Четверг, 25.05.2017, 19:28
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ПАРЛАМЕНТСКИЕ КОНФЛИКТЫ: ПОДХОДЫ И СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ

КИБАК И.А.,
кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры
психологии и педагогики Академии МВД Республики Беларусь

ПАРЛАМЕНТСКИЕ КОНФЛИКТЫ: ПОДХОДЫ И СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ

Вопросы парламентской конфликтоло-
гии относятся к слабо разработанным в отече-
ственной и зарубежной психолого-правовой
теории. Непосредственная практика парла-
ментской (законотворческой) деятельности
в качестве депутата Палаты представителей
Национального собрания Республики Бела-
русь второго созыва (далее - депутат) и про-
веденные исследования позволили сделать
вывод о том, что качество законов остается
недостаточно высоким и в немалой степени
из-за явной недооценки роли парламентских
конфликтов в процессе подготовки, обсуж-
дения и принятия законопроектов, важных
правовых решений. В частности, конфликты
нередко возникают при голосовании во вре-
мя пленарных заседаний Палаты представи-
телей Национального собрания Республики
Беларусь (далее - Палата представителей)
как в силу обострения эмоций депутатов
в этот ответственный момент, так и из-за
ошибок и недоразумений, допускаемых при
голосовании, технического несовершенства
соответствующего оборудования, из-за не-
обработанности процедур, что приводит к
такому специфическому для нас явлению,
как перепоручение голосования другому
депутату или иному лицу (представителю
Секретариата Палаты представителей), за-
прещенные нормами парламентской этики.
Кроме этого, часть депутатов и участников
законотворческого процесса, специалистов
и экспертов по-прежнему не владеют спосо-
бами разрешения и управления парламент-
скими конфликтами, и их этому не обучают.
Впрочем, и сама психотехнология выработки
правовых норм и принятия депутатами зако-
нопроектов требует сегодня серьезного об-
новления.
Управление парламентскими кон-
фликтами проявляется в предвидении воз-
можных коммуникативных осложнений, сво-
евременном принятии профилактических
мер, целенаправленном устранении объек-
тивных и субъективных причин обострения
межличностных противоречий, конструктив-
ном их разрешении. Поскольку управление
парламентскими конфликтом предполагает
деятельность, направленную на примирение
противоборствующих интересов и выработку
общего согласованного решения, то логично
поставить вопрос о носителях этих интере-
сов. В связи с этим получается, что нужно
способствовать легальному оформлению
новых депутатских групп, их стабилизации.
С одной стороны, они станут конфликтной
силой по отношению к группам, представ-
ляющим другие интересы. Но, с другой сто-
роны, как правильно отмечают исследовате-
ли, они также и являются посредническими
структурами, которые выполняют функцию
объединения индивидов в общество. Неор-
ганизованные индивиды потенциально пред-
ставляют собой более опасный источник
поддержки для экстремистских сил левого
или правого уклона, чем те, кто принадлежит
организованным для конфликта группам [4, с.
157]. В любом случае задача должна состоять
не в том, чтобы изолировать оппозиционеров
от принятия решений, а напротив, приобщить
их к выработке правовых норм, чтобы они ее
получали законным путем.
Особый интерес представляет иссле-
дование А.Н. Чумикова [6], который опреде-
лил действия по управлению конфликтом в
следующей последовательности: институци-
онализация - установление составляющих
конфликта, а также норм и правил разреше-
ния конфликта; легитимизация - выяснение
того, присутствует ли у большинства участ-
ников конфликта добровольная готовность
соблюдать предложенные нормы и правила;
структурирование конфликтующих групп,
что предполагает выявление индивидуаль-
ных и коллективных субъектов - носителей
имеющихся проблем; редукция конфлик-
та - постепенное его ослабление за счет
перевода на другой уровень. Одновременно
А.Н. Чумиков предлагает определить про-
гнозируемые сложности (социально-психо-
логическое исследование или служебное
разбирательство), тестирование опасности
(проверка уровня конфликтности), нейтра-
лизацию конфликтного потенциала (работа
с соответствующими коммуникационными
потоками), это необходимо знать и в парла-
ментской деятельности.
Напомним, что управление является
одним из общих концептуальных подходов к
конфликту, можно предположить, что в отно-
шении конфликта на парламентском уровне
может и должен быть применен преимуще-
ственно нормативный или морально-право-
вой подход [7]. При таком условии конфликт
решается при использовании набора право-
вых, моральных или этических норм. Резуль-
тат будет зависеть от того, есть ли между
субъектами права законодательной деятель-
ности (далее - субъект права), депутатами,
участниками законотворческого процесса
согласие относительно этих норм. То есть
при условии, что правила принимаются все-
ми и речь идет лишь об их применении к
конкретному случаю. Однако если возника-
ет разногласие и невозможно использовать
консенсус, то есть в конечном счете все нор-
мы отвергаются как неподходящие для всех
участников - субъектов права (депутатов),
то возникает необходимость их навязыва-
ния либо решения конфликта другим путем,
желательно конституционным: в демокра-
тическом государстве вступает в действие
конституционная норма о роспуске парла-
мента. В результате при нормативном под-
ходе возможно решение конфликта путем
компромисса или консенсуса, а также си-
лой. Под силой следует понимать в данном
случае роспуск парламента, то есть право-
вой метод, а под компромиссом - ряд про-
цедур, носящих согласительный характер и
ведущих к консенсусу.
В отношении парламентского кон-
фликта, решаемого на уровне парламента,
главным требованием можно считать его ин-
ституализацию, связанную с нормативным
подходом и воздействием нормы права на
поведение его участников. Если неинститу-
ализированный конфликт характеризуется
отсутствием принципов или правил и чаще
всего представляет собой стихийный и не
поддающийся контролю взрыв недоволь-
ства, то при институализированном кон-
фликте диссонанс, несовместимость сто-
рон выражаются в пределах установленных
норм и правил. Поэтому в последнем случае
появляется возможность предсказать пове-
дение участников парламентского конфлик-
та - субъектов права (депутатов), депутат-
ских групп, политических партий, участников
законотворческого процесса.
В юридическом аспекте условиями ин-
ституализации конфликта на парламентском
уровне являются различного рода законода-
тельные и нормативные правовые акты (да-
лее - НПА), устанавливающие определенные
нормы и правила, которые позволяют соз-
дать механизм разрешения конфликта либо
сами составляют суть этого механизма.
Процессуальный характер этих норм
предполагает создание определенных пар-
ламентских процедур - правил организации
и деятельности парламента, закрепленных
в конституциях, регламентах, иных НПА. В
большинстве демократических государств
основные парламентские процедуры, на-
правленные на преодоление разногласий
и разрешение конфликтов, закреплены в
конституциях. Эти процедуры носят назва-
ние согласительных или примирительных и
по своей сути являются конституционными
основаниями для достижения консенсуса,
управления конфликтом парламентским
путем. Главным образом, такие процедуры
применяются в законотворческом процессе.
В соответствии с Конституцией Ре-
спублики Беларусь 1994 года в законода-
тельной процедуре Парламента Республики
Беларусь (далее - Парламент) к спорным и
конфликтным ситуациям относятся откло-
нение Советом Республики Национального
собрания Республики Беларусь (далее - Со-
ветом Республики) принятых Палатой пред-
ставителей проектов законов о внесении
изменений и дополнений в Конституцию и
несогласие Палаты представителей с реше-
нием Совета Республики. В первом из этих
случаев палаты Парламента могут создать
согласительную комиссию, формируемую
на паритетной основе, для преодоления воз-
никших разногласий. После чего текст за-
конопроекта, выработанный согласительной
комиссией, представляется на одобрение
обеих палат (ст.100 Конституции). Эта эф-
фективная форма применяется как в Респу-
блике Беларусь, так и во многих странах.
Так, в парламенте ФРГ с 1949 по 1990 годы
согласительные комиссии были созданы при
рассмотрении 520 законопроектов и только
в 53 случаях согласие не было достигнуто [1,
с.60-62]. Во втором случае закон считается
принятым, если при повторном голосовании
за него в Палате представителей проголосо-
вало не менее двух третей от полного соста-
ва Палаты представителей. Таким образом,
если консенсус не достигается, решение, то
есть закон, должно быть принято в обычном
порядке, но квалифицированным (две тре-
ти) большинством голосов. Регламент Па-
латы представителей подробно описывает
согласительную процедуру при повторном
рассмотрении законопроектов, отклоненных
Советом Республики. После этого голосо-
вания законопроект направляется уже не в
Совет Республики, а Президенту (таким об-
разом, конфликт в Парламенте уже не будет
возобновлен).
Свое функциональное развитие кон-
ституционные нормы консенсуального харак-
тера, обеспечивающие согласованную дея-
тельность Парламента, находят в Регламенте
Палаты представителей (далее - Регламент),
иных НПА, регулирующих его работу. Регла-
мент содержит подробную регламентацию
(глава 4) согласительной процедуры по по-
вторному рассмотрению законов, отклонен-
ных Советом Республики. Положения Регла-
мента предусматривают условия и порядок
создания и работы согласительной комис-
сии, процесс принятия решений по каждому
предложению этой комиссии, а также про-
цедуру повторного рассмотрения Палатой
представителей закона, если она не приня-
ла предложений комиссии и выразила свое
несогласие с решением Совета Республики
об отклонении закона. После повторного го-
лосования по закону квалифицированным
большинством этот закон направляется уже
не в Совет Республики, а Президенту. Таким
образом, Регламент избегает повторения
конфликтной ситуации в парламенте и выно-
сит его за пределы законодательного органа
на рассмотрение главы государства.
Регламент Совета Республики тоже
предлагает свой вариант порядка преодо-
ления возникших разногласий (глава 10) и
достаточно подробно регулирует ход перего-
воров в условиях этой процедуры. Это каса-
ется порядка работы комиссии, протоколи-
рования и принятия решений.
Надо отметить, что использование пе-
реговорных процедур, согласительных и иных
паритетных комиссий в Парламенте очень
важны для преодоления разногласий, осо-
бенно на ранних стадиях конфликта. Поэтому
совершенно очевидна важность четкой и под-
робной регламентации разных согласитель-
ных процедур в Регламентах, других положе-
ниях и правилах, которых пока очень мало.
Парламентские процедуры по предот-
вращению, разрешению или прекращению
конфликта не исчерпываются созданием спе-
циальных согласительных органов. Большая
часть из них, на наш взгляд, регулируется
нормами парламентского права и направлена
на преодоление внутрипарламентских колли-
зий, противоречий. Эти процедуры выработа-
ны многолетней практикой парламентаризма
и являются правилами ведения дискуссии, то
есть парламентских дебатов, порядка прове-
дения заседаний, классификации предложе-
ний и замечаний по законопроектам и иным
вопросам, порядка их обсуждения, работы
постоянных комиссий, голосования, Секрета-
риата Палаты представителей.
Рассмотрим наиболее важные из них,
имеющие отношение к предмету нашего ис-
следования. Обратимся к парламентским
дебатам. Очевидно, что парламентские де-
баты по своей сути максимально приближе-
ны к переговорам между сторонами. А, как
известно, переговоры являются одним из
наиболее демократических форм урегулиро-
вания или, что значительно лучше, предот-
вращения конфликта.
Регламенты обеих палат Парламента,
подобно принятой мировой практике, име-
ют специальные разделы о парламентских
слушаниях. Отличительными особенностя-
ми этих разделов являются нормы поведен-
ческого характера в отношении депутатов,
взаимоотношений депутата и председатель-
ствующего парламента. Последние часто со-
прикасаются с нормами и правилами депу-
татской этики, соблюдение которой помогло
бы избежать развития основной части меж-
личностных парламентских конфликтов.
Надо сказать, что последняя избран-
ная Палата представителей на первом этапе
при формировании постоянных комиссий не
избежала конфликтов между отдельными
депутатами, носящими скорее межличност-
ный характер, хотя причины, их побудившие,
могли быть разными, например, межлич-
ностные конфликты между депутатами. Они
имели место и в предшествующих созывах
Палаты представителей. Иногда это не огра-
ничивалось просто выкриками с мест, оскор-
блениями, жестами, а порой почти доходило
до рукоприкладства, «выводя» депутатов
из зала заседаний. Подобные ситуации не
являются исключением и для мировой пар-
ламентской практики. Конечно, запрети-
тельными нормами не всегда решишь такие
конфликты. Хотя, разумеется, эти правила
нужны. Так, в Регламенте Палаты предста-
вителей этим вопросам посвящены, по край-
ней мере, две статьи, содержащие нормы
обязывающего и запретительного характе-
ра и предусматривающие санкции за их на-
рушение, то есть за создание условий для
возникновения межличностного конфликта
в Палате представителей. Эти нормы уста-
навливают некоторые правила депутатской
этики, которые должны соблюдаться. В них,
в частности, содержится запрет употреблять
в своей речи грубые, оскорбительные вы-
ражения, наносящие ущерб чести и досто-
инству депутатов Палаты представителей
и других лиц, допускать необоснованные
обвинения в чей-либо адрес, использовать
заведомо ложную информацию, призывать к
незаконным действиям. В случае нарушения
предусмотрена санкция - предупреждение
председательствующего, в случае повторно-
го нарушения выступающий лишается права
выступления в течение дня заседаний (ст.42
Регламента). Лишение депутата слова пред-
седательствующим в случае нарушения Ре-
гламента, предупреждение, указания - это
правовые меры, направленные на разреше-
ние или предупреждение конфликтной ситу-
ации между депутатами. Кстати, председа-
тельствующий, пользуясь своими правами,
может также удалять из зала заседаний при-
глашенных лиц, мешающих работе Палаты
представителей.
Динамика любого конфликта, в том
числе и парламентского, имеет некоторые
универсальные стадии (скрытое возник-
новение противоречий, его осознание, на-
пряженность, эскалация, поиски способов
урегулирования и разрешение). Однако цен-
тральным моментом противостояния в Пала-
те представителей всегда является борьба
тех или иных субъектов права, депутатов,
депутатских групп за принятие проекта за-
кона, правового решения.
Депутату бывает важно уловить уже
первые признаки наметившейся дисгармо-
нии во взаимоотношениях и понять его ис-
токи. Это чрезвычайно ответственный этап,
ибо исход наметившегося рассогласования,
его трансформация в конфликт зависят от
последующих реакций. Они могут обострить
или перевести возникшие противоречия на
рельсы мирного урегулирования.
Одним из самых древних способов
предупреждения конфликтов является инсти-
тут выборов. Разные народы на всех континен-
тах давно пришли к пониманию самой необхо-
димости избрания должностных лиц с целью
сгладить различия и прийти к соглашению.
Смысл выборной процедуры - убедить населе-
ние в том, что важные решения принимаются
с учетом его желания. Чем успешнее такие
приемы осуществлялись, тем в большей сте-
пени действующая власть была защищена от
внутренних конфликтов, протестов, которые
могли ее разрушить [2, с.329-330].
Разрешение конфликта возможно на
нескольких уровнях, важнейшими из кото-
рых являются управление конфликтами и
решение конфликта [4]. Управление парла-
ментскими конфликтами - это целенаправ-
ленное воздействие по устранению (мини-
мизации) причин, породивших конфликт,
или на коррекцию парламентского поведе-
ния участников конфликта. Решение парла-
ментского конфликта представляет собой
устранение полностью или частично причин,
породивших конфликт, либо изменение це-
лей участников конфликта.
Разрешение парламентского конфлик-
та в Палате представителей, на наш взгляд,
возможно тремя основными способами:
- навязывание воли одной или несколь-
ких групп депутатов другим участникам, что
происходит главным образом в итоге голо-
сования, при котором решение принимается
большинством. Конфликт временно будет
разрешен, но, как правило, он этим актом не
исчерпан до конца и может возобновиться
с новой силой в дальнейшем при принятии
важных правовых решений;
- компромисс, для достижения кото-
рого используются различные процедуры. В
отличие от парламентского консенсуса, ком-
промисс ориентирован на решение спорной
законотворческой проблемы совместными
усилиями сторон и в основном состоит из
взаимных уступок, рационализации реше-
ния, которое в конечном итоге удовлетворя-
ет обе стороны. Этот подход является «клас-
сическим» методом простого разрешения
конфликта на всех уровнях; его технология
наиболее проста и зачастую не решает спо-
ра, а как бы временно его откладывает на
более поздний срок. Обычно он применяет-
ся, когда проблема очевидна, ресурсы и вре-
мя для решения проблемы ограничены, дру-
гие технологии (консенсус, конфронтация,
сила, избегание и пр.) не работают;
- консенсус, представляющий собой
осознанную форму социального партнер-
ства, согласия, единодушия [3, с.162-173].
Конфликт и консенсус составляют две
важные характеристики любой правовой си-
стемы. В сущности, парламентская полити-
ка начинается там, где имеются конфликты.
Одна из важнейших задач право- и законот-
ворчества - изучение институтов и процедур
как средств разрешения парламентских кон-
фликтов, так и методов сохранения и рефор-
мирования законотворчества и в целом за-
конодательной системы.
Теоретическая мысль и практика ока-
зались неподготовленными к рассмотрению
этих вопросов, к поиску механизмов при-
нятия общественно значимых правовых ре-
шений с позиций консенсуса, то есть такого
подхода, который основывался бы на ста-
бильном согласии, достигнутом всеми сто-
ронами, заинтересованными в разрешении
парламентских конфликтов.
Принцип консенсуса открывает новые
подходы к современной трактовке всей про-
блематики, связанной с правопониманием
и современной теорией закона. Используя
терминологию науковедения, можно ут-
верждать, что происходит смена парадиг-
мального понимания базовых юридических
институтов - закона, психолого-социальных
факторов законотворческой деятельности,
механизма закона и условий его эффек-
тивности и качества. Формируются основы
нового парламентского мышления как вы-
разителя кардинального изменения соци-
ально-правовых и психологических реалий.
Консенсус - принцип коллегиального
решения, принцип, обратный право вето.
Вето означает право одного из участников
обсуждения законодательного или иного
НПА запретить принятие решения. Кон-
сенсус, напротив, требует положительного
решения на основе согласования позиций,
компромисса, сотрудничества. В соответ-
ствии с этим подходом, право и закон можно
рассматривать с позиций достижения юри-
дического консенсуса в обществе. Именно
согласование интересов составляет базовую
основу для верховенства закона в иерархии
правовой системы и благоприятные условия
для всей последующей правореализующей
деятельности государства.
Длительная трактовка права и закона
только как выражения воли властвующего
класса приводила к игнорированию всего
спектра интересов наций, классов, различ-
ных социальных слоев и групп, разного рода
меньшинств и, наконец, личности. Подавле-
ние этих интересов и глубинных социальных
потребностей формировало конформизм
и раздвоение правового сознания. Подры-
вался принцип легитимности власти, ее до-
бровольная и свободная, а не принудитель-
ная основа. Блокировалась эффективность
всей законодательной сферы гражданского
общества, поскольку игнорировались важ-
ность согласования и соответствия принятия
закона консенсусу его исполнения.
В этих условиях подрывался и принцип
верховенства закона, поскольку его соблюде-
ние предполагает признание закона первич-
ным, общезначимым способом регулирова-
ния общественных отношений, выражением
демократического содержания правового
статуса личности, условий ее социальной за-
щиты. Понимание закона как юридического
консенсуса интересов открывает пути стаби-
лизации и развития социальных отношений.
Упрочение принципов правового госу-
дарства происходит при безусловном верхо-
венстве демократически принятого закона и
равенства всех перед законом. Раз он при-
нят, следовательно, признаны приоритеты,
ценности, режимы деятельности, которые
устанавливаются законом. Это можно рас-
сматривать и как своего рода самообяза-
тельство всех участников правоотношений
следовать духу и смыслу закона. Тем самым
обеспечивается социальная солидарность и
социальное сотрудничество на всех уровнях
общественной структуры.
Этот кардинально новый подход вле-
чет необходимость решения и целого ряда
вытекающих из него актуальных проблем
теоретического и практического характера.
Например, соотношение плюрализма инте-
ресов в процессе законотворческой деятель-
ности и в процессе реализации действия
закона; определение пределов стихийного
влияния общественного мнения, социальных
возможностей реализации правоотношений,
механизма формирования парламентского
консенсуса и процедурных аспектах его обе-
спечения, ситуации сопротивления закону и
целом ряде других.
В литературе термин «консенсус»
употребляется по меньшей мере в трех
смыслах: социологическом, политическом и
юридическом [3; 4; 5; 7]. Особый интерес на
сегодняшний день представляет парламент-
ский консенсус, который вообще не изучен.
В частности, если в политической сфере кон-
сенсус рассматривается как наличие неко-
торых базисных ценностей и норм, которые
разделяют все основные социальные груп-
пы. Это означает, прежде всего, всеобщее
согласие относительно процесса принятия
решений, из чего следует, что меньшинство
заранее готово подчиниться решениям по-
бедившего в открытом политическом сопер-
ничестве большинства, о последнее готово
обеспечить права меньшинства на протест,
критику и оппозицию, и тем самым консен-
сус трансформирует власть в авторитет. В
парламентском смысле консенсус - это ме-
тод выработки и принятия законопроектов,
правовых решений, который опирается на
два важных принципа: поддержку решения
большинством участвующих депутатов от
депутатских групп, политических партий, по-
стоянных комиссий в его принятии и отсут-
ствие возражений против принятия решений
со стороны хотя бы одного из участников.
Следовательно, консенсус - это не едино-
гласие, ибо полного совпадения позиций
всех участников процесса принятия решения
здесь не требуется. Он предполагает только
отсутствие прямых возражений и вполне до-
пускает нейтральную позицию (воздержание
от голосования) и даже отдельные оговорки
к решению (если, конечно, они не подрывают
основу достигнутого соглашения). Вместе с
тем консенсус не решение большинства, так
как он несовместим с отрицательной пози-
цией хотя бы одного из участников.
Консенсус обладает и еще одним
существенным и неоспоримым преиму-
ществом перед всеми остальными спосо-
бами разрешения законотворческих проти-
воречий и парламентских конфликтов: он не
только способствует прямому воздействию
общественного мнения на законотворческие
процессы, но и формирует само обществен-
ное мнение. Поскольку для современного
Парламента характерны, с одной стороны,
дифференциация, а с другой - переплетение
интересов различных депутатских групп, по-
литических партий, оба указанных фактора
при системе принятия законопроектов, пра-
вовых решений на основе диктата большин-
ства действуют дестабилизирующе, вызыва-
ют не только в Парламенте, но и в обществе
глубокие конфликты, ведут к формированию
крайних мнений и созданию противобор-
ствующих группировок.
Важность парламентского консенсу-
са определяется и тем, что в его условиях,
как правило, происходит процесс выработ-
ки механизмов улаживания противоречий
как через систему обычной законодатель-
ной и представительной демократии, осно-
ванной на приоритете депутатов, так и на
основе демократии согласия, то есть прин-
ципов справедливого учета коллективных
интересов, особенно интересов депутатских
групп, сохраняющих и отстаивающих свою
специфику и отличительность. При этом в
основе всегда лежат общедемократические
принципы, свобода и права человека, кото-
рые достраиваются системой особых мер,
социальных программ, иначе говоря, поли-
тикой плюрализма и культурной автономии,
а в ряде случаев - представлением местного
управления и самоуправления.
В принципе парламентский консенсус,
несомненно, лучший способ принятия зако-
нотворческих решений хотя бы потому, что
только так проблема может быть решена
окончательно. Если же решение отражает
только позицию большинства, в дальнейшем
оно или потребует принудительного осущест-
вления (что предполагает постоянную опас-
ность его пересмотра), или постепенно полу-
чит общее одобрение («скрытый консенсус»).
Кроме того, преобладание консенсу-
альных методов благотворно влияет на психо-
логический климат в конкретном Парламенте
и обществе в целом, ибо ориентирует не на
конфронтацию и выявление несогласных, а
на учет интересов всех не только субъектов
права (депутатов), но граждан общества. Так
предотвращается роспуск парламента, рас-
кол общества, снимаются основания для об-
ращения к силовым методам, ведь насилие
обычно бывает побуждено страхом остать-
ся в меньшинстве и быть уничтоженным. В
конечном счете парламентский консенсус
формирует новое сознание субъектов права,
общества, когда признание чужих интересов
является условием осуществления своих соб-
ственных. Так, например, Палата представи-
телей второго, третьего и четвертого созы-
вов в целом избрала не путь конфронтации,
а путь работы в рамках правового поля. Это
было первым крупным достижением белорус-
ского парламентаризма.
Однако, наряду с позитивными сто-
ронами, консенсуальный парламентский
метод имеет и некоторые издержки, связан-
ные с уровнем парламентской и психологи-
ческой культуры. Во-первых, необходимость
многократных согласований позиций ис-
пользуется для затягивания принятия зако-
нопроекта, правового решения. Во-вторых,
возникает опасность принятия отсылочных
норм, неконкретных, базовых законопро-
ектов, расплывчатых законодательных ре-
шений: по ним проще достичь консенсуса.
Таким образом, повышение степени согла-
сованности решения может иногда идти в
ущерб качеству.
Любая консенсуальная процедура
должна исключать абсолютное доминиро-
вание одной из сторон и обеспечивать ис-
пользование объективных критериев оценки
парламентской ситуации. Обычно для этого
обращаются к услугам незаинтересованных
лиц - посредника, психолога, эксперта. Од-
нако надо иметь в виду, что строго консен-
суальной процедура может считаться только
в том случае, если рекомендации «третьих
лиц» не носят обязательного характера, а
лишь помогают участникам парламентского
конфликта прийти к согласию. Дискуссии,
соглашения, компромиссы, различные демо-
кратические процедуры, добровольные дей-
ствия конфликтных сторон могут иметь ме-
сто, однако имеют второстепенное значение.
Общепризнанно, что метод консенсуса
является в современных условиях единствен-
но разумным способом достижения решения
наиболее сложных и важных парламентских
проблем (законопроектов, правовых реше-
ний) и политических конфликтов. Призна-
ние всеобщего согласия одним из основных
принципов общественной жизни формиру-
ет новое современное сознание субъектов
права (депутатов), участников законотвор-
ческого процесса, граждан, которому чуж-
ды предвзятость и непримиримость. Парла-
ментское и гражданское согласие на основе
консенсуса усиливает легитимный характер
законодательной и политической системы,
делает ее более стабильной, укрепляет вза-
имосвязь с гражданским обществом. Итак,
консенсус как политико-парламентский тер-
мин означает общность взглядов различных
депутатских групп, социально-политических
групп на парламентскую и политическую си-
туацию в стране и подходы к решению пер-
спективных проблем.
Выбор технологии управления парла-
ментскими конфликтами в каждом конкрет-
ном случае является актом парламентского
творчества субъектов права (депутатов)
и зависит от комплекса условий и обстоя-
тельств. К ним относятся:
1) индивидуальное, возрастное своео-
бразие личности субъектов права (депутатов),
участников законотворческого процесса, уро-
вень правовой и психологической культуры;
2) мотивы конфронтации (непосред-
ственные, глубинные);
3) объект конфликта и конкретные усло-
вия его протекания (на пленарном заседании,
в присутствии коллег или наедине с участни-
ком законотворческого процесса и т.д.);
4) длительность и характер сложив-
шихся межличностных отношений;
5) актуальное эмоциональное состоя-
ние, склонность к невротическим реакциям;
6) общественное мнение депутатского
корпуса;
7) личностный психолого-профессио-
нальный парламентский потенциал депутата
и уровень его авторитетности.
Наиболее эффективным способом
урегулирования конфликтных ситуаций
является этико-правовое сопровождение
парламентской деятельности, получающее
наиболее широкое выражение в этических
депутатских кодексах. Вопрос о депутат-
ской этике, конечно, выходит и на другие,
помимо Регламента, НПА, непосредственно
регулирующие статус парламентариев. Од-
нако проблема состоит не только в право-
вой стороне, а затрагивает нормы морали,
нравственности и психологической культуры
парламентской работы депутата.
В Великобритании этический аспект
регулирования различных форм парламент-
ской деятельности выражается как в Ко-
дексе поведения членов парламента, так и
в статьях регламента. В Беларуси осущест-
вление этического и психолого-правового
регулирования парламентской деятельности
затруднено отсутствием функционирующего
этического кодекса, его формирование мог-
ло бы послужить определению основ парла-
ментской этики как для самих парламента-
риев, так и для общества.
Подводя итоги, обобщая прошлый и
настоящий парламентский опыт решения
профессиональных проблем внутри Па-
латы представителей и за его пределами,
можно с уверенностью сказать, что кон-
фронтация, навязывание воли, конфликт не
помогают наведению и поддержанию про-
фессионального парламентского поряд-
ка. Только сотрудничество, коллегиальное
участие, а также социальное партнерство,
согласие, единодушие в профессиональ-
ных (законотворческих, дисциплинарных)
процессах, совместная деятельность пред-
седателей постоянных комиссий, руково-
дителей депутатских групп, Парламента и
парламентариев могут дать желаемые ре-
зультаты.

Библиографический список:
1. Горгес Р. Так работают правительство и парламент. М.: Дело, 1993. 96 с.
2. Дмитриев А.В. Социальный конфликт: общее и особенное. М.: Гардарики, 2002. 526 с.
3. Основы конфликтологии: учеб. пособие / А.В. Дмитриев, Ю.Г. Запрудский, В.П. Казимирчук, В.Н. Кудрявцев; под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Юристь, 1997. 200 с.
4. Худойкина Т.В. Юридическая конфликтология: от исходных позиций теории до практики разрешения и предупреждения юридического конфликта. Саранск: Морд. ун-т, 2001. 392 с.
5. Чумиков А.Н. Социально-политический конфликт: теоретические и прикладные аспекты. М.: Ин-т молодежи, 1993 168 с.
6. Чумиков А.Н. Связи с общественностью. М.: Дело, 2001. 180 с.
7. Юридическая конфликтология / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Ин-т государства и права РАН, 1995. 612 с.

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (15.12.2012)
Просмотров: 1284 | Теги: разрешение, компромисс, подходы, законопроект, консенсус, депутат, Парламентский конфликт, способы, управление | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь