Четверг, 21.09.2017, 22:27
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА АЗАРТНЫЕ ИГРЫ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

А.А. Лихолетов, преподаватель кафедры предварительного расследования ВА МВД России

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА АЗАРТНЫЕ ИГРЫ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

Октябрьская революция 1917 года и происходящие в связи с ней процессы вызвали существенные изменения в законодательстве России. Формирование основ нового постреволюционного права началось с изданием первых декретов II Всероссийского съезда Советов, в ходе которого были определены его основные принципы. В первую очередь закреплялись нормы уголовного права, направленные на подавление сопротивления свергнутых классов и укрепление диктатуры пролетариата. Г.В. Швеков, указывал: «В декретах Советской власти были сформулированы (правда, лишь в самой общей форме) основные институты общей части советского уголовного права, а также перечислялись важнейшие составы преступлений, представлявшие Основную часть уголовного права. Большое значение в этот период приобрело обобщение практики советских карательных органов»[1].

Репрессивная направленность борьбы с преступностью просматривалась и в принятых Наркомюстом в декабре 1919 года Руководящих началах по уголовному праву РСФСР (в дальнейшем – Руководящие начала 1919 г.), ставших первоначальной попыткой систематизации практики судов и трибуналов. «В диспозициях, как общее правило, очень подробно перечислялись признаки преступлений, и давалась общественно-политическая оценка этих преступлений, а затем указывались в санкции конкретные карательные меры, которые следовало применять к лицам, совершившим перечисленные в диспозиции деяния»[2]. Издание данного документа преследовало цель создания общего руководства для пролетариата по борьбе с классовыми противниками.

Отмечая, что «без особых правил, без кодексов, вооруженный народ справлялся и справляется со своими угнетателями»,[3] Наркомюст отказался от Особенной части документа, остановившись на определении общих понятий преступления, наказания, соучастия в преступлении и др. Предполагалось, что суды «руководствуясь «социалистическим правосознанием» и принципом целесообразности, будут решать дела на основе лишь норм общей (декларативной) части кодекса»[4].

Таким образом, уголовное право послереволюционного периода сделало шаг назад как с точки зрения формально-юридической техники, так и обеспечения неприкосновенности и обеспечения прав и свобод личности.

Несмотря на то, что «идея создания советского уголовного кодекса, предусматривающего преступления и наказуемые деяния, возникла впервые же дни Великой Октябрьской социалистической революции»[5], работа над созданием первого Уголовного кодекса активизировалась в годы введения новой экономической политики, потребовавшей реформирования экономической и государственной системы. Основой для кодекса послужили Руководящие начала 1919 г. После трудоемкой работы властей 1 июня 1922 года Уголовный кодекс РСФСР вступил в законную силу. В содержание помимо Общей части была добавлена Особенная, предусматривающая признаки отдельных составов преступлений и наказания за их совершение.

Однако данный кодекс не содержал ни одной нормы об уголовной ответственности за азартные игры. 11 августа 1922 г. было утверждено постановление Совета Народных Комиссаров № 651 «О разрешении частных заведений с неазартными играми», которое устанавливало общий запрет на азартные игры и разрешало открытие заведений для платного проведения неазартных игр в каждом особом случае с разрешения губернского и уездного управления[6].

В октябре 1924 года были приняты Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, на основе которых в 1926 году появилась новая редакция Уголовного кодекса РСФСР. По сравнению с предыдущим вариантом в ней были более тщательно разработаны разделы о государственных и воинских преступлениях. УК РСФСР 1926 года также не содержал статей, устанавливающих уголовную ответственность за азартные игры[7].

В это время в стране появляются легальные игорные заведения и казино. Но уже к концу 20-х годов игры с точки зрения советской идеологии надолго становятся официально признанными формами девиантного поведения населения, социального зла, несовместимого с социалистическим образом жизни. Игроки начинают относиться к той нестабильной прослойке общества, к которой принадлежат так называемые деклассированные элементы: лица, не имеющие постоянного места жительства, злоупотребляющие спиртными напитками и др.

Впоследствии уголовное законодательство не претерпевало каких-либо существенных изменений на протяжении почти трех десятков лет до принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960 года (в дальнейшем – УК 1960 г.). В первоначальной редакции этого кодекса содержались две нормы, об ответственности за организацию и проведение азартных игр, закрепленные в главе десятой «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения». Родовым объектом преступлений, запрещенных статьями данной главы считался общественный порядок, то есть «совокупность общественных отношений, обеспечивающих обстановку общественного спокойствия, соблюдение общественной нравственности, достойное поведение граждан в общественных местах, выполнение обязанности трудиться, бесперебойную работу организаций, физическую и моральную неприкосновенность личности»[8].

Так, статьей 210 УК РСФСР устанавливалась уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних в занятие азартными играми наряду с вовлечением в преступную деятельность, в пьянство, в занятие попрошайничеством и проституцией. Наказанием за данное преступление предусматривалось исключительно в виде лишения свободы сроком до 5 лет. Учитывая особенности психики несовершеннолетних, законодателем было принято существенное решение о криминализации указанных деяний, направленное на защиту нравственности советских подростков. «Вовлечение несовершеннолетних в азартные игры разрушает их положительные интересы, изолируют их от влияния коллектива, способствуют формированию у них антиобщественных взглядов и паразитических потребностей»[9].

Непосредственным объектом данного преступления являлось нормальное развитие и нравственное воспитание несовершеннолетних. Объективная сторона заключалась в вовлечении несовершеннолетнего в занятие азартными играми. Пленумом Верховного суда СССР в Постановлении от 03.12.1976 года № 16 были даны разъяснения, согласно которым под вовлечением в занятие азартными играми следует понимать «умышленное склонение несовершеннолетнего к систематической игре на деньги или иные материальные ценности»[10]. Однако, как недостаток, стоит отметить отсутствие в уголовном законодательстве того времени определения понятия «азартных игр», что стало причиной возникновения у правоприменителей проблем при квалификации подобных деяний.

Относительно момента окончания данного преступления в науке уголовного права отсутствовало единое мнение. Так, Н.П. Грабовская высказала мнение, что преступление является оконченным с момента совершения действий, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в занятие игрой: «для состава не требуется, чтобы несовершеннолетний начал заниматься азартными играми»[11].

С данным положением в своих работах соглашался П.С. Матышевский, указывая, что для признания преступления, предусмотренного ст. 210 УК РСФСР оконченным, достаточно только совершения действий, направленных на приобщение несовершеннолетних к преступной или иной антиобщественной деятельности[12].

Указанную позицию разделял Н.Ф. Саввин, полагавший, что «оконченным преступление считается с момента оказания взрослым воздействия на несовершеннолетнего с целью вовлечения его в преступную деятельность или в совершение иных действий, предусмотренных ст. 210 УК»[13]. Учитывая, что состав рассматриваемого преступления был формальным и для квалификации не требовалось наличия каких-либо последствий следует согласиться с приведенными мнениями ученых.

А.Н. Игнатов придерживался противоположной точки зрения, согласно которой для признания преступления оконченным необходимо наступление общественноопасных последствий. Он указывал: «Общественные отношения, составляющие объект данного преступления, оказываются нарушенными, когда отрицательное воздействие на несовершеннолетнего дало свои плоды, когда наступило его моральное растление»[14].

Субъектом данных преступлений могло быть только вменяемое лицо, достигшее 18-летнего возраста. Субъективная сторона преступления характеризовалась наличием только прямого умысла, поэтому Пленум Верховного Суда СССР разъяснил, что «при рассмотрении дел следует устанавливать, сознавал ли взрослый или допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную деятельность»[15].

Часть 1 статьи 226 УК РСФСР устанавливала уголовную ответственность за содержание игорных притонов, наряду с содержанием притонов разврата и сводничеством с корыстной целью. Объективная сторона преступления выражалась в неоднократном предоставлении лицом помещения другим лицам, для устройства азартных игр в карты, рулетку или другие подобные игры на деньги. Субъектом преступления могло быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее общего возраста уголовной ответственности. Субъективная сторона предполагала наличие прямого умысла. Виновному в содержании игорных притонов могло быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

На основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 августа 1988 года «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РСФСР» в Уголовный кодекс была включена статья 208-1. В ней предусматривалась ответственность за организацию азартных игр (в карты, рулетку, наперсток и др.) на деньги, вещи и иные ценности лицом, к которому в течение года применялись меры административного взыскания за такое же нарушение[16]. Одновременно в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях данным Указом была включена статья 164.1, об ответственности за участие в азартных играх, а так же их организацию[17]. Таким образом, ч. 1 ст. 208-1 УК 1960 г. содержала норму с административной преюдицией.

В качестве основного объекта данного преступления рассматривались общественные отношения «в сфере досуга»[18]. Объективная сторона преступления заключалась в совершении действий, направленных на организацию азартных игр. Такими действиями признавались вовлечение в игру широкого круга лиц, возбуждение различными способами у зрителей желания участвовать в играх, обеспечение участников игральными принадлежностями, создание благоприятных условий для игры, обеспечение личной безопасности игроков и т.п.[19] Преступление считалось оконченным «с момента начала организации азартных игр»[20]. Ответственность за организацию азартных игр наступала для физического вменяемого лица с 16 лет. С субъективной стороны преступление совершалось с прямым умыслом, т.е. лицо должно было осознавать, что оно организует азартные игры. Квалифицированный вид рассматриваемого деяния имел место в случае совершения тех же действий лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 208-1 УК РСФСР.

Таким образом, в постреволюционный период, несмотря на необходимость первоочередного направления всех сил на борьбу с классовым врагом, советская власть постепенно обращала внимание на негативные последствия азартных игр наряду с другими формами антиобщественного поведения, создавала и укрепляла надлежащую нормативную базу. Особое значение придавалось борьбе с вовлечением несовершеннолетних в занятие азартными играми. Впоследствии, учитывая отрицательное влияние азартных игр на советское общество, законодателем был введен запрет и на организацию таких игр.

___________________

[1] Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. Изд-во «Высшая школа». – М.: 1970. С. 119.

[2] Мишунин П.Г. Очерки истории советского уголовного права. – М.: 1954. – С. 136.

[3] См.: Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. URL: http://pravo.levonevsky. org. Дата обращения 29.10.2011 г.

[4] Исаев И.А. История государства и права России: учеб. пособие. – М.: Проспект, 2009. – С. – 204.

[5] История советского уголовного права. Под ред. проф. Герцензона А.А. Юридическое издательство Министерства юстиции СССР. – М.: 1948. – С. 240.

[6] См.: Регулирование коммерческих игр в России. История вопроса. URL: http://www.politekonomika. ru. Дата обращения 02.11.2011 г.

[7] Уголовный кодекс 1926 г. URL: http://www.libussr. ru/doc_ussr/ussr_3132.htm. Дата обращения 03.11.2011 г.

[8]Ткаченко В.И. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения // Советское уголовное право: Особенная часть. Учебник / В.И. Ткаченко: под ред. П.И. Гришаева, Б.В. Здравомыслова. М: «Юридическая литература», 1993. – С. 495.

[9] Курс советского уголовного права в V томах. Т. 5. Под ред. проф. Н.А. Беляева. Изд-во Ленинградского университета, 1981 г. – С. 51.

[10] Постановление пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 16. с изменениями, внесенными постановлениями Пленума ВС СССР от 09.07.1982 г. № 6, 26.04.1984 г. № 7, 01.11.1985 г. № 15, 18.04.1986 г. № 10. URL: http: //www.pravoteka. ru (дата обращения 02.11.2011 г.)

[11] Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. Под ред. М.Д. Шаргородского, Н.А. Беляева. Изд-во Ленинградского университета, 1962 г. – С. 358.

[12] Матышевский П.С. Ответственность за преступления против общественной безопасности и здоровья населения / П.С. Матышевский. – М.: Издательство «Юридическая литература», 1964. – С. 117.

[13] Савин Н.Ф. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения // Уголовное право. Часть Особенная / Н.Ф. Саввин; под ред. М.И. Ковалева, М.А. Ефимова, Е.А. Фролова. М.: Юридическая литература, 1969. – С. 401.

[14] Игнатов А.Н. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения // Курс советского уголовного права в VI томах. Т. 6. Часть Особенная / А.Н. Игнатов; под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхинвадзе. М.: Издательство «Наука», 1971. – С. 365.

[15] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 16. с изменениями, внесенными постановлениями Пленума ВС СССР от 09.07.1982 г. № 6, 26.04.1984 г. № 7, 01.11.1985 г. № 15, 18.04.1986 г. № 10. URL: http: //www.pravoteka. ru (дата обращения 02.11.2011 г.)

[16] Уголовный кодекс РСФСР 1960 года. URL: http://base.consultant.ru. Дата обращения 02.11.2011 г.

[17] Кодекс об административных правонарушениях РСФСР 1984 г. URL: http://base.consultant.ru. Дата обращения 02.11.2011 г.

[18] Ткаченко В.И. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения // Советское уголовное право: Особенная часть. Учебник / В.И. Ткаченко: под ред. П.И. Гришаева, Б.В. Здравомыслова. М.: «Юридическая литература», 1993. – С. 507.

[19] Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. Под ред. В.И. Радченко, М.: Вердикт, 1994 г. – С. 388.

[20] Ткаченко В.И. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения // Советское уголовное право: Особенная часть. Учебник / В.И. Ткаченко: под ред. П.И. Гришаева, Б.В. Здравомыслова. М.: «Юридическая литература», 1993. – С. 507.

К содержанию

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.04.2013)
Просмотров: 1667 | Теги: Азартные игры, ответственность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь