Среда, 07.12.2016, 23:14
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Образование. Научная деятельность

ПЕСНЯ КАК УЧЕБНЫЙ МАТЕРИАЛ ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ

Т.И.Слободина, Вестник СВГУ. - 2013. - Вып. 20. - С. 34

ПЕСНЯ КАК УЧЕБНЫЙ МАТЕРИАЛ ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ

Аутентичная песня на иностранном языке рассматривается в статье как особым образом организованный образец иноязычного дискурса, обладающий определенным лингво- дидактическим потенциалом. Для методической разработки песни как учебного материала по иностранному языку предлагается оригинальный алгоритм.

Ключевые слова: иностранный язык, обучение, аутентичная песня, образец дискурса, лингводидактический, алгоритм.

 

В обучении иностранным языкам (ИЯ) песня традиционно считается действенным средством поддержания интереса и мотивирования обучаемых. Лингводидактическая эффективность песни настолько высока, что специально подобранные или переработанные песни не только интегрируются в отдельные занятия, но и становятся основой курсов или методических материалов. Лингводидактическую популярность песни исследователи объясняют, прежде всего, антропологически, считая ее исторически присущей человеку переходной формой от «нелингвистической вокализации» [5] или «экспрессивных звуков» [9] к речи. Антропологические данные свидетельствуют о способности песни облегчать работу [12] и запоминание передаваемой устно информации.

Как отечественные, так и зарубежные исследователи отмечают целый ряд преимуществ использования песен в учебной аудитории:
1. Пение песен на занятии всегда приветствуется обучаемыми, поскольку позволяет разнообразить рутинную учебную деятельность.
2. Песни мотивируют и стимулируют к деятельности.
3. Пение облегчает учебные усилия обучаемых.
4. Работа с песней в курсе ИЯ развивает навыки аудирования, чтения и говорения.
5. Песни поощряют обучаемых к взаимодействию и общению [9; 11].
6. Песни создают значимый контекст для использования языка.

Однако использование песен в отечественной методике обучения ИЯ ограничивается, как правило, пунктирным включением единичных музыкальных произведений в отдельные занятия либо в раздел (урок) учебника в качестве завершающего тему «элемента радости». Работа с песней обычно сводится к чтению, переводу и исполнению, иногда предваряемому лингвострановедческим комментарием преподавателя. Часто представленные в учебных пособиях песни не вызывают интереса у обучаемых, поскольку жанрово и стилистически не актуальны в соответствующих референтных группах: вряд ли можно ожидать, например, что у современных подростков возникнет желание петь некоторые песни «Beatles» или народные песни, неизменно включаемые в отечественные учебные пособия [1; 2 и др.]. В результате огромный лингводидактический и социоэтнокультурный потенциал песни как учебного материала остается невостребованным.

Нам представляется, что лингводидактические и методические проблемы, связанные с использованием песни как учебного материала, включают в себя, во-первых, проблему отбора песенного материала, решение которой требует разработки критериальной базы для каждого конкретного случая; во- вторых, проблему уровня интеграции песни в учебное занятие или курс, решение которой связано с определением места песни в учебном процессе; и, в-третьих, проблему методического сопровождения, решение которой предполагает разработку системы формальных упражнений и коммуникативных заданий на основе текста песни и представленного в нем языкового и фонового материала.

Песня определяется как несложное для исполнения вокальное произведение, в котором достаточно простая мелодия сочетается со стихотворным текстом, т. е. технически представляет собой синтез двух форматов аудиоряда - вербального (текстового) и невербального (музыкального). Текстовый компонент песни содержит вербальное сообщение в стихотворной форме; присущие последней просодические характеристики стиха [4] - такие, как тон, ритм, размер, акценты и паузы, - совпадают с просодическими характеристиками мелодии, что и обеспечивает единство аудиоряда песни.
В плане содержания текстовый компонент песни включает в себя несколько пластов:
1) лингвистический, т. е. языковой материал, подлежащий усвоению;
2) экстралингвистический - собственно сообщение как на уровне смысла (информация), так и на уровне эмоций;
3) фоновый, содержащий этнокультурную и иную информацию об условиях коммуникации смыслов, заложенных в тексте.

Следовательно, текст песни можно рассматривать как особым образом организованный образец учебного дискурса, имеющий отчетливую лингводидактическую ценность, определяемую его лингвистическим, экстралингвистическим и фоновым содержанием и обогащенную фасцинационными возможностями стиха и музыки.

Музыкальная составляющая песни, не будучи вербальной, тем не менее, выполняет ряд лингводидактических функций:
1) является инструментом фасцинации, облегчая запоминание языкового материала;
2) усиливает ритмический рисунок текста, акцентируя фразовое ударение и актуальное (синтагматическое) членение текста;
3) облегчает усвоение аллофонов и их сочетаний за счет пролонгированности звуков в мелодии;
4) обеспечивает бульшую ментальную активность обучаемых за счет включения в процесс правого полушария головного мозга и, в результате, увеличивает эффективность усвоения учебного материала [5; 8 и др.];
5) способствует релаксации обучаемых в процессе усвоения языкового материала, вследствие чего обеспечивает, с одной стороны, «легкое, ненапряженное учение» [3], с другой - профилактику стрессов обучения;
6) обеспечивает многократную повторяемость текста за счет «ментальной репетиции» [9], обеспечивая не только многократное к нему обращение, но и учение за ее пределами учебной аудитории, согласно одному из основных методических принципов интерактивного обучения [7; 11].

Текст и мелодия песни составляют, таким образом, не только гармоническое, но и лингводидактическое единство языкового содержания, этнокультурного фона и средств фасцинации. Поэтому песня представляет собой уникальный и универсальный учебный материал, не нуждающийся в дополнительной фасцинационной разработке на этапе введения, однако, несомненно, требующий качественного методического аппарата, который позволит интегрировать песню в учебное занятие и курс с максимальной эффективностью и пользой для обучаемого.

Нам представляется, что эффективная схема интеграции песни в учебное занятие (учебный курс) иностранного языка должна включать в себя:
1) общую концепцию интеграции, соответствующую концепции курса в целом и занятия в частности; мы полагаем, что ее эффективной научно-педагогической и методологической основой являются педагогика конструктивизма, личностно-деятельностный подход и интерактивная методика обучения ИЯ;
2) принципы интеграции песни в учебное занятие, обеспечивающие максимально эффективное использование песенного материала в качестве учебного;
3) методологию интеграции, определяющую, вместе с принципами, методы работы с песней как с учебным материалом; холистическая методология исходит из использования песенного материала как основы обучения ИЯ, в целом; элементная предполагает его эпизодическое использование в курсе;
4) критерии отбора песен, интегрируемых в учебный курс (занятия);
5) алгоритм формирования и использования методического аппарата интегрируемой песни, соответствующий общей концепции, принципам и методологии интеграции.

Понимая принцип как общее направление деятельности, а критерий - как конкретизирующее его положение, мы предлагаем критериально оформленную систему принципов отбора песенного материала для интеграции в курс ИЯ: если принципы выступают здесь как стратегия выбора пригодной к внедрению в курс ИЯ аутентичной песни, то критерии составляют тактику этого выбора. Принципы и критерии отбора песенного материала представлены в таблице:

Неотъемлемым этапом работы над песенным материалом является исполнение песни: «Все песни... предназначены для того, чтобы их пели» [7]. Исполняя песню, обучаемый не только слышит и воспроизводит, но и ощущает ее звуковой и ритмический рисунок посредством так называемого костного слуха. Практика показывает, что обучаемые с удовольствием пропевают песню по нескольку раз; при этом лингводидакты рекомендуют разнообразить формат исполнения песни. Во время исполнения песня воспринимается обучаемыми «как нечто приятное и даже веселящее» [7]; поэтому пение должно, во избежание организационных трудностей, завершать занятие. Кроме того, отработанная и выученная аутентичная песня должна мотивированно повторяться в качестве «элемента радости» на последующих занятиях и на итоговом занятии по теме, что позитивно сказывается на усвоении представленных в песне языковых структур [5]. Нами замечено, однако, что в подобном мотивировании обучаемых к пению разученной песни часто нет необходимости, поскольку обычно оно инициируется самими обучаемыми.

Учитывая коммуникативную ориентацию обучения ИЯ в контексте личностно-деятель- ностного подхода, мы предлагаем следующий алгоритм работы с аутентичной песней:

1) предпрослушивание;
2) прослушивание;
3) постпрослушивание;
4) коммуникация;
5) творчество;
6) исследование.

Этот алгоритм обеспечивает системную интеграцию песенного материала в курс ИЯ, не ограничиваясь эпизодическим ее использованием на некотором этапе занятия.

Таким образом, аутентичная песня на ИЯ является лингводидактически значимым и методически эффективным учебным материалом, интеграция которого в учебный курс/ учебное занятие по ИЯ обеспечивает успешное усвоение языковых явлений и этнокультурной информации. Предлагаемая схема интеграции аутентичной песни в курс ИЯ, основанная на конструктивистской педагогике, личностно-деятельностном подходе и интерактивной методике обучения, доказала свою действенность на практике, поэтому можно с уверенностью утверждать, что ее использование обеспечивает наиболее полную и эффективную реализацию лингводидактического потенциала аутентичной песни как учебного материала по иностранному языку.

Библиографический список

1. Голубев А.В. Песня в курсе английского языка / А.В. Голубев, И.Б. Смирнова. - М. : Academia, 2003.
2. Денисова Л.Г. Snowball English / Л.Г Денисова, С.М. Мезенин. - M. : Просвещение, 1995.
3. Китайгородская Г.А. Методика интенсивного обучения иностранным языкам / ГА. Китайгородская. - М. : Изд-во МГУ, 1986.
4. Fonseca Mora C. 2000. Foreign Language Acquisition and Melody Singing. // ELT Journal 54 (2). - April 2000. - Oxford Univ. Press.
5. Forster E. 2006. The Value of Songs and Chants for Young Learners // Encuentro 16, 2006: 63-68.
6. Livingston F.B. 1973. Did the Australopithecines sing? // Current Anthropology 14 (25-29): 1-2.
7. Maley A. 1987. Poetry and Song as Effective Language-Learning Activities. In: Rivers, W. (Ed.), Interactive Language Teaching. Cambridge : Cambridge Univ. Press. 93-109.
8. Medina S. 2002. Using Music to Enhance Seconв Language Acquisition. In: Lalas, J., & S. Lee (eds.), Language, Literacy, and Academic Development for English Language Learners. Pearson Educational Publishing.
9. Murphey T. 1990. The song stuck in my head phenomenon: a melodic Din in the LAD? // System 18/1: 53-64.
10. Richman B. 1993. On the evolution of speech: Singing as the middle term. // Current Anthropology 34: 721-722.
11. Rivers W. 1997. Principles of Interactive Language Teaching. http://edevaluator.org/river/10 princi- ples_0.html
12. Wilcox W.C. 1995. Music Cues from Classroom Singing for Second Language Acquisition : Prosodic Memory for Pronunciation of Target Vocabulary by Adult Non-Native English Speakers. A dissertation presented to University of Kansas. // Dissertation Abstracts International 45, 332.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2013. Выпуск 20

Категория: Образование. Научная деятельность | Добавил: x5443 (08.09.2016)
Просмотров: 37 | Теги: Обучение, иностранный язык | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016