Суббота, 04.07.2020, 13:21
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту




Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ОБРАЗ СОЦИАЛЬНОГО БУДУЩЕГО МОЛОДЕЖИ ИНДУСТРИАЛЬНОГО РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ ВОЛГОГРАДСКОЙ И СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТЕЙ)

Я.В.Дидковская, доктор социологических наук
Н.В.Дулина доктор социологических наук
Д.В.Трынов

ОБРАЗ СОЦИАЛЬНОГО БУДУЩЕГО МОЛОДЕЖИ ИНДУСТРИАЛЬНОГО РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ ВОЛГОГРАДСКОЙ И СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТЕЙ)

Аннотация. В статье анализируются результаты исследования образа социального будущего молодежи, рассматриваемого авторами как комплекс социальных ожиданий, идеалов и представлений молодого поколения о перспективах общества в целом и собственных возможностях реализоваться в нем.

Выводы статьи базируются на результатах социологического опроса молодежи, реализованного авторами в период с мая по август 2018 г. на предприятиях двух крупных индустриальных регионов России - Волгоградской и Свердловской областей. Методом анкетирования на платформе Google Form было опрошено более 600 молодых работников промышленных предприятий (возраст - не старше 30 лет) высокотехнологичных отраслей экономики - машиностроения, ракетостроения, авиастроения, металлургии и сферы IT.

Сравнительный анализ оценок молодежи данных регионов показал общие тенденции в формировании образа социального будущего, характерные для обоих регионов, а также региональные особенности.

Установлено, что существенная часть молодых людей исследуемых регионов скорее негативно оценивает текущее состояние дел в различных общественных сферах и придерживается пессимистических установок относительно возможного социального будущего.

Выявлено, что свердловская молодежь оценивает вероятное социальное будущее критичнее, чем волгоградская, зафиксировано расхождение ее ожиданий с общественным идеалом. Молодые люди Волгоградской области при практически такой же негативной оценке ситуации в большей степени ожидают благоприятных изменений в ближайшем будущем.

Резюмируя результаты исследования, авторы заостряют внимание на дисбалансе между общественным идеалом и социальными ожиданиями молодежи индустриальных регионов как опасной тенденции, чреватой активизацией радикализма и протестных настроений среди молодежи.

Ключевые слова: образ социального будущего, социальные ожидания, молодежь, индустриальный регион, социальное самочувствие.

 
Введение.
Современное общество стоит перед рядом экономических, политических и социальных вызовов. Для России основной из них сегодня - инновационный, что означает способность к модернизации, переходу от общества сырьевой экономики к конкурентоспособному обществу, базирующемуся на использовании IT, на развитии фундаментальной науки и образования, на эффективном использовании человеческого капитала. Безусловно, наиболее перспективным ресурсом, позволяющим осуществить такой переход, является российская молодежь. Однако в условиях экономического и технологического кризисов она подвержена многочисленным рискам, что ставит под угрозу возможность сформировать, а затем и реализовать свой потенциал. Среди таких рисков прежде всего значимы снижение образовательного ресурса молодежи, угроза ее депрофессионализации и невостребованности на рынке труда, отсутствие возможности для ее самореализации, риск потери социальной и групповой идентичности, политическая инфантильность и пассивность, снижение социальной активности. При этом динамизм современного общества предоставляет определенные перспективы и возможности, «жизненные шансы» для молодежи - социальные, культурные, технологические, самореализационные. Эти риски и возможности отражаются в комплексном феномене - образе социального будущего молодежи, составляющем предмет нашего исследования.

Исследовательский интерес и обращение к проблеме конструирования образа будущего на настоящем этапе объясняется высоким темпом социальных изменений в различных областях общественной практики, нарастанием количества ранее не возникавших, неопределенных социальных ситуаций, то есть новой социальной реальностью, которая сегодня определяется как социальная нестабильность и предъявляет повышенные требования к субъекту в плане активности.

В мировой социальной и психологической науке в основном исследуются проблемы социальных ожиданий в контексте процессов взросления и адаптации молодежи. Анализируются социально-экономические и психологические факторы социализации и связанные с ними многочисленные показатели благосостояния [9]. В англоязычных источниках используются такие понятия, как «ожидаемое будущее» или «воображаемое будущее», которые отражают социально-психологические характеристики жизнедеятельности молодежи. Поднимается следующий круг исследовательских вопросов: «Что определяет выбор молодым человеком места работы? Каковы причины миграции или творческой активности?» Эти вопросы ставятся в контексте проблем выбора молодежью жизненного пути, образования, места работы [10]. Особо подчеркивается проблема завышенных ожиданий, «необоснованных амбиций» [8] и их последствий, выраженных в девиантном и делинк- вентном поведении молодежи [7].

В российской научной литературе феномен образа будущего, факторы его формирования и функционирования изучены мало, однако в ряде социологических и психологических источников можно встретить обращение к этому понятию, которое связывается с весьма широким кругом тем. В проблемное поле образа будущего попадают такие вопросы, как самоопределение различных социальных групп, когнитивное конструирование будущего личностью, активное отношение к нему, социальные ожидания и жизненные стратегии молодежи [2; 3].

Анализ как зарубежной, так и отечественной научной литературы, показывает, что изучаются скорее представления индивидов о своих будущих, вероятных (ожидаемых) индивидуальных траекториях в социуме, нежели интегрированный образ этого социума, сложившийся у поколения или социальной общности. В нашем исследовании мы фокусируем внимание именно на последнем понимании данной категории и рассматриваем образ социального будущего молодежи как комплекс социальных ожиданий, идеалов и представлений молодого поколения о перспективах общества в целом и собственных возможностях реализоваться в нем.

Данные и метод. В качестве пространства исследования выступили индустриальные регионы, поскольку для них большое значение должно иметь развитие квалифицированного, творческого потенциала и воспроизводства кадров на крупных промышленных предприятиях.

Выбранные нами для сравнения российские регионы - Волгоградская и Свердловская области - относятся к традиционно индустриальным регионам, пережившим драматический процесс деиндустриализации. Деиндустриализацию российских регионов 1990-х гг. (и продолжающуюся отчасти до сих пор) связывают с промышленным спадом, сокращением доли промышленного производства в ВРП, возрастанием в нем удельного веса сферы услуг. С.Д. Бодрунов обращает внимание на то, что «деиндустриализация вызывает значительные негативные последствия и в социальной сфере: упрощение труда и используемых технологий, снижение наукоемкости и "знаниеемкости" производства, разрушение производственных коллективов и трудового образа жизни» [1, с. 22].

Однако в настоящее время социально- экономическая ситуация в этих регионах несколько различна. Как отмечают социологи и экономисты, Волгоградская область остается на этапе первичной модернизации, основу экономики области составляют крупные

промышленные предприятия, основанные в советское время, но безнадежно устаревшие, многие из них, например, бывший металлургический завод-гигант «Красный Октябрь», на грани банкротства [4]. Свердловская область хотя и пережила развал крупной промышленности, но за счет привлечения в регион бизнеса и развития сферы услуг сегодня демонстрирует достаточно успешную стратегию социально-экономического развития. Область достаточно быстро вошла в фазу развития вторичной модернизации и, как отмечает Г.Ф. Ромашкина, отличается высоким уровнем интеллектуального потенциала, политической и гражданской активности населения [5, с. 25].

Таким образом, объективные условия самореализации молодежи в исследуемых регионах определяются, с одной стороны, сходными последствиями процесса деиндустриализации, но, с другой стороны, имеется определенная специфика, связанная с различными этапами модернизации, на которых находятся Волгоградская и Свердловская области. Эти моменты во многом определяют контекст, в котором фиксируются различия в оценке молодежью актуального состояния общества и его возможных перспектив.

Выводы статьи базируются на результатах социологического опроса молодежи, реализованного авторами в период с мая по август 2018 г. на предприятиях Волгоградской и Свердловской областей. Методом анкетирования на платформе Google Form было опрошено более 600 молодых работников промышленных предприятий (возраст - не старше 30 лет) высокотехнологичных отраслей экономики - машиностроения, ракетостроения, авиастроения, металлургии и сферы IT.

Результаты исследования

Согласно полученным результатам исследования текущее состояние дел в различных общественных сферах (политике, экономике, социальной сфере и в культурной жизни общества) оценивается примерно одинаково в обоих регионах, к сожалению, в основном, на «двоечку» или «слабую тройку» (табл. 1).

Хуже всего оценивается состояние дел в экономике: на 2,23 балла среди молодежи Свердловской области и почти также низко - 2,33 балла - среди молодежи Волгоградской области. Кроме того, негативно оценивается социальная сфера, особенно свердловчанами. Немного лучше молодежь оценивает состояние дел в политике и культурной жизни общества. Обращает на себя внимание, что ни по одной из сфер общественной жизни средние оценки не достигают даже 3-х баллов.

Таблица 1
Оценка молодежью состояния дел в стране в различных сферах общественной жизни (5 баллов - дела идут в совершенно правильном направлении, 1 балл - дела идут в совершенно неправильном направлении), средние баллы

Сравнивая средние оценки молодежи по Волгоградской и Свердловской областям, можно заметить, что, хотя резких различий не наблюдается, тем не менее критический настрой свердловской молодежи выражен несколько сильнее, за исключением оценок культурной жизни общества. Полученные результаты согласуются с данными других исследований социального самочувствия молодежи. Так, Екатеринбургские социологи отмечают, что негативные настроения уральской молодежи по сравнению с молодежью других регионов связаны с ее общим критическим настроем относительно настоящего и будущего, что традиционно проявляется в негативных оценках политической, экономической и социальной ситуаций [6].

Интересно, что если перейти от макроуровня социального самочувствия молодежи, измеряемого нами как удовлетворенность состоянием дел в различных сферах общества, к характеристике удовлетворенности своими индивидуальными, личными траекториями в этом обществе, то есть к оценке социального самочувствия на микроуровне, то мы можем увидеть другие различия в мнениях молодежи данных регионов (табл. 2). Молодежь Свердловской области свои возможности оценила несколько выше, чем волгоградская молодежь свои. Более благоприятное социально-экономическое развитие региона отражается наглядно на социальном самочувствии молодых работников. Особенно это прослеживается при переходе от оценки абстрактного «положения дел в стране» к оценке конкретных аспектов своей жизни в социуме.

Практически все параметры удовлетворенности жизнью у свердловской молодежи несколько выше, чем у волгоградской. Свердловчане более довольны своими работой и образованием, состоянием здоровья, отношениями с близкими и друзьями, с коллегами. Удовлетворенность своим материальным положением - единственный параметр, который выше у молодежи Волгоградской области. Это, возможно, объясняется не столько объективными различиями в уровне жизни в данных регионах (анализ социально-экономических условий, приведенный нами в предыдущем разделе, показывает, что, напротив, в Свердловской области у молодежи и населения в целом скорее больше возможностей поддерживать свой экономический статус), сколько связано, на наш взгляд, с более высокими социально-экономическими запросами свердловской молодежи.

Таблица 2
Удовлетворенность молодежи различными аспектами своей жизни (1 балл - совершенно не удовлетворен, 5 баллов - полностью удовлетворен), средние баллы

Таблица 3
Социальные ожидания молодежи Свердловской и Волгоградской областей (в процентах)

При этом перспективы изменения ситуации в обществе молодежь Волгоградской области оценивает более позитивно (табл. 3). Около 28 % опрошенных волгог- радцев полагают, что ситуация в обществе в ближайшее время изменится в лучшую сторону, тогда как среди молодежи Свердловской области таких оптимистов только 18 %. Более половины молодежи Свердловской области и почти половина волгоградской молодежи занимает, казалось бы, нейтральную позицию, считая, что в ближайшее время ничего не изменится. Однако, учитывая, что в большинстве своем молодые люди недовольны текущим положением дел в стране, а также неудовлетворены важнейшими параметрами своей индивидуальной траектории, можно сделать вывод: мнение, что ничего существенно не изменится, отражает скорее негативный сценарий социального будущего молодежи - «сейчас все не очень хорошо, в ближайшее время останется также плохо».

Каких именно негативных и позитивных событий ожидает молодежь в сценарии развития ближайшего будущего? Респондентам было предложено оценить вероятность наступления различных событий в жизни общества в баллах от 1 до 5 (табл. 4).

Предлагаемые к оценке события мы разделили на две группы. В первую из них вошли события, формирующие позитивный сценарий будущего: успешные экономические и социальные реформы, принятие законопроектов и государственных программ, способствующих развитию деловой активности, предпринимательской и других инициатив, увеличение информационной открытости, прозрачности в обществе, переход от сырьевой экономики к развитию наукоемких отраслей и инноваций. Вторая группа событий образует, напротив, негативный сценарий: увеличение внешнеполитической напряженности, конфликтов с другими странами, рост цен, инфляция, снижение жизненного уровня, дальнейшее укрепление государственной власти, властной вертикали, принятие законопроектов и решений, влекущих за собой рост бюрократизации, формализма, политические беспорядки, протесты, увеличение напряженности внутри страны, экологические аварии, способствующие ухудшению состояния окружающей среды.

Ответы респондентов указывают на то, что волгоградская молодежь в большей мере склонна ожидать позитивных перемен от будущего, в то время как свердловская настроена сравнительно скептично. Среди молодежи Волгоградской области более высокие оценки получили события, образующие позитивный сценарий будущего, тогда как среди молодежи Свердловской области, напротив, негативный.

Таблица 4
Оценка вероятности наступления различных событий в стране в ближайшие 5 лет (5 баллов - вероятность наступления события очень высока, 1 балл - вероятность наступления события очень низкая), средние баллы

В ответах волгоградской молодежи прослеживается некоторая парадоксальность оценок настоящего и будущего. Можно сказать, что молодые люди этого региона пока готовы выдать кредит доверия власти: при негативной оценке ситуации они ожидают или, скорее, надеются на благоприятные изменения в ближайшем будущем. Почему же молодежь Волгограда выдает этот кредит доверия на позитивные изменения в будущем, при такой же скорее негативной оценке социального самочувствия, как и у свердловской молодежи?

Возможно, дело в различных ориентирах и представлении о том, какое нам общество нужно? Мы провели сравнение социального идеала, базирующегося на определенных ценностных основаниях, разделяемых молодыми свердловчанами и волгоградцами.

Безусловно, существуют общие моменты в конструировании социального идеала. Среди важнейших составляющих портрета желаемого социального будущего у молодежи обоих регионов - высокий уровень жизни, ориентация на развитие высоких технологий, равенство и справедливость, при этом эффективная рыночная экономика (табл. 5). Толерантность и гуманизм как ценностные ориентиры развития общества практически не входят в их образ социального будущего.

Далее рассмотрим различия. У волгоградской молодежи образ желаемого будущего сильнее смещен в сторону паттерна- листских ценностей: сильная государственная власть, общество равенства и справедливости, с которым считаются другие страны. Это перекликается с некоторыми социальными ожиданиями волгоградской молодежи - достаточно вероятным опрошенные считают дальнейшее укрепление властной вертикали.

Таблица 5
Идеал общественного развития молодежи Свердловской и Волгоградской областей (в процентах) *

Ожидания же свердловской молодежи заметнее расходятся с ее общественным идеалом - молодые люди надеются на высокий уровень жизни и развитие высоких технологий, при этом сильнее всего опасаются роста цен, инфляции и снижения жизненного уровня. Рассогласование идеалов и ожиданий порождает критичность и даже негативизм в оценке как настоящего положения дел, так и будущего сценария социума, и чревато пассивностью либо активизацией радикализма и протестных настроений среди молодежи. Заметим, что, говоря о сравнительно позитивных социальных ожиданиях волгоградской молодежи, мы имеем в виду несколько более оптимистичный настрой по сравнению с молодежью Свердловской области. Однако, характеризуя настроения волгоградской молодежи сами по себе, становится очевидным, что существенная часть молодых людей придерживается пессимистических установок относительно возможного социального будущего, следовательно, в случае молодежи Волгоградской области, мы тоже можем фиксировать несоответствие социальных ожиданий общественному идеалу.

Заключение. Резюмируя результаты исследования образа социального будущего молодежи индустриальных регионов, можем заключить следующее.

Текущее состояние дел в различных общественных сферах (политике, экономике, социальной сфере и в культурной жизни общества) не удовлетворяет молодежь обоих исследуемых регионов. Однако параметры удовлетворенности своей индивидуальной траекторией (образованием, работой, состоянием здоровья, отношениями с друзьями и коллегами) несколько выше у молодежи Свердловской области, более благополучной в социально-экономическом плане, нежели Волгоградская область. При этом перспективы изменений в ближайшем будущем волгоградская молодежь оценивает более оптимистично, чем уральцы.

Молодежь Волгоградской области выше оценивает вероятность наступления событий, образующих позитивный сценарий будущего (в том числе успешные экономические и социальные реформы, увеличение информационной открытости, прозрачности в обществе, переход от сырьевой экономики к развитию наукоемких отраслей и инноваций), тогда как молодежь Свердловской области, напротив, более высоко оценивает вероятность наступления негативных событий: увеличения внешнеполитической напряженности, роста цен, инфляции, снижения жизненного уровня и т. д.

Таким образом, прослеживается некоторая парадоксальность оценок настоящего и будущего в ответах волгоградской молодежи: при достаточно негативной оценке ситуации (практически такой же критической, как и у молодежи Свердловской области) молодые люди в большей степени ожидают благоприятных изменений в ближайшем будущем.

Это, на наш взгляд, объясняется некоторым различием ценностных ориентиров, на которых строится образ желаемого социального будущего. У волгоградской молодежи образ желаемого будущего сильнее смещен в сторону паттерналистских ценностей, что отчасти совпадает с социальными ожиданиями, в частности, молодые люди с большой вероятностью ожидают укрепления властной вертикали в ближайшем будущем, усиления государственной власти. Ожидания же свердловской молодежи в большей мере расходятся с ее общественным идеалом - молодые люди желают видеть повышение уровня жизни и развитие высоких технологий, при этом ожидают роста цен, инфляцию и снижение жизненного уровня.

Выявленная нами в результате исследования негативная тенденция дисбаланса между общественным идеалом и социальными ожиданиями молодежи индустриальных регионов, во-первых, не может не вызывать существенных опасений, поскольку рассогласование идеалов и ожиданий порождает критичность и даже негативизм в оценках настоящего и будущего общества, чревато активизацией радикализма и протестных настроений среди молодежи, во-вторых, она нуждается в дальнейшем изучении, исследование данной проблематики представляется нам перспективным направлением в области социологии молодежи.

ПРИМЕЧАНИЕ

Статья подготовлена в рамках проекта «Молодежь индустриальных регионов России: образ социального будущего как фактор развития инновационного потенциала», реализуемого при поддержке Российского Фонда Фундаментальных Исследований - РФФИ (грант № 18-011-00907\18).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бодрунов, С. Д. Реиндустриализация: социально-экономические параметры реинтеграции производства, науки и образования / С. Д. Бодрунов // Социологические исследования. - 2016. - N° 2. - С. 20-28.
2. Бочарова, Е. Е. Конструирование образа будущего учащейся молодежью как аспект их социального самоопределения / Е. Е. Бочарова // Известия Саратовского университета. Сер. Философия, психология, педагогика. - 2010. - Т. 10, вып. 3. - С. 68-73.
3. Гаврилюк, В. В. Роль образа будущего в выборе жизненных стратегий современной российской молодежи / В. В. Гаврилюк, Л. Л. Мех- ришвили // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2015. - №> 7 (57), ч. II. - C. 52-55.
4. Дулина, Н. В. Между заторможенным ростом и модернизацией регионов. Южный федеральный округ / Н. В. Дулина, Е. В. Каргаполова // Социологические исследования. - 2015. - N° 3. - С. 22-29.
5. Ромашкина, Г. Ф. Процессы модернизации в регионах Уральского федерального округа / Г. Ф. Ромашкина // Социологические исследования. - 2015. - №№ 1. - С. 19-26.
6. Студент 1995-2016 гг.: динамика социокультурного развития студенчества Среднего Урала / Л. Н. Банникова [и др.] ; под общ. ред. Ю. Р. Вишневского. - Екатеринбург : УрФУ - 2017. - 904 с.
7. Cundiff, P. R. Great Expectations Unmet: The Impact of Adolescent Educational Expectations on Deviant Coping During the Transition to Adulthood / P. R. Cundiff// Sociological inquiry - 2017. - Vol. 87 (3). - P. 449-471.
8. Sabates, R. Ambition Gone Awry: The Long- Term Socioeconomic Consequences of Misaligned and Uncertain Ambitions in Adolescence / R. Sabates, A. L. Harris, J. Staff // Social science quarterly - 2011. - Vol. 92 (4). - P. 959-977.
9. Scales, P. C. Youth Developmental Assets in Global Perspective: Results from International Adaptations of the Developmental Assets Profile / P. C. Scales // СЫЫ indicators research (Special issue). - 2011. - Vol. 4 (4). - P. 619-645.
10. Van Mol, C. Migration aspirations of European youth in times of crisis / C. Van Mol // Journal of youth studies. - 2016. - Vol. 19 (10). - P. 1303-1320.

Источник: Журнал "Logos et Praxis". 2018. Том 17. № 3


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (05.06.2020)
Просмотров: 22 | Теги: социальное | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...
Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь