Вторник, 23.05.2017, 09:58
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

А.Г. Заблоцкая, профессор кафедры уголовного права ВА МВД России, к.ю.н., доцент
Р.П. Заблоцкий, адвокат Волгоградской областной коллегии адвокатов
Г.М. Семененко, преподаватель кафедры уголовного права ВА МВД России

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

В последние годы проблема захвата заложников обострилась и приобрела особую актуальность как для всего мирового сообщества, включая Европу (действия бойцов Ирландской республиканской армии в Великобритании, членов баскской организации ЭТА в Испании, боевиков Армии освобождения Косово в Югославии, представителей других экстремистских сил), так и для России, – в основном в связи с ситуацией на Северном кавказе.

Как было отмечено выше, в международном уголовном праве ответственность за захват заложников установлена международной Конвенцией от 17 декабря 1979 г.[1] (Далее – Конвенция 1979г.) В преамбуле Конвенции недвусмысленно указано, что захват заложников является преступлением, вызывающим «серьезное беспокойство у международного сообщества». Здесь же определена обязанность любого государства либо подвергнуть виновного в захвате заложников, подпадающего под сферу действия названной Конвенции, уголовному преследованию в пределах собственной юрисдикции, либо выдать его заинтересованному государству.

Наряду с Конвенцией, преступность захвата заложников определена и на европейском уровне - актом терроризма называет захват заложников европейская Конвенция о пресечении терроризма 1977 года,[2] ратифицированная Российской Федерацией в 2000 году. [3]Примечательно, что она к захвату заложника фактически приравнивает незаконное лишение лица свободы, осуществленное в тех же целях, что и заложничество.

Наряду с общественной безопасностью, данное преступление прямо посягает на такой дополнительный объект, как личная свобода и неприкосновенность человека. В соответствии с международным стандартом в области прав и свобод личности каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. В отечественной литературе традиционно дополнительным объектом захвата заложника называется такая составляющая «личной неприкосновенности» лица, как его физическая свобода (свобода передвижения).

Международное право определяет некоторую специфику потерпевшего от данного преступления. В соответствии со ст.13 Конвенция 1979 года не применяется, если потерпевший заложник и «предполагаемый преступник» являются гражданами одного и того же государства и находятся на его территории. Данное положение означает, по существу, что потерпевшим от захвата заложников по международному уголовному праву может быть: любое лицо, вне зависимости от признака гражданства, если захват заложников произошел на территории одного государства, а «предполагаемый преступник» не находится на территории данного государства; лицо, являющееся гражданином государства, если «предполагаемый преступник» не является гражданином этого же государства. При этом данная Конвенция не оперирует категорией «лицо, не являющееся гражданином государства, но постоянно проживающее на его территории». В данном случае, исходя из буквального толкования ст. 13 Конвенции, не имеет значения местонахождение как потерпевшего, так и «предполагаемого преступника».

Именно вторая ситуация имела место, например, при захвате в качестве заложников российских граждан летом 1999г. в одной из гостиниц г. Стамбула (Турция) лицами чеченской национальности, к тому времени уже ставшими гражданами Турции.[4] По требованию российского Правительства, они были привлечены к уголовной ответственности в соответствии с положениями Конвенции 1979 года, так как в их выдаче России было отказано.

И хотя в Конвенции говорится о захвате или удержании заложников, исходя из смысла ее ст. 1 можно утверждать, что данное преступление имеет место в случае совершения указанных действий в отношении одного потерпевшего.

В соответствии со ст.1 международной Конвенции о борьбе с захватом заложников под таким захватом понимается совершение виновным любого из следующих деяний: захват лица в качестве заложника под угрозой убийства или причинения телесного повреждения (следовательно, сам захват - это любое действие, выражающееся в неправомерном физическом ограничении свободы человека, при котором его последующее возвращение к свободе ставится в зависимость от выполнения требований субъекта, обращенных к государству, организации, физическим или юридическим лицам. При этом не имеет значения способ самого захвата - тайный, открытый либо путем обмана. Однако в соответствии с международным правом акт захвата должен быть сопряжен с насильственной угрозой убийством или телесным повреждением - такая угроза является средством давления с целью достижения захватчиком своей цели.); удержание лица в качестве заложника, сопряженное с такими же угрозами, насильственное воспрепятствование возвращению ему свободы (по смыслу Конвенции, удержание заложника вовсе не обязательно должно следовать за захватом либо осуществляться тем же лицом, которое совершило непосредственный захват заложника).[5]

Объективно захват заложников по международному уголовному праву имеет место, если виновный выдвинул требование к «третьей стороне» - любому государству, международной или межправительственной организации, а также физическому или юридическому лицу. Такое требование может носить различный характер, но его суть состоит в том, что оно является условием освобождения заложников, а сам виновный (виновные) требует от «третьей стороны» совершить какое-либо действие либо отказаться от совершения каких-либо действий. Наличие подобного требования во многом отличает захват заложника от такого общеуголовного преступления, как похищение человека. Захват заложника характеризуется гораздо более высокими характером и степенью общественной опасности, поскольку совершается более дерзко, факт захвата, так же как и характер требований, сразу же сообщается физическим или юридическим лицам, органам государственной власти или правительственным органам. Добавлю - и международным (межправительственным) органам тоже.

Объективная сторона захвата заложников по международному праву носит довольно сложный характер - наряду с собственно захватом лица в качестве заложника либо его удержанием в таком качестве необходимо установить наличие угрозы жизни и (или) здоровью потерпевшего, а также выдвижение требования к международной организации, государству, юридическому или физическому лицу как условие освобождения заложника.[6]

Традиционно для международного права специально оговаривается наказуемость покушения на захват заложников, а также любого соучастника в этом преступлении.

В то же время Конвенция 1979 года[7] содержит довольно строгие ограничения в своем применении - она не применяется в случаях, когда наличествуют следующие условия: преступление совершено в пределах одного государства; заложник и «предполагаемый преступник» являются гражданами этого государства; предполагаемый преступник находится на территории этого государства.

В ст. 5 Конвенции специально оговорено, что каждое государство должно стремиться установить свою юрисдикцию (т.е. начать уголовное преследование виновного), если преступление совершено: на территории этого государства, а также на борту морского или воздушного суда, зарегистрированного в государстве; любым из граждан этого государства либо постоянно проживающим в нем лицом без гражданства; если этому государству выдвинуты какие-либо требования виновным в захвате (удержании) заложников; если захваченное в заложники лицо является гражданином этого государства.

Таким образом, немаловажную роль в квалификации содеянного как захвата заложников по международному праву имеет такая объективная характеристика, как место совершения данного преступления.

Наконец, большое значение для квалификации содеянного по международному праву как захвата заложников имеют время и обстановка совершения преступления. Как ранее говорилось, преступление считается террористическим по международному праву, если совершается в мирное время либо при отсутствии обстановки вооруженного конфликта. В противном случае, т.е. если захват заложников совершается в период военных действий либо вооруженного столкновения, содеянное считается военным преступлением.

Так, в соответствии со ст. 8 римского Статута Международного уголовного суда[8] любое взятие заложников в военное время или в период вооруженного конфликта является военным преступлением, расцениваемым как «серьезное нарушение Женевских конвенций от 12 августа 1949 г.».

Нередко захват заложников бывает сопряжен с иными преступлениями террористического характера. Ранее эти различные по своей юридической природе преступления рассматривались как единое целое - сейчас же надо говорить о наличии в действиях виновного признаков нескольких террористических преступлений.

Например, весной 2000 г. в аэропорту г. Стамбула был захвачен самолет Ту-154 авиакомпании «Внуковские авиалинии». Взяв пассажиров и экипаж в заложники, захватчики под угрозой расстрела пассажиров и взрыва воздушного судна потребовали от российского Правительства «прекратить военную операцию в Чечне». В дальнейшем самолет был направлен в Саудовскую Аравию, где произвел посадку в аэропорту г. Медина. В результате штурма лайнера погибла стюардесса. В описанном случае налицо два преступления террористической направленности - захват заложников и угон самолета, каждое из которых требует самостоятельной правовой оценки в соответствии с нормами международного уголовного права[9].

В соответствии с действующим международным правом захват заложника не охватывает составы иных террористических преступлений, что требует их совокупной квалификации по международному уголовному праву. В этой связи необходимо обратить внимание на некоторое несоответствие отечественной судебной практики, в которой выработано правило о том, что действия, связанные с захватом и удержанием заложника, сопряженные с угрозой их расстрела и созданием угрозы для жизни людей общеопасным способом, полностью охватываются составом захвата заложников и дополнительной квалификации по ст.205 УК РФ не требуют[10].

Что касается характеристик субъекта данного преступления по международному уголовному праву, то в соответствии со ст.13 международной Конвенции по борьбе с захватом заложников (как и признаки потерпевшего) они зависят от следующих факторов: субъектом может быть любое лицо, если захваченные в заложники - граждане другого государства, нежели «предполагаемый преступник»; субъект и потерпевшие могут быть гражданами одного и того же государства, если акт захвата заложника произошел на территории другого государства либо виновный скрывается на территории другого государства.

В заключение параграфа отметим, что действия, связанные с захватом заложника, во всем цивилизованном мире признаются общественно опасными, т.е. преступлением. Это деяние по международному уголовному праву характеризуется как опасный акт международного терроризма.

Современное законодательство большинства зарубежных стран предусматривает уголовную ответственность за преступления, связанные с захватом заложников, а также похищения человека и лишение его свободы. Однако трактовка понятий «захват заложников», «похищение человека», «лишение свободы» законодателями не всегда дифференцируется. Проблема разграничения «похищения человека» и «захвата заложников» решена следующим образом: в ряде стран захват заложников и похищение человека не предусматриваются в качестве самостоятельных составов преступлений. Они выступают либо в качестве альтернативных видов незаконного лишения свободы (УК Кубы), либо являются квалифицированным видом незаконного лишения свободы (УК Франции). Это связано, прежде всего, с тем, что единым знаменателем для указанных преступлениЙ выступает физическая свобода человека, а отдельные виды преступления есть только способы ее ограничения. Такой подход к построению уголовно-правовых норм, по мнению автора, безусловно заслуживает внимания.[11]

Например, Федеральное уголовное законодательство США уголовную ответственность за похищение человека и захват заложника не дифференцирует. Так, в соответствии с § 1201 Свода законов США (титул 18) тот, кто незаконно захватывает, лишает свободы, заманивает, похищает, насильно или обманом увозит, уносит или удерживает какое-либо лицо с целью получения выкупа или вознаграждения, за исключением, когда такие действия совершаются родителями и если такое лицо перевозится из одного штата в другой или заграницу, наказывается тюремным заключением на любой срок или пожизненно.[12]

__________________

[1] Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г.) // Библиотечка Российской газеты, 2003 г., выпуск № 13.

[2] Европейская конвенция о пресечении терроризма (ETS № 90). Страсбург, 27 января 1977 года.// http://www.zaki. ru/pagesnew.php?id=1308.

[3] Федеральный закон от 07.08.2000 N 121-ФЗ «О ратификации европейской конвенции о пресечении терроризма» (принят ГД ФС РФ 07.07.2000)//Российская юстиция, № 2, 2001.

[4] Драма в стамбульском Swissotel. Как это было//www.smi.ru (дата обращения 12.02.12).

[5] Оганян Р. Ответственность за захват заложников по международному уголовному праву // Российская юстиция. № 5, 2002. С. 45-46.

[6] Анциферов К.П. Международно-правовые меры предупреждения преступления - захват заложника // Юриспруденция. № 2, 2002. С. 66-70.

[7] Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г.) // Библиотечка Российской газеты, 2003 г., выпуск № 13.

[8] Римский статут Международного уголовного суда (Рим, 17 июля 1998 г.) // СПС Гарант.

[9] Кашина О.С. Актуальные проблемы ответственности за захват заложника // Новое в законодательстве России: проблемы теории и практики применения. Сборник научных статей. Вып. 2. - Саратов: Изд-во Сарат. юрид. ин-та МВД России, 2005. С. 52-55.

[10] Определение ВК Верховного Суда РФ от 11 февраля 2000 г. N 2-0122/99 // Текст определения официально опубликован не был. Источник – СПС Гарант.

[11] Ситников Д.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика похищения человека: автореф. дисс. … канд. юрид. наук.- М.: Академия управления МВД России 2001. С.11.

[12] Свода законов США (титул 18) § 120//1http://lichm.narod. ru/history-old-46.html.

К содержанию

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.04.2013)
Просмотров: 3041 | Теги: угроз, УГОЛОВНОМУ ПРАВУ, ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА, ответственность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь