Четверг, 08.12.2016, 03:06
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

О КРИТЕРИЯХ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ДОГОВОРА ОПТОВОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ И ДОГОВОРА ПОСТАВКИ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Предыдущая страница    Читать дальше

О КРИТЕРИЯХ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ДОГОВОРА ОПТОВОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ И ДОГОВОРА ПОСТАВКИ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В.В. КУЛАКОВ

Кулаков В.В., кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры гражданского права Российской академии правосудия.

В юридической литературе достаточно активно обсуждается проблема выделения так называемых реализационных договоров, т.е. договоров по возмездной реализации товаров для предпринимательских и хозяйственных нужд <1>. При этом Б.И. Пугинский относит к реализационным не только договоры поставки, контрактации, в том числе для государственных нужд, но также договор оптовой купли-продажи, прямо в ГК РФ не выделяемый <2>. Уже традиционно принято считать, что договор оптовой купли-продажи отличается предназначенностью товаров для последующей перепродажи в организациях розничной торговли <3>. Соответственно сторонами названного договора выступают предприниматели, и товар предназначен не для бытовых нужд покупателя, а для дальнейшей перепродажи (не переработки). В связи с этим возникает вопрос о соотношении договоров поставки и оптовой купли-продажи, поскольку на первый взгляд элементы последнего договора полностью подпадают под конструкцию первого. Как отмечает Н.К. Фролова, основная функция оптовой торговли - это продвижение товаров от производителя к потребителю и бесперебойное обеспечение розничной торговой сети и массового питания товарами, осуществление которого во многом зависит от договорных отношений по поставкам товаров <4>. Таким образом, очевидно, что стороны исследуемого договора должны учитывать конечную цель товара - продажу розничным покупателям, хотя цель эта на первый взгляд не охвачена каузой договора оптовой купли-продажи.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М., 2000. С. 95.

<2> Там же.

<3> См.: Намашко С. Предмет договора оптовой купли-продажи товаров // Законодательство. 2001. N 1.

<4> См.: Фролова Н.К. Проблемы правового регулирования оптовой торговли // Налоги. 2006. N 39.


Действительно, если цель исследуемого договора в отличие от поставки состоит в передаче товара для последующей его продажи в розницу, то требования к товару должны значительно отличаться от общих требований к товару по договору поставки. Соответственно особым должно быть и правовое регулирование отношений из договора оптовой купли-продажи. Такие отличия в законодательстве действительно имеются. Согласно п. 2 ст. 519 ГК РФ если покупателем по договору поставки является организация, осуществляющая продажу товаров в розницу, то она вправе требовать замены неукомплектованного товара в случае его возвращения потребителем без предварительного требования о его доукомплектовании, когда иное не предусмотрено договором. Это акцентировал Высший Арбитражный Суд РФ, указав, что в остальных случаях суду надлежит истребовать у покупателей (получателей) доказательства соблюдения ими порядка, установленного ст. 480 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.


Следует иметь в виду возложение законодателем на розничных продавцов информационной обязанности (ст. 485 ГК РФ), нарушение которой также может повлечь возврат товара. Соответственно обязанность по обеспечению информацией покупателя автоматически возлагается и на оптовых продавцов, которые в ряде случаев должны снабдить свои товары необходимыми инструкциями по использованию в соответствии с требованиями, установленными законодательством о защите прав потребителей. Представляется, что продавец должен предоставить покупателю-ритейлеру полную достоверную информацию о свойствах товара, неисполнение которой будет влечь соответствующие негативные последствия.

Действительно, требования к потребительским товарам, предусмотренные в Законе РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", хотя они и адресованы розничным организациям, могут быть выполнены ими лишь силами либо при участии изготовителя или оптового посредника, которые являются непосредственными участниками продвижения товаров и которые заключают договор оптовой купли-продажи.

Кроме того, в случае причинения вреда вследствие недостатков товара розничный покупатель может требовать возмещения такого вреда непосредственно от оптового продавца, если он являлся изготовителем такого товара (ст. 1095 ГК РФ). Как видим, обязательство из договора оптовой купли-продажи в какой-то мере осложняется дополнительными обязанностями по сравнению с поставкой, кроме того, возможность предъявления требований непосредственно к продавцу-изготовителю свидетельствует о том, что розничный покупатель вводится в структуру такого обязательства, поскольку согласно ст. 1095 ГК РФ он может предъявить требование к изготовителю независимо от того, состоял потерпевший (т.е. розничный покупатель) с ним в договорных отношениях или нет. По сути, несмотря на то, что такое право закреплено в статьях, посвященных недоговорным деликтным обязательствам, речь идет о договорном требовании к качеству товара (ст. 475 ГК РФ), если потерпевшим является покупатель по договору розничной купли-продажи.

Особенности отношений из договора оптовой купли-продажи вызвали принятие специального Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации", в котором содержится много норм, относящихся к такому договору, например условия и порядок его заключения, формирование цены, возможности ее ограничения в определенных случаях. Об особенностях структуры отношений, возникающих из такого договора, говорит и правило п. 4 ст. 9 данного Закона, которое предполагает возможность соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров (т.е. оптовой купли-продажи) предусмотреть включение в его цену так называемой платы за полку - вознаграждения (не более 10% от цены товара), выплачиваемого хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров. Размер указанного вознаграждения подлежит согласованию сторонами этого договора, включению в его цену и не учитывается при определении цены продовольственных товаров. Природа такого вознаграждения требует специального исследования, однако ясно, что оно предполагает наличие со стороны ритейлера какой-то встречной обязанности в пользу оптового продавца, поскольку вознаграждение, по терминологии ГК РФ, применимо лишь к договорам об оказании услуг, но сам закон запрещает включение в договор оптовой купли-продажи условий о каких-то услугах, оказываемых ритейлером продавцу в связи с продвижением товара.

Оговоримся, что и поставка, и оптовая купля-продажа являются видами предпринимательской деятельности, но регулирование отношений из них далеко от идеального. Наличие несогласованных норм ГК РФ и других законов вряд ли способствует должному урегулированию соответствующих отношений и соответственно обеспечению удовлетворения потребностей граждан. В.К. Андреев по этому поводу справедливо отмечает, что из-за огромного объема нормативного материала и в то же время ограниченности рамок Гражданского кодекса законодателем широко применяется метод отсылок к специальным законодательным актам, касающимся предпринимательской деятельности. Таких актов в настоящее время не один десяток, и их число продолжает расти, в результате чего целостная картина правового регулирования предпринимательства не складывается <1>. На самом деле законодатель при подготовке законопроектов не учитывает целей принятия законов, смещая акцент на тех или иных участников оборота в зависимости от ситуации. В результате многие законы несогласованны и неэффективны. Вместе с тем основная функция оптовой торговли имеет колоссальное значение - это продвижение товаров от производителя к потребителю и бесперебойное обеспечение розничной торговой сети и массового питания товарами, осуществление которого во многом зависит от договорных отношений по поставкам товаров.

--------------------------------

<1> См.: Андреев В.К. Правовой статус малых предприятий // Российская юстиция. 2000. N 9. С. 14.


Возвращаясь к вопросу о соотношении поставки и оптовой купли-продажи, констатируем, что уже стал традиционным подход, согласно которому основным критерием разграничения предметов договоров оптовой купли-продажи и поставки служит объективная возможность с учетом правил и сложившихся обычаев продавать гражданам товары в организациях розничной торговли. Достаточно ли такого критерия для утверждения самостоятельности договора оптовой купли-продажи? На наш взгляд, нет, хотя такие попытки в литературе предпринимаются регулярно.

Так, Л.В. Андреева отмечает, что договор оптовой купли-продажи предусмотрен в законодательстве многих государств, упоминается в Венской конвенции о международной купле-продаже 1980 г. Ученый видит особенности этого договора в отсутствии длительных взаимоотношений сторон, что выражается в разовом характере сделки оптовой купли-продажи, однократности передаваемой партии товара, тогда как поставка предполагает годовой заказ покупателя и соответственно требует организационной, технической подготовки производителя <1>.

--------------------------------

<1> См.: Андреева Л.В. Коммерческое право России: Учебник. М., 2008. С. 154 - 156.


Заметим, однако, что на основании норм ГК РФ о поставке можно сделать вывод, что если оптовая торговля осуществляется между предпринимателями, то соответствующие нормы распространяются и на эти отношения. Законодатель не делает для договоров купли-продажи (будь то розничная, оптовая или другие виды) длительность или сложность фактических отношений между продавцом и покупателем квалификационным критерием. Если исходить из уже традиционного понимания оптовой купли-продажи как договора поставщика с ритейлером (розничным торговцем), то в принципе нет разницы, разовая партия товара продается или нет. И хотя в юридической литературе советского периода поставку даже называли оптовой сделкой <1>, признать такой подход обоснованным нельзя.

--------------------------------

<1> См.: Шкундин З.И. Обязательство поставки товаров в советском праве. М., 1948. С. 74.


Следует отметить, что достаточно часто продажу товаров для их последующей продажи по договору розничной купли-продажи "обслуживают" как поименованные (поставка), так непоименованные договоры (консигнации, дистрибьюции и др.), поэтому на практике зачастую возникают трудности с квалификацией таких договоров. Неясно, нормами о каком типе договоров следует руководствоваться сторонам при составлении проектов соответствующих договоров, а суду при разрешении споров из них: о поставке, общими положениями о купле-продаже или о коммерческой концессии? Решение этих вопросов на стадии заключения и исполнения договора позволило бы сторонам четко определить свои права и обязанности, избежав разногласий, а при возникновении спора суду применить подходящие нормы закона.

На наш взгляд, основным критерием для правильной квалификации договоров является их causa (основание), которая находит отражение в направленности соответствующих правоотношений, вытекающих из этих договоров. Отметим, что проблема определения каузы сделки не решена до сих пор. Одни авторы отождествляют ее с правовой целью, к достижению которой стремятся стороны, заключая сделку <1>. Другие полагают, что кауза (основание) сделки представляет собой типовой результат, который должен быть достигнут исполнением сделки <2>. Представляется, что вернее понимать под каузой сделки типовой юридический результат, установленный законом, с которым стороны конкретной сделки должны соотносить свои конкретные цели и имеющие правовое значение мотивы. Указание на конкретные цели сторон позволяет сказать, что кауза даже близких договоров должна различаться, если закон по-разному регулирует отношения из них.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. Т. 1. С. 331 (автор главы - В.С. Ем); Белов В.А. Гражданское право. Общая часть: Учебник. М., 2002. С. 223; Гражданское право России: Учебник / Под ред. З.И. Цыбуленко. М., 1998. Часть первая. С. 180 (автор главы - Н.А. Баринов).

<2> См.: Гражданское право: Учебник. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 2004. Т. 1. С. 282 (автор главы - М.В. Кротов); Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 319 (автор главы - О.Н. Садиков).


Исходя из этого выделение в качестве отдельного вида договора оптовой купли-продажи представляется обоснованным в первую очередь в связи с особенностями каузы этого договора <1>, которая заключается в передаче товара в собственность покупателя непременно для последующей перепродажи по договору розничной купли-продажи. Своеобразие каузы этого договора подтверждают особенности правового регулирования соответствующих отношений, отмеченные выше.

--------------------------------

<1> Особого внимания заслуживает следующее исследование, в котором детально показаны различия этих договоров: Вахнин И.Г. Определение предмета договоров поставки и оптовой купли-продажи // Вахнин И.Г. Техника договорной работы. М., 2009. С. 99 - 129.


Другим немаловажным критерием разграничения не только близких, но и всех договоров является их предмет. Исходя из смысла ст. 432 ГК РФ условие о предмете является существенным для всех без исключения договоров. Точное определение предмета позволяет правоприменителю, верно квалифицировав конкретный договор, применить нужную норму и соответственно правильно определить состав прав и обязанностей его сторон.

Итак, в доктрине существует несколько подходов к определению предмета договора.

Согласно первому, наиболее распространенному, подходу предмет договора совпадает с объектом правоотношения, вытекающего из этого договора, например предметом исполнения, если речь идет об обязательственном договоре (М.И. Брагинский) <1>. Почву для такого подхода дает сам закон, называя предметом отдельных видов договоров определенные объекты гражданских прав (ст. ст. 666, 726, 741, 807, 1235 и др. ГК РФ), а также используя термин "объект договора" (ст. ст. 673, 607, 742, 942 и др. ГК РФ) <2>.

--------------------------------


КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).


<1> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998.

<2> Заметим, что в Германском гражданском уложении встречается термин "предмет обязательства", под которым однозначно понимается какое-либо имущество (вещь) (см., например, § 278, 281, 296, 304 и др.). Словосочетание "предмет договора" в Уложении не встречается.


Другой подход к определению предмета договора заключается в сведении его к действиям (бездействию) <1>. Заметим, что такое понимание предмета нашло отражение в Гражданском кодексе Калифорнии: "Предметом договора является то, что сторона, получившая встречное удовлетворение, согласилась делать или не делать" (§ 1595) <2>.

--------------------------------

<1> См.: Витрянский В.В. Существенные условия договора в отечественной цивилистике и правоприменительной практике // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. С. 78 - 79.

<2> См.: Основные институты гражданского права зарубежных стран / Под ред. В.В. Залесского. М., 1999. С. 317.


Были попытки найти компромисс между указанными подходами. Так, О.С. Иоффе различал юридический и материальный объекты обязательства. В качестве юридического объекта обязательства ученый признавал определенное поведение обязанного лица, а в качестве материального - имущество <1>. Ф.И. Гавзе под предметом гражданско-правового договора подразумевал действия, которые должен совершить должник, и объект, на который эти действия направлены <2>.

--------------------------------

<1> См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 588; Он же. Советское гражданское право. М., 1967. С. 215.

<2> См.: Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения). Минск, 1968. С. 26.


Г.Ф. Шершеневич вообще считал сам термин "предмет договора", используемый в законодательстве, неверным и сводил его употребление к значению "содержание договора" <1>. Однако не ясно, чем наполняется понятие предмета договора, поскольку под содержанием договора-сделки подразумевается совокупность его условий, а договора-правоотношения - субъективные права и юридические обязанности. Заметим, что будет неверным сводить предмет договора только к предмету исполнения обязательства, поскольку законом предусмотрены договоры, которые порождают отношения, не имеющие признаков обязательства: договор простого товарищества и учредительный договор, в которых нет свойственного обязательству субъектного состава, представляющего противоположные стороны. Кроме того, следует иметь в виду, что по поводу одинаковых объектов могут возникать разные обязательства (купля-продажа, аренда здания и др.). Это предполагает включение в предмет договора и действий.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Тула, 2001. Т. 2. С. 74.


Таким образом, в предмет договора как сделки необходимо помимо указания на объект будущего правоотношения, например обязательства, включать и минимум необходимых действий по поводу этого объекта. Эти два момента определяют вид договора, его место в системе договоров. Собственно, так сформулированы нормы ГК РФ, в котором, кроме упомянутой ст. 673, термин "объект" употребляется и применительно к определенному действию - объект аренды, объект строительства, объект страхования, объект доверительного управления. Так, направленность обязательства находит отражение в его содержании: передать здание в собственность или во временное владение. Оценивать объекты и содержание обязательства в отрыве друг от друга не представляется целесообразным.

Исходя из этого не представляется обоснованным выделение непоименованных договоров. Во-первых, перечень объектов гражданских прав, закрепленный в ст. 128 ГК РФ, является исчерпывающим; во-вторых, невозможно представить иные действия по поводу этих объектов, кроме давно известных в науке и закрепленных в законе (передача в собственность, во временное владение и пользование, выполнение работ, оказание услуг, объединение для совместной деятельности). Может быть, сторонами, подписавшими некий договор, он понимается как непоименованный, абсолютно новый, но вполне вероятно, что речь идет об уже известном договоре или о договоре смешанном. При этом последний будет представлять собой не что иное, как договор-документ, в котором сформулированы условия нескольких договоров, принадлежащих к самостоятельным договорным типам. Поэтому предмет каждого из них следует выявлять отдельно <1>.

--------------------------------

<1> Данный вывод подтверждает законодатель. Так, в п. 2 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" прямо указано, что концессионное соглашение является договором, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных федеральными законами.


Предмет договора оптовой купли-продажи нельзя назвать нетипичным, а сам договор непоименованным. При нынешнем ГК РФ он охватывается нормами либо о поставке, либо о контрактации, если продавцом выступает производитель сельскохозяйственной продукции. Однако объект исполнения обязательства из договора оптовой купли-продажи имеет особенности, определяемые каузой договора. Кроме того, отметим, что, если договор купли-продажи не предусматривает конкретный состав поставляемых в будущем партий товаров в силу несогласования предмета (п. 3 ст. 455 ГК РФ), можно считать его лишь неким организационным договором, если же состав партий определен, то вполне вероятно, что из такого договора возникают несколько простых обязательств, объединяет которые лишь одинаковый круг субъектов и один договор-документ, в котором закрепляются условия этих обязательств. Отдельные партии товаров здесь никак не связаны между собой.

На самом деле проблема соотношения этих договоров требует ответа на два вопроса: во-первых, возможно ли разграничение договоров поставки и оптовой купли-продажи по тому, передается ли товар разово или партиями; во-вторых, могут ли в качестве товара по договору оптовой торговли выступать индивидуально-определенные вещи?

По первому вопросу следует указать, что для поставки не имеет разницы, оптом или разово передается партия товара, т.е. поштучно либо оптом (несколько единиц товара). Однако оптовая купля-продажа всегда предусматривает передачу партии товара, в которую входит несколько его единиц, так как суть дальнейшей розничной продажи этих товаров по публичному договору предполагает несколько претендентов на одинаковые товары.

По второму вопросу согласно той же логике укажем, что если товаром по договору поставки может быть любое имущество - и индивидуально-определенное, и определяемое родовыми признаками, как поставляемое в розницу, т.е. одной партией, так и партиями, то товары в договоре оптовой купли-продажи могут быть только родовыми вещами, т.е. вещами заменимыми. При этом не имеет значения, предусмотрена ли передача этого товара партиями или однократно. По ГК РФ такой договор может быть квалифицирован как договор поставки или контрактации, в зависимости от того, является ли продавец производителем сельскохозяйственной продукции, если в качестве товара выступает такая продукция.

Таким образом, в качестве краткого вывода можно сказать, что термин "договор оптовой купли-продажи" нельзя считать условным, так как он указывает на состав товаров - родовые, заменимые вещи, предназначенные для дальнейшей перепродажи покупателям по договору розничной купли-продажи. Условным является термин "розничная купля-продажа", так как так называемый розничный покупатель может купить товар оптом у розничного продавца, что часто и практикуется. Важным правовым следствием такого определения предмета договора оптовой купли-продажи является указание на неприменимость такого основания прекращения обязательства, как невозможность исполнения (ст. 416 ГК РФ), согласно старому правилу "род всегда заменим".

Надеемся, что предложенные в статье выводы окажутся полезными как для участников конкретных хозяйственных отношений при формулировании соответствующих договоров, так и для правоприменителей при разрешении споров, возникающих при исполнении таких договоров.

 

Предыдущая страница    Читать дальше

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443 (01.03.2016)
Просмотров: 222 | Теги: ДОГОВОР ОПТОВОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016