Воскресенье, 26.02.2017, 15:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Роль следователя в установлении объективной истины при расследовании преступлений

Роль следователя в установлении объективной истины при расследовании преступлений

Багмет А.М.

В последнее время в научных публикациях развернулась дискуссия о роли прокурора на досудебной стадии уголовного процесса. Отдельные ученые высказывают мысль о том, что следователь не может без надлежащего прокурорского надзора установить объективную истину. Могу с уверенностью сказать коллегам, которые радеют за постоянно увеличиваемые права прокурора на стадии предварительного расследования, что их сомнения явно преувеличены. С уверенностью можно констатировать, что только следователь устанавливает объективную истину по совершенному преступлению. Не случайно законом предоставлено право следователю выбирать тактику расследования уголовного дела.

История развития следствия в России свидетельствует о том, что только следователь, производящий предварительное следствие по уголовному делу, а не прокурор, изучающий уголовное дело в кабинете, устанавливает объективные обстоятельства совершенного преступления.

На протяжении длительного времени в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве и в теории существовало единое мнение по вопросу о том, что установление объективной истины является одним из основных принципов и целью уголовного судопроизводства. Их всесторонняя правовая регламентация была осуществлена еще в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г.: целью уголовного судопроизводства объявлялось обнаружение материальной истины, а средством ее установления - всестороннее, полное и объективное исследование доказательств и обстоятельств дела при активном участии не только сторон, но и суда <1>.

--------------------------------

<1> Волеводз А.Г. Дискуссия по проблеме истины в уголовном судопроизводстве и другие материалы // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2012. N 4(5).

 

После революции 1917 г. законодательство РСФСР, а впоследствии СССР содержало выраженное в различных формах требование устанавливать истину при производстве по уголовному делу. Первый УПК РСФСР, принятый 25 мая 1922 г., по сути, воспроизводил нормы, обязывающие суд устанавливать истину по делу, содержавшиеся в Судебных уставах. Нормативное закрепление этого правила не решало вопроса о том, что понимать под истиной, о которой говорится в законе, какова ее природа. В истолковании соответствующих норм ученые юристы и практические деятели придерживались далеко не одинаковых взглядов, отражавших их мировоззрение и условия деятельности. Для дореволюционных авторов типично выдвижение концепции уголовно-судебной достоверности, судебной истины. "Надеяться вообще открыть всегда истину в уголовном процессе нельзя; все, чего можно достигнуть, - это так называемой уголовно-судебной достоверности" (М.В. Духовской). Истина может быть познана "до степени вероятности", а в определенных условиях - до "степени полной достоверности" (И.Я. Фойницкий). "Уголовно-судебная достоверность - стечение вероятностей, вытекающих из представленных на суде доказательств" (В.К. Случевский). В советское время истину по уголовному делу нередко трактовали как определенную степень вероятности. Так, А.Я. Вышинский считал, что от суда можно требовать лишь, чтобы он принимал решения с точки зрения максимальной вероятности тех или иных фактов, подлежащих оценке. Некоторые другие авторы считали истину в суде той "степенью вероятности, которая необходима и достаточна для того, чтобы положить эту вероятность в основу приговора". К началу судебной реформы 1958 - 1962 гг. большинство ученых стояли на позиции доступности истины для уголовного суда и признания необходимости обоснования судебного приговора лишь истинными данными <2>.

--------------------------------

<2> Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. А.С. Кобликова. М., 1999.

 

Однако ныне действующий УПК РФ не содержит положения об установлении объективной истины. Ученые неоднократно обращались к вопросу о необходимости наличия в уголовно-процессуальном законе соответствующей статьи об объективной истине.

Одно из последних предложений вернуть объективную истину в ряды необходимых условий доказывания поступило от руководителя Следственного комитета Российской Федерации А.И. Бастрыкина.

Благодаря данному предложению хорошо известный в теории уголовного процесса постулат, что целью уголовно-процессуального доказывания является достижение объективной истины, сегодня вновь вызвал к себе внимание большого числа исследователей.

Ученые пытаются ответить на вопрос: какая истина - объективная (материальная, действительная) или формальная (судебная, процессуальная) - должна считаться целью уголовного судопроизводства <3>?

--------------------------------

<3> Карякин Е.А. Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики): Монография. Оренбург, 2005.

 

Как справедливо отмечает Н.А. Громов, установить в уголовном деле объективную истину - это значит признать, что выводы органа расследования и суда по вопросам, подлежащим решению по существу дела (было ли совершено преступление, совершил ли его обвиняемый, какова форма его вины, есть ли по делу смягчающие или отягчающие его вину обстоятельства), сделаны в соответствии с действительностью, с реальными фактами <4>.

--------------------------------

<4> Громов Н.А. Уголовный процесс: Учеб. пособие. М., 1998.

 

Исследование обстоятельств уголовного дела по своей гносеологической природе не отличается от исследования в других областях познания. В уголовном процессе исследуются определенные факты и отношения объективной действительности. Выяснив со всей полнотой и тщательностью фактические данные, связанные с рассматриваемым делом, органы следствия и суд из совокупности их должны сделать выводы о том, имели ли место в действительности эти факты и отношения, о всех существенных обстоятельствах их.

Установление обстоятельств дела такими, какими они были в действительности, составляет содержание объективной истины.

Как было отмечено выше, к сожалению, УПК РФ 2002 г. прервал историческую преемственность принципов отечественного уголовного процесса и не содержит нормативного закрепления принципов объективной истины, а также всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Это, в свою очередь, негативно повлияло на обеспечение законности в уголовном судопроизводстве, особенно на его досудебных стадиях <5>.

--------------------------------

<5> Волеводз А.Г. Указ. соч.

 

Нам импонирует мнение Г.А. Печникова о том, что при отказе от объективной истины уголовный процесс неизбежно утрачивает необходимые для него определенность, стабильность, принципиальность. Лишается процесс и своей процессуальной самостоятельности, своего стойкого иммунитета, сориентированного на объективность, легко становясь орудием субъективизма и произвола, как и законные права личности в уголовном судопроизводстве. Утративший научные ориентиры процесс утрачивает и нравственные ориентиры. Все становится относительным, вседозволенным, и следователь, судьи легко могут впасть в правовой нигилизм <6>.

--------------------------------

<6> Печников Г.А. Диалектические проблемы истины в уголовном процессе: Дис. ... д-ра юрид. наук. Волгоград, 2005.

 

З.Д. Еникеев очень точно определил значимость для уголовного судопроизводства всесторонности, полноты, объективности и быстроты исследования обстоятельств дела: "...отображение в задачах уголовного процесса и обязанностях лиц, ведущих его, процессуальных слагаемых отыскания истины (выявление, раскрытие преступлений, изобличение лиц, их совершивших, стремление к установлению истины, правильное применение закона, своевременное, законное, всестороннее, полное, объективное и справедливое разбирательство и разрешение дела) есть объективная необходимость" <7>.

--------------------------------

<7> Еникеев З.Д. Проблемы установления истины в уголовном процессе // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2003 г.: Материалы IV Международной научно-практической конференции. Челябинск, 2003. С. 26.

 

М.С. Строгович в своей работе обращал особое внимание на то, что "если истина по уголовному делу не найдена, если преступление не раскрыто и преступник не изобличен... это значит, что следствие и суд не справились со своей задачей, допустили серьезное нарушение законности" <8>.

--------------------------------

<8> Строгович М.С. Курс уголовного процесса. М., 1958. Т. 1. С. 329.

 

Нельзя не согласиться с А.И. Бастрыкиным, что определение объективной истины как цели уголовно-процессуального доказывания полностью соответствует современной научной методологии, а также зиждется на традиционной модели российского уголовного судопроизводства. Кроме того, требование поиска объективной истины является важной гарантией обеспечения справедливости правосудия, отправляемого в форме уголовного судопроизводства, а также конституционного права на него <9>.

--------------------------------

<9> Бастрыкин А.И. О возможности введения в УПК РФ института установления объективной истины. URL: http://www.sledcom.ru.

 

Справедливыми, по нашему мнению, являются и слова Г.А. Печникова, который отметил, что строить уголовный процесс, законы и любую человеческую деятельность необходимо с учетом диалектики. Если всему познанию человека вообще свойственна диалектика, значит, свойственна и объективная истина. Объективная истина - такая же познавательная закономерность, как и диалектика.

Отступая от диалектики, мы отступаем от научного подхода, ибо подлинно научный подход может быть только диалектичным. Однако законодатель в новом УПК РФ, по существу, не учел диалектики, поэтому в таком процессе будет много субъективного. Диалектика предполагает учет объективной истины, а УПК РФ ориентирует на юридическую, формальную, вероятную истину. Уголовно-процессуальный закон, который отказался от диалектики, объективной истины, будет иметь прикладное, утилитарное значение <10>.

--------------------------------

<10> Печников Г.А. Некоторые философские аспекты истины в уголовном процессе // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2002. N 4.

 

Вопрос об объективной истине - это и вопрос об уровне культуры правосознания следователей и судей. Их правосознание и практика должны опираться на объективную истину.

УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР кардинально изменил подход к функциональному предназначению следователя в уголовном процессе. Если по УПК РСФСР следователь выполнял функцию расследования, осуществляя ее всесторонне, полно и объективно, то по УПК РФ следователь однозначно причислен в гл. 3 Кодекса к органам, ведущим под руководством прокурора исключительно уголовное преследование (ч. 2 ст. 15, ст. 21), что дает основание предположить наличие в деятельности следователя единственной цели - обвинить и доказать обвинение.

По этому поводу достаточно точно дала свою оценку Н.И. Ревенко о том, что в данном случае от следователя нельзя требовать всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, так как вся его деятельность должна быть направлена исключительно на изобличение, что резко увеличивает вероятность поступления в суд заведомо тенденциозных материалов.

Ситуация усугубилась еще и тем, что законодатель изъял из системы принципов уголовного судопроизводства требование всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, которое было адаптировано к условиям несостязательного процесса, поскольку распространялось не только на прокурора, следователя и дознавателя, но и на суд. Ранее данное предписание содержалось в ранге основополагающего начала уголовного процесса в ст. 20 УПК РСФСР. В гл. 2 УПК РФ, специально посвященной принципам уголовного процесса, указанное правило отсутствует <11>.

--------------------------------

<11> Ревенко Н.И. Обеспечение следователем всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела при осуществлении уголовного преследования: Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006.

 

В то же время ряд конкретных норм УПК РФ, формирующих процессуальный статус российского следователя, вступает в противоречие с однозначной законодательной позицией: следователь - сторона обвинения (ст. ст. 15, 21 УПК РФ). Так, ст. 73 УПК РФ предписывает следователю устанавливать обстоятельства: 1) всесторонне характеризующие личность обвиняемого; 2) смягчающие его наказание; 3) могущие повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Другие нормы возлагают на следователя обязанности, являющиеся элементами иных процессуальных функций - защиты и разрешения дела (ст. ст. 24, 27, 220 УПК РФ и др.), что, как представляется, соответствует истинному предназначению российского следователя, который должен быть объективным участником уголовного процесса, не преследуя при этом интересы какой-либо стороны.

Изложенное позволяет констатировать, что в условиях изъятия из системы принципов уголовного процесса всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, однозначного причисления следователя к числу органов уголовного преследования остается нереализованной острая практическая потребность непредвзятого и полноценного исследования обстоятельств совершенного преступления <12>.

--------------------------------

<12> Там же.

 

Кроме того, анализ научной литературы по рассматриваемому вопросу показал, что большинство ученых поддерживают необходимость наличия в уголовно-процессуальном законе нормы о необходимости установления объективной истины.

Таким образом, принцип установления объективной истины - исторически сложившаяся доктрина в науке уголовного процесса, которая на протяжении всех этапов развития отечественного уголовно-процессуального законодательства подтверждала свою состоятельность и необходимость законодательного закрепления. Установление объективной истины должно быть нормативным идеалом для уголовного процесса и выражаться в обязательности установления истины по каждому уголовному делу.

Безусловно, установление объективной истины окончательно станет решаемым при максимальной самостоятельности следователя. Все следственные действия, которые затрагивают конституционные права граждан, следователь проводит с согласия руководителя следственного органа, на основании постановления суда. Каких-либо дополнительных "контролеров" и "надзирателей" не требуется, они будут только собирать процессуальные документы и отнимать ценное рабочее время следователя.

Необходимо рассматривать с научной и практической точки зрения вопрос о том, что обвинительное заключение никто не должен утверждать. Только следователь, подписав обвинительное заключение и направив через руководителя следственного органа вместе с уголовным делом в суд, несет персональную ответственность за результаты своей работы. Например, приговор суда никто не утверждает, но он обжалуется в апелляционном и кассационном порядках. Так и решение следователя проверяется руководителем следственного органа, который и должен принимать решение о направлении уголовного дела в суд.

Прокурор, как и судья, должен изучать уголовное дело в суде до предания его суду и поддерживать государственное обвинение, не будучи связанным подписью прокурора, утверждающего обвинительное заключение.

___________________

Багмет А.М. Роль следователя в установлении объективной истины при расследовании преступлений // Российский следователь. 2013. N 16. С. 4 - 7.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (24.01.2015)
Просмотров: 1191 | Теги: Расследование преступлений, объективная истина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017