января, 14 февраля, 14 марта, 14 апреля и 14 мая 2008 г.

100. 25 декабря 2007 г. вторая заявительница была допрошена снова. Она подтвердила свои ранее данные показания (см. § 32 - 33 настоящего Постановления) и добавила нечто новое. В частности она показала, что через два дня после происшествия она позвонила Ц., соседке Щиборща, чтобы спросить, что случилось. Ц. сказала, что видела, как Кирилла Щиборща сильно избивали и толкали автоматом. Она также заявила, что ее детская коляска сломана и залита кровью. Она услышала, как Щиборщ вскричал вначале: "Соседка, спаси меня!", а затем, после прибытия ОМОНа: "Люди, спасите, убивают!". Ц. сказала, что накануне Щиборщ вел себя нормально и помогал ей мыть пол в коридоре. Вторая заявительница спросила Ц., подтвердит ли она это в органах власти. Та вначале согласилась, но затем отказалась, сообщив, что два человека угрожали ей, и она боится давать показания против милиции.

101. 15 февраля 2008 г. следственные органы провели три реконструкции событий 7 июля 2006 г. с участием омоновцев Г., С. и Д-н. В целом показания сотрудников милиции согласовались с показаниями, данными на прежних допросах. Однако поскольку реконструкции проводились в присутствии заявителей, их адвоката и судебно-медицинского эксперта Ж., сотрудники милиции должны были отвечать на их вопросы.

102. В ответ на вопросы следователя и Ж. Г. показал, что он дважды ударил Щиборщ по руке и дважды толкнул его детской коляской. Он заявил, что милиционеры не оставляли резиновых палок в квартире, они забрали их с собой.

103. В ответ на вопросы заявителей и Ж. омоновец С., в частности, показал, что не может точно вспомнить, как долго продолжалась операция. Он не слышал, как Щиборщ вызывал милицию, и точно не помнил, как были разбиты окна. С. не мог точно вспомнить, как он упал на пол балкона с Кириллом Щиборщем, но когда они падали, он схватил руку последнего, державшую нож. На полу балкона лежали осколки стекла и другие предметы - он точно не мог вспомнить, какие. С. имел при себе щит, пуленепробиваемый жилет и пистолет. Он не использовал оружие, поскольку Д-н. не давал такого указания и они были уведомлены о том, что речь идет о психически больном. С. не видел особых повреждений на Кирилле Щиборще, но у него обильно текла кровь. Верхняя часть его тела была покрыта кровью. С. не видел падения Щиборща на кухне, но он услышал, как тот падает. Никто ничем не бил Кирилла Щиборща на кухне, он был задержан на балконе. С. не мог точно вспомнить, как были причинены травмы Щиборщу. Однако на балконе последний сам бился о различные поверхности, хотя С. точно не видел, каким образом, поскольку его внимание было сосредоточено на ноже. С. полагал, что Щиборщ представлял реальную угрозу для своей жизни, так как нападал на них с ножом и выглядел как сумасшедший человек.

104. В ответ на вопросы заявителей и Ж. омоновец Д-н., в частности, сообщил, что он имел пуленепробиваемый жилет, каску, которую он не успел надеть, и пистолет. ОМОН не имел резиновых палок. Он также показал, что приказа штурмовать квартиру как такового не было, но их начальство дало указание задержать Щиборща. Д-н. не знал, что в момент прибытия ОМОНа была вызвана скорая психиатрическая помощь (см. § 27 настоящего Постановления). Он не слышал, как Щиборщ вызывал милицию, но слышал его крик: "Люди, помогите!". Когда Д-н. впервые увидел Щиборща, на его голове, груди и руках было много крови, а на лбу имелись царапины. Д-н. не знал, как было разбито стекло кухонной двери, и не мог точно сказать, сколько времени прошло с момента, когда Щиборщ разбил дверь, до того, как ОМОН проник на кухню. Никто не пытался задержать Щиборща на кухне, поскольку дверь была забаррикадирована, а когда милиция пыталась войти, он был на балконе. Д-н. не видел падения Щиборща на кухне, но он заметил, как тот исчез через проем кухонной двери, и услышал шум его падения. На полу кухни были разбросаны различные предметы и осколки стекла, залитые кровью. Д-н. показал, что он взял резиновую палку с холодильника на кухне и ударил ею Щиборща, чтобы выбить нож, не больше чем 2 - 3 раза. Щиборщ затем потянул к себе С., когда последний схватил его руку, в которой тот держал нож. Д-н. не мог сказать, почему они упали на пол. Он проник на балкон через разбитое окно. Когда милиция надевала на Щиборща наручники, он продолжал сопротивляться. Затем Д-н. и С. отвели его на кухню, где он мог двигаться самостоятельно. Они уложили его на пол кухни. Он перестал сопротивляться и продолжал повторять что-то вроде "Не надо, не надо".

105. Омоновец Б. отказался от участия в реконструкции, заявив, что сделает это только в присутствии своего адвоката.

106. 18 февраля 2008 г. вторая заявительница была допрошена снова (см. § 100 настоящего Постановления). Она подтвердила ранее данные показания и прокомментировала показания сотрудников милиции, данные в ходе реконструкций, проведенных 15 февраля 2008 г., и более ранних допросов. Вторая заявительница показала, что позиция омоновцев С. и Д-н. несостоятельна, и подчеркнула, что на важные вопросы они отвечают, что не знают или не помнят. В частности они не помнят, как сломали кухонную дверь и кухонный стол и выбросили их в коридор. Сразу после этих событий первый заявитель нашел сломанную ножку стола на кухне у балконного окна. Конец ножки стола был испачкан кровью. Первый заявитель отнес ее на балкон, где она находится по сей день. Таким образом, показания Д-н. о том, что он нашел резиновую палку на холодильнике на кухне, не соответствуют действительности, поскольку резиновая палка не могла там находиться. Сотрудники из отдела милиции не только не входили в квартиру, но к этому времени они уехали, и сотрудники ОМОНа первыми вошли в кухню. Единственной палкой, остававшейся на кухне, была ножка сломанного стола, которую Д-н. должен был использовать, как он это не отрицает, для воздействия на Щиборща палкой. Если последний стоял слева от Д-н., милиционер должен был ударить его по голове ножкой стола, что согласовалось бы с медицинским заключением о том, что Щиборщ претерпел травмы левой стороны головы. Вторая заявительница также просила назначить экспертизу ножки стола.

107. Вторая заявительница также утверждала, что показания С. о том, что в то время, как на балконе Щиборщ продолжал вертеться и биться головой и плечами о стекло, оставшееся в оконных рамах, также несостоятельны. Если бы это было так, Щиборщ порезал бы шею продольно. Однако рана на его шее размером 3 см была поперечной и, по мнению второй заявительницы, была причинена при падении. Хотя сотрудники ОМОНа не помнят, как Щиборщ упал на пол с С., по ее мнению, из материалов дела следует, что Щиборщ упал лицом вниз, и именно это его травмировало. Кроме того, сотрудники не пояснили, как он претерпел множественные переломы ребер.

108. Помимо этого, вторая заявительница утверждала, что ряд показаний Д-н. был ложным. В частности Щиборщ не мог бросить в него утюг, поскольку утюг был привязан к балконной двери. Когда Д-н. вошел на кухню, он не мог видеть пол, залитый кровью. Хотя сотрудники милиции избили Щиборща резиновыми палками, кровь на полу появилась только после того, как сотрудники ОМОН задержали Щиборща и уложили его там. Также не может быть правдой, что Щиборщ в наручниках самостоятельно проследовал на кухню с балкона, поскольку в этом случае неясно, почему сотрудникам милиции пришлось укладывать его на пол. Кроме того, показания Д-н. о том, что он проник на балкон через разбитое окно, являются бессмысленными, поскольку он мог использовать дверь. Точно также маловероятно, что он не слышал, как Щиборщ вызывает милицию, поскольку его первый звонок в 14.10 слышали даже те, кто стоял в коридоре. Таким образом, недостоверно, что Д-н., стоявший у кухонной двери, не услышал телефонного разговора в 14.39.

109. Что касается организации операции, вторая заявительница отметила, что Д-н. не имел полномочий для штурма квартиры, особенно ввиду того, что начальник ОВД "Нагатинский Затон" Р. уже вызвал скорую психиатрическую помощь. Она подчеркнула, что Щиборщ не захватывал заложников и не представлял угрозы для других лиц. Он действовал в состоянии испуга, пытаясь защитить себя, что подтверждают его звонки в милицию. Таким образом, не имелось оснований для экстренной операции, которая повлекла смерть ее сына.

110. 21 февраля 2008 г. сломанная ножка стола была изъята из квартиры Щиборща.

111. 26 февраля 2008 г. была проведена экспертиза сломанной ножки стола. Согласно заключению экспертизы кровь на ножке отсутствовала. Хотя были найдены клетки эпидермиса, их было слишком мало для определения типа и пола. Было обнаружено шесть фрагментов волос. Один из них мог принадлежать Кириллу Щиборщу, другой - Д-н., а еще один - Г. Представлялось возможным, что пять фрагментов волос были отделены тупым предметом, таким как ножка стола.

112. 22 марта 2008 г. был допрошен судебно-медицинский эксперт Ж. Он показал, что результаты судебно-медицинской экспертизы свидетельствуют о том, что правое запястье Щиборща, за которое схватил сотрудник милиции С., не было сломано. Он также показал, что на основании заключения экспертизы N 1262 невозможно установить, была ли черепно-мозговая травма причинена сломанной ножкой кухонного стола. Ж. отметил, что мог бы дать более подробные ответы после дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

113. 22 апреля 2008 г. была допрошена И. Она показала, что находилась в хороших отношениях с Кириллом Щиборщем и посещала его и его жену, с которой он развелся в 2003 году. По ее мнению, его психическое состояние ухудшилось после развода, и он наблюдался у психиатра. Он не имел друзей и часто фантазировал, что находится в обществе женщины. Например, когда она приносила ему еду, она звонила в дверь, и он отвечал, что не может открыть, поскольку находится с женщиной. Однако через замочную скважину она могла видеть, что он находится на кухне один. И. показала, что Щиборщ полагал, что его родители ему неродные и что он был усыновлен, он опасался, что они поместят его в психиатрическую больницу.

114. В ту же дату был проведен еще один осмотр места происшествия, в частности, балкона. При осмотре были обнаружены два красновато-коричневых пятна. Одно находилось на внутренней части дверного проема, имело 21 см в длину и начиналось на высоте 171 см от пола. Другое пятно, рядом с ним, имело 18 см в длину и начиналось на высоте 190 см от пола. Имелись другие красновато-коричневые пятна.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (22.01.2016)
Просмотров: 113 | Теги: ЕСПЧ, Европейский Суд по правам человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016