Четверг, 20.02.2020, 04:50
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Образование. Научная деятельность

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XXI ВЕКА

Н. Н. Ярошенко, доктор педагогических наук, профессор

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XXI ВЕКА

В статье на основе ретроспективного историографического анализа исследований социально-культурной деятельности раскрыта её история понимания как целостного процесса, в осмыслении которого необходимо придерживаться общенаучной методологии, основанной на принципах объективности, системности, историзма и т.д. В научной разработке проблем истории социально-культурной деятельности в России автор выделяет три этапа: накопление опыта историко-педагогических исследований внешкольного образования в России (конец XIX века - 1920-е годы); формирование и развитие научных исторических знаний о культурно- просветительной работе (1920-1990-е годы); становление историографии социально-культурной деятельности как самостоятельного направления историко-педагогических исследований (1991 - по настоящее время). На примере наиболее крупных историко-педагогических публикаций выделена специфика исторических исследований каждого из этих этапов, которая определяется преемственным характером крупных процессов, охватывающих весьма продолжительные временные отрезки (внешкольное образование, политико-просветительная работа, культурно- просветительная работа, социально-культурная деятельность).

Ключевые слова: история социально-культурной деятельности, внешкольное образование, политико-просветительная работа, культурно-просветительная работа, социально-культурная деятельность.
 

Изучение истории социально-культурной деятельности - это необходимая предпосылка и условие объективного понимания её природы и своеобразия, а также её современного статуса как социокультурного и педагогического явления. Исторические исследования социально-культурной деятельности являются основой для формирования прогноза дальнейшего развития этого явления в России. Теоретические и исторические исследования в каждый конкретно- исторический период развития общества могут попеременно выступать в роли стимулирующего фактора по отношению друг к другу, что конечном счёте определяет постоянную актуальность историко-культурной рефлексии.

В последние годы заметнее стала тенденция сближения позиций учёных в отношении определения сущностного содержания и ценностного смысла социально- культурной деятельности. Общность позиций находит отражение в достижении определённого консенсуса по следующим моментам:

• большинство исследователей признают сущностное единение социально-культурной деятельности и свободного времени;

• приоритетная цель социально-культурной деятельности осознаётся как создание условий для приобщения людей к ценностям культуры и реализации ими своей творческой активности в области искусства, литературы, науки, спорта, в волонтёрских акциях, организационной деятельности, а также условий для отдыха и «разумных развлечений»;

• специфика этих условий проявляется в формировании педагогически организованной среды, способствующей воспитанию в человеке личностных качеств, отвечающих требованиям принятых в обществе моральных принципов.

Такой подход позволяет избавить понятие «социально-культурная деятельность» от расплывчатости и неопределённости, свойственных ему в период введения его в научный оборот (первая половина 1990-х годов), оградить от смешения с близкими по смыслу, но неравнозначными понятиями, такими как «культурная деятельность», «социальная деятельность», «образовательная деятельность».

Исходным для изучения истории социально-культурной деятельности должно стать положение о том, что становление и
развитие социально-культурной деятельности - это целостный исторический процесс и в его осмыслении необходимо придерживаться методологических принципов объективности, системности, историзма.

В разработке проблем истории социально-культурной деятельности в России достаточно условно выделяются как минимум три этапа:

• накопление опыта историко-педаго- гических исследований внешкольного образования в России (конец XIX века - 1920-е годы);

• формирование и развитие научных исторических знаний о культурно-просветительной работе (1920-1990-е годы);

• становление историографии социально-культурной деятельности как самостоятельного направления историко-педагоги- ческих исследований (1991 год и по настоящее время).

Данные этапы позволяют обнаружить устойчивое понимание исследователями изучаемого явления как достаточно целостного и имеющего огромное значение в контексте социализации личности, а также повышения общего культурного уровня населения страны.

Каждый из этапов характеризуется наличием, с одной стороны, признанных в тот период исследований, монографий и учебных изданий, достаточного числа публикаций в научных журналах и специальных изданиях (сборниках научных статей, трудах научных конференций и т.д.), а с другой - наличием определённого консенсуса исследователей в оценке и интерпретации исторических фактов.

Остановимся на историографическом контексте, в котором происходила разработка истории социально-культурной деятельности в России с конца XIX по начало XXI века.

Первый этап: накопление опыта исто- рико-педагогических исследований внешкольного образования в России (конец XIX века - 1920-е годы). Дореволюционное внешкольное образование - основной источник становления культурно-просветительной, а затем - социально-культурной деятельности. Рассмотрим этап накопления опыта исторических исследований внешкольного образования в России.

Период с конца XIX века по 1920-е годы можно охарактеризовать как этап собирания и накопления исторических знаний о деятельности конкретных внешкольных учреждений, органов местного самоуправления, земств, а также отдельных персон, обеспечивших реализацию принципа частной инициативы. Эти сведения собирались по «горячим следам», касались новейшей для того времени истории и в большинстве случаев не воспринимались современниками как собственно исторические.

Внешкольное образование ведёт своё начало с середины 1850-х годов, когда в обществе была в полной мере осознана необходимость просвещения народа, организации массовых культурно-просветительных мероприятий, различных социально одобряемых форм досуга населения.

История клубной деятельности в России тесно связана с утверждением идеалов просветительства и самодеятельного творчества в рамках дореволюционного внешкольного образования, а затем, в советский период, культурно-просветительной работы.

С середины XIX века на волне подъёма народно-демократического движения в России получило широкое распространение внешкольное образование народа.

Одним из его основных институтов стали народные дома, которые стремились развивать внешкольное образование, бороть
ся с неграмотностью, вести лекционную работу.

Датой основания первого в России народного дома принято считать 1882 год - тогда он был открыт в Томске. В Петербурге такой народный дом был открыт лишь год спустя - в 1883 году.

В конце XIX - начале XX века народные дома создавались повсеместно и как общедоступные культурно-просветительные учреждения, объединявшие все формы образовательной и досуговой деятельности. Инициаторами создания народных домов вначале были частные лица и общественные организации (например, Общества грамотности), а затем - органы местного самоуправления (земства, городские управы т.п.).

Примечательно, что ещё в период Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года были обоснованы важнейшие подходы к организации деятельности клубных учреждений, которые затем были реализованы советской властью.

Так, например, в документе «Тезисы о народных домах, принятые комиссией по внешкольному образованию в 1917 году» [24], были чётко намечены идеи институциональной самостоятельности народных домов и впервые указано на необходимость их государственного финансирования.

Организация работы народного дома - прообраза будущих клубных учреждений - уже в период Февральской революции 1917 года понимается как государственная задача.

После Октябрьской революции 1917 года народные дома были преобразованы в клубные учреждения, и их работа приобрела системный и массовый характер.

Российские историки образования начала XX века практически не оставили фундаментальных работ, в которых с исторической точки зрения осмыслялся бы феномен дореволюционного внешкольного образования.

Опыт исторического исследования этого периода ограничен, пожалуй, работами В. И. Чарнолуского и Е. Н. Медынского, в которых обобщена работа отдельных внешкольных учреждений.

Назовём некоторые работы В. И. Чарнолуского, в которых представлен исторический очерк внешкольного образования. Это прежде всего двухтомное издание «Земство и народное образование: Очерки из прошлого и настоящего земской деятельности в различных отраслях общественного образования. Формы, типы, результаты и очередные задачи земского хозяйства и земских учреждений в этой области» (1910-1911) [27] и «Настольная книга по внешкольному образованию» (1913) [28]. Эти работы, как и другие труды В. И. Чарнолуского, написанные в дореволюционный период, отражают оптимистичное и подвижническое отношение русской интеллигенции к внешкольной работе с населением.

Из дореволюционных работ Е. Н. Медынского выделим его многократно переизданную книгу «Внешкольное образование, его значение, организация и техника» (1913) [16], которая была издана как итог лекционного курса, прочитанного в Педагогической академии в Санкт-Петербурге. В этой книге даётся только общий очерк истории внешкольной работы. «Систематический указатель книг и статей по внешкольному образованию» (1916) [17], подготовленный Е. Н. Медынским, не содержит исторических исследований этого явления - оно было относительно новым и ещё не представлялось современникам как исторически значимое явление.

Достижения первого периода нужно понимать как первично накопленный опыт исторического исследования. Действитель
но, исследователи попросту не успели создать целостную историю дореволюционного внешкольного образования. Эту задачу выполнили историки, стоявшие на принципиально иных теоретико-методологических позициях, основанных на марксистко- ленинском понимании закономерностей истории и её обусловленности задачами классовой борьбы.

В качестве примера приведём достаточно типичную для первых лет советской власти историко-педагогическую оценку внешкольного образования, которая была представлена в «Педагогической энциклопедии» (1929).

Автор статьи о политико-просветительной работе А. Г. Кравченко подчёркивал, что в дореволюционный период работа по внешкольному образованию велась «в незначительных размерах» [11, с. 333], «носила случайный характер» [11, с. 333], более того - отсутствовала системность. Такая тенденциозная оценка подвижнического опыта внешкольного образования сводилась к тому, что это «были распылённые попытки либеральной интеллигенции в условиях царизма провести просветительную работу среди "народа"» [11, с. 333].

Советская педагогическая историография определяла внешкольное образование как промежуточный результат народно-освободительного движения, возникший «на грани перехода от революционной кружковщины к постепенному развёртыванию пропагандистской работы в массах» [4, с. 679]. Данный вывод в полной мере соответствует позиции, характерной для советской школы исторических исследований культурно-просветительной работы.

Традицию такого резко отрицательного отношения к историческому прошлому просветительской работы в дореволюционной России заложил В. А. Зеленко, первый ректор Петроградского института внешкольного образования, созданного в 1918 году в Петрограде. В книге «Практика внешкольного образования в России» (1918) [7] он резко, в крайних пролеткультовских формулировках, «развенчивал» исторический опыт внешкольной работы. «Народный дом разве не является в настоящее время гвоздём культурно-просветительной работы? А он зародился и долгое время разрабатывался в земских кругах: он не окреп так как не было денег, не было связи с населением, работников и подходящих условий, действовали методы работы благотворительной» [7, с. 18-19].

Это лишь один из примеров, подтверждающих общую тенденцию, - главные методы социально-культурной самоорганизации населения, получившие в дореволюционной России название «частная инициатива и благотворительность», в советской педагогической историографии на долгое время получили негативное значение и перестали применяться в теоретических и прикладных исследованиях.

В советской России был востребован богатый опыт дореволюционного внешкольного образования, но потребовалась кардинальная переработка его теоретических оснований. К середине 1920-х годов внешкольное образование было окончательно трансформировано в политико-просветительную работу, а к 1930-м годам понятие «внешкольное образование» практически исчезло из педагогического лексикона. С этого времени его используют только в историко-педагогических исследованиях, посвящённых дореволюционной педагогической деятельности, работе народных университетов и воскресных школ, политическому просвещению, агитации и пропаганде во внешкольной работе.

Второй этап: формирование и развитие научных исторических знаний о культурно-просветительной работе (19201990-е годы). Столь же целостным и наполненным общностью подходов, как и первый этап, является второй этап исторического исследования культурно-просветительной работы как инструмента строительства социализма (1918-1991). Этот этап определяется формированием и развитием научных исторических знаний о дореволюционном внешкольном образовании и советской культурно-просветительной работе, построенных на критическом анализе фактов и источников с позиции партийного, узкоклассового подхода. Общая оценка этого периода не может быть сведена к выделению какого-то общего основания для формирования советской историографии культурно-просветительной деятельности. Однако при этом нельзя не подчеркнуть, что, несмотря на достаточно продолжительный временной отрезок, который охватывает данный период, в нём реально присутствовал консенсус, основанный на преимущественно эволюционном понимании исторического процесса и признании его детерминированности задачами революционно-освободительной борьбы. Несмотря на многообразие направлений и исследовательских методик, в исследованиях истории культурно-просветительной работы, как, впрочем, и во всей советской историографии, укоренилось рассмотрение исторического процесса как «неуклонной единой линии освобождения от всех форм социального гнёта, выделение революционных эпизодов в прошлом, накладывавшее значительные элементы телеологизма - неуклонного поступательного движения общества на пути к коммунистическому идеалу» [2, с. 149]. В советской историографии (в отличие от дореволюционной) наиболее распространённым было обращение к ближайшим событиям, что стало следствием «хронологического сжатия и усечения горизонта отечественной истории, рассматриваемого сквозь призму классовой борьбы и революционного процесса» [2, с. 150].

Историки внешкольного образования и политико-просветительной работы достаточно полно осветили в литературе период 1920-1930-х годов. И это не случайно, ведь именно в это время были заложены основные методологические идеи, предопределившие становление досуговой педагогики, а также основных подходов, обеспечивающих формирование и развитие отраслевой теории.

Отметим, что в этот период исторические исследования внешкольного образования, а затем - политико-просветительной работы продолжили учёные, работавшие в дореволюционной России, - Е. Н. Медынский, В. А. Зеленко и другие, знавшие опыт работы внешкольных учреждений.

Развитие историко-педагогического направления в исследованиях культурно-просветительной работы в СССР было ознаменовано формированием нескольких научных школ, среди которых первенство, по праву, принадлежало Московскому и Харьковскому институтам культуры.

В Москве вдохновителем исторических исследований культурно-просветительной работы была Л. С. Фрид. В 1950-1970-е годы историю культурно-просветительной работы разрабатывали М. С. Андреева, Д. И. Гусев, А. И. Лютер, М. П. Мазурицкий, Т. А. Ремизова, А. М. Савченко и другие преподаватели Московского государственного библиотечного института имени В. М. Молотова.

Любовь Соломоновна Фрид была соратницей Н. К. Крупской и в созданном ею Московском библиотечном институте возгла
вила сначала кафедру педагогики, а затем - впервые созданную кафедру культурно-просветительной работы.

Исторические исследования Л. С. Фрид вела ещё в довоенный период, подготовив и защитив диссертацию о политико-просветительной работе в РСФСР в послеоктябрьский период. Текст данной научной работы был опубликован в 1941 году как отдельная книга под названием «Очерки по истории развития политико-просветительной работы в РСФСР: (1917-1929 гг.)» (Ленинград, 1941) [26]. Уже работая в МГБИ, Л. С. Фрид осуществила грандиозную работу, имевшую большое значение для всей системы культурно-просветительной работы того периода, - она совместно с А. Г. Кравченко подготовила к печати седьмой том собрания сочинений Н. К. Крупской [12], полностью посвящённый политико-просветительной работе.

Типичным для того времени стало историческое исследование Л. С. Фрид культурно-просветительной работы в России до Великой Октябрьской социалистической революции и её роли в формировании революционного мировоззрения трудящихся масс [25].

В этот же период историческую проблематику разрабатывали многие преподаватели МГБИ имени В. М. Молотова. Так, Мария Сергеевна Андреева изучала особенности политико-просветительной работы в начале восстановительного периода (1921-1923 годы) [1].

Анатолий Иванович Лютер разрабатывал историю музыкально-просветительной работы прогрессивных легальных обществ в годы нового революционного подъёма (1910-1914 годы) [14].

Дмитрий Иванович Гусев специально рассмотрел культурно-просветительную работу в период завершения социалистической реконструкции народного хозяйства (1929-1937 годы) [5].

Татьяна Алексеевна Ремизова представила развёрнутый анализ всех направлений культурно-просветительной работы в 1917-1925 годах [18].

Таким образом, к концу 1960-х годов в МГБИ имени В. М. Молотова достаточно успешно выполнялись исследования по истории культурно-просветительной работы. Это стало хорошей основой для дальнейшей разработки проблем истории в работах А. М. Савченко, М. П. Мазурицкого и других московских авторов, представлявших новое поколение исследователей и педагогов. В 1970-е годы Анатолий Михайлович Савченко годы занимает лидирующие позиции среди историков культурно-просветительной работы, опубликовав в это время несколько авторитетных исследований [21; 22]. Михаил Петрович Мазурицкий был сосредоточен на истории культурно-просветительной работы в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 годы) [15], которая стала центральной темой его исследований.

Отмечая заслуги представителей московской школы историков культурно-просветительной работы, следует подчеркнуть, что в этот период достаточно успешно работали учёные Харьковского государственного института культуры - А. П. Виноградов, С. А. Пиналов, Г. И. Чернявский и другие.

В Харькове в 1960-1970-е годы издаются работы по различным вопросам истории культурно-просветительной работы. Так, например, доцент, кандидат исторических наук Георгий Иосифович Чернявский публикует ряд работ по дореволюционному внешкольному образованию [29]; кандидат исторических наук А. П. Виноградов - по политико-просветительной работе в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1945 годы) [3].

При этом, опережая московских коллег, харьковские историки подготовили и опубликовали двухтомник по истории культурно-просветительной работы в СССР. Первый том был посвящён внешкольному образованию в России до Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года [8], а второй том - советскому периоду (19171969 годы) [9]. Отметим также, что московские авторы активно участвовали в этом издании, например, М. А. Андреева была редактором второго тома.

В московском вузе подобный учебник вышел лишь через пять лет, и его авторский коллектив составили кандидаты исторических наук Д. И. Гусев и Т. А. Ремизова, кандидат педагогических наук Л. С. Фрид и другие [13].

Вплоть до 1991 года основные идеи двух учебников по истории культурно-просветительной работы - харьковского и московского - воспроизводились практически во всех изданиях учебников по клубоведению.

Таким образом, выделяя традиции и особенности исторических исследований культурно-просветительной работы на втором этапе, на котором преобладало исследование истории культурно-просветительной работы как инструмента социалистического строительства, мы придерживаемся мнения, что, даже несмотря на их очень сильную детерминированность принципом партийности, они соответствовали основным критериям научности.

Представители Московского библиотечного института имени В. М. Молотова, впоследствии Московского государственного института культуры, а также ленинградские и харьковские авторы в полной мере отразили традиции советской исторической науки в целом:

• при исследовании развития культурно-просветительной работы в СССР все формы и направления рассматривались в логике постоянного роста её социальной и педагогической эффективности. Такая линия движения, которая выстраивалась только как линейная и прогрессивная, соответствовала общей тенденции в развитии партийно-государственной системы. При этом, хотя иногда авторы допускали возможность существования отдельных недостатков, по качественным и количественным показателям каждый этап развития культурно-просветительной работы признавался более высоким, чем предыдущий;

• преобладание принципа партийности в теории и практике культурно-просветительной работы приводило в исторических исследованиях к стремлению авторов досконально фиксировать в своих работах все изменения в партийно-государственной системе страны. Отсюда возникал определённый «перекос» в сторону признания преобладающего значения решений партийных съездов и постановлений для объяснения явлений просвещения и культурного творчества советских граждан;

• в трудах историков культурно-просветительной работы на протяжении всей истории советского государства признавалось научно значимым отражение политических процессов в историко-научной сфере. Исторические исследования практически зеркально отражали все «зигзаги» и события, иногда достаточно противоречивые, формирования партийно-государственной системы в общем процессе развития культурно-просветительной работы. Это иногда приводило к чрезмерному увлечению цитатничеством или схематизмом, что можно обнаружить в исследованиях истории внешкольного образования, политико-просветительной работы и культурно-просветительной деятельности.

Третий этап: становление историографии социально-культурной деятельности как самостоятельного направления исто- рико-педагогических исследований (1991 год - по настоящее время). Новый этап, начавшийся после 1991 года, характеризуется постепенным отказом от интерпретации истории культурно-просветительной деятельности с позиций её партийной обусловленности и обновлением подходов в исто- рико-педагогических исследованиях. Это - новый шаг в развитии отечественной теории социально-культурной деятельности и в преодолении недостатков исторического исследования, характерных для советской историографии.

Начавшаяся в середине 1990-х годов дискуссия об особенностях советской историографии [23] дала толчок к формированию новых традиций в оценке достижений исторической науки, которые позволяли рассматривать её как сложное, многоуровневое явление, на каждом уровне нуждающееся в собственном анализе и переосмыслении.

Любопытно, что этот посыл активно подхватили историки педагогики (М. В. Богуславский, П. В. Горностаев, С. А. Днепров, Б. К. Тебиев и другие) и историки социально-культурной деятельности,которая именно в этот период обрела своё название, пришедшее на смену названию «культурно-просветительная работа».

Речь идёт о работах Е. М. Клюско [10], Г.Я.Никитиной, Ю.А.Стрельцова, В.Е. Трио- дина, В. В. Туева, Н. Н. Ярошенко и других исследователей, а также работах Ю. Д. Красильникова и Т. Г. Киселёвой, сформулировавших современную концепцию социально-культурной деятельности.

Консенсус историков социально-культурной деятельности в этот период определялся признанием необходимости преодоления одностороннего рассмотрения явлений, отказа от целенаправленного преувеличения или преуменьшения их роли в общественно-историческом процессе, устранения в исторических исследованиях догматических установок, препятствующих объективности научного анализа.

В период с 1991 года по настоящее время появилось немало работ по истории социально-культурной деятельности в целом, а также её отдельным периодам. Среди таких исследований выделяются работы монографического уровня, научные статьи и тематические сборники таких статей, учебники и учебные пособия. Анализ этих историко- педагогических исследований заслуживает отдельного внимания и по своему объёму выходит за рамки данной статьи.

Многообразие исследовательских материалов по истории социально-культурной деятельности потребовало разработки современного историографического аппарата. Эту задачу в определённой мере выполняют исследования доктора педагогических наук, профессора В. М. Рябкова. Его работы, опубликованные в советский период, стали практически первыми исследованиями по историографии социально-культурной деятельности [19]. Логичным продолжением разработки данной проблемы стала защита докторской диссертации В. М. Рябкова «Историография педагогической теории социально-культурной деятельности: вторая половина XX - начало XXI в.» (Челябинск, 2009) [20]. По материалам данного исследования В. М. Рябков выпустил несколько монографий, аннотированных хрестоматий и других изданий.

Введение в научный оборот новых архивных источников, забытых и редких публикаций стало важной приметой историографического процесса последнего десятилетия и залогом активизации исследований истории социально-культурной деятельности.

Таким образом, проведённый анализ трёх основных этапов в разработке проблем истории социально-культурной деятельности в России позволяет сделать некоторые обобщающие выводы:

• исторические исследования внешкольного образования (первый этап) могут быть разделены на две группы: в первую необходимо включить работы теоретиков внешкольного образования дореволюционного периода, которые дают положительную оценку этой работы, объективно рассматривают движущие силы и факторы процессов культурного просвещения; вторая группа - работы советских авторов о дореволюционном внешкольном образовании, которые характеризуются негативными оценками и отрицанием базовых принципов частной инициативы, общественной организации и других в культурно-просветительной работе;

• исторические исследования культурно-просветительной работы как инструмента строительства социализма (второй этап) выстраивались в логике подтверждения постоянного, линейного и прогрессивного роста её социальной и педагогической эффективности, а также на основе принципа партийности в теории и практике культурно-просветительной работы. Это приводило к снижению объективности и объяснительного потенциала историко-педагоги- ческих исследований;

• в постсоветский период (третий этап) в исторических исследованиях социально- культурной деятельности, в соответствии с утвердившимися в отечественной историографии подходами, произошли следующие изменения: расширилось фактологическое поле исследований и были фактически «реабилитированы» многие явления и направления в культурной жизни, которые ранее априори не попадали в исследовательское поле историков: культурно-просветительная работа русского зарубежья, конфессиональные аспекты просветительской работы и т.д.; сформировалась дифференцированная оценка событий истории культурно-просветительной работы и началось переосмысление в этом контексте общего хода развития советской истории; большое значение для формирования новых традиций историко-педагогических исследований приобрели факторы внутреннего развития науки: не только педагогики, теории социально-культурной деятельности, но и других гуманитарных наук - философии, социологии, культурологии, искусствознания и т. д.

В целом совокупность изменений в содержательной оценке и интерпретации исторических событий, фактов и явлений социально-культурной деятельности обеспечила формирование в России историографии социально-культурной деятельности как самостоятельного направления современных историко-педагогических исследований.

Анализ показывает, что специфика исторических исследований социально-культурной деятельности определяется преемственным характером крупных процессов, охватывающих весьма продолжительные временные отрезки (внешкольное образование, политико-просветительная работа, культурно-просветительная работа, социально-культурная деятельность), а также единством исследователей в понимании самой этой деятельности как подсистемы культуры, призванной закреплять, накапливать и трансформировать социальный опыт, передаваемый в особых формах самодетерминированной деятельности людей в условиях свободного времени.

Примечания

1. Андреева М. С. Политико-просветительная работа в начале восстановительного периода. (1921-1923 гг.) : лекция для студентов библиотечных институтов по курсу «История культ- просветработы» / Министерство культуры РСФСР. Московский государственный библиотечный институт имени В. М. Молотова. Москва : Госкультпросветиздат, 1955. 28 с.
2. Афанасьев Ю. Н. Феномен советской историографии // Отечественная история. 1996. № 5. С. 146-168.
3. Виноградов А. П. Политико-просветительная работа в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1945 гг.) : лекция по курсу «История культурно-просветительной работы в СССР» / Министерство культуры УССР. Харьковский государственный институт культуры. Харьков : [б. и.], 1968 [вып. дан. 1969]. 30 с.
4. Внешкольное образование // Большая Советская энциклопедия. 1-е издание. Том 11. Москва : Советская энциклопедия, 1930. С. 679.
5. Вопросы теории и истории культурно-просветительной работы : [сборник статей] / редкол.: Беляков С. А. (отв. ред.) и др. Москва : [б. и.], 1977. 239 с.
6. Гусев Д. И. Культурно-просветительная работа в период наступления социализма по всему фронту и завершения социалистической реконструкции народного хозяйства (1929-1937 гг.) : учебное пособие для студентов факультетов культпросветработы институтов культуры по курсу «История культурно-просветительной работы в СССР» / Министерство культуры РСФСР. Московский государственный институт культуры. Москва : [б. и.], 1967. 100 с.
7. Зеленко В. А. Практика внешкольного образования в России. Издание 3-е, дополненное и просмотренное. Москва ; Петроград, 1923. 245 с.
8. История культурно-просветительской работы в СССР : учебное пособие для студентов институтов культуры / Харьковский государственный институт культуры. Харьков : [б. и.], 1969 (обл. 1970). Том 1 : Внешкольное образование в России до Великой Октябрьской социалистической революции / А. П. Виноградов и др. 1969. 246 с.
9. История культурно-просветительской работы в СССР : учебное пособие для студентов институтов культуры / Харьковский государственный институт культуры. Харьков : [б. и.], 1969 (обл. 1970). Часть 2 : Советский период (1917-1969 гг.) / М. С. Андреева. 1970. 298 с.
10. Клюско Е. М. Культурно-досуговая деятельность населения России (май 1945-1985 гг.) : Теоретико-методологические и исторические аспекты : учебное пособие для студентов вузов культуры / Министерство культуры РФ. Московский государственный университет культуры. Москва : МГУКИ, 1997. 130 с.
11. Кравченко А. Г. Политико-просветительная работа в РСФСР // Педагогическая энциклопедия : в 3 томах / под ред. А. Г. Калашникова, при участии М. С. Эпштейна. Москва : Работник просвещения, 1927-1929. Том 3. 1929.
12. Крупская Н. К. Педагогические сочинения : в 10 томах / под ред. Н. К. Гончарова [и др.] ; Академия педагогических наук РСФСР. Институт теории и истории педагогов. Москва : Изд-во Академии педагогических наук, 1957-1963. Том 7 : Основы политико-просветительной работы / подготовка текста и примечания А. Г. Кравченко и Л. С. Фрид. 1959. 751 с.
13. Культурно-просветительная работа в СССР : [учебное пособие для культурно-просветительных факультетов институтов культуры] / под ред. Т. А. Ремизовой. Москва : Просвещение, 1974. 272 с.
14. Лютер А. И. Из истории музыкально-просветительной работы прогрессивных легальных обществ в годы нового революционного подъёма (1910-1914) : материал по курсу «Культурно- просветительная работа» / Министерство культуры РСФСР. Московский государственный институт культуры. Москва : [б. и.], 1960. 30 с.
15. Мазурицкий М. П. Культурно-просветительная работа в советском тылу в годы Великой Отечественной войны. (1941-1945 гг.) : лекция для студентов-заочников по курсу «История культурно-просветительной работы» / Московский государственный институт культуры. Москва : [б. и.], 1971. 76 с.
16. Медынский Е. Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника: Курсы, читанные в Педагогической академии. Санкт-Петербург, 1913. 249 с.
17. Медынский Е., Лапшов И. Систематический указатель книг и статей по внешкольному образованию. Москва : Наука, 1916. VIII, 229 с.; 2-е изд. Москва : Наука, 1917. 230 с.
18. Ремизова Т. А. Культурно-просветительская работа в 1917-1925 гг. : учебное пособие по курсу «История культурно-просветительной работы» / Министерство культуры РСФСР. Московский государственный институт культуры. Москва : [б. и.], 1968. 102 с.
19. Рябков В. М. Историография культурно-просветительной работы в СССР в период совершенствования социализма 1961-1985 гг. : учебное пособие. Челябинск : ЧГПИ, 1987. 76 с.
20. Рябков В. М. Историография педагогической теории социально-культурной деятельности : вторая половина XX - начало XXI в. : автореферат диссертации на соиск. учён. степ. доктора педагогических наук : 13.00.05 / Рябков Владимир Михайлович ; [Место защиты : Челябинская государственная академия культуры и искусства]. Челябинск, 2009. 40 с.
21. Савченко А. М. История культурно-просветительной работы в СССР : курс лекций для студентов-заочников / Министерство культуры РСФСР. Московский государственный институт культуры. Москва : [б. и.], 1970. 168 с.
22. Савченко А. М. Введение в историю культурно-просветительной работы в СССР : Актуальные вопросы истории культпросветработы в условиях перестройки : лекция по курсу «История культурно-просветительной работы в СССР» / Московский государственный институт культуры. Москва : МГИК, 1988 (1989). 47 с.
23. Советская историография : [сборник статей] / [под общ. ред. Ю. Н. Афанасьева]. Москва : РГГУ, 1996. 589 с.
24. Тезисы о народных домах, принятые комиссией по внешкольному образованию 1917 г. // Законо
проекты и постановления Государственного комитета по народному образованию при министерстве народного просвещения Временного правительства. Российский Архив Образования, Ф. 19, (Архив профессора Чарнолуского), оп. 1, д. 5, С. 334-335.
25. Фрид Л. С. Культурно-просветительная работа в России до Великой Октябрьской социалистической революции и её роль в формировании революционного мировоззрения трудящихся масс : [лекция по курсу «История культурно-просветительной работы»] / Министерство культуры РСФСР. Московский государственный институт культуры. Москва : [б. и.], 1967. 62 с.
26. Фрид Л. С. Очерки по истории развития политико-просветительной работы в РСФСР : (1917 - 1929 гг.) / Коммунистический политико-просветительский институт имени Н. К. Крупской, Кафедра политико-просветительской работы. Ленинград : [б. и.], 1941. 184 с.
27. Чарнолуский В. И. Земство и народное образование: Очерки из прошлого и настоящего земской деятельности в различных отраслях общественного образования. Формы, типы, результаты и очередные задачи земского хозяйства и земских учреждений в этой области. Части 1-2. Санкт- Петербург : Знание, 1910-1911.
28. Чарнолуский В. И. Настольная книга по внешкольному образованию. Том 1. Санкт-Петербург : Знание,1913. 501 с.
29. Чернявский Г. И., Пиналов С. А. Культурно-просветительная работа в период первой русской революции. (1905-1907 гг.) : лекция для студентов по курсу «История культурно-просветительной работы в СССР» / Министерство культуры УССР. Харьковский государственный институт культуры. Харьков : [б. и.], 1968. 31 с.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2019. № 2 (88)


Категория: Образование. Научная деятельность | Добавил: x5443 (20.12.2019)
Просмотров: 48 | Теги: Социально-культурная | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь