Пятница, 20.07.2018, 06:07
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Гражданское право

ПОДТВЕРЖДАТЬ ЛИ СУДЕБНЫМ АКТОМ ЗАЯВЛЕНИЕ О БАНКРОТСТВЕ ДОЛЖНИКА? (Обзор судебной практики)

Е.А Останина

ПОДТВЕРЖДАТЬ ЛИ СУДЕБНЫМ АКТОМ ЗАЯВЛЕНИЕ О БАНКРОТСТВЕ ДОЛЖНИКА?
(Обзор судебной практики)

В каких случаях требуется судебное решение, подтверждающее обоснованность требований кредитора? В статье рассмотрены пробелы и неясности, которые имеются в законодательстве, и способы восполнения этих пробелов.

Ключевые слова: несостоятельность, долг, судебное решение.

 
Устанавливая правила возбуждения дела о банкротстве в отношении юридического лица, законодатель предусмотрел довольно жесткие правила. Согласно ст. 7 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»  (далее — Закон о банкротстве), по общему правилу, требование конкурсного кредитора о признании должника банкротом должно быть подтверждено вступившим в силу судебным актом. Исключение (если не брать во внимание иски уполномоченных органов) одно — требование кредитной организации, основанное на договоре кредита.

Статьей 7 Закона о банкротстве установлено следующее:

а) право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора — кредитной организации с даты возникновения у должника признаков банкротства (абз. 2 п. 2 ст. 7);

б) право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора — кредитной организации при условии предварительного, не менее чем за 15 календарных дней до обращения в арбитражный суд, опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (п. 2.1 ст. 7).

1 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (с изм. от 03.07.2016) «О несостоятельности (банкротстве)» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

Напротив, в отношении граждан имеется множество исключений, при которых судебного акта, подтверждающего долг, не требуется.

Согласно ст. 213.5 Закона о банкротстве, заявление о признании гражданина банкротом, по общему правилу, может быть подано конкурсным кредитором или уполномоченным органом при наличии решения суда, вступившего в законную силу и подтверждающего требования кредиторов по денежным обязательствам. Однако в случаях, предусмотренных п. 2 той же статьи, судебного акта о взыскании долга не требуется. К числу таких исключений относятся требования:
— об уплате обязательных платежей;
— о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанные с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц;
— подтвержденные исполнительной надписью нотариуса;
— основанные на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте или недатировании акцепта;
— основанные на документах, представленных кредитором и устанавливающих денежные обязательства, которые гражданином признаются, но не исполняются;
— основанные на нотариально удостоверенных сделках;
— основанные на кредитных договорах с кредитными организациями.

Таким образом, кредиторам гражданина заявить о банкротстве несколько легче, чем кредиторам юридического лица (по крайней мере, пока речь идет не о сумме долга, а только лишь о подтверждении требования судебным решением). Эта разница отражает не концептуальное различие между банкротством гражданина и юридического лица, как можно было бы подумать. Скорее, она отражает то, как изменилось отношение законодателя к процедуре предварительного обращения с заявлением о банкротстве. Первоначально эта процедура воспринималась как важнейшее средство защиты должника от необоснованных требований о признании банкротом. Сейчас это воспринимается как не совсем обоснованное усложнение процедуры возбуждения дела о банкротстве.

Статус vs основание долга: обзор судебной практики о возбуждении дела о банкротстве без подтверждения требований заявителя судебным актом. Применительно к юридическому лицу ст. 7 Закона о банкротстве допускает исключение: право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора — кредитной организации с даты возникновения у должника признаков банкротства (абз. 2 п. 2 ст. 7), при условии предварительного, не менее чем за пятнадцать календарных дней, опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом (п. 2.1 ст. 7). Это исключение вызывало несколько вопросов, среди которых можно назвать следующие:

а) распространяется ли предусмотренная ст. 7 закона льгота на обеспечительные обязательства, в частности на требование банка к поручителю?

б) распространяется ли предусмотренная ст. 7 закона льгота на требования цессионария, если требование из кредитного договора было уступлено?

Перечень вопросов можно продолжать, однако все они объединены одним контекстом. Льгота, закрепленная в ст. 7 Закона о банкротстве, имеет настолько важное практическое значение, что необходимо определить пределы действия этой льготы. Требуется выяснить, зачем и почему в ст. 7 закона установлено исключение из общего правила.

В практике Конституционного Суда РФ имеется любопытная оценка (Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2016 г. № 351-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы автономной некоммерческой организации "Детско-юношеская спортивная школа «Траст»" на нарушение конституционных прав и свобод абзацем вторым пункта 2 статьи 7 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"»). Суд указывает, что «оспариваемое заявителем положение. определяющее момент возникновения у конкурсного кредитора — кредитной организации, с учетом его специальной правоспособности, права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, рассмотрение обоснованности заявления о банкротстве которого, как следует из представленных материалов, предстоит в арбитражном суде».

Таким образом, по логике Конституционного Суда РФ, предоставленная ст. 7 льгота связана прежде всего со статусом кредитной организации.

Однако в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2016 г.  и Определении Верховного Суда РФ от 12 октября 2016 г. № 306-ЭС16-3611 по делу № А57-16992/2015 говорится, что дело не только в статусе.

1 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2016) : утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL: http://vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=11201 (дата обращения: 25.02.2017).

Толкование абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве как обусловливающего возможность обращения с заявлением о признании должника банкротом (без представления судебного акта) только в связи с наличием у заявителя статуса кредитной организации являлось бы нарушением принципа равенства. Обратное предоставляло бы кредитным организациям ничем не обусловленные преференции при инициировании процедуры банкротства.

В качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве подобным способом, должен рассматриваться не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России.

Отличительная особенность предъявляемых кредитными организациями требований состоит в том, что эти требования, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс доказывания их наличия и размера носит упрощенный характер. Поэтому сам статус заявителя по делу о банкротстве, чьи требования вытекают из подобного рода деятельности, не имеет решающего значения при возникновении вопроса о допустимости применения абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве. В таких случаях судам необходимо проверять, являются ли требования заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок), и при установлении таковых — разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.

Таким образом, причиной установления льготы в ст. 7 Закона о банкротстве суды считают проявление специальной правоспособности кредитной организации.

Как это влияет на формирование арбитражной практики?

1. Требование по договору поручительства может быть не подтверждено судебным актом, если оно возникло в рамках реализации специальной правоспособности кредитной организации. В первую очередь следует рассмотреть вопрос о том, обязаны ли кредитные организации обращаться в суд с иском о взыскании долга с поручителя, учитывая, что поручительство является акцессорным обязательством.

По этому поводу в судебной практике не сложилось единого подхода.

В отношении банкротства юридического лица постепенно складывается мнение, что договор поручительства в силу своего акцессорного характера связан с кредитным договором. Коль скоро не требуется судебного акта для возбуждения дела о банкротстве заемщика, не требуется и судебного акта для заявления о банкротстве поручителя. Такой вывод был сделан, например, в Постановлении Арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 6 октября 2016 г. по делу № А70-335/2016. По обстоятельствам этого дела, банк обратился в суд с иском о взыскании долга с поручителя. Примечательно, что с той же суммой банк заявлял о банкротстве основного должника.

Суд первой инстанции возбудил дело о банкротстве и ввел в отношении поручителя процедуру наблюдения. Суд апелляционной инстанции с этим согласился. Обращаясь с кассационной жалобой, кассатор указывал, что кредитору при предъявлении требования кредитной организации к поручителю, а не к заемщику в силу абз. 1 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве, надлежало приложить вступивший в силу судебный акт о взыскании с него задолженности.

Суд кассационной инстанции с доводами кассационной жалобы не согласился и указал, что кредитное обязательство связывает не только кредитора и заемщика, но также и кредитора и поручителя. Поручительство обеспечивает кредитное обязательство, следовательно, требования к поручителю предъявляются в том же порядке, что и к заемщику по основному обязательству.

По другому делу (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 декабря 2016 г. по делу № А40-147180/2016) тоже указано, что и предоставляя кредит, и принимая при этом поручительство в качестве обеспечения, банк реализует свою специальную правоспособность. На требования из договора поручительства, заключенного в обеспечение обязательств по кредитному договору, распространяется диспозиция нормы, содержащейся в абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве.

И в иных делах тоже сделан вывод о том, что обеспечивающий кредит договор поручительства дает право заявлять о банкротстве, не подтверждая свое требование судебным актом (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17 октября 2016 г. № Ф01-3474/2016 по делу № А82-3744/2015).

Также можно процитировать рекомендацию научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа от 2 — 3 июня 2016 г. 1 При решении вопроса о пределах действия специального порядка возбуждения дела о банкротстве, предусмотренного ст. 7 Закона о банкротстве, научно-консультативный совет обратил внимание на то, что ключевым признаком является специальная правоспособность кредитной организации.

1 Рекомендации научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа. Вопросы применения законодательства о несостоятельности (банкротстве). По итогам заседания, состоявшегося 02—03.06.2016 в г. Челябинске [Электронный ресурс] //
Официальный сайт Арбитражного суда Уральского округа. URL: http://fasuo.arbitr.ru/sites/fasuo.arbitr.ru/files/…pdf (дата обращения: 25.02.2017).

При реализации права на возбуждение производства по делу о несостоятельности кредитная организация вправе воспользоваться специальным порядком подачи заявления о признании должника банкротом при наличии задолженности, возникшей на основании банковских операций и сделок, составляющих основной предмет деятельности кредитных организаций (например, договора поручительства как обеспечивающего возврат размещенных денежных средств).

Необходимо учесть ст. 1 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), определяющую основные начала гражданского законодательства (признание равенства участников гражданских отношений, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита). Гражданско-правовое регулирование направлено на предоставление кредиторам равных правовых возможностей. Если обязательство, из которого возникло требование к должнику, основано на иных сделках, причинении внедоговорного вреда и т. п., подача кредитной организацией заявления о признании должника банкротом производится на общих основаниях, то есть с приложением к заявлению вступившего в законную силу решения суда, арбитражного суда, третейского суда, рассматривавших требование конкурсного кредитора к должнику (п. 1).

2. При цессии специальный порядок заявления о банкротстве сохраняется. Вопрос о том, в каком порядке заявлять требование о банкротстве, если право было уступлено банком лицу, не имеющему статуса кредитной организации, давно составлял предмет самого оживленного внимания.

В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за 2016 г. № 4, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г., этот вопрос получил разрешение.

По смыслу п. 1 ст. 819 ГК РФ, требования кредитного договора являются требованиями, возникновение которых связано с реализацией специальной правоспособности кредитной организации. Поскольку, согласно п. 1 ст. 384 ГК РФ, к цессионарию переходят права цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, у судов отсутствовали основания для отказа в удовлетворении заявления компании лишь по тому основанию, что она не является кредитной организацией.

Этот вывод поддерживается и практикой нижестоящих судов. Так, например, в п. 2 рекомендаций научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа от 2—3 июня 2016 г. указано следующее:

1. Согласно п. 1 ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

2. При уступке кредитной организацией права требования, основанного на совершенной банковской операции и сделке, составляющей основной предмет деятельности кредитных организаций, к цессионарию переходит и право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в порядке, предусмотренном абз. 2 п. 2, п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве.

Таким образом, подводя предварительные итоги, можно сделать вывод о том, что предусмотренное ст. 7 Закона о банкротстве исключение в судебной практике толкуется следующим образом: не требуется подтверждать судебным актом требования, возникшие у кредитных организаций из кредитных сделок, даже если впоследствии требования эти были уступлены.

В делах о банкротстве граждан позиция несколько иная. Согласно п. 1 ст. 213.5 Закона о банкротстве, заявление о признании гражданина банкротом может быть подано конкурсным кредитором или уполномоченным органом при наличии решения суда, вступившего в законную силу и подтверждающего требования кредиторов по денежным обязательствам, за исключением случаев, указанных в п. 2. Пунктом 2 ст. 213.5 предусмотрено, что заявление о признании гражданина банкротом может быть подано конкурсным кредитором или уполномоченным органом при отсутствии решения суда в отношении ряда перечисленных требований, в том числе на основании требования из кредитного договора.

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»1 указано, что заявление о признании должника банкротом может быть подано в арбитражный суд конкурсным кредитором или уполномоченным органом при отсутствии решения суда, вступившего в законную силу, в отношении требований, перечисленных в п. 2 ст. 213.5. Перечень указанных требований является исчерпывающим.

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» // Рос. газ. 2015. 19 окт.
2 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ…

Опираясь на такое указание Пленума, суды делают вывод о том, что требование к поручителю должно быть подтверждено судебным актом.

Так, например, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27 мая 2016 г. № Ф05-5995/2016 по делу № А40-222945/2015 суд отметил, что требование к поручителю должно быть подтверждено судебным актом, даже если поручительством обеспечено обязательство из кредитного договора.

3. Банкротство гражданина: ограничительное толкование. В целом предусмотренный п. 2 ст. 213.5 Закона о банкротстве перечень исключений столь широк, что судебная практика вынуждена толковать отдельные исключения ограничительно.

В п. 15 обзора судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2017 г. подчеркивается, что «суд должен проверить обоснованность денежного требования кредитора независимо от того, что задолженность признана должником».

По обстоятельствам рассмотренного Верховным Судом РФ дела кредитор обратился с заявлением о банкротстве на основании договора поручительства, и должник долг по договору поручительства признал. Однако, по мнению других кредиторов, договор поручительства был мнимым и направленным лишь на искусственное создание задолженности. «Отсутствие вступившего в силу судебного акта, подтверждающего существование долга, в любом случае налагает на суд обязанность по проверке требования кредитора по существу»,— указывает Верховный Суд РФ.

При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности .
4. Банкротство солидарных должников. Если иное не предусмотрено договором поручительства, поручитель и должник отвечают солидарно (п. 1 ст. 363 ГК РФ). Имеется обеспечительный солидарный долг [1. C. 210].

Поскольку должник и поручитель отвечают солидарно, вопрос о том, как возбуждать дело о банкротстве в отношении одного из солидарных должников, довольно важен.

До получения полного удовлетворения кредитор вправе требовать возбуждения дела о банкротстве каждого из солидарных должников (например, основного должника и поручителя) на основании всей суммы задолженности (абз. 2 п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» ).

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» // Рос. газ. 2016. 5 дек.

Список литературы

1. Эманн, Х. Солидарные долги: отказ от единой категории солидарного долга? / Х. Эманн // Вестн. гражд. права. — 2015. — № 6. — С. 185 — 229.

Библиографическое описание: Останина, Е. А. Подтверждать ли судебным актом заявление о банкротстве должника? (Обзор судебной практики) / Е. А. Останина // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 1. — С. 54 — 58.

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (01.07.2018)
Просмотров: 35 | Теги: судебное решение, Долг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2018 Обратная связь