Воскресенье, 19.01.2020, 14:02
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

О ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ РОК-МУЗЫКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ (НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА ЕДИЛЯ ХУСАИНОВА)

Д. С. Дуиесинова, Т. Ж. Егинбаева

О ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ РОК-МУЗЫКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ (НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА ЕДИЛЯ ХУСАИНОВА)

Радикальные социально-политические изменения, произошедшие в нашей стране за последние два десятилетия, поставили казахстанское общество перед лицом ряда насущных проблем, имеющих принципиальное значение как в области философско-культурологической теории, так и практики. Страна непосредственно соприкоснулась со многими новыми феноменами культуры XX в., о которых имела ранее весьма приблизительное представление. Рок-культура как раз и является таким «нововведением», которое в силу относительной краткости исторического существования в нашем обществе, а также невероятной быстроты распространения и чрезвычайной популярности у самых различных социальных слоёв, притягивает внимание исследователей.

Научно-гуманитарная наука в наши дни, столкнувшись с реальностью новых мировых тенденций социально-культурного развития, оказалась в довольно сложном положении: многие теоретические взгляды о современной культуре, её основных векторах и доминантах, а также ее оценка, в целом, требуют особого рассмотрения в силу культурно- исторического развития.

Рок-культура Казахстана в ХХ-ХХ1 вв. - это самобытная сфера существования развития данного направления в условиях этнической закономерности. По словам Т. Адорно: «Долгое время, находясь на периферии внимания отечественных учёных, как явление преимущественно молодёжное в западной субкультуре, в большей степени негативно оцениваемое, совсем не принципиальное с историко-культурной точки зрения, сегодня рок-культура выступает одной из очень ярких детерминант мировой культуры второй половины XX века» [1].

Очевидно, в научной сфере изучения музыкальных направлений наблюдается недостаточное внимание рок-музыке. Имеется ряд поверхностных публицистических оценок и мнений. На наш взгляд, необходимость серьёзных философско-культурологических исследований в области рок-культуры Казахстана, позволяющих адекватно воспринять и оценить данное явление в контексте современной культуры, необходимо и важно для дальнейшей музыковедческой науки.

Исследование рок-культуры позволяет не только расширить представления о ведущих тенденциях современной культуры, но и проследить её непосредственное взаимодействие с экономическими, политическими, психологическими, этническими, этическими, эстетическими и другими процессами. Рок-культура вобрала в себя многие ведущие европейские культурные традиции, став своего рода декларацией экзистенциального опыта нескольких поколений людей.

За довольно короткий период казахстанское музыкальное искусство прошло огромный путь развития. Это развитие происходило чрезвычайно бурно и быстро, явным доказательством чему служит одновременное существование в наши дни явлений, характерных для разных этапов эволюции мировой музыки.

Такие композиторы, как Е. Рахмадиев, М. Сагатов, Б. Баяхунов - представители так называемого классического этапа развития национальной композиторской школы; Б. Аманжол, С. Еркимбеков, А. Бестыбаев - композиторы среднего звена; Т. Тлеухан, А. Мусрепова, С. Абдинуров и многие другие молодые композиторы, каждый по-своему, сделали разнообразным творческое лицо казахстанской музыки, её образную, стилевую, техническую сущность. В основе развития их творческого почерка - прежде всего различие времени, на которое приходится творческая зрелость каждого композитора [2, с. 441].

На современном этапе, для которого характерны духовный подъём и обновление в обществе, осуществляется переоценка многих исторических явлений, складываются концепции культурного развития. Особую важность приобретает привлечение музыкального инструментария древнего Казахстана на концертах, музыкальных фестивалях как источника познания истории, культуры, национальных традиций и художественных достижений народа. Традиционные инструменты, их своеобразие и функционирование обусловлены кочевым и скотоводческим укладом жизни казахов, бытом и обычаями номадов, спецификой мировоззрения, особенностью мышления и психологией эстетического восприятия.

Известный композитор, исполнитель на разных инструментах Едиль Хусаинов, работающий в редком жанре горлового пения, в начале 2000-х годов выпустил свой сольный альбом «Земля Ирбиса», ставший совместным проектом музыканта и компании «DERBES».

Извлекать звуки из древних инструментов, доносить их звучание до слушателей - это важная задача музыканта, который чтит традиции своего народа. Хусаинов помогает аутентичным звукам давно ушедшей эпохи зазвучать по-новому, интерпретирует, синтезирует, ищет новые акустические возможности инструментов древности. Сам композитор- исполнитель является учеником Болата Сарыбаева.

В последние годы Едиль Хусаинов всегда находился в первых рядах продвижения казахской музыкальной культуры. Музыкант много путешествовал и восстанавливал то наследие, о котором многие соотечественники даже и не знали. Чтобы вернуть утраченное, он обращался к собратьям по тюркской культуре - алтайцам, тувинцам, хакасам, у которых интересующие его инструменты и приёмы исполнения получили большее развитие. Он стал самым известным казахстанским мульти- инструменталистом, владеющим горловым пением и играющим на шан- кобызе, сыбызгы, сазсырнае, жетыгене и других инструментах. Для возрождения данных инструментов в современном Казахстане Едиль Хусаинов искусно синтезировал их звучание с рок-составом - ударными, бас-, сологитарой и другими электроинструментами.

Альбом «Земля ирбиса» состоит из двух пластинок - «Folk» и «ArtRock». «Folk» открывают несколько композиций Хусаинова, исполненных им сольно на шанкобызе, металлическом язычковом инструменте, зажимаемом ртом во время игры.

В необычном музыкальном проекте «ArtRock» данный композитор сумел создать совершенно новое звучание национальной казахской музыки. Это симбиоз академической, современной рок-музыки и древних национальных инструментов - шанкобыза, сыбызгы, саз-сырная, каурсын-сырная, жетыгена, домбры и других. Уникальные, ни с чем несравнимые тембры казахских инструментов, изготовленных из тростника, дерева, кости и гусиного пера, гармонично слились с гортанным пением Хусаинова. Глубокий, порой хрипловатый голос певца непривычен. Высокие звуки при горловом пении (или гортанном, которое ещё называют чревовещанием) сродни звукам флейты, низкий же тембр напоминает грозное рычание. Они словно пронзают время и возвращают в архаику кочевой цивилизации. И поневоле соглашаешься с музыкантом, что, однажды войдя в мир звуков наших предков, забыть их или остаться равнодушным невозможно [3].

Человек-оркестр, как ещё называют Едиля Хусаинова, считает, что у инструментов, дошедших до нас из глубины веков, особое звучание, поскольку изначально они предназначались для ритуальных обрядов, для общения с духовным мистическим миром. Шаманы с их помощью входили в транс, гипнотизировали людей, получали откровения о будущем, как они считали, от самого Тенгри-Неба... [4].

Стиль его музыки отражает дух Казахстана, дух народа, живущего в бескрайних степных просторах и горных цепях Заилийского Алатау, в звенящих горных реках и озёрах, в уникальных голубых елях и в животных, населяющих эти земли.

Музыка Едиля Хусаинова раскрывает перед слушателем тайны Земли Ирбиса, раскрывает тонкости мировоззрения протоказахских племён, неразрывно связанных с природой и её ландшафтом. В его музыке нет привычных нам слов и звуков. В ней есть информация, которая передаётся вибрациями и звуками, некогда слышимыми и произносимыми нашими предками. Информация, которую по сей день хранят тысячелетние голубые ели и камни. Композитор старается донести до слушателя всю красоту Земли Ирбиса, в которой хранится великую тайна предков, населявших ранее эти земли, их заветы и ценности. Звуки его музыки стирают границы между настоящим и прошлым, пробуждая в каждом из нас гордого и свободного покровителя казахской земли.

Своеобразие арт-роковых композиций Хусаинова захватывает внимание своим необычным звучанием и разнообразностью содержания. Среди них одним из ярких является произведение «Жезтырнак», что в переводе с казахского означает «ведьма, или злое существо», названа композитором хореографической картиной. Отсюда вытекает и форма данного произведения.

Данная композиция по строению близка сюите, где скрепляющим материалом выступает электронно-шумовой эффект звучания, по принципу организации близкий алеаторической музыке. Говоря о жанре хореографической картины, нужно отметить сюжетный замысел, лежащий в основе драматургического развития. Сам композитор нигде не указывает на литературный источник, но вероятна взаимосвязь со сказочными сюжетами - борьбой доброго и злого начал. В музыке данной композиции сторону добрых сил исполняют инструменты реального звучания, а не электронного, то есть темы горлового пения, - каргыра, кобыза, сыбызгы, вокала и шанкобыза. Сторону злых сил передаёт электронное звучание, шумовые эффекты, которые придают музыке мистико- сказочный характер.

Начинается композиция с шумового эффекта, на фоне которого затем вступает горловое пение каргыра, исполняющее звуки и обертоны нижнего регистра, что вполне органично переходит в раздел «А» с темой страдания, порученной кыл-кобызу. Остинатное сопровождение синтетически созданного (электронного) тембра струнного инструмента (скрипка) и деревянного духового инструмента (флейта) играет восходящую секундовую интонацию с возвращением к исходному звуку с его повторением, тем самым эффект вдалбливания нижнего звука передаёт образ безысходности произошедших событий. На фоне этого полифонического дуэта местами вкрапливается звучание шанкобыза, выполняющего ритмическую функцию в данном произведении, а также горлового пения каргыра, ещё более усугубляющее состояние печали и уныния темы кыл- кобыза.

Между разделом «А» и «Б» возникает связующее построение, о котором упоминалось выше, то есть это экспозиция злых сил электронно- шумовыми эффектами. А электронное звучание флейты передаёт образ смятённого злого духа, находящегося в поиске своих новых злых деяний. Раздел «Б» - это воспоминание о былых беззаботных временах народа. В нём тема сыбызгы играет плавную, широкую мелодию, которую можно назвать темой степи или темой «на джайлау». Рок-состав, сопровождающий звучание темы сыбызгы - это экспозиция динамики жизни. После этого раздела вновь звучит зерно зла, шумовое звучание сохраняется, но изменяется состав исполнителей. В данной связке к разделу «В» композитором использованы синтезатор, бас-гитара, соло-гитара, ударные.

В разделе «В» звучит тема песенного склада с народными интонациями в пределах гексахорда. Её моноинтонация пронизывает всю музыку данного построения. Эту тему поочерёдно проводят несколько инструментов: синтезатор (одна фраза), сыбызгы (четыре фразы), вокал (восемь фраз, то есть 2-частное построение, в котором первая часть - повторенный период, а вторая - период повторного строения). Звучание данной темы позволяет назвать её темой Земли, темой Матери, дающей жизнь своему ребёнку. Образ матери в данном произведении помогает понять человеку, стороннику добрых сил, свою сущность бытия. Человек обретает силы для борьбы со злом, в то время пока зло торжествует в связках и в наступающем разделе «Г». В этом разделе - шабаш злых духов, ведьм. Он показан всеми средствами электронно-шумового и рок звучания.

Музыка шабаша действенна, событийна, о чём свидетельствует появление новых тембров (флейта, скрипка, шанкобыз). Внезапно злое действо прерывается интонациями темы из раздела «В». Вокальная партия, исполняющая тему матери, несколько изменена. Сохранилась лишь начальная восходящая трихордовая интонация и скачок. Сокращённая тема матери выступает после шабаша ведьм своеобразным сигналом к началу борьбы добра со злом. Всё предыдущее звучание и события приводят к сцене поединка, в музыке которого появляются интонации кыл- кобыза, горлового пения каргыра, рок-состав, шанкобыз - это динамизированная музыка раздела «А». В момент накала музыкального звучания слышится неистовый крик (крик зла). В конце композиции слышится угасание этого зла, его последние удары сердца и последнее издыхание.

В драматургическом развитии композитор на первый план поставил музыку зла, которое поработило и торжествует свою победу. Но сильная человеческая натура, всепобеждающее добро и нежный образ матери ниспровергают, в конце концов, неистовство злых сил, приводящих только к разрухе и хаосу. Образ матери выступает призывом к борьбе за светлое будущее.

Схематически форму данной композиции «Жезтырнак» можно изобразить следующим образом:

- Вступление (горловое пение) - рок судьбы.

- Раздел «А» - заунывная тема порабощённого народа у кыл- кобыза.

- Связка - это зерно зла в электронном звучании.

- Раздел «Б» - тема «На джайлау», изображающая быт народа.

- Связка.

- Раздел «В» - это тема матери, земли.

- Связка.

- Раздел «Г» - шабаш ведьм.

- Раздел «В 1» - сокращённая тема матери.

- Связка.

- Раздел «А1» - динамизация образа порабощения и её трансформация (тема борьбы).

- Заключение - гибель зла.

Вся структура формы с её спиралевидным развёртыванием музыкальной и драматургической линий проводит параллели с конструкцией казахского кюя. Таким образом, использование Е. Хусаиновым звучания древних казахских инструментов в совместном звучании рок-состава и электронно-шумовых призвуков создаёт нечто новое в тембральном плане, чего не встречалось в творчестве других композиторов.

Делая композиции доступными любому кругу слушателей, Е. Хуса- инов может рассматриваться с точки зрения нового веяния в Казахстанской музыкальной культуре. Это веяние связано с популярностью композитора, которая приходит при жизни, а не через 300 лет после смерти. Для этого композитор Е. Хусаинов стремится использовать звучание тембра древних инструментов и вполне привычного рок-звучания в их синтезе и контрасте. Публике интересно то, что они ещё не слышали то, что представляет новинку, необычайность.

В связи с творчеством рассматриваемого нами композитора, возможно употребить термин В. Л. Бойко - «ценностная проективная музыка», где проективная музыка воспроизводит человеческий мир как ценность, призванную удовлетворять музыкальные потребности человека и социума, отвечать требованиям их музыкально-художественных вкусов [7].

Е. Хусаинов - композитор нового типа. Он проектирует, прогнозирует, следит за культурно-историческими, экономическими, социальными новшествами нашего государства и доносит эту информацию сквозь призму своего самобытного творчества.

Список литературы

1. Адорно Т. Эстетическая теория / Т. Адорно; пер. с нем. А. В. Дра- нова. Москва, 2001. 527 с.
2. Ощепкова О. О симфонии «Иерусалим» С. Абдинурова // Родному вузу - наш талант. Алматы, 2005. С. 441-456.
3. Шулембаева Р. Мелодии гор и степей // URL: http://www.kazpravda.kz (01.02.19)
4. Кузбакова Г. Ж. Шёлковый путь в Америку // Эпоха, 2002, № 8. С. 10.
5. Сарыбаев Б. Казахские музыкальные инструменты. Алма-Ата, 1978. 176 с.
6. Асафьев Б. Музыкальная форма как процесс. Интонация. Кн. 2. Астана: Библиотеке КазНАМ, 2003. 163 с.
7. Бойко В. Музыка как ценность и образ человеческого мира : автореф. дис к. ф. н. Красноярск, 2001. URL: http://www.dissercat.com/
content/muzyka-kak-tsennost-i-obraz-cheloveches-kogo- mira#ixzz5SqYVFddv (01.02.19).

Источник: Инновационные технологии в гуманитарной сфере: материалы VII Международной научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и соискателей (28 февраля 2019 г.) / редкол.: Е. А. Полякова [и др.]; Алт. гос. ин-т культуры. – Барнаул : Изд-во АГИК, 2019.


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (07.12.2019)
Просмотров: 23 | Теги: Рок-культура, Хусаинов, рок | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь