Пятница, 09.12.2016, 14:30
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

О качестве и эффективности применения части 2 статьи 24 УК РФ

О.В.Стрилец

О качестве и эффективности применения части 2 статьи 24 УК РФ

Практика применения ч. 2 ст. 24 УК РФ выявила проблемы при определении формы вины в некоторых преступлениях.  В Особенной части УК РФ закреплены отдельные составы преступлений, в диспозиции которых нет указания на форму вины. При этом роль в ее определении отводилась  правоприменителю, а не закону, что, естественно, приводило к субъективной оценке признаков тех или иных преступлений.

Первоначальная редакция ч. 2 ст. 24 УК РФ «выводила за рамки преступных деяния, пусть и совершаемые умышленно, но у которых субъективная сторона наряду с умыслом   могла выражаться и в неосторожности по отношению к последствиям такого деяния»[1].

Федеральным законом РФ № 92-ФЗ  от 25 июля 1998 г. законодатель внес изменение в ч. 2 ст. 24 УК РФ, которая сейчас гласит:

«Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.».

В. А. Нерсесян отмечает: «Такая дефиниция в определенной мере изменила положение к лучшему. Теперь в преступлениях, при описании которых законодатель не указывает, что они совершаются по неосторожности, возможна как умышленная, так и неосторожная форма вины в отношении наступивших последствий»[2].

Однако внесением изменений законодатель не решил всех проблем, связанных с применением ч. 2 ст. 24 УК РФ.

Статья 8 УК РФ, формулирующая основание уголовной ответственности, требует, чтобы в деянии, совершенном лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, были установлены все признаки состава преступления.

Формулировка ч. 2 ст. 24 УК РФ предполагает, что в Особенной части УК РФ суды и органы дознания, следствия найдут в характеристике   конкретных составов четкое указание на то, что закон позволяет привлекать к ответственности за соответствующее действие или бездействие при наличии  неосторожной вины. К примеру,  загрязнение атмосферы (ч. 1 ст. 251 УК РФ) характеризуется нарушением правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ или нарушением эксплуатации установок, сооружений и иных  объектов, при условии, что эти деяния повлекли загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха. Данные деяния «могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности»[3]. Однако в диспозиции ч. 1 ст. 251  УК РФ указания на  неосторожную  вину нет, соответственно преступление  должно квалифицироваться как умышленное.

Дальнейший  анализ конкретных составов преступлений, к сожалению, обнаруживает определенную несогласованность норм Общей и Особенной частей УК РФ.

В основных составах, предусмотренных ст. 215 (нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики), 217 (нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах), 238 ( производство, хранение либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), 248 (нарушение правил безопасности при обра­щении с микробиологическими либо другими агентами или токсинами), 251 (загрязнение атмосферы), 252 (загрязнение морской среды), 254 (порча земли) указание на неосторожность вообще отсутствует. О неосторожности говорится лишь применительно к смерти человека и иным тяжким последствиям. Такой подход законодателя еще более осложняет ситуацию. Возьмем для примера состав нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах, где законодатель прямо указывает на неосторожную вину  по отношению к фактически наступившим последствиям (ч. 2 ст. 217  УК РФ). Это позволяет предположить, что и в отношении возможного наступления таких последствий (ч. 1 ст. 217 УК РФ) законодатель имел в виду также неосторожную форму вины. Такой конструкцией  законодатель подрывает внутреннее единство между основным и квалифицированным составом.

Двенадцать статей УК РФ, явно относящихся к неосторожным преступлениям, тем не менее никакого намека на неосторожную вину не содержат (ст. 225 – ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; ст. 246 – нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ; ст. 255 – нарушение правил охраны и использования недр; ст. 257 – нарушение правил охраны водных биологических ресурсов; ст. 259 – уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу; ст. 262 – нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов; ст. 271 – нарушение правил международных полетов; ст. 340–344 – преступления против военной службы).

По подсчетам Н. Д. Евлоева[4], таких составов преступлений гораздо больше. В науке уголовного права нет единого мнения о форме вины в перечисленных выше составах. Например, по  мнению Т. И. Ваулиной, субъективная сторона ст. 248 УК РФ (нару­шение правил безопасности при обра­щении с микробиологическими либо другими агентами или токсинами)  «характеризуется неосторожной формой вины (легкомыслие или небрежность)»[5].  Полярной точки зрения придерживается  О. Л. Дубовик, которая утверждает, что субъективная сторона этого преступления характеризуется косвенным умыслом[6]. По мнению В. А. Нерсесяна, субъективная сторона комментируемого преступления выражается в форме умысла или неосторожности[7].

Дело не только в решении вопро­са квалификации данных преступлений. Совершенно очевидно, что ответственность за эти преступления  по УК РФ возможна лишь при наличии умышленной вины. Проблема в том, что существует большая группа общественно опасных деяний, где отношение к наступающим последствиям не укладывается в одну из форм вины.

Поэтому, как отмечает В. В. Мальцев, «вряд ли можно считать успешной попытку законодателя посредством нормы, описанной в ч. 2 ст. 24 УК, по существу, вроде бы уточнить, конкретизировать принцип вины применительно только к одной из ее форм»[8].

И первоначальная редакция этой нормы, и действующая редакция, не разрешают проблему противоречий между предписаниями ч. 2 ст. 24 УК РФ и целым рядом статей Особенной части УК РФ. В теории уголовного права предлагаются следующие пути ее разрешения. Так, например дополнить ч. 2 ст. 24 УК РФ указанием на то, что в статьях Особенной части УК РФ, предусматривающих преступления, которые могут быть совершены как умышлено, так и неосторожно, форма вины определяется судом в зависимости от обстоятельства  дела[9]. В. В. Нерсесян отдает предпочтение следующему решению данного вопроса, «внести в диспозиции соответствующих норм Особенной части УК дополнения, смысл которых может быть таким: умышленное или неосторожное нарушение тех или иных правил или совершение действий (бездействия)»[10]. Особого внимания заслуживает позиция В.В. Мальцева, который отмечает, что: «Исключение из статьи 24 ее части второй совсем нельзя будет назвать утратой для Уголовного кодекса»[11].

Вместе с тем, несмотря на простоту решения, предложенного Н. Д. Евлоевым, дополнение ч. 2  ст. 24 УК РФ  будет перегружать норму и приведет к удвоению и усложнению терминологии, более  правильным будет разрешение данной проблемы через принцип вины. Второй путь потребует внесения больших изменений в УК РФ, поэтому возникает вопрос о его целесообразности.

Смысловое содержание  данной нормы уже закреплено в ст. 3, 8 и ч. 1 ст. 24 УК РФ, ее существование в уголовном законодательстве только усложняет вопрос о неосторожной форме вины,  вызывает иллюзию о наличии некоего независимого основания уголовной ответственности для лиц, виновных  в деяниях, совершенных по неосторожности. Соответственно, нами предлагается исключить из редакции ст. 24 УК РФ часть 2.

_________________

[1] Мальцев В. В.  Принципы уголовного права. Волгоград, 2001. С. 201.

[2] Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления. СПб., 2002. С. 149.

[3] Кибальник А. Г., Соломоненко И. Г. Лекции по уголовному праву. Ставрополь, 2000. С. 396.

[4] Евлоев Н. Д.  Уголовно-правовые аспекты ответственности за неосторожность. Краснодар, 2002. С. 37–39.

[5] Уголовное право. Особенная часть: учебник для вузов / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незманова.  М., 1998. С. 500.

[6] Уголовное право России : учебник для вузов : в 2 т  Т. 2. Особенная часть / под ред. А. Н. Игнатова, Ю. А. Красикова. М., 1999. С. 512.

[7] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть : учебник / под ред.    Б. В. Здравомыслова. М., 1996. С. 306.

[8] Мальцев В. В. Указ. соч. С. 204.

[9] Евлоев Н. Д. Указ. соч. С. 34.

[10] Нерсесян В. А. Указ. соч. С. 157.

[11] Мальцев В. В. Указ. соч. С. 205.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (11.01.2016)
Просмотров: 211 | Теги: 24 УК РФ, преступление | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016