Среда, 24.05.2017, 09:18
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПОНЯТИЕ КОРРУПЦИИ, КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

ВОРОБЬЕВ А.В.,
полномочный представитель Губернатора Калининградской области
в органах судебной власти, соискатель юридического факультета БФУ им. И.Канта

 

ПОНЯТИЕ КОРРУПЦИИ, КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
И КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

 


В  Федеральном  законе  «О  противодей-
ствии коррупции», в статье 1 впервые дано офи-
циальное  определении  коррупции,  а  именно:
«Для  целей  настоящего  Федерального  закона
используются следующие основные понятия:
1) коррупция:
а)  злоупотребление  служебным  поло-
жением, дача взятки, получение взятки, зло-
употребление полномочиями, коммерческий
подкуп  либо  иное  незаконное  использова-
ние физическим лицом своего должностно-
го положения, вопреки законным интересам
общества  и  государства  в  целях  получения
выгоды в виде денег, ценностей, иного иму-
щества или услуг имущественного характе-
ра, иных имущественных прав для себя или
для третьих лиц либо незаконное предостав-
ление такой выгоды указанному лицу други-
ми физическими лицами;
б)  совершение  деяний,  указанных  в
подпункте «а» настоящего пункта, от имени
или в интересах юридического лица» [1].
Однако, на наш взгляд, данное опреде-
ление коррупции приемлемо только в узком
смысле, и оно не охватывает многие деяния,
имеющие  коррупционную  сущность.  Связа-
но это в первую очередь с тем, что в опре-
делении говорится только о прямой выгоде
в  виде  денег,  ценностей,  иного  имущества
или услуг имущественного характера, иных
имущественных прав. На наш взгляд, такая
трактовка не является оправданной. Данная
статья не включает в себя, допустим, факты
политической коррупции или факты так на-
зываемой «моральной коррупции», т.е. злоу-
потребление личным влиянием.
Если  говорить  о  политической  кор-
рупции,  то,  как  известно,  целый  ряд  прак-
тических  поступков  политиков,  чиновников,
в  том  числе  высшего  уровня,  которые  рас-
сматриваются  обществом  как  проявления
коррупции,  не  являются  уголовно  наказуе-
мыми. Вместе с тем неоспорим тот факт, что
умелое  использование  административного
ресурса  и  властных  полномочий  некоторы-
ми  должностными  лицами  в  дальнейшем
приносит им огромные дивиденды, которые
только впоследствии, т.е. по прошествии не-
которого времени, становятся материальны-
ми.  В  частности,  норма,  запрещающая  чи-
новникам заниматься предпринимательской
деятельностью, зачастую ими игнорируется,
ведь возможность совмещать государствен-
ную службу с коммерческой деятельностью
-  это  стимул  для  занятия  государственных
должностей  исключительно  с  целью  неза-
конного обогащения [2].
Если  обратиться  к  международно-
правовым документам, то в Конвенции ООН
против  коррупции  2003  года  в  статье  18
«Злоупотребление  влиянием  в  корыстных
целях» сказано о том, что «каждое Государ-
ство - участник рассматривает возможность
принятия  таких  законодательных  и  других
мер, какие могут потребоваться с тем, чтобы
признать в качестве уголовно - наказуемых
следующие деяния, когда они совершаются
умышленно:
а) обещание, предложение или предо-
ставление  публичному  должностному  лицу
или любому другому лицу, лично или через
посредников  какого-либо  неправомерного
преимущества  с  тем,  чтобы  это  публичное
должностное  лицо  или  такое  другое  лицо
злоупотребило  своим  действительным  или
предполагаемым  влиянием  с  целью  полу-
чения  от  администрации  или  публичного
органа  Государства-участника  какого-либо
неправомерного  преимущества  для  перво-
начального инициатора таких действий или
любого другого лица;
б)  вымогательство  или  принятие  пу-
бличным  должностным  лицом  или  любым
другим лицом, лично или через посредников
какого-либо неправомерного преимущества
для себя самого или для другого лица с тем,
чтобы это публичное должностное лицо или
такое  другое  лицо  злоупотребило  своим
действительным или предполагаемым влия-
нием  с  целью  получения  от  администрации
или  публичного  органа  Государства-участ-
ника  какого-либо  неправомерного  преиму-
щества» [3].
То есть в данном случае речь не идет
только  о  прямой  выгоде  в  виде  материаль-
ных  благ,  а  говорится  о  неправомерном
преимуществе,  полученном  в  результате
злоупотребления  публичным  должностным
лицом своим действительным или предпола-
гаемым влиянием.
Поэтому,  на  наш  взгляд,  целесообраз-
но внесение дополнения в пункт «а» части 1
статьи 1 Федерального закона «О противодей-
ствии коррупции». В статье 1 после слов «...в
целях получения выгоды в виде денег, ценно-
стей, иного имущества или услуг имуществен-
ного  характера,  иных  имущественных  прав
для себя или для третьих лиц либо незаконное
предоставление  такой  выгоды  указанному
лицу другими физическими лицами» указать
«а также в целях получения выгоды в виде ус-
луг неимущественного характера».
Следует  отметить,  что  понятие  кор-
рупции  нетождественно  понятию  корруп-
ционной преступности, поскольку феномен
коррупционной  преступности  есть  лишь
часть  явления  коррупции  вообще,  хотя  и
наиболее  опасная  с  точки  зрения  обще-
ственных интересов. Понятие «коррупцион-
ная преступность» в отечественной крими-
нологии используется достаточно давно [4,
с.404]. Более того, в отечественной крими-
нологии  исследуются  особенности  корруп-
ционной преступности, латентность корруп-
ционных преступлений и т.д.
 Между тем до настоящего времени в
Российской  Федерации  нет  действующего
законодательного акта, в котором бы прямо
указывалось,  какие  именно  преступления
следует относить к числу коррупционных. В
связи с этим возникает вопрос о том, чем ру-
ководствуются  исследователи  коррупцион-
ной преступности для выделения из массива
совершенных деяний, которые предусмотре-
ны в УК РФ, коррупционных преступлений?
Проведенный нами анализ источников пока-
зывает, что круг коррупционных преступле-
ний авторами определяется произвольно.
Коррупционная преступность, по мне-
нию  Б.В.  Волженкина,  -  это  преступления
лиц,  официально  привлеченных  к  управ-
лению  (государственные  и  муниципальные
служащие  и  иные  лица,  уполномоченные
на  выполнение  государственных  функций),
использующих  различным  образом  имею-
щиеся  у  них  по  статусу  возможности  для
незаконного  извлечения  личной  выгоды  [4,
с.406]. Указанный автор к числу коррупцион-
ных преступлений относит: мошенничество,
присвоение и растрату, совершаемые с ис-
пользованием служебного положения, злоу-
потребление  должностными  полномочиями,
незаконное участие в предпринимательской
деятельности, получение взятки, служебный
подлог, воспрепятствование законной пред-
принимательской  деятельности,  ограниче-
ние конкуренции и ряд других преступлений,
совершаемых  государственными  служащи-
ми или служащими органов местного само-
управления  с  использованием  своего  слу-
жебного  положения  (в  широком  смысле
этого слова) в корыстных, иных личных или
групповых целях.
 А.И. Долгова, как признанный специа-
лист в данном вопросе, не приводит полного
перечня  коррупционных  преступлений.  Од-
нако, по ее мнению, к их числу следует отно-
сить, помимо вышеуказанных преступлений,
еще и дачу взятки (ст.291 УК РФ), незакон-
ное  получение  или  разглашение  сведений,
составляющих  коммерческую  или  банков-
скую тайну (ст.183 УК РФ), подкуп или при-
нуждение  к  даче  показаний  или  уклонению
от  дачи  показаний  либо  к  неправильному
переводу (ст.309 УК РФ), коммерческий под-
куп (ст.204 УК РФ), воспрепятствование осу-
ществлению избирательных прав или работе
избирательных комиссий (ст.141 УК РФ) [5].
С.В. Максимов [6] не только дает при-
мерный  перечень  коррупционных  престу-
плений,  но  и  выделяет  три  их  группы  в  за-
висимости  от  того,  в  качестве  основного,
обязательного  дополнительного  непосред-
ственного  объекта  преступного  посягатель-
ства  либо  факультативного  его  объекта
выступает авторитет публичной службы (го-
сударственной  службы  и  службы  в  органах
местного самоуправления):
1)  собственно  коррупционные  пре-
ступления,  посягающие  на  авторитет  госу-
дарственной службы или службы в органах
местного  самоуправления,  выступающий  в
качестве основного непосредственного объ-
екта  таких  посягательств  (коррупционные
преступления в узком значении понятия);
2) коррупционные преступления, пося-
гающие  на  ту  же  социальную  ценность  как
на обязательный дополнительный непосред-
ственный объект (коррупционные преступле-
ния в широком значении понятия);
3) коррупционные преступления, пося-
гающие на названную социальную ценность
как  на  факультативный  (необязательный)
объект [6] .
К сожалению, это только точки зрения
отдельных авторов, которые не могут полно-
стью преодолеть существующую на данный
момент  неопределенность  в  отношении  во-
проса о том, какие составы преступлений от-
носить к коррупционным.
Основная  проблема  уголовного  за-
конодательства  состоит,  на  наш  взгляд,  в
том, что сам по себе термин «преступление
коррупционной  направленности»  не  нашел
отражения  в  уголовном  законодательстве.
Из  содержания  определения  «коррупции»,
нашедшего закрепление в пункте 1 статьи 1
Федерального  закона  «О  противодействии
коррупции» вытекают две проблемы уголов-
но-правового  характера,  освещение  и  раз-
решение  которых  позволит  упорядочить  и
конкретизировать борьбу с коррупционными
преступлениями,  а  также  антикоррупцион-
ную деятельность в целом.
Во-первых, если сопоставить содержа-
ние  понятия  «коррупции»  и  положений  уго-
ловного закона, то можно определить, что в
перечень  преступлений  коррупционной  на-
правленности непосредственно входят: зло-
употребление должностными полномочиями
(ст.285) и превышение должностных полно-
мочий  (ст.286) 1 ;  дача  взятки  (ст.290);  полу-
чение взятки (ст.291); злоупотребление пол-
номочиями  (ст.201);  коммерческий  подкуп
(ст.204 УК РФ). Однако ознакомление с ины-
ми уголовно-правовыми запретами позволя-
ет сделать вывод, что к числу преступлений
коррупционной  направленности  входят  и
иные  деяния,  предусмотренные  Особенной
частью УК РФ, например, нецелевое расхо-
дование  бюджетных  средств  (ст.285.1),  не-
законное  участие  в  предпринимательской
деятельности  (ст.289),  посредничество  во
взяточничестве  (ст.291.1),  служебный  под-
лог  (ст.292),  незаконная  выдача  паспорта
гражданина Российской Федерации, а равно
внесение  заведомо  ложных  сведений  в  до-
кументы,  повлекшее  незаконное  приобре-
тение  гражданства  Российской  Федерации
(ст.292.1) и некоторые др.
Автор солидарен с мнением Д.Н. Капо-
вич о том, что требуются некоторые усилия
группы ученых и практиков для того, чтобы
выработать  уголовно-правовые  критерии
преступлений  коррупционной  направленно-
сти и изучить содержание УК РФ на предмет
обнаружения  указанных  деяний.  С  учетом
значительной  общественной  опасности  та-
ких  преступлений  было  бы  целесообразно
указать на коррупционный характер данных
составов  непосредственно  в  наименовании
главы  30  УК  РФ,  обозначив  ее  следующим
образом: «Глава 30. Коррупционные престу-
пления  против  государственной  власти,  ин-
тересов  государственной  службы  и  службы
в органах местного самоуправления».
Вторая  уголовно-правовая  проблема,
непосредственно вытекающая из законода-
тельного  закрепления  коррупции,  состоит
в  том,  что  в  нем,  наряду  с  перечислением
конкретных  составов  преступлений,  име-
ется  и  указание  на  то,  что  коррупцией  яв-
ляется  «иное  незаконное  использование
физическим лицом своего должностного по-
ложения...».  Представляется,  что  эта  часть
определения не относится к уголовно-право-
вой  сфере,  поскольку  любые  дефиниции  и
перечни в данной сфере подлежат расшири-
тельному толкованию. По-видимому, законо-
датель имел в виду не преступления, а иные
противоправные деяния, т.е. административ-
ные и служебные правонарушения [7].
В  практической  деятельности  круг
коррупционных  преступлений  определяется
произвольно. При этом количество составов
преступлений, имеющих коррупционную на-
правленность, варьируется от 7 до 40.
Традиционно  таковыми  принято  счи-
тать преступления, предусмотренные главой
23 «Преступления против интересов службы в
коммерческих и иных организациях» и главой
30  «Преступления  против  государственной
власти, интересов государственной службы и
службы в органах местного самоуправления»
УК РФ, а также ряд преступлений, совершен-
ных с использованием служебного положения

1  В Федеральном законе «О противодействии коррупции» эти преступления объединены понятием «злоу-
потребление служебным положением».


в корыстных целях. Помимо этого, по многим
главам УК РФ разбросаны статьи, в диспози-
ции которых прямо указывается, что субъек-
тами обозначенных в них преступлений могут
быть  только  должностные  лица,  например,
ст.140  (отказ  в  предоставлении  гражданину
информации),  ст.169  (воспрепятствование
законной предпринимательской или иной де-
ятельности), ст.170 (регистрация незаконных
сделок с землей).
В соответствии с Указанием Генпрокура-
туры России №52-11, Министерства внутренних
дел России №2 от 15.02.2012 г. «О введении в
действие  перечней  статей  Уголовного  кодек-
са Российской Федерации, используемых при
формировании статистической отчетности» [8]
к преступлениям коррупционной направленно-
сти  отнесены  противоправные  деяния  только
при наличии перечисленных критериев:
- наличие надлежащих субъектов уго-
ловно наказуемого деяния, к которым отно-
сятся  должностные  лица,  указанные  в  при-
мечании к ст.285 УК РФ, лица, выполняющие
управленческие  функции  в  коммерческой
или иной организации, действующие от име-
ни и в интересах юридического лица, а так-
же в некоммерческой организации, не явля-
ющейся государственным органом, органом
местного самоуправления, государственным
или  муниципальным  учреждением,  указан-
ные в примечании к ст.201 УК РФ;
- связь деяния со служебным положе-
нием субъекта, отступлением от его прямых
прав и обязанностей;
-  обязательное  наличие  у  субъекта
корыстного мотива (деяние связано с полу-
чением им имущественных прав и выгод для
себя или для третьих лиц);
-  совершение  преступления  только  с
прямым умыслом.
Исключением являются преступления,
хотя и не отвечающие указанным требовани-
ям, но относящиеся к коррупционным в соот-
ветствии с ратифицированными Российской
Федерацией  международно-правовыми  ак-
тами и национальным законодательством, а
также связанные с подготовкой условий для
получения  должностным  лицом,  государ-
ственным  служащим  и  служащим  органов
местного  самоуправления,  а  также  лицом,
выполняющим  управленческие  функции  в
коммерческой или иной организации, выго-
ды  в  виде  денег,  ценностей,  иного  имуще-
ства или услуги имущественного характера,
иных имущественных прав либо незаконного
представления такой выгоды [8].
Обозначенные в данном указании кри-
терии коррупционного преступления - боль-
шой  шаг  в  сторону  унификации  понятия
«коррупционное  преступление»,  позволяю-
щий вплотную приблизиться к идее о введе-
нии в уголовный закон, в его Общую часть
дополнительной нормы.
На  наш  взгляд,  модернизация  УК  РФ
могла бы идти двумя путями:
-  формированием  в  Особенной  части
УК  РФ  отдельной  главы,  посвященной  кор-
рупционным  преступлениям,  с  перечнем
статей  с  конкретными  составами  (менее
предпочтительный  вариант,  о  чем  свиде-
тельствуют не вполне успешные попытки на
подзаконном уровне решить эту задачу);
-  внесением  в  Общую  часть  УК  РФ
специальной  нормы,  например,  в  качестве
ст.14.1 «Понятие коррупционного преступле-
ния».  Данная  статья  могла  бы  состоять  из
трех пунктов (частей, разделов).
Пункт первый мог бы содержать общее
определение коррупционного преступления,
основанное на следующих критериях:
-  со  стороны  объекта  посягательства
-  это  публичные  интересы  государства,  а
также интересы граждан и организаций, на-
ходящиеся  под  гарантированной  защитой
государства;
-  с  объективной  стороны  -  действия
или бездействие субъекта с использованием
служебного положения, которые наносят или
могут  нанести  ущерб  вышеперечисленным
интересам;
-  со  стороны  субъекта  -  любое  лицо,
наделенное  властными,  организационно-
распорядительными  или  административно-
хозяйственными  функциями  в  силу  закона,
временного  распоряжения  или  лицензии
либо  находящееся  на  службе  в  публичных
или коммерческих организациях;
-  с  субъективной  стороны  -  только
умышленное  преступление,  одним  из  обя-
зательных признаков которого является ко-
рысть или иная личная заинтересованность.
Пункт  второй  -  содержать  самостоя-
тельную  группу  деяний,  направленных  на
умышленное  противодействие  уголовному
преследованию  коррупционных  преступле-
ний.
Пункт третий - группу деяний, связан-
ных с отмыванием, сокрытием, приобретени-
ем имущества, приобретенного в результате
совершения  коррупционного  преступления,
т.е.  структурно  соответствовать  ратифици-
рованной Конвенции 2003 г.
Эта  норма  могла  бы  выглядеть  при-
мерно следующим образом:
«Статья  14.1.  Коррупционное  престу-
пление
Коррупционным  преступлением  при-
знается  запрещенное  статьями  настоящего
Кодекса под угрозой наказания обществен-
но опасное деяние:
а)  совершенное  с  прямым  умыслом
из  корыстной  или  иной  личной  заинте-
ресованности  лицом,  подпадающим  под
признаки,  предусмотренные  частью  пер-
вой примечания к статье 201 или частями
первой  -  пятой  примечания  к  статье  285
настоящего  Кодекса,  с  использованием
своего  служебного  положения  и  вопреки
интересам службы, повлекшее существен-
ное нарушение прав и законных интересов
граждан  или  организаций  либо  охраняе-
мых  законом  интересов  общества  или  го-
сударства;
б) совершенное с прямым умыслом и
сопряженное  с  применением  насилия  или
угрозой  применения  насилия  либо  подку-
пом  в  отношении  лица,  осуществляющего
правосудие, или представителя власти пред-
варительное расследование с целью воспре-
пятствования  осуществлению  указанными
лицами законной деятельности;
в)  умышленно  совершенная  легализа-
ция  (отмывание)  денежных  средств  или  ино-
го  имущества,  приобретенного  в  результате
преступления, предусмотренного пунктом «а»
настоящей  статьи  как  самим  лицом,  совер-
шившим данное преступление, так и другими
лицами, а равно приобретение, сокрытие, хра-
нение  либо  перевозка  такого  имущества  ли-
цом, осведомленным о его происхождении».
Библиографический список:
1. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ
// Рос. газета. Федеральный выпуск №4823 от 30 декабря 2008 г.
2. Болва Н.В. Противодействие коррупции в России: проблемы и перспективы // Вестник
Сибирского юридического института МВД России. 2008. №1. С.61.
 3. Конвенция ООН против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 г. Резолюци-
ей 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // СЗ РФ.
26.06.2006 г. №26. Ст.2780.
4. Криминология: Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальни-
кова, С.В. Степашина. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999.
5. Долгова А.И. Определение коррупции и законодательство о борьбе с ней // Коррупция
и борьба с ней. М.: Российская криминологическая ассоциация. 2000. С. 18 - 19.
6. Максимов С. Коррупционная преступность в России: правовая оценка, источники раз-
вития, меры борьбы // Уголовное право. 1999. №2.
7. Капович Д.Н.  Уголовно-правовое и уголовно-процессуальное обеспечение противодей-
ствия коррупции: международные стандарты и российское законодательство // Международное
уголовное право и международная юстиция. 2012. №1.
8. Указание Генпрокуратуры России № 52-11, МВД России №2 от 15.02.2012 г. «О введе-
нии в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при
формировании статистической отчетности».












 

 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (13.12.2012)
Просмотров: 2307 | Теги: коррупция, коррупционные преступления, уголовная ответственность, проблемы определения, коррупционная преступность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь