Вторник, 26.09.2017, 23:04
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПОЛИЦИЯ И МЕДИЦИНСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОД ДО 1802 ГОДА: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

ИСХАКОВ Э.Р.,
доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры криминологии
и психологии Уфимского юридического института МВД России
iskhakov1964@mail.ru

АКСЕНОВ С.Г.,
кандидат юридических наук, доктор экономических наук, профессор, декан
факультета Уфимского государственного авиационного технического университета

 

ПОЛИЦИЯ И МЕДИЦИНСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В РОССИЙСКОЙ
ИМПЕРИИ В ПЕРИОД ДО 1802 ГОДА: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

 


С  1802  года  и  до  известных  событий
1917 года практически вся медицинская де-
ятельность  Российской  Империи  проходила
под руководством Министерства внутренних
дел. Начиная с времени Петра I, на полицию
стали  возлагаться  обязанности  по  выпол-
нению  санитарно-гигиенических  задач.  25
мая 1718 года Петром I был издан Указ «Об
учреждении  в  новой  столице  Петербурге
должности  Генерал-полицмейстера»,  кото-
рый создал в г. Санкт-Петербурге Генерал-
полицмейстерское  управление.  Одной  из
главных задач, согласно Указу, для создан-
ной полиции являлись обеспечение санитар-
ной  безопасности  [1].  Первым  документом,
регламентирующим  деятельность  полиции,
была особая инструкция, прилагаемая к Ука-
зу,  состоящая  из  13  пунктов,  составленная
лично  Петром  I,  согласно  которой  наряду  с
многочисленными  другими  обязанностями
полицейские должны были следить за чисто-
той улиц и переулков, качеством продавае-
мых продуктов. Петр I в Указе от 16 января
1721 года среди задач, стоящих перед поли-
цией, указал связанные с охраной здоровья
людей «…предостерегает все приключивши-
еся болезни; производит чистоту по улицам
и в домах…» [2]. При этом полиция обладала
правом  нарушителю  определять  меру  на-
казания,  минуя  суд.  Так,  за  неоднократную
продажу  испорченных  продуктов  назнача-
лась каторга, за сброс мусора и нечистот в
Неву и притоки назначался кнут.
Следующим  правителем,  расширяю-
щим участие полиции в деле здравоохране-
ния  стала  Екатерина  II.  Основой  реформы
ее правления, которое проходило с 1762 по
1796 годы стало издание первого в истории
русского права крупного акта, посвященного
местному управлению, в котором было отра-
жены и ряд вопросов организации медицин-
ской помощи и охраны здоровья населения и
участия в нем полицейских сил. Этот норма-
тивно-правовой акт назывался «Учреждения
для управления губерний Всероссийской им-
перии» и был утвержден 7 ноября 1775 года
[3].  Ряд  статей  в  нем,  в  частности  238  «О
свидетельстве прилипчивых болезней», 239
«О  язве  и  о  предосторожностях  от  иной»,
240 «О селениях, зараженных одною болез-
нию, и о попечении для сохранения рода» в
главе 18 «О должности земского исправни-
ка, или капитана», определяющие действия
полиции  при  инфекционных  заболеваниях,
в том числе и в нынешнем понимании «осо-
бо опасных инфекций»» [4]. Аналогичные по
содержанию  статьи  (статья  260  «О  свиде-
тельстве прилипчивых болезней и о лечении
больных», статья 261 «О язве и о предосто-
рожностях от оной») были в Главе 19 «О го-
родничем и его должности» для исполнения
обязанностей городничего. Для городничего
в этой же главе предписывалось статьей 269
«О смотрении за исправностью и чистотою
мостов, переправ и улиц» обеспечение без-
опасной среды проживания населения и за-
щиту их от инфекционных заболеваний.
Вопросы  здравоохранения  затраги-
вались  при  создании  регулярной  сельской
полиции  в  рамках  реформ  (в  том  числе  и
общей  полицейской  реформы),  проводи-
мой Екатериной II. Сельская полиция была
создана согласно «Учреждению для управ-
ления губерний» в 1775 году, что было за-
планировано еще в «Наказе…» Екатерины
II  [5].  В  каждом  уезде  формировался  ниж-
ний земский суд (из числа местных дворян),
в  компетенцию  которых  входили  исклю-
чительно  гражданские  дела.  В  деревнях  и
селах опорой и помощниками данного суда
были  установлены  должности,  на  которые
избирались  ежегодно  из  числа  крестьян
так  называемые  сотские,  пятидесятские  и
десятские, которые осуществляли большое
количество  административно-полицейских
обязанностей. Их деятельность регулирова-
лась «Инструкцией сотскому со товарищи»
изданной 19 декабря 1774 года: среди мно-
гочисленных обязанностей (перечисляемые
в статье 26) были и такие, которые относи-
лись к охране здоровья населения - это «…
о предосторожности, от чего Боже сохрани,
заразительной язвы и других внезапно при-
ключающихся в одном селении многим лю-
дям тяжкой болезни, о запрете на продажу
ядовитых  материалов,  о  предосторожно-
сти от падежа скота..» [6]. Справедливости
ради, надо заметить, что специалисты, из-
учавшие  вопросы  системы  органов  мест-
ного  самоуправления  на  селе  во  второй
половине XVIII века, считают, что сельская
полиция  практически  не  исполняла  пред-
писаний  Инструкции  [7].  В  состав  нижнего
земского суда входил капитан-исправник, у
которого в «Учреждении для управления гу-
берний» основные функции и компетенция
описывались  в  обширной  инструкции.  Из
функций и компетенций по охране здоровья
населения  следует  отметить  обязанности
по предупреждению распространению эпи-
демий  (ст.238-240),  принятию  мер  по  пре-
кращению  падежа  скота  (ст.241),  обеспе-
чении народного продовольствия на случай
голода (ст.251). Административную власть,
согласно Учреждению, на селе представлял
уездный  надзиратель,  к  функции  которого
относилось и то, что он отвечал в том чис-
ле и за медицинское обеспечение и выпол-
нение  мероприятий  против  инфекционных
эпидемических заболеваний.
В 1782 году 8 апреля Екатериной Ве-
ликой был подписан «Устав благочиния или
полицейский», регулирующий многие вопро-
сы организации и деятельности регулярной
полиции и в том числе касающихся вопросов
здравоохранения, по которому главными за-
дачами  полиции  являлись  также  и  вопросы
санитарии. В статье 232 «Подтверждение за-
прещения  учинить  уголовное  преступление
противу  общенародного  здравия»  главы  М
«Запрещении» утверждается защита права
на охрану здоровья связанных с санитарно-
эпидемиологическими  условиями  возник-
новения инфекционных заболеваний (в том
числе кишечных инфекций) полицейскими, в
котором перечисляются что же является уго-
ловным преступлением по отношению к здо-
ровью людей в данном случае: «…1) разнос
заразы.  2)  продажа  испорченнаго  припаса
пропитания». Данная статья подтверждается
и усиливается статьей 274 главы Н «Взыска-
нии», где предусмотрены действия полицей-
ских при выявлении лиц, создающих угрозу
здоровью населения - это «имав под стражу,
отослать к суду» [8].
Активно  участвовала  полиция  в  обе-
спечении мер по ликвидации эпидемии чумы
(«моровая язва» по определению того вре-
мени) в Москве в 1770-1772 годы [9]. Эпи-
демия  началась  в  ноябре  1770  года.  Указ,
изданный  Екатериной  II  31  декабря  1770
года  под  названием  «Первый  Манифест
о  предосторожностях  от  моровой  язвы»,
определил меры санитарно-гигиенического
и карантинного характера. Более подробно
карантинные меры по борьбе с распростра-
нением  чумы  в  Москве  были  предписаны
в  Указе  Правительствующего  Сената  «О
предосторожностях от моровой язвы» от 9
января 1771 года. Согласно данному сенат-
скому  Указу  все  мероприятия  по  борьбе  в
Москве с «моровой язвой», то есть чумой,
возлагались  на  полицию:  вести  учет  боль-
ных и умирающих (для этого были приданы
доктора  и  лекари);  делать  объявления  для
жителей о принимаемых властями мерах по
борьбе  с  эпидемией;  перевозить  больных
из дома до больницы - перевозка осущест-
влялась полицейскими служителями на по-
лицейских  лошадях;  уничтожать  одежду
заболевших  (путем  сжигания);  выставлять
караул около дома заболевшего, чтобы «ни-
кого из дома не выпускал»; окуривать для
дезинфекции комнаты дома, в котором жил
заболевший (для этого применялся вначале
можжевельник,  а  затем  другие  смеси);  по-
гребать умерших от моровой язвы; перево-
зить людей с подозрением на заболевание
чумой  в  карантинные  дома;  обеспечивать
деятельность  специальных  лечебных  уч-
реждения - «предохранительные дома» или
«карантинные  дома».  (В  эти  учреждения
помещались  лица  без  признаков  болезни,
но  контактировавшие  с  больными;  выздо-
ровевшие больные сразу после выписки из
больниц; лица без признаков заболеваний,
но находившиеся до этого в местностях, где
были случаи «моровой язвы»). Также поли-
ции  было  вменено  в  обязанность  закрыть
и  опечатать  общественные  бани  (как  ме-
ста  передачи  инфекции)  и  специально  вы-
деленными офицерами полиции проводить
розыск  тел  умерших,  лежащих  на  улице,
с  дальнейшим  их  погребением.  Граждане
довольно  безответственно  относились  к
карантинным  и  санитарно-гигиеническим
мероприятиям,  постоянно  их  нарушая,  по-
этому полиции было также вменено в обя-
занность  вести  разъяснительную  работу
о  недопустимости  посещения  населением
мест с тесным общением и необходимости
прекращения контактов с другими людьми.
Вначале зимы 1772 года в Московскую
Полицейскую Канцелярию стекались рапор-
та от докторов, осматривающих население,
в  том  числе  рабочих  суконной  фабрики,
умерших от неизвестной болезни, и осмотр
установил, что эта болезнь является чумой.
Несмотря  на  принимаемые  меры,  к
августу 1772 года эпидемия продолжалась,
и  царила  полная  неразбериха  с  учетом  как
заболевших, так и умерших от чумы. Поэто-
му для исправления такой ситуации из числа
местных жителей были назначены так назы-
ваемые  «десятские»  (от  каждых  10  дворов
один  человек),  которые  под  контролем  по-
лиции вели учет заболевших и умерших на
своей территории.
Мерам по борьбе с эпидемией актив-
но противодействовало население Москвы,
способствуя  дальнейшему  распростране-
нию заболевания, которое, наряду с утаива-
нием больных и мертвых, стало их специаль-
но выкидывать на улицу, чтобы невозможно
было  определить,  в  каком  доме  он  ранее
находился,  и  этим  постараться  избежать
для  себя  и  семьи  негативных  последствий
карантинных мер. Поэтому 26 августа 1771
года был издан Указ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКО-
ГО ВЕЛИЧЕСТВА «О неутайки больных и о
невыбрасывании из домов мертвых», кото-
рый оповещал о наказании вечной каторгой
за такие поступки. Естественно, выявление
таких фактов было возложено на полицию.
Также полиции приходилось разбирать слу-
чаи,  когда  больные  и  здоровые  не  только
отказывались  от  осмотров  врачами,  но  и
нападали  на  пришедших  врачей,  нанося
телесные повреждения, когда те выполняли
свои обязанности.
К  концу  августа  1771  года  за  одни
сутки число заболевших в Москве составля-
ло  порядка  500  человек  и  столько  же  еже-
дневно  умирало.  Это  послужило  принятию
еще  более  широких  противоэпидемических
мер, и 25 августа 1771 года был издан Указ
ЕЕ  ИМПЕРАТОРСКОГО  ВЕЛИЧЕСТВА,  где
перечислялись  санитарно-гигиенические  и
карантинные правила для безукоснительно-
го исполнения населением, контроль за ис-
полнением которых возлагался на полицию.
Перевозкой  больных  и  мертвых  тел  прика-
зом от 27 августа 1771 года использовались
только силы полиции.
В сентябре 1771 года на полицейских
были  возложены  обязанности  по  поиску,
сбору  и  сжиганию  вещей,  оставшихся  от
умерших,  которое  население  выбрасывало
на улицы города.
Указ  от  12  октября  1771  года  Екате-
рины  II  «О  неграбеже  пыморочных  домов»
был  издан  в  связи  с  появлением  случаев
грабежей домов, в которых люди умерли или
заболевшие были вывезены. По нему пред-
усматривалась смертная казнь на месте пре-
ступления. Соответствующие действия были
возложены на полицию.
В  октябре  1771  года  было  решено
взяться за нищих, которые в большом коли-
честве  передвигались  по  Москве,  разнося
инфекцию  и  не  способствуя  локализации
очагов заболеваний. На полицию было воз-
ложено задание собрать всех нищих и пере-
везти в Утрешский монастырь для содержа-
ния их под наблюдением.
Невзирая на строгие меры санитарно-
гигиенического,  карантинного  и  просвети-
тельского  характера,  до  конца  ликвидация
заболеваний не была достигнута. Это было
связано  также  с  тем,  что  ряд  жителей  все
еще  скрывал  от  медицинского  контроля
признаки  заболеваний,  что  поддерживало
инфицирование  здоровых  людей  в  городе.
Поэтому  Правительствующий  Сенат  обна-
родовал указ № 47 в декабре 1771 года, по
которому  полиция  регистрировала  тех  лю-
дей, которые сообщат в полицию о заболев-
ших, но скрывающихся при этом людях или
о  людях,  которые  продают  одежду,  остав-
шуюся  после  умершего.  Информаторы  за
такие  сообщения  получали  денежное  воз-
награждение до 20 рублей. Основой данно-
го Сенатского Указа явился Указ Екатерины
II от 24 декабря 1771 года «Об объявлении
о  тех,  кто  на  себе  язву  и  язвенные  вещи
укрывает или продает, и о награждении за
тот  донос».  Расширение  деятельности  по-
лиции  в  отношении  дезинфекции  вещей
больных и умерших произошло на основа-
нии Указов Императрицы от 4 января 1772
года  «О  представлении  для  очищения  за-
раженных вещей и о награждениях, за не-
послушание  по  том,  доносителям».  После
Указа Екатерины II от 27 февраля 1772 года
«О неутайке обывателями не по принадле-
жащих местах погребенных мертвых тел и
о  награждении  за  то»  силы  полиции  были
привлечены к розыску в московских дворах
захоронений умерших, сделанных вне уста-
новленных кладбищ.
В  марте  месяце  1772  года  полиция
участвовала  в  контроле  поиска  наспех  за-
рытых  или  непогребенных  тел  умерших  и
их вещей в городе. В октябре 1772 года по-
лиции пришлось заниматься делами маро-
деров, которые разрывали могилы богатых
москвичей,  скончавшихся  во  время  эпиде-
мии и грабили их. Данная деятельность ис-
ходила из Указа Екатерины II от 5 октября
1772  года  «О  наказании  грабителей  мерт-
вых тел».
Был  выпущен  указ  ЕЯ  ИМПЕРАТОР-
СКОГО ВЕЛИЧЕСТВА от 9 ноября 1772 года,
по  которому  полицейским  офицерам  было
велено немедленно сообщать медикам о лю-
бом  заболевшем  или  скоропостижно  умер-
шем гражданине.
В 1772 году заболеваемость чумой по-
шла на спад. Хотя Указом Екатерины II от 15
ноября 11772 года «Об объявлении Москвы
благополучною»  объем  деятельности  поли-
ции  уменьшился,  императрицей  30  ноября
1772 года был принят Указ «О принятии но-
вых  мер,  до  предосторожности  от  моровой
язвы касающихся», по которому на Москов-
скую  полицию  переходят  заставы  вокруг
Москвы с их функциями по пропуску людей
и  товаров,  а  также  обязанность  ежедневно
информировать  Правительствующий  Сенат
о всех умерших и новорожденных, а о всех
заболевших  и  скоропостижноскончавшихся
- медикам и при подозрении на чуму немед-
ленно  рапортовать  в  Предохранительную
комиссию и даже разрешалось в Правитель-
ствующий Сенат.
К  обязанностям,  выполняемым  поли-
цией  в  январе  1773  года  было  добавлено,
чтобы они сообщали в Комиссию по борьбе
с  чумой  информацию  о  длительности  пре-
бывания  в  Москве  людей,  отъезжающих  в
Петербург. В 1775 году полиция прекратила
действия, связанные с эпидемией чумы, так
как новых заболеваний не было.
Во  время  правления  Павла  I  (1796-
1801 годы) властям деревенских поселений
в  селениях  вменялось  в  должностные  обя-
занности  защищать  права  местного  насе-
ления  в  отношении  особо  опасных  инфек-
ционных  заболеваний  (информировать  и
проводить  профилактические  мероприятия)
на основе Высочайше утвержденного докла-
да  Экспедиции  государственного  хозяйства
от 7 августа 1797 года «О земской полиции
и  о  сельских  начальствах:  голове,  старши-
нах, десятских». В нем в 6-м пункте говорит-
ся,  что  «Волостному  голове  по  волостному
Правлению,  а  сельскому  и  деревенскому
выборному  в  своем  селении  должно:  …  4)
предостерегать о предосторожностях от при-
липчивых болезней…».
Таким образом, мы видим многогран-
ную деятельность полиции в здравоохране-
нии Российской Империи преимущественно
по  проведению  санитарно-гигиенических
и  противоэпидемических  мер  в  период  до
1802 года.
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
Библиографический список:
1. Полное собрание законов Российской империи. Т.V. Спб., 1830. №3203.
2. Полное собрание законов Российской империи. Т.VIII. Спб., 1830. №5700.
3. Законодательство периода расцвета абсолютизма. Российское законодательство X-XX
веков. Т.5. М., 1987. С.170-295.
4. Свод законов Российской Империи. Т.15. Спб., 1909. С.267.
5. РГИА. Ф. 1329. Оп. 6.Д.10. С.172.
6. Полное собрание законов Российской империи. Т.XIX. Спб., 1830. №14231.
7. Красильников С.В. Сельская полиция и ее место в системе органов местного само-
управления во второй половине 18 века // История государства и права. 2009. №2. С.22-26.
8. Законодательство периода расцвета абсолютизма. Российское законодательство X-XX
веков. Т. 5. Москва, 1987. С.324-387.
9. Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год с При-
ложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений по Всевысочайшему
повелению напечатано 1775 года в Москве при Императорском университете. 700 с.











 

 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (13.12.2012)
Просмотров: 736 | Теги: полиция, организа- ция здравоохранения, История медицинского законодательст | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь