Воскресенье, 04.12.2016, 17:12
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Понятие, содержание и виды ограничений прав человека

Д.Г.Разинков*
П.А.Данилов**

Понятие, содержание и виды ограничений прав человека

Вопросы ограничений прав и свобод человека и пределов таких ограничений относятся к числу существенных проблем в науке теории государства и права, связаны с деятельностью государственных органов. Ограничения используются с целью предотвратить активность индивида или группы лиц, когда она идет во вред обществу, противоречит общим интересам, – проблема, которую человечество решает уже давно.

В истории доказано, что еще в условиях первобытнообщинного строя сложилась своеобразная система нормативного регулирования, ориентированная, прежде всего, на ограничения. Появление норм поведения, и в особенности норм – табу, выводилось из необходимости ограничения, сдерживания биологических инстинктов[1]. Формирование обычаев, традиций по своему характеру происходило в виде формирования норм – запретов, норм-рамок, норм-ограничений. Затем, при становлении права, общество было заинтересовано в том, «чтобы возвести существующее положение в закон и те его ограничения, которые даны обычаем и традицией, фиксировались как законные ограничения»[2].

В словаре С.И.Ожегова, ограничение есть грань, предел, рубеж; удержание в известных рамках, границах; правило, ограничивающее какие-либо права, действия; стеснение определенными условиями; лимитирование сферы деятельности, сужение возможностей и т.п.[3].

В юриспруденции же понятие «ограничение» употребляется в разных значениях. Чаще его используют в отношении права в целом, говоря о праве как об ограниченной свободе.

К пониманию «правовых ограничений» в юридической литературе существует несколько подходов. Содержание, вкладываемое в данный термин, определяется рядом авторов через соотношение его с близким по смыслу понятием «правовой запрет». По мнению сторонников широкого подхода (А.В. Малько) – «всякий запрет – есть ограничение, но не всякое ограничение в сфере права запрет... Иначе говоря, понятие «ограничение» является родовым, а понятие «запрет» – видовым. Запрет есть лишь определенная форма правового ограничения»[4]. Другими его формами А.В.Малько называет приостановления, обязанности, наказания. Тем самым он развил идею Н.М.Коркунова о том, что разграничивая сталкивающиеся интересы, юридическая норма, во-первых, устанавливает пределы, в которых данный интерес может быть осуществляем – это право; во-вторых, устанавливает в отношении к другому сталкивающемуся с ним интересу соответственные ограничения – это обязанность[5].

С.С.Алексеев также отмечает, что ограничение – это вопрос... об объеме регулирования, о границах имеющихся у лиц прав, которые характеризуют результат юридического регулирования. Достигается же такой результат... «путем сужения дозволений, новых запрещений, дополнительных позитивных обязываний»[6]. «Обязанность, – писал Г.Гегель, – есть ограничение...»[7].

В самом общем виде правовые ограничения – это юридические инструменты, с помощью которых обеспечивается достижение конкретных целей правового регулирования, которые могут быть различными, но, в конечном счете, они сводятся к справедливой упорядоченности общественных отношений путем установления определенных пределов (лимитов), устанавливающих границы допустимого, желательного, рекомендуемого, запрещенного поведения. Отмечая необходимость различного рода ограничений в процессе правового  регулирования, следует подчеркнуть, что данный регулятор обладает такими свойствами, благодаря которым появляется возможность ввести в социальную жизнь всеобщую, стабильную, строго определенную, гарантированную государством систему типовых масштабов (эталонов, образцов), функционирующую постоянно. Следовательно, в цивилизованном обществе именно правовое ограничение является одним из главных инструментов, способных обеспечить организованность жизни, нормальное функционирование всего общественного организма, действенность социального управления[8].

Характер правовых ограничений, их природа и специфика придают соответствующую специфику праву как особому социальному регулятору. Правовые ограничения своим действием показывают возможности права, его потенциал в урегулировании общественных отношений, в удовлетворении различного рода правомерных и, напротив, в недопущении противоправных интересов индивидуальных и коллективных субъектов, в том числе и государства.

Дело в том, что всякая власть (и в первую очередь государственная), не знает (или делает вид, что не знает) собственных пределов (границ) и всегда стремится к неограниченному расширению властного пространства, что ведет, как правило, к умалению интересов личности[9].

В условиях правового государства она не выступает каким-то исключением из этого общего правила, не стремится к добровольному «самосвязыванию» различными путами. Поскольку политическая власть имеет склонность к различным злоупотреблениям, для нее необходимы надежные правовые рамки, ограничивающие и сдерживающие подобные склонности, возводящие заслон незаконному превышению власти, ведущему к попранию прав и свобод человека и гражданина. Правовые границы необходимы для того, чтобы недостатки осуществляющей властные полномочия личности не превратились бы в пороки государственной власти. В основе деятельности государственных органов лежит именно закон, а не волевые субъективистские проявления чиновников, приводящие к произволу, нарушению прав и свобод граждан[10]. При помощи правовых запретов ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь действия, являющиеся вредными для общества, необоснованно ущемляющие интересы граждан[11].

Однако власть государства нельзя ограничить только одним разделением её ветвей или даже многочисленными правовыми ограничениями. Это невозможно будет сделать по той причине, что власть как верховная политическая сила общества всегда найдет средства обойти любые препятствия на своем пути, причем на законном основании. Поэтому в концепцию правового государства и были введены естественные права и свободы человека и гражданина в качестве своеобразного проявления власти личности, воли гражданского общества. Они, представляя индивиду определенные возможности, позволяют ему одновременно реализовывать свою власть над властью государства, составляют в своей основе собственно главную несущую часть конструкции целостного правового государства. Индивидуальные «права представляют все одну общую черту: они ограничивают права государства... Государство должно воздерживаться от вмешательства в известные области, предоставляя известный простор личной деятельности»[12]. Оно должно быть ограничено сохранением безопасности положения граждан, когда «осуществлению их прав – как прав личности, так и права собственности – никто не препятствует»[13].

Права человека выступают ограничителем всевластия государства, сфер его деятельности, препятствием произволу. Эта мысль прекрасно выражена А.Токвилем: «Именно понятие о правах позволило людям определить, что есть вседозволенность и произвол. Оно помогает им быть независимыми без высокомерия и подчиняться, не унижаясь. Подчиняясь насилию, человек сгибается и унижается. Если же он подчиняется праву распоряжаться, которое он признает за себе подобными, он в каком-то смысле даже возвышается над тем, кто им распоряжается»[14].

Формами выражения ограничений в праве являются запреты, обязанности, приостановления, наказания и т.п. При этом ясно, что речь идет об определенных разновидностях ограничений, хотя само слово «ограничение» в норме отсутствует. Наличие разнообразных средств ограничений необходимо в силу того, что в процессе правового регулирования возникает необходимость в применении правоограничивающих средств с неодинаковой юридической силой.

Не отрицая значимости широкого подхода, рассмотрим иные позиции в понимании «ограничения». «Ограничение, – утверждает Ф.Н.Фаткуллин, – близко к запрету, однако оно рассчитано не на полное вытеснение того или иного общественного отношения, а на удержание его в жестко ограничиваемых рамках»[15]. Аналогичную позицию, введя некоторые уточнения, представил А.Г.Братко: «Запреты и ограничения – два различных способа правового регулирования. Основное различие их состоит в том, что запреты по своему содержанию указывают на юридическую невозможность определенного поведения, которое фактически возможно, в то время как правовое ограничение представляет собой не только юридически, но и фактически невозможный вариант поведения. В отличие от запрета правовое ограничение в принципе  невозможно нарушить. Оно всегда есть ограничение какого-либо субъективного права, причем такое, которое обеспечивается обязанностями соответствующих должностных лиц»[16].

Иными словами «ограничение» в узком смысле имеет место, когда субъективное право есть, оно провозглашено и принадлежит человеку, но в силу определенных обстоятельств не может быть им реализовано. Необходимость существования подобных ограничений объясняется тем, что в жизни не редки случаи столкновения индивидуальных и публичных интересов. Например, при совершении преступления, органы внутренних дел обязаны принять меры к его раскрытию и расследованию. С этой целью они наделены правом применять ограничения (в частности, ограничивать право на свободу передвижения) в отношении лица подозреваемого в совершении преступления. При таком подходе ограничение по своему содержанию близко к категории «принуждение». «Принуждение, – пишет Д.Н.Бахрах, – можно понимать как отрицание воли подвластного и внешнее воздействие на его поведение»[17]. В настоящее время и обозримом будущем принуждение необходимо для охраны правопорядка, собственности, прав и интересов граждан и организаций, создания нормальных условий для деятельности аппарата публичной власти. Это хотя и не главный, но важный и необходимый метод властвования[18]. Государственное принуждение ограничивает свободу человека вплоть до того, что может лишить его этой свободы. Поэтому, – по мнению В.И.Леушина, – четкое определение сферы свободы (право), ее границ (юридическая обязанность) и ограничений (юридическая ответственность)[19].

Следует отметить, что все основные права, даже если они вытекают из естественных прав человека, имеют предпосылкой своего существования, с одной стороны, наличие государства, которое их гарантирует и защищает, с другой – противостояние именно этого государства основным правам. Отсюда следует, что нужно провести тонкое, дифференцированное разграничение между сферой защиты основных прав, свобод, законных интересов и их ограничениями.

В отраслевой юридической литературе ограничения прав человека понимаются по-разному: с позиции потребностей конкретного рода общественных отношений и соответствующих правовых средств воздействия на них. Так, в гражданском праве используется, например, ограничение дееспособности гражданина, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Над ним устанавливается попечительство (ст. 30 Гражданского кодекса РФ). В уголовно – процессуальном законодательстве правовые ограничения реализуются преимущественно в форме мер пресечения: подписка о невыезде, заключение под стражу и др.

Важная роль правовым ограничениям отведена в конституционном праве, так как во многом они здесь приближаются к теоретической конструкции, приобретают надотраслевые черты, конкретизируемые впоследствии в отдельных текущих законах. Кроме того, именно в Конституции Российской Федерации устанавливаются основания ограничения основных прав человека. Однозначное их толкование позволит избежать различных ситуаций, когда неопределенность является серьезным препятствием для осуществления конкретных прав, свобод, законных интересов. Необходимо также отметить, что нередко при отсутствии каких-либо ограничений непосредственно в тексте Конституции Российской Федерации, они появлялись в подзаконном акте, что означало «фактическое» изменение Конституции при ее декларативной стабильности (пример, с конституционным правом свободы выбора места жительства и обязательной регистрацией по месту пребывания и жительства).

Общепризнанным в мировой конституционной теории и практике является то, что ограничения прав и свобод человека правомерны в условиях чрезвычайного положения (эпидемии, межнациональные конфликты, стихийные бедствия, массовые беспорядки и др.). Международно-правовая доктрина чрезвычайного законодательства основана на том, что чрезвычайное положение может быть совместимо с демократическими устоями лишь в том случае, если соблюдаются следующие принципы: а) временного ограничения прав и свобод; б) соразмерности ограничений с остротой создавшегося положения; в) недискриминации; г) неприкосновенности некоторых основных прав[20]. Международным пактом о гражданских и политических правах (ст.4), предписано, чтобы чрезвычайное положение государством участником было официально объявлено и об этом сообщено другим государствам.

В той же ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплен перечень прав, которые в принципе не подлежат государственному ограничению. Это право на жизнь, право не подвергаться жестокому бесчеловечному обращению, право не подвергаться без своего согласия медицинским или научным опытам, право не содержаться в рабстве или подневольном состоянии, право не подвергаться лишению свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства, право не привлекаться к ответственности за деяние, которое в момент его совершения не являлось правонарушением, право на признание правосубъектности, право на свободу мысли, совести и религии[21].

В соответствии с ч. 1 ст. 56 Конституции Российской Федерации «в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия». Особо важной, представляется последняя фраза, поскольку в ней закрепляется положение о том, что ограничения прав и свобод (какими бы благими намерениями не объяснялось их введение), могут носить лишь временный характер.

В ч. 3 этой же статьи содержится перечень прав и свобод, которые не подлежат ограничению, это в частности: право на жизнь, достоинство личности, право на неприкосновенность частной жизни, гарантии против сбора информации о чьей бы то ни было частной жизни, свобода совести, свобода предпринимательства, право на жилище, а также всю сумму гарантий, связанных с судебной защитой. Набор этих прав, определенный несколько шире, чем в аналогичных положениях Международного пакта о гражданских и политических правах, отражает стремление защищать те права и свободы, реализация которых никак не может помешать достижению целей властей в связи с объявлением чрезвычайного положения и которые должны соблюдаться при любых обстоятельствах.

Применительно к естественным правам и свободам человека, ограничения выступают в качестве своеобразного рубежа, отделяющего сферу личных интересов от интересов государства. «При осуществлении своих прав и свобод, – говорится в ч.2 ст.29 Всеобщей Декларации прав человека 1948 г., – каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав  и  свобод других, и  удовлетворения  справедливых требований морали, общественного порядка и  общего благосостояния в демократическом обществе»[22].

Если говорить о Конституции Российской Федерации, то регулирование вопроса об ограничении прав и свобод начинается с установления незыблемости этих прав. Часть 2 ст. 55 гласит: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина»[23]. Это общее правило, которое указывает на невозможность принятия законов, попирающих права и свободы без всяких оснований.

В связи с этим возникает необходимость выяснить, в каком соотношении находятся понятия «отмена прав», «умаление прав» и «ограничение прав». Под отменой следует понимать принятие закона, признающего недействующими в России каких-либо прав или свобод. Когда же законодатель принимает федеральный закон, ограничивающий права и свободы человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в социально-значимых целях, перечисленных в ч.3 ст.55 Конституции Российской Федерации, имеет место допустимое правовое ограничение прав и свобод. Если же федеральный законодатель путем принятия закона ограничивает права и свободы без учета указанных целей, либо с учетом этих целей, но не в той мере, в какой это необходимо, то есть непропорционально, чрезмерно, то тогда будет иметь место умаление прав и свобод человека, личности, гражданина.


* Разинков Дмитрий Геннадиевич – ст. преподаватель кафедры теории и истории государства и права Юридического института (Санкт-Петербург).


** Данилов Павел Александрович – аспирант кафедры теории и истории государства и права Юридического института (Санкт-Петербург). Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор С.А.Комаров.

___________________

[1] История первобытного общества. Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. – М., 1983. С. 244, 316.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. 4.2. С.356.

[3] Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М., 1988. С. 357.

[4] Малько А.В. Стимулы  и  ограничения  в  праве: теоретический аспект. – Саратов. 1994. С. 62.

[5] Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. – М., 1989. С. 67.

[6] Гегель Г.В.Ф. Философия права. – М., 1990. С. 202.

[7] Там же. С. 128.

[8] Колдаев В.М. Власть. – М., 1995. С. 8.

[9] Пределы власти // Век 20 и мир (квартальное приложение к журналу). – М., 1994. С. 23.

[10] Шабуров А.С. Теоретические вопросы российской государственности. – Екатеринбург. 1998. С. 30.

[11] Пределы прав контролирующих органов. – М., 1991. С. 69.

[12] Эсмен А. Общие основания конституционного права. – СПб., 1909. С.  398.

[13] Гумбольдт В. Идеи к опыту, определяющему границы деятельности государства.// Язык и философия культуры. – М., 1985. С. 87, 88.

[14] Токвиль А. Демократия в Америке. – М., 1992. С.188.

[15] Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. – Казань, 1987. С. 157.

[16] Братко А.Г. Запреты в советском праве. – Саратов, 1979. С. 17.

[17] Бахрах Д.Н. Административное право. – М., 1999. С. 197.

[18] Там же. С. 198.

[19] Теория государства и права. – М., 2000. С. 234.

[20] Бахрах Д.Н.. Хазанов С.Д. Правовой режим чрезвычайного положения. – Екатеринбург. 1992. С. 27.

[21] Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

[22]  http://www.un. org/russian/documen/declarat/declhr.htm/ Официальный сайт ООН.

[23] Конституция Российской Федерации //Российская газета, 1993, 25 декабря.

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (01.01.2013)
Просмотров: 2944 | Теги: отношений, государства, прав, ограничений, понятие, общества, содержание, чиновников, виды, Правовой | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016