Понедельник, 06.04.2020, 12:36
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКИХ ПРАВИТЕЛЬСТВ ПРИМОРЬЯ 1920-1922 гг.

А.Ю.Климов, доктор исторических наук
В.О.Климова

ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКИХ ПРАВИТЕЛЬСТВ ПРИМОРЬЯ 1920-1922 гг.

В истории формирования органов внутренних дел антибольшевистских правительств периода Гражданской войны в России еще существуют белые пятна. В статье на основе исследования архивных документов показана деятельность государственных образований на Дальнем Востоке по созданию, становлению, развитию, реформированию и функционированию органов внутренних дел в самом конце Гражданской войны. Делается вывод о том, что опыт функционирования таких органов, полученный в ходе Гражданской войны, может быть достаточно эффективно использован для поддержания государственного и общественного порядка в зонах современных конфликтов и повышенной социальной напряженности.

Ключевые слова: Приморская областная земская управа, Временное Приамурское правительство, правитель Земского Приамурского края, антибольшевистское правительство, органы внутренних дел.

 

Современный интерес к событиям времен Гражданской войны в России не ослабевает. База исторических источников для исследования деятельности антибольшевистских правительств далеко не вся изучена. Постоянно вводятся в научный оборот все новые и новые сведения, полученные из документов 100-летней давности. Это ведет к получению новых знаний, которые уточняют и дополняют существующие, а иногда преобразовывают их, представляя собой более высокий уровень новизны исторических исследований. При подготовке данной статьи мы старались опираться в основном только на первоисточники, а именно архивные документы, чтобы уйти от политизированных оценок деятельности антибольшевистских правительств Приморья в области создания, становления, развития, реформирования и функционирования органов внутренних дел. Но как оказалось, практически невозможно разделить политические и военные аспекты обстановки того времени в регионе, оценивая их влияние на формирование правоохранительных органов. Антибольшевистские правительства, стараясь приспособиться к постоянно изменяющейся политической ситуации, часто меняли формы и методы руководства. Как правило, при организации деятельности органов внутренних дел они использовали нормативно-правовую базу царской России или Временного правительства.

После разгрома Красной Армией войск А.В. Колчака военно-политическая обстановка в Дальневосточном регионе оставалась сложной, Гражданская война не была закончена. В ряде районов Дальнего Востока дислоцировались воинские формирования разных государств, в наибольшем количестве присутствовали войска Японии. Советское правительство с целью избежать военного столкновения с японскими интервентами приняло предложение Политцентра о создании в Восточной Сибири временного буферного государства. В 1920 г. было сформировано два буферных государственных образования: в январе 1920 г. в Приморье была создана Приморская областная земская управа с центром во Владивостоке, 6 апреля того же года в Прибайкалье провозглашена Дальневосточная республика (ДВР) со столицей в Верхнеудинске (ныне Улан-Уде). Данные государственные образования имели коалиционные правительства, однако ключевые посты занимали большевики.

Председателем Приморской областной земской управы стал А.С. Медведев. Руководство Управлением внутренних дел было поручено члену управы П.П. Попову. Вооруженные силы Приморской областной земской управы не смогли противостоять японской интервенции, и в результате вооруженного конфликта 6 апреля 1920 г. японские войска заняли ключевые позиции на территории, подконтрольной приморскому правительству. В ходе состоявшихся после этого переговоров была создана русско- японская согласительная комиссия. Председателем русской делегации в этой комиссии стал генерал-лейтенант В.Г. Болдырев, который в свое время баллотировался на должность Верховного правителя России вместе с А.В. Колчаком. Деятельность данной комиссии была сосредоточена на трех главных категориях: «1) Материальная: казармы, склады, мастерские, военные грузы, военное имущество всякого рода и пр., 2) Милицейская - определение состава и вооружения городской, областной и железнодорожной милиции и вообще всех вопросов, касающихся организации милиции и ее резерва, 3) Связи - железнодорожные вопросы, телеграф и радио-телеграф» [1].

На заседании русско-японской согласительной комиссии 29 апреля 1920 г. было принято соглашение, которое подписали с японской стороны начальник штаба 14 дивизии полковник Ойнума, а с российской - уполномоченный Временного правительства Приморской земской управы Петр Васильевич Уткин [2]. В соглашении указывалось: «Русские вооруженные силы, к каким бы то ни было политическим партиям и группам ни принадлежали, не должны находиться одновременно с японскими войсками в пределах нижеуказанных районов» [2]. Эти районы были ограничены на север 30-тикилометровой зоной по обе стороны Уссурийской железной дороги от Хабаровска до Владивостока, на юг - от Владивостока до русско-китайско-корейской границы, на восток - от Владивостока до г. Сучан (ныне Партизанск), а также 30-тикилометровой зоной по обе стороны от Сучанской узкоколейки. Фактически японцами контролировалась самая густонаселенная территория Приморской области. На ней Временному правительству запрещалось иметь регулярную армию, но разрешалось для охраны общественного порядка и борьбы с преступностью иметь вооруженную милицию. По соглашению были предусмотрены четыре вида милиции: административная (уездная и городская) с численностью 2300 чел., железнодорожная - 300 чел., особый резерв милиции - 1350 чел., Владивостокская крепостная милиция - 300 человек.

Соглашение устанавливало, что «для поддержания общего порядка и исполнения милицейских обязанностей в районах, указанных в п. 2 (соглашения) и по линиям железных дорог, допускается нахождение русских милицейских частей, состав, вооружение и численность которых определяется в каждом отдельном районе русской властью, с ведома японского командования и лишь в мере действительной потребности» [3]. Оружие, боеприпасы, снаряжение, необходимые для милицейской службы, были выданы из имущества, до этого задержанного японским командованием. Проведение арестов, обысков и других оперативных мероприятий происходило только под контролем японских представителей. То есть де-факто приморская милиция подчинялась японскому командованию и лишь номинально - своему правительству. При формировании милицейского аппарата использовалось Временное положение о милиции от 17 апреля 1917 г. с некоторыми изменениями, но без отмены двойного подчинения.

Правительством Приморской областной земской управы в ходе его деятельности и были до- стигауты некоторые успехи в объединении русского Дальнего Востока. Тем не менее большевики не могли допустить существования в Приморье прояпонского буферного государственного образования. Поэтому ими были приняты все меры, чтобы 11 декабря 1920 г. Народное собрание Приморья приняло решение о вхождении Приморской области в состав ДВР. В итоге 19 декабря 1920 г. государственная власть в Приморье была передана Приморскому областному управлению Дальневосточной республики, которое возглавил большевик В.Г. Антонов. После этого милиция Приморья развивалась в рамках единой системы органов внутренних дел ДВР, но это продолжалось не долго.

26 мая 1921 г. в результате «правого» переворота во Владивостоке власть Дальневосточной республики оказалась свергнутой, и в Южном Приморье было создано антибольшевистское Временное Приамурское правительство. Его избрали 26 мая 1921 г. на съезде представителей несоциалистических организаций Дальнего Востока и Дальневосточной армии. Оно было определено как орган власти верховного управления. Законодательным органом государственной власти стало Приамурское народное собрание. Положение о Приамурском народном собрании было утверждено постановлением правительства 8 июля 1921 г. [4]. В Положении указывалось: «Народное собрание осуществляет законодательную власть совместно с Временным Приамурским правительством. Ни один закон не может восприять силы без принятия его в народном собрании и без одобрения его Временным Приамурским правительством» [5].

Вместе с тем во время перерыва сессий, а также при наличии чрезвычайных обстоятельств Временное Приамурское правительство имело право издавать указы и постановления, имеющие силу закона, с последующим одобрением их народным собранием. Однако это требование правительством не всегда выполнялось, а если и выполнялось, то чисто формально. Можно сказать, что правительство узурпировало власть, непосредственно руководило всем государственным аппаратом, не несло ответственности перед парламентом и могло, пользуясь чрезвычайными полномочиями, отменять действующие законы, что впоследствии привело к политическому кризису.

Временное Приамурское правительство в статусе его председателя возглавил Спиридон Дионисьевич Меркулов. Правительство проводило явную антибольшевистскую политику. Это отчетливо зафиксировано в протоколе № 44 заседания Временного Приамурского правительства от 21 октября 1921 г. На заседании обсуждался доклад председателя правительства о суммах в иностранной валюте, принадлежавших правительству А.В. Колчака и хранившихся в банках Японии. В резолютивной части протокола отмечено: «Принимая во внимание, что деньги были внесены в банки русской национальной антикоммунистической властью, возрождением коей является Временное Приамурское правительство, просим названные банки передать суммы в распоряжение Временного Приамурского правительства» [6].

Высшей исполнительной властью был наделен Совет управляющих ведомствами, сформированный правительством 16 июня 1921 г. под председательством горного инженера Степана Ильича Ефремова [7]. Позднее - 8 июля 1921 г. - приказом правительства № 118 на эту должность был назначен В.Ф. Иванов [8]. Правом законодательной инициативы обладали все три органа государственной власти.

Указом Временного Приамурского правительства были учреждены четыре ведомства: ведомство внутренних дел (под руководством временно исполняющего обязанности управляющего Ивана Ивановича Соболева [9]), ведомство юстиции (под руководством В.П. Разумова), ведомство иностранных дел (его возглавил В.С. Колесников), а также управление финансово-экономической частью (во главе с Н.Н. Витковским).

Следует отметить, что основной для И.И. Соболева была должность управляющего Приморской областью, которую он сохранил и в правительстве генерала М.К. Детерихса. С июля по декабрь 1921 г. пост управляющего ведомством внутренних дел занимал В.Ф. Иванов, совмещая его с должностью председателя Совета управляющих ведомствами [10]. Де-факто весь этот период ведомством руководил И.И. Соболев. 23 декабря приказом Временного Приамурского правительства № 240 на должность управляющего ведомством внутренних дел был назначен В.П. Разумов [11]. Он занимал ее до 3 марта 1922г. После увольнения В.П. Разумова правительство вновь возлагает исполнение обязанностей управляющего ведомством внутренних дел на И.И. Соболева, не освобождая его при этом от работы по основной должности [12]. С апреля по июнь 1922 г. ведомством внутренних дел руководил И.Х. Вершинин. 10 июня 1922 г. он и управляющий ведомством юстиции И.М. Стар- ковским приказом правительства № 324 были уволены с должностей и преданы суду за государственную измену [13]. С 1 по 10 июня И.Х. Вершинин и И.М. Старковский принимали участие в попытке отстранения С.Д. Меркулова от власти. С 10 июня 1922 г. временное исполнение обязанностей управляющего ведомством внутренних дел и ведомством юстиции возложено на В.П. Разумова [14].

Такая кадровая чехарда с руководством ведомства внутренних дел не позволила правительству сразу создать собственную систему органов внутренних дел. В некоторых документах ведомство внутренних дел называлось министерством, в некоторых - управлением. В основу деятельности ведомства был положен весь комплекс полномочий и обязанностей, существовавший ранее в МВД Российской империи. Ведомство состояло из отделов: «общераспорядительного, административно-милицейского, местного хозяйства, городского и земского самоуправления и сельского управления, народного просвещения, почтово-телеграфного, врачебного, ветеринарного, общественного призрения, техническо-строительного и мест заключения» [15].

Административно-милицейский отдел занимался организацией охраны общественного порядка и руководил милицией. Постановлением Временного Приамурского правительства № 72 от 20 июля 1921 г. «По министерству внутренних дел (по управлению милицией)» [16], которое вводилось в действие задним числом с 26 мая 1921 г., существовавшие до этой даты отдел милиции бывшего приморского областного управления правительства ДВР и штаты начальника областной милиции были упразднены. А для «заведования милициями, находящимися на территории Приамурского правительства, как то: городских, железнодорожных, портовых, речных и уездных в отношении инструктирования подбора, определения и увольнения классных чинов милиции и надзора за ее деятельностью сказанных милиций вообще и чинов ее в частности - учреждается в составе министерства внутренних дел административно-милицейский отдел по особо разработанным штатам» [17]. Этим же постановлением крепостная милиция на Русском острове и на материке передавалась военным ведомством с 1 июля в гражданское управление и подчинялась ведению Министерства внутренних дел на общих основаниях. Во Владивостокской городской милиции за счет штатов крепостной милиции были созданы дополнительные участки, в том числе и на Русском острове.

Приказом Временного Приамурского правительства от 26 мая 1921 г. № 3 заведующим административно-милицейским отделом управления внутренних дел был назначен полковник Виктор Николаевич Руссиянов [18]. Однако он находился в этой должности всего две недели. 10 июня 1921 г. от должности его отстранили, а на его место приказом правительства от 13 июня 1921 г. № 85 назначили Василия Акимовича Богословского [19].

Уездная милиция имела особые порядок подчиненности и структуру. Милицией в уезде руководил председатель съезда волостных старшин через начальника уездной милиции, который одновременно занимал должность «товарища председателя съезда волостных старшин». Начальнику милиции подчинялась вся милиция уезда. Он обязан был не менее одного раза в месяц объезжать все милицейские участки уезда, производить смотры чинам милиции, проверять и направлять деятельность милиции. Начальник уездной милиции также заведовал хозяйственной частью, организовывал выдачу обмундирования, денежного содержания и продовольствия.

Уезд делился на милицейские районы, в каждом из которых назначался начальник милиции района. В милицейский район территориально могли входить несколько волостей. В каждом волостном совете были чины милиции, следящие за волостью и подчиняющиеся начальнику милиции района. При квартире начальника милиции района находился резерв милиции, все остальные милиционеры, относящиеся к милиции района, распределялись по волостным советам. При этом находящиеся при волостном совете чины милиции имели двойное подчинение. Во-первых, они замыкались на начальника милиции района, во-вторых, в рамках своих служебных обязанностей по охране благочиния, порядка и спокойствия в пределах волости подчинялись всем законным распоряжениям волостного старшины как председателя волостного совета и оказывали в надлежащих случаях содействие сельскому старосте. Данная схема деятельности уездной милиции была закреплена Постановлением Временного Приамурского правительства № 36 от 24 июня 1921 г. [20].

В тех волостях, где еще не состоялось избрание волостных старшин (к таковым относились районы прифронтовой полосы), действовал институт уполномоченных Временного Приамурского правительства. Они отвечали за охрану государственного порядка в данных районах и в своей деятельности руководствовались Положением об уездных комиссарах, утвержденным постановлением Временного правительства 6 октября 1917 г., временными правилами Временного Приамурского правительства о сельском самоуправлении и Положением о районных уполномоченных Временного Приамурского правительства, в котором в частности отмечалось: «Уполномоченные, каждый в пределах определенной его ведению прифронтовой полосы, являясь представителем Временного Приамурского правительства и блюстителями исполнения законов и распоряжений правительства, находятся в непосредственном подчинении управляющему ведомством внутренних дел, распоряжениями и указаниями коего и руководствуются в своей деятельности» [21].

Реорганизация милиции на территории Временного Приамурского правительства была закончена 20 июля 1921 г. На основании постановления правительства № 78 от 20 июня 1921 г. [22] в соответствии с соглашением управления внутренних дел и командования войсками был установлен общий штат милиции в количестве 5140 единиц. Комплектование штата проходило в основном за счет армейских чинов. Причем чины милиции от надзирателей и ниже приравнивались к воинским чинам дальневосточной армии. Эти преобразования системы органов внутренних дел вообще и милиции в частности можно считать последними, произошедшими в тот период на территории Приморья.

К середине 1922 г. противоречия, имевшиеся между Народным собранием Приморья и правительством С.Д. Меркулова, достигли своего пика. Народное собрание было категорично в своих притязаниях на верховенство власти. Разразившийся в Приморье в июне 1922 г. политический кризис получил название «нарсобовского недоворота». Депутаты народного собрания, принадлежащие к различным фракциям, проявили незаурядное единение в требованиях к правительству по вопросу о его полной подконтрольности парламенту. Однако заручиться доверием гражданского общества не смогла ни та, ни другая сторона. Граждане оказались равнодушными к происходившим политическим событиям.

Тем не менее обострившийся кризис власти все-таки привел к упразднению правительства С.Д. Меркулова. Попытка государственного переворота в начале июня 1922 г. привела к созданию параллельного состава Временного Приамурского правительства, во главе которого организаторы переворота хотели поставить генерал-лейтенанта М.К. Дитерихса. Но тот предложил созвать Приамурский Земский собор и сохранил полномочия правительства С.Д. Меркулова. Проведенный во Владивостоке 6 августа 1922 г. Земский собор принял решение передать власть генерал-лейтенанту Михаилу Константиновичу Дитерихсу. С 8 августа 1922 г. он стал правителем Приамурского Земского края.

В Указе № 2 от 9 августа 1922 г. правитель отметил: «Для упрочения основания предстоящей мне работы по освобождению Родины от большевистской власти - учреждаю коллегиальный Приморский Поместный Совет в составе 4-х моих помощников по местному управлению Приамурским краем. Председательство в нем возлагаю на Василия Александровича Бабушкина, коему вместе с сим вступить во временное управление ведомством внутренних дел» [23].

Кроме В. А. Бабушкина в Совет вошли Владивостокский городской голова, председатель областной Земской управы и атаман Уссурийского казачьего войска. Совету было предложено разработать Положение по управлению краем, в котором рекомендовалось «влить возможно полные функции ведомства внутренних дел в органы местного самоуправления» [23], но при этом делался акцент на исключение из работы органов внутренних дел деятельности какого- либо политического характера.

В короткий период деятельности правителя Приамурского Земского края реформирование системы органов внутренних дел было незначительным: проведена небольшая реорганизация управления уездной милицией, что можно считать конечным преобразованием в этой сфере. В таком виде органы внутренних дел последнего антибольшевистского правительства функционировали до ноября 1922 г. 25 октября 1922 г. народно-революционная армия Дальневосточной республики заняла Владивосток, и Приамурский Земский край прекратил свое существование как самостоятельное государственное образование. По инициативе большевиков Народное собрание ДВР 14 ноября 1922 г. приняло решение о ликвидации буферной республики, и 15 ноября 1922 г. на основании Постановления ВЦИК вся территория Дальнего Востока вошла в состав РСФСР как Дальневосточная область.

Тяжелая обстановка Гражданской войны сильно снижала эффективность деятельности подразделений милиции антибольшевистских государственных образований в борьбе с преступностью. Слабые материальное снабжение и кадровое обеспечение не позволяли милиции справиться с ростом преступности. Тем не менее достаточно эффективной мерой для поддержания государственного и общественного порядка в зонах современных конфликтов и повышенной социальной напряженности может стать опыт органов внутренних дел антибольшевистских правительств, полученный в ходе Гражданской войны.

Библиографический список:

1. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р3722. Оп. 1. Д. 2. Л. 1об.
2. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р3722. Оп. 1. Д. 2. Л. 4.
3. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р3722. Оп. 1. Д. 2. Л. 4об.
4. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 1. Л. 149.
5. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 19. Л. 10.
6. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 1. Л. 55.
7. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 19. Л. 20.
8. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 16. Л. 107.
9. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 16. Л. 226.
10. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 17а. Л. 127.
11. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 17а. Л. 126.
12. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 17а. Л. 95.
13. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 17а. Л. 45.
14. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 17а. Л. 48.
15. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 19. Л. 15.
16. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р944. Оп. 1. Д. 55. Л. 8.
17. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р944. Оп. 1. Д. 55. Л. 9.
18. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 16. Л. 277.
19. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 16. Л. 148.
20. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р944. Оп. 1. Д. 55. Л. 5.
21. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 1. Л. 8.
22. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р944. Оп. 1. Д. 55. Л. 10.
23. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р936. Оп. 1. Д. 49. Л. 118об.

Источник: Научно-теоретический журнал "Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России". № 3 (57) 2019.


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (29.01.2020)
Просмотров: 51 | Теги: Органы внутренних дел | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь