Суббота, 16.02.2019, 06:48
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ КАК ГАРАНТИЯ СТРАТЕГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Ю.В.Францифоров, доктор юридических наук

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ КАК ГАРАНТИЯ СТРАТЕГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Введение: национальная безопасность государства вызвана требованием обеспечения неприкосновенности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз, в том числе в сфере уголовного судопроизводства, призванного защищать конституционные права и свободы каждого вовлеченного в сферу уголовного процесса человека.

Главным субъектом обеспечения безопасности граждан в сфере уголовного судопроизводства является государство в лице прокурора, судьи, следователя, органа дознания и дознавателя, которые обязаны защищать права и законные интересы лиц, потерпевших от преступления, а также осуществлять защиту личности от незаконного и необоснованного уголовного преследования, поскольку человек, его права и свободы являются высшей социальной ценностью, а защита их - прямая обязанность государства, обусловленная гарантиями национальной безопасности прав граждан.

В связи с этим целями настоящего исследования являются раскрытие содержания нормативно-правовой базы национальной безопасности государства, гарантирующей неприкосновенность личности в уголовном судопроизводстве, а также разработка рекомендаций по совершенствованию международного и национального уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности в рамках правовых гарантий обеспечения безопасности граждан в уголовном процессе.

Методы: методологической основой данной научной статьи является ряд методов научного познания, например, такие общенаучные исследовательские методы как диалектический, логический, системный, структурно-функциональный, а также такие частнонаучные методы, как сравнительно-правовой, формально- юридический и другие.

Результаты: в статье автор определяет, что национальная безопасность представляет собой такую систему мер, которые обусловлены необходимостью обеспечения неприкосновенности личности, общества и государства не только от внешних, но от внутренних угроз в различных сферах жизни и деятельности граждан России, в том числе в уголовном судопроизводстве. В статье осуществляется анализ мер обеспечения неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве при избрании следователем, прокурором или судом мер уголовно-процессуального принуждения к обвиняемому, подозреваемому и подсудимому.

Выводы: в результате проведенного исследования даны рекомендации по совершенствованию нормативной базы, регламентирующей охрану прав и свобод человека и гражданина, гарантирующей неприкосновенность личности в уголовном судопроизводстве, а также по внесению предложений о внесении изменений в международное и национальное уголовно-процессуальное законодательство и правоприменительную деятельность в рамках правовых гарантий обеспечения безопасности участников уголовного процесса.

Ключевые слова: национальная безопасность, неприкосновенность личности, уголовное судопроизводство, защита прав и свобод, гарантии безопасности личности в уголовном процессе.

 
Введение

Национальная безопасность - это система таких мер, которые обусловлены необходимостью обеспечения неприкосновенности личности, общества и государства не только от внешних, но и от внутренних угроз в различных сферах жизни и деятельности граждан России, в том числе и в уголовном процессе.

В стратегии России на период до 2020 г. установлено, что национальная безопасность представляет собой такое состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойное качество и уровень жизни граждан и их безопасность [7].

Национальные интересы России связаны с теми интересами личности, в основе которых находятся конституционные права и свободы, гарантии личной безопасности каждого человека в условиях правового государства, каким является Российская Федерация.

Сущность и гарантии обеспечения безопасности граждан в уголовном процессе

Главным субъектом обеспечения безопасности граждан является государство, а поскольку человек, его права и свободы являются высшей социальной ценностью, то их защита - прямая обязанность государства, обусловленная в том числе и гарантиями национальной безопасности прав граждан, а потому самое большое значение в обеспечении национальной безопасности граждан принадлежит правовым гарантиям.

В теории права и юридической литературе нет единого суждения о понятии «правовые гарантии». В связи с этим следует рассмотреть вопрос о том, что понимается под «гарантиями» в теории права и как они соотносятся с понятием «национальной безопасности прав граждан». По мнению одних авторов, юридические гарантии - это система условий и средств, закрепленных в действующем законодательстве и направленных на обеспечение прав личности [9, с. 519]. Другие ученые к гарантиям относят не только условия и средства, но и сам порядок правового регулирования, а также принципы права [8, с. 28].

Приходим к выводу, что в споре о гарантиях каждый из названных авторов по своему прав, выделив одну из сторон этого понятия.
Так, в словаре русского языка С.И. Ожегова гарантия - это ручательство, порука в чем-нибудь. Гарантировать - значит защитить, обеспечить от каких-либо неожиданностей [6, с. 130]. Согласно словарю иностранных слов, понятие «гарантия» возникло от французского глагола garantir - «обеспечивать», «охранять», что связано с поручительством третьего лица в случае неудовлетворительного исполнения своих обязанностей должниками [2, с. 151]. В юридической энциклопедии под конституционными гарантиями понимается средство реализации и защиты гражданами своих прав и свобод. Каждому гарантируется судебная защита прав и свобод от решений и действий (бездействий) органов государственной власти или их должностных лиц [1, с. 120].

Таким образом, мы приходим к выводу, что гарантия - это условие, которое обусловлено обязательством обеспечения, охраны или защиты как непосредственно самих граждан, так и принадлежащих им прав и свобод.

Понятие «гарантии» обычно используется с такими терминами, как законность, безопасность, правопорядок, защита прав и свобод, а следовательно наполняется содержанием, которое вызвано особенностью объекта, нуждающегося в охране и защите.
Вместе с тем истоки системы гарантий обеспечения и защиты прав человека и гражданина основываются на заинтересованности государства в эффективном функционировании его правовых институтов, предназначенных для решения социальных вопросов, в основе которых лежит формула, что высшей ценностью является человек, его права и свободы.

Основным правовым институтом российского общества является государство, принимающее законы и иные правовые акты для организации жизни общества и его правовых отношений, главным из которых является отношение государства с человеком.
На вопрос природы правовых гарантий обращал внимание С.Н. Братусь, понимая под ними само право как таковое, в его многообразных проявлениях [3, с. 78-80].

Таким образом, правовые гарантии - это такие законодательно установленные средства, которые обеспечивают реализацию прав и обязанностей личности, а также неприкосновенность личности, поскольку регулируют правоотношения в обществе и государстве.
Гарантии прав и обязанностей взаимосвязаны с правовыми предписаниями, которые обеспечиваются возможностью использования права и необходимостью исполнения обязанности [5, с. 33-34].

Соотношение правовых гарантий с обеспечением национальной безопасности следует рассматривать в рамках существующих государственных преобразований в разных сферах российского общества, которые обусловлены правами и законными интересами как государства и общества, так и правами и свободами отдельно взятой личности.

Таким образом, к перечню основных гарантий национальной безопасности государства следует отнести неприкосновенность личности, содержанием которой служат средства, направленные на обеспечение прав и свобод, и меры юридической ответственности.

Особое внимание при обеспечении неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве следует обратить на процедуру привлечения лица к уголовной ответственности, которая связана с уголовным преследованием лиц, обвиняемых в совершении преступления.

Законность и обоснованность привлечения к уголовной ответственности при производстве по уголовному делу вызвана соблюдением формулы - «обвиняемый не считается виновным до тех пор, пока его виновность в совершении преступления не доказана следователем и судом и не установлена приговором суда, вступившим в законную силу».

Принцип презумпции невиновности является одной из самых существенных гарантий неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве, поскольку она отдельно установлена в п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, в п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ. Вместе с тем анализ данных норм, составляющих смысл принципа презумпции невиновности, позволяет высказать замечание по их содержанию с целью совершенствования редакции данных норм. Так, требование ч. 4 ст. 24 УПК РФ позволяет следователю вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, что противоречит п. 1 ст. 49 Конституции РФ. Такого юридического порядка не было даже в УУС 1864 г., где, в соответствии со ст. 529-534 УУС, только Судебная палата могла вынести решение о прекращении уголовного преследования не иначе как по письменному предложению состоящего при ней прокурора.

Вместе с тем требование ч. 4 ст. 24 УПК РФ противоречит не только ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, но и п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, в соответствии с которыми установление виновности лица осуществляется законным порядком путем гласного судебного разбирательства и обеспечения возможности для защиты. Данное правовое требование не позволяет решать вопрос о виновности лица следователем, дознавателем и органом дознания. Следует обратить внимание на необходимость логического совершенствования п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, дополнив ее после слова защиты словами «...от обвинения, излагаемого во вступившем в законную силу приговоре суда» [12, с. 9]. Соблюдение гарантии неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве, в том числе включающей в себя и презумпцию невиновности, вызвано и возможностью принятия решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию, поскольку лицо виновным в совершении преступления не признано, а потому может «нуждаться» в подтверждении своей невиновности в суде, требуя защиты чести и законных интересов.

Поскольку прекращение уголовного дела в связи со смертью обвиняемого лишает возможности судебного разбирательства и доказывания виновности или невиновности лица, то оно должно трактоваться как несоблюдение государством обязанности обеспечить судебную защиту, поскольку отказывает лицу на доступ к правосудию (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ).

Таким образом, решение о прекращении уголовного дела не является заменой приговора суда, а потому не может быть приравнено к актам, устанавливающим виновность обвиняемого в совершении преступления.

Наиболее низким уровнем защищенности в области обеспечения неприкосновенности личности и безопасности прав граждан обладает стадия возбуждения уголовного дела, поскольку на ней лишь создаются правовые отношения лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство. Этих лиц следует называть участниками, не имеющими уголовно-процессуального статуса, поскольку их права и обязанности не закреплены в уголовно-процессуальном законе, а потому в отношении них не установлены правовые гарантии, выраженные в нормах международного права, Конституции РФ и принципах уголовного судопроизводства.

К таким лицам следует отнести заявителя и очевидца. Так, заявитель в случае вынесения постановления следователя приобретает статус потерпевшего, а до этого момента он не подлежит допросу как полноправный участник уголовного судопроизводства.
Очевидец также лишен процессуальных прав и приобретает их лишь после вынесения постановления следователя, после чего получает статус свидетеля и необходимые для участника уголовного процесса права, в том числе право являться на допрос со своим адвокатом и ходатайствовать о применении в отношении его мер безопасности.

Таким образом, должны найти разумный баланс частные интересы личности, обусловленные ее неприкосновенностью и безопасностью, и публичный интерес общества и государства, связанный с уголовным преследованием лиц, совершивших преступление.
Пробелы правоотношений участников процесса на стадии возбуждения уголовного дела характеризуются отсутствием нормативных предписаний УПК РФ в отношении участников с неопределенным статусом, которые по этой причине не могут быть обеспечены всеми средствами государственной защиты, в том числе касающихся неприкосновенности и безопасности личности.

Эти пробелы могут быть ликвидированы за счет требований ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 20.08.2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», позволяющего использовать меры государственной защиты в отношении заявителя и очевидца преступления [10], которые следует внести в УПК РФ, отнеся очевидца и заявителя к иным участникам процесса и наделив их необходимыми правами и обязанностями.

Для обеспечения прав и свобод одних участников уголовного судопроизводства требуется точное и своевременное исполнение обязанностей других его участников. А потому наравне с процессуальными правами участников процесса для них имеются и определенные ограничения в виде мер уголовно-процессуального принуждения.

Формулирование возможных целей ограничения основных прав и свобод человека и обсуждение их справедливости являлись одним из важнейших вопросов философии права в течение всех исторических периодов. Т. Гоббс в качестве основной цели ограничения прав называл обеспечение безопасности [4, с. 120].

Институт процессуальных ограничений прав и свобод в уголовном процессе служит основой, без которой невозможно осуществлять производство по уголовному делу и гарантировать права и свободы, а также безопасность всех участников уголовного судопроизводства.

Уровень цивилизованности общества обусловлен его отношением к правам человека [11, с. 49], а потому одной из важных составных частей стратегии национальной безопасности является вопрос обеспечения неприкосновенности личности, вовлеченной в уголовное судопроизводство.

Ограничение прав и свобод личности может быть вызвано задержанием подозреваемого, а также применением такой строгой меры пресечения, как заключение под стражу.

Вместе с тем применение мер уголовно- процессуального принуждения, ограничивающих права и свободы личности, должно быть вызвано исключительными обстоятельствами.

Выводы

В основе правоотношений участников уголовного процесса лежит условие неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве, которое является гарантом стратегии безопасности участников уголовного судопроизводства, а также его важнейшим принципом, направленным на невозможность уголовного преследования лиц при отсутствии на то установленных УПК РФ оснований, требующих от следователя, прокурора и суда обеспечения законности и обоснованности привлечения их к уголовной ответственности, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Большая юридическая энциклопедия. - М. : Эксмо, 2007. - 688 с.
2. Большой словарь иностранных слов. - М. : Юнвес, 1999. - 784 с.
3. Братусь, С. Н. Юридическая ответственность и законность / С. Н. Братусь. - М. : Юрид. лит., 1976. - 215 с.
4. Гоббс, Т. Сочинения. В 2 т. Т. 2 / Т. Гоббс. - М. : Мысль, 1991. - 731 с.
5. Корнуков, В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве / В. М. Корнуков. - Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1987. - 179 с.
6. Ожегов, С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. - М. : Рус. яз., 1990. - 921 с.
7. Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года // Официальный сайт Президента РФ. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http:// www.kremlin.ru/supplement/424. - Загл. с экрана.
8. Строгович, М. С. Курс советского уголовного процесса / М. С. Строгович. - М. : Изд-во АН ССР, 1958. - 703 с.
9. Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. - М. : Юристъ, 1997. - 672 с.
10. Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 авг. 2004 г. № 119-ФЗ // Российская газета. - 2004. - 25 авг. (№ 3558).
11. Францифоров, Ю. В. Особенности применения мер уголовно-процессуального принуждения в отношении женщин и производства следственных действий с их участием / Ю. В. Францифоров // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. - 2016. - №2(31).- С. 49-55.
12. Францифоров, Ю. В. Презумпция невиновности в уголовно-процессуальном доказывании / Ю. В. Францифоров, В. А. Пономаренков, Н. А. Громов // Следователь. - 1999. - № 3. - С. 9.

«Legal Concept = Правовая парадигма». 2018. Т. 17. № 2

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (15.01.2019)
Просмотров: 21 | Теги: Национальная безопасность, неприкосновенность личности | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь