Воскресенье, 04.12.2016, 17:15
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

О ФОРМИРОВАНИИ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14

М.Ю. ЧЕЛЫШЕВ

О ФОРМИРОВАНИИ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

Челышев М.Ю., заведующий кафедрой гражданского и предпринимательского права Казанского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

Качество жизни населения России, как, впрочем, и в любом ином государстве, зависит от действия множества факторов как объективного, так и субъективного свойства. К таким факторам нужно прежде всего отнести уровень экономического развития государства и его отдельных регионов, а также состояние правосознания общества. Многоаспектность этой проблематики вызвала к жизни совершенно справедливое заявление в правовой науке о необходимости формирования и становления нового междисциплинарного научного направления, именуемого теорией обеспечения качества жизни населения <104>.

--------------------------------

<104> Тимофеев Л.А. Правовые проблемы обеспечения населения России питьевой водой нормативного качества: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2004.


Тем не менее, с правовой точки зрения, среди всех подобных факторов, обеспечивающих качество жизни населения России, особенно важным видится положение дел в той области, которая обычно называется "защита прав потребителей". Именно в рамках этой сферы общественных отношений мы традиционно находим ответы на такие повседневные вопросы нашей жизни, как, в частности: Что человек ест и пьет? Что он надевает? На чем он ездит? Другими словами, множество сторон состояния гражданина определяются непосредственно в области защиты прав потребителей.

Данная сфера представляет собой довольно сложное явление, где пересекаются различные стороны нашей жизни - экономической, технической (технологической), культурной, информационной и пр. Однако объединяет все это то, что такие аспекты человеческой жизни связаны с удовлетворением потребностей человека за счет приобретения товаров, заказа работ и услуг, их использования. В правовом отношении вся сложность и многогранность области защиты прав потребителей выражается непосредственно в законодательстве. Отчетливо это усматривается в характеристике рассматриваемой сферы как межотраслевой области правового регулирования, обладающей взаимосвязанными гражданско-правовой и публично-правовой составляющими.

С точки зрения действующих правовых норм и практики их применения в области защиты прав потребителей сегодня немало проблем. В частности, это так называемые проблемы информационного плана, т.е. связанные с реализацией права потребителя на потребительскую информацию. Скажем, для того, чтобы потребителю заказывать и эффективно использовать для своих нужд товар, особенно технически сложный, результат работы, извлекать пользу из услуги, зачастую необходимо быть "информационно подкованным" на довольно высоком уровне. Причем то состояние информационной обеспеченности, которое гарантирует современное законодательство о защите прав потребителей, не всегда позволяет достичь нужной степени защищенности гражданина. Примером может служить известная ситуация с информированием потребителя о составе продовольственного товара с использованием специальной терминологии, не вполне понятной рядовому потребителю, - химических формул и др. Получается, что формально законодательное требование об информировании потребителя о составе продукта соблюдено, а фактически - нет.

Конечно, это не единственная правовая проблема в области защиты прав потребителей. Здесь есть и другие сложности общего и частного свойства. Так, например, к первым, касающимся всех категорий потребителей, нужно причислить отдельные вопросы, возникающие в связи с защитой прав потребителей по договорам присоединения, а также с реализацией права потребителя на судебную защиту. В частности, это проблема определения размера компенсации морального вреда: данная мера ответственности в значительном числе ситуаций малоэффективна (с позиции известных функций юридической ответственности) в силу незначительной суммы, устанавливаемой судом, и др. К подобным общим сложностям относится и проблема обратной силы положений Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" <105> (далее - Закон о ЗПП), которая обычно затрагивает потребителей товаров с относительно длительным гарантийным сроком (сроком службы). Применительно к этой ситуации следует высказать предложение по распространению изменений в законодательство о защите прав потребителей, улучшающих правовое положение данных субъектов, на длящиеся отношения, возникающие до введения в действие подобных изменений, но продолжающиеся после этого. Как видно, речь, по сути, идет о некоторой модификации правила п. 2 ст. 422 ГК РФ для области защиты прав потребителей <106>.

--------------------------------

<105> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 15. Ст. 766.

<106> В соответствии с указанной нормой ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Для потребительских договоров это правило должно сохранить свое действие, но для случая улучшения правового положения потребителя во вновь принятом законе его следует изложить в иной редакции, примерно так: если после заключения договора с участием потребителя принят закон, улучшающий положение потребителей, то его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.


С другой стороны, как показывает практика, существует целый спектр проблем в рамках отдельных правоотношений с участием потребителей - отношений купли-продажи, по оказанию услуг различных видов и др. Скажем, для области купли-продажи давно уже необходимо установить правило, что ценник на товар в торговом зале и его цена на кассе должны совпадать, а при несовпадении верной считается цена ценника, т.е. объявленная продавцом цена. Для сферы оказания спортивных и оздоровительных услуг, на мой взгляд, назрело предложение признать потребителями или по крайней мере приравнять по статусу к потребителям членов так называемых платных спортивных клубов, которые, по существу, получают такие же платные услуги, но формально потребителями не являются. Все аналогичные ситуации как раз связаны с отсутствием четких законодательных решений отдельных вопросов защиты прав потребителей.

Существование комплекса этих и иных подобных проблем, судебная практика по спорам с участием потребителей свидетельствуют о том, что в настоящее время назрела насущная необходимость системно модернизировать отечественное законодательство о защите прав потребителей. Думается, что этот процесс должен происходить постоянно, на базе соответствующей научно обоснованной и практически выверенной концепции, что обеспечит должный уровень развития законодательства о защите прав потребителей в соответствии с трансформирующимися общественными отношениями. Таким образом, для цели отмеченной модернизации лучше всего использовать уже апробированный подход: обсуждение и разработка унифицированной концепции развития законодательства о защите прав потребителей и, далее, на ее базе его реальная модернизация. Конечно, такая концепция должна быть что называется "живым организмом", т.е. учитывать изменяющиеся правовые реалии.

Кроме обозначенного комплекса практических проблем, для формирования обозначенной концепции есть и иные основания. Во-первых, полагаю, что в отмеченной модернизации данного законодательства на основе единой концепции выражен публичный интерес - обеспечить развитие экономики за счет стимулирования потребительского спроса правовыми средствами законодательства о защите прав потребителей. Не умаляя значения заложенного в это законодательство общеправового принципа равенства, хочется отметить, что в конечном итоге реализация названного интереса направлена прежде всего на правовую охрану того слоя населения, который обычно именуется "средним классом", а в конечном счете - на обеспечение социальной стабильности.

Во-вторых, такая концепция позволит реализовать меры по согласованию законодательства о защите прав потребителей с иными развивающимися отраслями законодательства, в том числе с законодательством об обеспечении качества и безопасности товаров, работ и услуг и пр.

В-третьих, с легкой руки авторов Концепции развития гражданского законодательства РФ <107> в правовой науке сейчас все больше говорят о различных правовых концепциях, посвященных совершенствованию тех или иных участков нормативного материала. Причем это могут быть не только концепции, касающиеся законодательных источников и норм в них выраженных, но и затрагивающие проблематику совершенствования целых отраслей права. Подобный подход вполне оправдан. В рамках соответствующей Концепции можно довольно емко сформулировать стратегию развития законодательства, правовой отрасли, являющуюся в своей основе системой предложений по модернизации действующих правовых норм. Данные предложения, и в этом их особая ценность, представляют собой "совокупный глас" юридической практики и науки, обращенный в правовое будущее. Следовательно, в рамках единой концепции развития законодательства о защите прав потребителей возможно выработать систему унифицированных научно-практических рекомендаций по модернизации названного законодательства. С учетом всего этого разработка обозначенной концепции представляется в настоящее время весьма ценной.

--------------------------------

<107> Одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. Пр-2745 // Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М., 2009.


В-четвертых, имеется определенная историческая предпосылка для формирования рассматриваемой концепции. Дело в том, что как в советский, так и в постсоветский периоды развития отечественной правовой науки постоянно говорится о необходимости совершенствования сначала законодательства о бытовом обслуживании населения <108>, а затем уже о целесообразности существования специального законодательства о защите прав потребителей <109> и его развитии <110>. Существенный вклад в эту проблематику внес профессор А.Ю. Кабалкин <111>.

--------------------------------

<108> См., например: Кабалкин А.Ю. Договоры бытового обслуживания населения // Социалистическая законность. 1976. N 6. С. 37 - 40; Кабалкин А.Ю. Конституционные основы совершенствования гражданско-правового регулирования сферы обслуживания населения // Совершенствование советского законодательства на основе Конституции СССР и конституций союзных республик. Тбилиси: Изд-во Ин-та экон. и права АН ГССР, 1982. С. 89 - 101; и др.

<109> См., например: Баринов Н.А. О необходимости принятия закона об обеспечении и охране прав граждан-потребителей // Гражданское право и экономика. М.: Институт государства и права АН СССР, 1985. С. 123 - 125; и др.

<110> В настоящее время развитие законодательства о защите прав потребителей во многом обеспечивается теорией правовой охраны прав потребителей, современные основы которой заложены в работе: Шерстобитов А.Е. Гражданско-правовая охрана прав потребителей: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1992.

<111> См., в частности: Кабалкин А.Ю. Усиление гарантий прав граждан в сфере обслуживания // XXVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М.: Изд-во ИГиП АН СССР, 1982. С. 48 - 55; Мозолин В.П., Кабалкин А.Ю. Совершенствование законодательства об обслуживании граждан в СССР // Правовое регулирование отношений в сфере обслуживания граждан. М.: Институт государства и права АН СССР, 1983. С. 4 - 12; и др.


В историческом плане есть и еще один немаловажный момент. Говоря о советских кодификациях гражданского права, конкретно - о новеллах по ГК РСФСР 1964 г., А.Л. Маковский отмечает, что "большое число новелл представляет собой сплав ранее действовавших норм, положений практики и предложений науки" <112>. Подобный синтез всегда дает оптимальный результат, а достичь его максимально быстро и эффективно возможно в рамках концепции, которая такое сочетание как раз и выражает. Поэтому, сохраняя преемственность, концепция развития законодательства о защите прав потребителей должна основываться на нескольких традиционных составляющих - действующем законодательстве, практике его применения, разработках доктрины, а также, возможно, и на отдельных элементах иностранного опыта соответствующего правового регулирования.

--------------------------------

<112> Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922 - 2006). М., 2010. С. 94.


Как же в настоящее время следует развивать законодательство о защите прав потребителей в предлагаемой концепции, т.е. каково ее содержание (основы этого содержания)? Здесь есть два направления. Во-первых, это проблематика чисто формального плана, касающаяся правовых норм, в том числе и их системности. Так, требуется уточнение места Закона о ЗПП в системе нормативных правовых актов. В данном случае следует изменить выработанный в судебной практике подход к решению вопроса о соотношении ГК, Закона о ЗПП и иных специальных федеральных законов, регулирующих отношения с участием потребителей. В настоящее время иерархия указанных актов выглядит так (в порядке убывания юридической силы): ГК - специальный федеральный закон - Закон о ЗПП <113>. По моему мнению, эту иерархию нужно рассматривать несколько в ином контексте: ГК - Закон о ЗПП - специальный федеральный закон. Другими словами, Закону о ЗПП должна быть придана сила кодифицированного акта в сфере защиты прав потребителей, который, с одной стороны, подчинен акту с более высокой юридической силой - ГК (естественно, по гражданско-правовым вопросам), но которому, с другой стороны, подчиняются все иные федеральные законы в данной области.

--------------------------------

<113> Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (Бюллетень ВС РФ. 1995. N 1) с изм. и доп. (далее - Постановление Пленума N 7), в тех случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК, регулируются и специальными законами РФ (например, договоры перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон о ЗПП может применяться в части, не противоречащей ГК и специальному закону.


Кроме того, в формально-юридическом аспекте необходима работа по устранению коллизий между законодательством о защите прав потребителей и смежными отраслями законодательства. Целесообразно также провести ревизию норм о защите прав потребителей, содержащихся в иных правовых отраслях (транспортном законодательстве и проч.), на предмет обеспечения их соответствия общим основам законодательства о защите прав потребителей. Требуется продолжение деятельности по совершенствованию юридической техники Закона о ЗПП и иных актов указанного нормативного массива, общих положений данного акта. Важно обеспечить соблюдение единых подходов в подзаконных актах законодательства о защите прав потребителей, конечно, сохранив существующую дифференциацию правового регулирования.

Во-вторых, это содержательный аспект. Он непосредственно связан с содержанием правовых норм законодательства о защите прав потребителей и, соответственно, с модернизацией тех правовых средств (инструментов), которые выражены в таких нормах. В этом смысле совершенствование названного законодательства должно происходить с использованием трех основных приемов - унификация и детализация, а также дифференциация.

Унификация предполагает включение в указанное законодательство новых общих норм, касающихся защиты прав любого потребителя. Скажем, с юридико-технических позиций это можно делать, например, в гл. 1 Закона о ЗПП. Естественно, нужно вводить и новые специальные нормы об охране прав отдельных категорий потребителей. Детализация, в свою очередь, означает развитие уже существующих правовых предписаний за счет включения в них новых дополнительных правил об охране прав потребителей.

Наконец, дифференциация в данном случае представляет собой развитие правового регулирования отношений по охране прав отдельных категорий потребителей, т.е. потребителей товаров, с одной стороны, и работ и услуг, с другой стороны, а в рамках этого еще и потребителей различных товаров, а также разного рода работ и услуг. В частности, нуждаются в совершенствовании механизмы охраны прав потребителей в отношениях по перевозке. Так, следует существенно модернизировать механизм обеспечения прав пассажиров при задержке отправления транспортного средства, например воздушного судна, в части возврата уплаченных за перевозку денежных сумм, закрепления процедуры предоставления места в другом транспортном средстве и пр.

Далее в контексте рассматриваемого содержательно аспекта остановлюсь только на трех взаимосвязанных вопросах - совершенствование: 1) отдельных положений Закона о ЗПП; 2) существующих механизмов защиты прав потребителей; 3) охраны прав потребителей в отдельных правоотношениях на примере страхования с участием граждан.

О совершенствовании отдельных положений Закона о ЗПП

Отечественное законодательство о защите прав потребителей нужно признать довольно динамической правовой сферой, что подтверждается, в частности, относительно большим числом (более десяти с 1993 г.) изменений и дополнений в Закон о ЗПП. Несмотря на все произошедшие в названном акте изменения, практика применения Закона о ЗПП показывает, что остается целый ряд до сих пор не разрешенных проблем нормативного правового характера, основанием которых является известное несовершенство отдельных положений указанного Закона.

Проблема расширения сферы применения Закона о ЗПП.

Данная проблема имеет несколько проявлений. В частности:

- такое расширение происходит, по сути, автоматически в результате появления новых товаров, работ и услуг, например, в связи с использованием сети Интернет;

- требуется специальная адаптация правила п. 4 ст. 23 ГК РФ <114> для области защиты прав потребителей. При этом в гл. 1 Закона о ЗПП следует сформулировать императивное правило о том, что данный акт применяется к сделкам гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, но систематически выступающего на потребительском рынке в роли продавца, исполнителя. Такое же правило должно касаться и указанного гражданина-изготовителя товаров для потребителей. Другими словами, если лицо осуществляет предпринимательскую деятельность в сфере защиты прав потребителей без необходимой регистрации, то контрагенты такого субъекта должны иметь те же правовые возможности, в том числе и по применению средств защиты, что потребители в обычных (нормальных) ситуациях.

--------------------------------

<114> Согласно данной норме гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований п. 1 ст. 23 ГК РФ, т.е. без должной регистрации в качестве предпринимателя, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила ГК РФ об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.


Проблема защиты прав потребителей товаров, на который устанавливается срок годности.

В ст. 5 Закона о ЗПП оформляются правовые запреты, действующие в отношении тех товаров, на которые требуется устанавливать срок годности (запрещено: 1) продавать товары с истекшим сроком годности; 2) продавать товары с неустановленным сроком годности). По моему мнению, стоит усилить (улучшить) правовое положение потребителя применительно к первому правовому запрету. Закон о ЗПП, к сожалению, не исключает ситуацию, когда товар будет продаваться в последние дни (часы и пр.) срока годности. Поэтому в Законе о ЗПП, как и в ГК РФ <115>, необходимо закрепить правила о предельных сроках реализации товаров, в том числе и о механизме применения таких правил.

--------------------------------

<115> В п. 2 ст. 472 ГК РФ установлена диспозитивная норма, предусматривающая, что товар, на который установлен срок годности, продавец обязан передать покупателю с таким расчетом, чтобы он мог быть использован по назначению до истечения срока годности, если иное не предусмотрено договором.


Проблема защиты прав потребителей технически сложных товаров (проблема применения п. 1 ст. 18 Закона о ЗПП).

Основная проблема здесь может быть выражена формулой "обеспечение правовыми средствами баланса интересов потребителей и их контрагентов при продаже технически сложных товаров с недостатками". Другими словами, правовое регулирование данных отношений с участием потребителей должно, с одной стороны, обеспечивать восстановление нарушенных прав потребителей, но с другой стороны, применение закрепленной в законодательстве системы правовых средств, позволяющих удовлетворять нарушенные права потребителей, не должно представлять собой чрезмерное обременение их контрагентов. Таким образом, при восстановлении прав потребителей технически сложных товаров должен действовать правовой принцип соразмерности - требование потребителя удовлетворяется, если оно по своему существу соразмерно правонарушению.

Ранее данный принцип формально (по тому, как он был закреплен в ст. 18 Закона о ЗПП) касался, по существу, лишь права потребителя на обмен технически сложного товара ненадлежащего качества. Все остальные права требования потребителя могли быть реализованы как при обычных, так и существенных недостатках. Хотя судебная практика, по-видимому, отстаивая принцип соразмерности, а также стремясь исключить возможные злоупотребления со стороны потребителя своими правами, зачастую исходила из того, что право на одностороннее прекращение договорных отношений (право на отказ от исполнения договора) в отношении технически сложных товаров (автомобилей и др.) могло быть реализовано лишь при наличии существенных недостатков товара.

В настоящее время, после внесения изменений в п. 1 ст. 18 Закона о ЗПП, те требования потребителя в отношении недоброкачественных технически сложных товаров, которые касаются отказа от исполнения договора, а также требования об обмене подлежат удовлетворению: 1) при наличии любых недостатков - в течение 15 дней со дня передачи потребителю товара; 2) по истечении указанного срока отмеченные требования удовлетворяются только при определенных юридических фактах (наличии существенных недостатков и пр.). Иные требования потребителя в отношении обозначенных товаров удовлетворяются при любых недостатках <116>.

--------------------------------

<116> Такой вывод можно сделать, сопоставляя содержание абз. 8 и предыдущих абзацев п. 1 ст. 18 Закона о ЗПП.


Отмеченные правила, с одной стороны, более полно обеспечивают действие рассмотренного выше принципа соразмерности по сравнению с прежней редакцией п. 1 ст. 18 Закона о ЗПП. Правда, в таком случае потребителям предоставляется меньший уровень правовой защиты, по сравнению с ранее действующим законодательством. С другой стороны, требуется увеличение обозначенного 15-дневного срока. В частности, это необходимо в отношении тех технически сложных товаров, на которые установлен гарантийный срок - до полной продолжительности этого срока.

Кроме того, есть вопрос по третьему основанию, при наличии которого по истечении названного выше 15-дневного срока в отношении технически сложных товаров подлежат удовлетворению требования потребителя об отказе от исполнения договора, а также об обмене - это невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем 30 дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков. По сути, данное основание в значительной степени совпадает с первым таким основанием - существенным недостатком, это разновидность существенного недостатка товара. Соответственно, требуется сокращение с трех до двух оснований предъявления отмеченных требований потребителем технически сложного товара.

Проблема продажи товара с недостатком (в каких случаях это деяние не считать правонарушением?).

В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона о ЗПП потребителю может быть продан некачественный товар при условии, что недостатки товара были оговорены продавцом <117>. Если потребитель соглашается приобрести такой товар путем заключения договора купли-продажи <118>, то в подобной ситуации нарушения прав потребителей не будет. Тем не менее, на мой взгляд, данную норму нужно понимать ограничительно в ситуациях, когда товар не просто некачественный, а еще и небезопасный (потенциально опасный). Например, товар с истекшим сроком годности является потенциально опасным товаром, использование которого может причинить вред жизни, здоровью, имуществу потребителя, окружающей его среде. Таким образом, для того чтобы продажа товаров с недостатками не являлась нарушением прав потребителей, необходимо одновременное наличие следующих условий:

--------------------------------

<117> Требуется прямое указание продавца на конкретные недостатки товара. Если продавец четко не информировал потребителя о каких-либо недостатках (об одних недостатках предупредил потребителя, о других - нет), то он за них отвечает.

<118> Такие отношения в связи с приобретением товаров с недостатками могут быть связаны не только с собственно заключением договора купли-продажи, но и с реализацией права потребителей на обмен некачественного (ст. 18 Закона о ЗПП) или качественного непродовольственного товара (ст. 25 Закона о ЗПП), а также с ситуацией выполнения работы (оказания услуги) из материалов исполнителя.


- информирование потребителей о конкретных недостатках товара;

- согласие потребителя на приобретение такого товара;

- товар должен быть безопасным.

Все эти условия следует четко выразить в п. 1 ст. 18 Закона о ЗПП.

Проблема совершенствования возможности потребителей на предъявление требований во внедоговорных отношениях.

Одним из основных правовых приемов, представленных в законодательстве о защите прав потребителей и обеспечивающих правовую защиту данных субъектов, выступает нормативное закрепление возможности потребителей предъявлять требования в рамках внедоговорных правоотношений другим лицам. Иными словами, смысл этого приема - это возможность предъявления требований не только стороне по договору (в том числе потенциальной - в преддоговорных отношениях), но и лицам, прямо указанным в законе. Охрана прав потребителей тут выражается в законодательном оформлении возможности потребителя адресовать требования целому ряду субъектов. Например, в правоотношениях купли-продажи потребитель может предъявить свои требования не только продавцу, но и уполномоченным лицам, изготовителю, импортеру <119>.

--------------------------------

<119> Фигура импортера в нашем законодательстве о защите прав потребителей появилась относительно недавно. В правоотношениях, связанных с недостатками проданного товара, его правовое положение близко к положению изготовителя. Так, согласно п. 3 ст. 18 Закона о ЗПП потребитель может предъявлять импортеру те же требования, что и изготовителю, например, требование о возврате суммы, уплаченной за товар ненадлежащего качества.


Представляется оправданным нормативное расширение указанной возможности по следующим двум направлениям:

- закрепление в Законе о ЗПП права потребителя-заказчика в правоотношениях по работам и услугам предъявлять требования по поводу недостатков материалов, предоставленных исполнителем, не только самому исполнителю, но и по своему выбору также продавцам, изготовителям, импортерам (их уполномоченным лицам) таких материалов (товаров);

- закрепление в Законе о ЗПП права потребителя в отношениях купли-продажи предъявлять свои требования еще и арендодателям <120> по крайней мере в двух ситуациях - 1) при продаже товаров с использованием автоматов; 2) при отсутствии продавца (арендатора) по месту заключения договора с потребителем (договорные отношения по аренде прекращены) на момент предъявления требований. Аналогичное право для потребителя-заказчика (в отношении второй ситуации) нужно закрепить и для правоотношений по выполнению работ и оказанию услуг.

--------------------------------

<120> На необходимость такого совершенствования законодательства о защите прав потребителей указывается в научной литературе. Об этом см., например: Хорошавина Н.Ю. Правовое регулирование договорных отношений розничной купли-продажи: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2007.


Для того чтобы для арендодателя обязанность удовлетворить требования потребителя не была чрезмерным правовым обременением, необходимо в рамках нормативного обеспечения нужного уровня баланса интересов сторон соответствующего правоотношения предусмотреть специальное основание освобождения арендодателя от ответственности перед потребителем. Таким основанием должно выступать соблюдение арендодателем обязанности по доказыванию следующего обстоятельства: он должен доказать, что принял все возможные и разумные меры в целях обеспечения права потребителя на предъявление требований к иным контрагентам в соответствии с законом (в договор аренды включено общее условие о соблюдении арендатором прав потребителей, связанных с продажей некачественных товаров, потребители информированы <121> путем вывески, иными способами о новом месте нахождения продавца и пр.). Таким образом, исходя из отмеченного основания освобождения от ответственности, следует сделать вывод, что арендодатель должен отвечать перед потребителями как дополнительный, а не основной должник <122>.

--------------------------------

<121> В Законе о ЗПП нужно прямо сформулировать и обязанность продавца (уполномоченных лиц) принять все возможные и разумные меры для доведения до потребителей сведений о смене места обслуживания потребителей.

<122> Конечно, несмотря на такую квалификацию статуса арендодателя, его ответственность не должна расцениваться в рассматриваемой ситуации как субсидиарная. Наоборот, в рамках предлагаемого подхода потребитель должен получить возможность обращения со своими требованиями не только к контрагентам, указанным в ныне действующей редакции Закона о ЗПП, но еще и к арендодателю (право выбора потребителя).


Проблема толкования законодательства о защите прав потребителей в пользу потребителей.

В отдельных правовых сферах действует, по сути, общеправовое, межотраслевое правило о толковании правовых норм в пользу слабой стороны в правоотношении <123>. Иногда это положение закрепляется нормативно. Например, в п. 7 ст. 3 Налогового кодекса РФ <124> (далее - НК РФ) установлено, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов). По моему мнению, и для сферы защиты прав потребителей следует нормативно сформулировать схожее предписание о том, что все противоречия законодательства о защите прав потребителей (в широком смысле этой категории - и законы, и подзаконные акты, содержащие нормы о защите прав потребителей) необходимо толковать в пользу потребителя.

--------------------------------

<123> Данная сторона в юридической литературе характеризуется как субъект, обладающий "значительно меньшим запасом тех или иных организационных, материальных, профессиональных, информационных и других конкурентных, имеющих значение для формирования, осуществления и защиты субъективного права ресурсов в сравнении со своим контрагентом". См.: Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. Саратов, 2008. С. 84 - 85. В то же время его можно определить и как лицо, у которого "отсутствует возможность вполне свободно выразить свою волю участника гражданского правоотношения". См.: Маковский А.Л. Указ. соч. С. 47. Данные определения нет смысла противопоставлять, они дают возможность сформировать более емкое понимание слабой стороны в правоотношении. Это субъект, который в сравнении со своим контрагентом не имеет возможности полностью свободно выражать свою волю.

<124> Налоговый кодекс РФ (с послед. изм. и доп).


Проблема применения законодательства о защите прав потребителей к сложным договорным конструкциям.

Отношения с участием потребителей могут опосредоваться различными договорами, примерный (открытый) перечень которых указан в п. 1 Постановления Пленума N 7. Среди таких договорных форм особое место занимают договорные обязательства со сложным субъектным составом, когда в договоре участвует не только потребитель с одной стороны и его контрагент (продавец или исполнитель) с другой стороны, а еще сюда добавляются и иные третьи лица. Проблема обеспечения единства судебной практики по спорам, связанным с подобными договорами, обычно возникает тогда, когда анализируемые договорные разновидности только начинают применяться в реальной правовой жизни.

Например, такими договорами являются соглашения, заключаемые на проведение капитального ремонта многоквартирных домов, финансируемого за счет бюджетов различных уровней и средств собственников. В этих договорах, обычно квалифицируемых как договоры строительного подряда, построенных по схеме генерального подряда, заказчиком выступает соответствующее товарищество собственников жилья, действующее от своего имени и от имени собственников жилых помещений, в том числе и граждан. Подрядчиком же является определенное юридическое лицо, профессионально занимающееся выполнением строительных работ.

По моему мнению, в ситуациях, когда речь идет о собственниках-гражданах, есть все основания применять к таким договорам законодательство о защите прав потребителей. Думается, что в данном случае именно в этом должно состоять существо принципа единства судебной практики. Во-первых, аргументом выступает содержание самого договора, его цель (с точки зрения потребителя) - удовлетворение потребностей физических лиц, связанных с проживанием в соответствующих жилых помещениях. Во-вторых, обоснованием такого подхода является наличие требуемого по преамбуле Закона о ЗПП субъектного состава возникающего правоотношения по строительному подряду: физическое лицо (потребитель, заказчик), от имени которого действует товарищество собственников жилья (одна сторона правоотношения, здесь имеет место множественность лиц) - юридическое лицо (исполнитель работы, подрядчик).

Можно привести и иные примеры рассматриваемых договорных форм с участием потребителей. Нередко они связаны с использованием конструкции договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ), когда потребитель является не стороной, заключившей договор, а третьим лицом - выгодоприобретателем. Особенно часто это касается работ и услуг, выполняемых и оказываемых для потребителя. Представляется, что, исходя из определения термина "потребитель" по преамбуле Закона о ЗПП, к таким договорным отношениям нужно применять законодательство о защите прав потребителей. Действительно, ведь потребитель хотя и не является плательщиком (не он оплачивает денежные средства контрагенту), но пользуется работой (ее результатом), услугой.

В итоге получается (с учетом определения термина "исполнитель" по преамбуле Закона о ЗПП), что законодательство о защите прав потребителей следует применять к правоотношениям по работам и услугам не только тогда, когда сам потребитель заключил возмездный договор, а еще и в ситуации, когда потребитель такого договора не заключал, но возмездный договор заключен в его пользу. Причем возмездность в названных договорах может в той или иной мере быть связанной с областью действия публичного права. Все эти аспекты использования сложных договорных конструкций в потребительских отношениях должны быть прямо отражены в Законе о ЗПП.

Основные направления совершенствования судебного порядка защиты прав потребителей

Как известно, механизм охраны прав потребителей носит комплексный, межотраслевой характер и включает в себя не только гражданско-правовые средства (хотя это основной элемент), но и публично-правовые инструменты, которые обеспечивают нужную степень эффективности реализации субъективных гражданских прав потребителей. Одним из таких инструментов выступает судебная защита прав потребителей, осуществляемая в соответствии со ст. 17 Закона о ЗПП и процессуальным законодательством. Как показывает отечественная практика судебной защиты прав потребителей, нормативное обеспечение такой защиты нуждается в совершенствовании по отдельным вопросам.

О государственной пошлине по делам о защите прав потребителей.

До 2005 г. потребители по искам, связанным с нарушением их прав, освобождались от уплаты государственной пошлины во всех случаях. С 2005 г. согласно ст. 333.36 НК РФ истцы по искам, связанным с нарушением прав потребителей, освобождаются от уплаты государственной пошлины. Однако такое освобождение предоставляется, если цена иска не превышает 1000000 рублей. В случае, если цена иска превышает 1000000 рублей, указанные плательщики уплачивают государственную пошлину в соответствии с правилами НК. Такие правила направлены не только на обеспечение фискальных интересов, но и на ограничение возможности потребителей злоупотреблять своими правами при подаче исков, в частности, путем подачи заведомо необоснованных исковых требований на крупные суммы.

Введение этих положений об уплате государственной пошлины в законодательство свидетельствует, наряду с иными нормами Закона о ЗПП, в частности, его ст. 18, об одной из тенденций развития современного законодательства России о защите прав потребителей. Это постепенный отход от ряда гарантий прав потребителей (их ограничение) в сторону повышения степени правовой обеспеченности баланса интересов потребителей и их контрагентов.

Применительно к действию указанных правил о государственной пошлине нужно отметить, что со своей стороны потребители пытаются минимизировать для себя их негативные имущественные последствия в предусмотренной законом процессуальной форме. При этом иск первоначально заявляется на сумму до 1000000 рублей с возможным последующим увеличением исковых требований.

С целью повышения гарантий реализации права потребителя на судебную защиту, представляется верным в законодательство о государственной пошлине ввести императивное правило о том, что потребитель уплачивает пошлину при цене иска более 1000000 рублей только по итогам судебного разбирательства (императивная нормативно установленная отсрочка уплаты государственной пошлины) <125>. Таким образом, потребитель должен будет реально ее уплачивать только в тех случаях, когда им дело будет проиграно (полностью или в части).

--------------------------------

<125> Такая отсрочка в настоящее время может быть предоставлена по усмотрению суда. Здесь же предлагается установить отсрочку безусловную, которая не связана с судебным усмотрением: при подаче иска потребителем (его представителем) государственная пошлина не должна платиться в любом случае. Но при отмеченном превышении по сумме вопрос о ее оплате всегда решается в итоговом судебном акте.


Об обязанности доказывания по делам о защите прав потребителей.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Подобные иные правила устанавливаются в Законе о ЗПП. В частности, в соответствии с п. 5 ст. 14 изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги).

Вместе с тем представляется правильным совершенствовать законодательство по данной проблематике, расширяя сферу действия указанных иных правил о распределении бремени доказывания и предусматривая максимально возможное освобождение потребителей от исполнения такой обязанности. Думается, что здесь есть как минимум два направления для отмеченного совершенствования. Во-первых, это закрепление в Законе о ЗПП дополнительных (новых) правил о возложении бремени доказывания на контрагентов потребителей. Например, для довольно распространенных споров о качестве товаров, работ и услуг можно предусмотреть, что обязанность по доказыванию факта отсутствия недостатка всегда возлагается на ответчика, т.е. на контрагента потребителя. Во-вторых, нужно исключить из Закона о ЗПП обязанности самого потребителя по доказыванию определенных обстоятельств (п. 6 ст. 18, п. п. 5 и 6 ст. 19, п. п. 4 и 5 ст. 29 Закона о ЗПП <126>).

--------------------------------

<126> Например, в абз. 1 п. 6 ст. 18 Закона о ЗПП установлено, что продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, на который не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента.


О возможности защиты прав потребителей в третейских судах.

Сегодня у потребителей есть возможность обращаться за защитой своих прав не только в суды общей юрисдикции, но и в третейские суды. Такой вывод следует из содержания ст. 1 Федерального закона от 24.07.2002 "О третейских судах в Российской Федерации" <127>. Вместе с тем подобная практика не очень распространена, хотя и имеется. Так, по данным Третейского энергетического суда (г. Казань), этим судом с 2003 г. рассмотрено не более двадцати дел, связанных с защитой прав потребителей в сфере энергоснабжения. Одной из правовых причин отмеченной ситуации является содержание п. 3 ст. 5 названного Федерального закона <128>.

--------------------------------

<127> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3019. В соответствии с этой статьей в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

<128> По этой норме третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска.


Кроме того, при осуществлении третейской защиты не вполне ясна судьба тех двух основных гарантий судебной защиты, которые предоставляются потребителю согласно ст. 17 Закона о ЗПП, - эта описанная выше льгота по государственной пошлине, и право заявлять иски в суд по своему выбору. Правовая неопределенность состоит в том, что в случае с третейским судом нет прямых ответов на: 1) вопрос о предоставлении такой льготы по третейскому сбору; 2) вопрос о механизме реализации потребителем права выбора суда.

Тем не менее на практике имеется потребность в развитии третейской формы защиты нарушенных прав потребителей. По крайней мере это необходимо с учетом известного аргумента о целесообразности некоторой разгрузки государственной судебной системы. Поэтому видится необходимой четкая регламентация права потребителя защищать свои права в третейских судах.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (26.03.2016)
Просмотров: 84 | Теги: прав потребителей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016