Четверг, 08.12.2016, 03:10
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Определяющие ценностные ориентиры в жизни и творчестве Г.Р. Державина

Г.А.Прокопович*

 

Определяющие ценностные ориентиры в жизни и творчестве Г.Р. Державина

 

Понятие справедливости существует с сотворения мира. Изменяясь в жизни светской, оно, тем не менее, осталось неизменным в жизни духовной. Рассматривая древневосточные правовые кодификации, мы неоднократно сталкиваемся с декларациями, провозглашающими начала «справедливости», «правды», «нравственности» и т.д. Возникает воззрение, что законодательство покоится на собственных основах, на правилах «справедливости», «нравственности», «правды» или религии, что его источником является свободная воля законодателя. А когда к тому же появится наука права, когда юристы, сравнивая между собой различные кодексы или системы права, обнаружат общее между ними, представление о праве, содержание которого дано в нём самом, о некоем естественном праве, данном самой природой, о некоей вневременной справедливости получит теоретическое обоснование.

Между тем, и Законник Хаммурапи, и Законы Ману считали рабство справедливым. Точно так же феодальное право будет исходить из справедливости крепостничества. А когда французская буржуазная революция отвергнет рабство и крепостничество, основной аргумент будет тот же – справедливость.

В современном международном и российском праве ссылка на «справедливость» повсеместна. Это, например, Международные пакты «О гражданских и политических правах» и «Об экономических, социальных и культурных правах», это приказы министерств, определения и постановления Конституционного Суда РФ, определения и решения Верховного Суда РФ и т.д.

Что же включает в себя понятие «справедливость» в современном российском праве? Для ответа на этот вопрос обратимся к исследованиям указанного понятия в общечеловеческом и духовном смысле.

Человеческая справедливость заключается в том, что, когда нам нужно, к примеру, с кем-нибудь поделиться, мы одну половину (в лучшем случае) даём ему, а другую оставляем себе. Человеческая справедливость предназначена не для людей духовных.

А что же такое справедливость духовная? Это когда мы делаем то, что доставляет покой нашим ближним. «Если духовный человек возлагает надежду на человеческую справедливость, то он глуп, потому что в сравнении со справедливостью Божественной человеческая равна нулю. Но даже и человек мирской, добившись чего-то в этой жизни, применяя человеческую справедливость, не будет иметь подлинной радости и душевного покоя»[1].

Пример приведём вечный, т.е. Ветхозаветный.

Когда пастухи Лота и Авраама стали ссориться из-за пастбищ, Авраам пошёл к Лоту и сказал: «Негоже нам ссориться из-за пастбищ, ведь мы родственники. Какая сторона тебе больше по сердцу? Хочешь пойти направо или налево?». Лот хоть и отчасти, но поступил из человеческих побуждений, он выбрал Содом и Гоморру, потому что там были зелёные луга, хорошие пастбища для скота[2]. Что в дальнейшем произошло с Лотом и его женой – общеизвестно. А Авраам, движимый Божественной справедливостью, желая доставить радость Лоту, сам испытал радость от того, что Лот поселился в лучшем месте.

При этом следует отметить, что мирская логика «имею право» неприменима к жизни духовной. Ведь чем больше в человеке духовного, тем меньше у него прав. А потому совершенен лишь тот человек, который считает себя всем обязанным, не примешивает к своим действиям своего «я» и собственную выгоду. В этом случае его благословляет Бог.

Безусловно, жить по мирской логике проще, но чтобы пережить сверхъестественное, надо жить сверх естества. Давая нам возможность претерпеть несправедливость, Христос готовит нам жизнь вечную. А пример – жизнь Г.Р. Державина.

Гавриил Романович родился в год явления на небе большой кометы (1743 г.) с хвостом о шести лучах. В народе о ней шли зловещие слухи, ждали великих бедствий. Когда младенцу на неё указали, он вымолвил первое своё слово: «Бог!». Под знаком этого слова и прошла вся его жизнь.

Державин боролся во имя закона и закон почти всегда был за него, хотя не было ему опоры ни в обществе, ни в самом правительстве. Законы писались усиленно, но как-то само собой подразумевалось, что исполняться они должны лишь до известной степени и по мере надобности (преимущественно дворянской). Не отрицалось, что законы гораздо лучше исполнять, нежели не исполнять. Но одному лишь Г.Р. Державину их неисполнение казалось чем-то чудовищным. Нарушение закона никто прямо не поощрял, но и карать их у власти охоты не было. Г.Р. Державин этого не хотел взять в толк. Кидаясь на борьбу с нарушителями закона, он всякий раз был уверен, что Бог делает его неуязвимым. Эта вера и оставалась главным двигателем его поступков. И тогда, когда он был Олонецким губернатором, и когда возглавлял Тамбовскую губернию.

В тяжёлые минуты затравленный губернатор был готов опустить руки, но говорил: «Иногда не безнужно иметь и врагов, чтобы лучше не сбиваться с пути законов». И стоял на своём:

Меня ж ничто вредить не может:

                                             Я злобу твёрдостью сотру;

   Моих врагов червь кости сгложет,

                                             А я пиит – и не умру.

Екатерину сменил Павел, но и тут Г.Р. Державин остался верен себе. Получив предложение стать правителем Верховного Совета, он говорит: «Рад служить со всею ревностию, ежели его величеству угодно будет любить правду, как любил её Пётр Великий».

Радости Г.Р. Державина не было предела: «Стать правителем Верховного Совета! Как генерал-прокурор над сенаторами! Да и должности такой до сих пор ещё не было – я первый её займу! Вот когда признана моя добродетель! Вот когда заскрежещет порок в лице врагов моих!».

Но, к сожалению, справедливость не свершилась и Г.Р. Державин был определён лишь в правители канцелярии Совета: разница превеликая, а для сенатора, каковым был Г.Р. Державин, и унижение.

Но Гавриил Романович опять себя успокаивает:

Что есть для нас другой мир, краше,

                                           Есть вечных радостей чертог?

                                           Бессмертие – стихия наша,

                                           Покой и верх желаний – Бог!

Новый император России – Александр – начал своё царствование резкой сменой лиц и порядков. В установление нового порядка входило и создание министерств. И здесь Г.Р. Державин преуспел в составлении проекта, получившего имя державинских кортесов. В основе проекта лежали два стремления, отчасти друг другу противоречащие: охранить полноту царской власти и ослабить власть царём назначаемых министров. По сути, вся полнота законодательной власти сохранялась за государем, а вся исполнительная власть передавалась Сенату, чем осуществлялся «гармонический состав в управлении Империи». На деле всё гармонизирующее начало было заключено в усмотрении монарха, который являлся центром всех властей и арбитром во всех разногласиях, как внутри Сената, так и между Сенатом и министрами.

Государь проектом остался доволен и Г.Р. Державин ожидает благоволения. Но вместо этого Александр поручает ему ревизовать действия калужского губернатора Лопухина: одних уголовных дел за ним тотчас набралось целых тридцать четыре, а шалостей больше ста. Но у Лопухина были сильные покровители и ревизия обернулась великими неприятностями для самого Г.Р. Державина и испортила ему много крови.

В конце концов Г.Р. Державин восторжествовал, т.к. после долгих обсуждений и споров Александр подписал, наконец, указ о правах и обязанностях Сената и манифест об учреждении министерств. 8 сентября 1802 г. Г.Р. Державину было предложено занять пост министра юстиции и генерал-прокурора.

Ровно через тринадцать месяцев Александр просит Г.Р. Державина «очистить пост министра юстиции» с ужасающе несправедливой формулировкой: «Ты очень ревностно служишь». И никаких обвинений!

Гавриил Романович говорит лишь на это: «Все мы – только переменные тени, что появляются и исчезают на полотне, по воле чудотворного, непостижимого мага:

Велит – я возвышаюсь,

   Речёт – я понижаюсь…»

Литературный критик Юлий Исаевич Айхенвальд (1872-1928) в статье к столетию смерти Г.Р. Державина пишет: «Россия с благодарностью вспоминает его не за то, что он делал, а за то, что он говорил … и в столетний день его смерти хочется отдать поклон его литературной жизни и тому, что осталось от неё живого»[3].

Сам же Г.Р. Державин считал иначе. Однажды, в задумчивости, на обороте полученного письма, начертал он себе эпитафию:

Здесь лежит Державин,

       который поддерживал правосудие;

          но, подавленный неправдою,

                                                      пал, защищая законы.

В заключении хотелось бы сказать, что Бог было первое слово, произнесённое Г.Р. Державиным в младенчестве – ещё без мысли, без разумения. О Боге была его последняя мысль:

Не умел я притворяться,

                                                    На святого походить,

     Важным саном надуваться,

                                                     И философа брать вид;

Я любил чистосердечье,

    Думал нравиться лишь им;

                                                    Ум и сердце человечье

                                                    Были гением моим.

    Если я блистал восторгом,

      С струн моих огонь летел, –

      Не собой блистал я, Богом:

                                                    Вне себя я Бога пел.

А торжеством высшей справедливости стали ежегодно проводимые в Минюсте России «Державинские чтения», как сбывшаяся, наконец, мечта:

Не заключит меня гробница,

            Средь звёзд не превращусь я в прах,

                                                Но, будто некая цевница,

                                                С небес раздамся в голосах.

            И ещё именем Гавриила Романовича Державина назван Тамбовский государственный университет.

 

* Прокопович Галина Алексеевна - профессор кафедры теории и истории государства и права Московского государственного гуманитарного университета имени М.А. Шолохова, к.ю.н., доцент.

[1] Паисий Святогорец «Слова» Т. III. – Москва: Издательский Дом «Святая Гора», 2004.– С. 112.

[2] См.: Быт. 13, 1–13.

[3] Айхенвальд Ю.И. Памяти Державина / Газета «Речь». – 1916, № 185.

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (01.01.2013)
Просмотров: 375 | Теги: праве, Определяющие, Ориентиры, Г.Р. Державина, ценностные, творчестве, справедливости, Суда РФ, Жизни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016