Воскресенье, 19.08.2018, 06:58
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Образование. Научная деятельность

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ АКАДЕМИКА А. И. ТАТАРКИНА

В.И Бархатов, доктор экономических наук, профессор, директор Института экономики отраслей, бизнеса и администрирования Челябинского государственного университета
Д.А.Плетнев, кандидат экономических наук
И.А.Белова, кандидат экономических наук
И.В.Кустова

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ АКАДЕМИКА А. И. ТАТАРКИНА (МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА)

14 марта 2017 г. в рамках Всероссийской научной конференции «Конкурентоспособность и развитие социально-экономических систем», посвященной памяти академика А. И. Татаркина, в Челябинском государственном университете состоялся круглый стол «Научное наследие академика А. И. Татаркина». В заседании приняли участие 28 человек, среди них представители московской, екатеринбургской и челябинской школ экономической науки: В. И. Бархатов (д-р экон. наук, проф., зав. кафедрой экономики отраслей и рынков ЧелГУ), Ю. Г. Лаврикова (д-р экон. наук, и. о. директора Института экономики УрО РАН), Н. Г. Яковлева (канд. экон. наук, доц., ведущий науч. сотрудник Института экономики РАН), В. Н. Белкин (д-р экон. наук, проф., директор Челябинского филиала Института экономики УрО РАН), А. Ю. Даванков (д-р экон. наук, проф. кафедры экономической теории и регионального развития ЧелГУ), А. В. Горшков (д-р экон. наук, проф. кафедры экономической теории и регионального развития ЧелГУ), Г. Н. Пряхин (д-р экон. наук, проф. кафедры экономической теории и регионального развития ЧелГУ), а также ученики и последователи А. И. Татаркина. Центром обсуждения стали проблемы: повышение конкурентоспособности региональной экономики; необходимость роста доверия в отношениях власти — бизнеса — науки и образования; необходимость массового включения в учебный процесс для экономистов дисциплины «Политическая экономия»; важность и актуальность создания «научной агломерации» на Урале, основанной на объединении потенциала ученых Челябинской и Свердловской областей.

Ключевые слова: Татаркин, региональная экономика, политэкономия, Экономикс.

 

В. И. Бархатов: Я благодарен всем присутствующим, собравшимся сегодня на круглый стол, посвященный памяти Александра Ивановича Татаркина, известного российского экономиста. Нам дорого то, что он является уральским экономистом, который не только положил начало созданию научной школы в Свердловске, но и способствовал становлению и развитию ученых Челябинска. На протяжении 20 лет он оказывал нам помощь в подготовке наших научных кадров и развитии наших учебных учреждений. Особенно хочется вспомнить о нем как об организаторе молодежного конкурса бизнес-проектов среди школьников города Чесмы, который

Александр Иванович создал совместно с Татьяной Александровной Верещагиной. Академик очень заинтересованно смотрел на молодое поколение Чесменского района, которое пыталось что-то докладывать, разрабатывать новые проекты и в конечном итоге приобщаться к науке. Осенью прошлого года мы решили, что нам надо провести конференцию, посвященную памяти Александра Ивановича, встретиться с представителями его родного института, вспомнить, какой вклад он внес в экономическую науку.

В свою очередь я хотел бы отметить несколько позиций о его методологии, его вкладе в развитие экономической науки. Что характеризовало Александра Ивановича, это то, что его научные исследования никогда не были оторваны от жизни. На сегодняшний день беда политэкономии, и в целом экономической науки, в том, что мы видим одну реальность, а наша наука привязана совсем к другой, она не дает ответы на те вопросы и проблемы, которые сегодня действительно ставит перед нами развитие общества. Надо отдать должное Александру Ивановичу, что у него было определенное предвидение. Я считаю, что особого внимания заслуживает его позиция по саморазвивающимся системам. Она очень ценна сегодня, когда встала проблема перехода к новой модели, новой парадигме развития. Прежде всего мы должны понять, о какой новой социально-экономической системе мы сегодня мечтаем, каков путь развития. Последние 20 лет показали, что путь, который мы выбрали, оказался непригодным для экономического развития России.

Мы снизили темпы экономического роста, мы не решаем новые социально-экономические проблемы во многих сферах, мы являемся периферийной экономикой. Я считаю, что в методологическом и теоретическом плане его теория саморазвивающихся социально-экономических систем в определенной степени может помочь нам создать новую модель, которая нас сегодня устраивала бы. Эта проблема актуальна, она требует дополнительного исследования, она должна быть заложена в систему развития тех экономик, которые должны быть в будущем развиты в России.

Особое внимание Александр Иванович уделял региональным проблемам. Он подчеркивал, что на сегодняшний день должны развиваться не только Москва, Санкт-Петербург, а должно развиваться значительное число социально-экономических центров, которые притягивают интеллектуальный потенциал, научный потенциал и формируют саморазвивающиеся системы на данных территориях. Это его заслуга. Он пытался об этом говорить, писать, призывать к этому. Говоря о регионах, Александр Иванович прежде всего говорил о конкурентоспособности этих регионов, о том ресурсном потенциале, который имеется в регионе, и насколько эффективно он используются. Я призываю все научное сообщество Свердловской и Челябинской областей изучать этот потенциал. Нам необходимо формировать среду, которая позволит впоследствии людям, пришедшим к власти, решать проблемы, которые хотел решить Александр Иванович. Но жизнь настолько несправедлива, что в самые ответственные моменты, человек, который решает эти проблемы, уходит. Светлая память Александру Ивановичу! Мы с вами сегодня должны вспомнить его наследие, вспомнить о нем как о человеке, экономисте и о великом ученом России!

Ю. Г. Лаврикова: Уважаемые коллеги, я благодарю вас за приглашение на конференцию, посвященную памяти Александра Ивановича. У Александра Ивановича к Челябинску, Челябинской области было особое отношение. Он здесь родился, здесь вырос. Здесь он закончил сельскохозяйственный техникум и получил первые азы работы, которые заложили его мировоззрение как экономиста. Когда мы стали готовиться к конференции, смотреть, какие тематики он затрагивал, то выяснили, что он затрагивал практически все вопросы, касающиеся развития территории. Политэкономия была его любовью, видимо, это и позволяло ему иметь такую глубокую методологическую основу. Последнее время очень известны его исследования по Арктике. В Новосибирске в настоящий момент идет совещание, где наработки Института экономики УрО РАН под руководством Александра Ивановича звучат как «уральский вектор арктического развития». Помимо того что Александр Иванович был ученым со всесторонне развитой научной интуицией, он был талантливым организатором. В нашем Институте экономики УрО РАН он создал три диссертационных совета, которые функционируют по сей день. Мы подготовили благодаря этому 40 докторов наук, которые работают в Институте экономики. Кроме того, издаем два научных журнала, которые тоже возникли при Александре Ивановиче. Он поддержал филиалы, которые до него создал наш директор Михаил Иванович Сергеев. В сложные для института времена Александр Иванович смог сохранить Институт, и этот потенциал мы сейчас стараемся оберегать, сохранять и развивать.

Десять лет в Институте экономики УрО РАН существует научная ведущая школа по региональной конкурентоспособности. Десять лет эта школа подавала заявки на гранты президента, и все эти годы выигрывала их. Уральская школа региональной конкурентоспособности постепенно начинала развивать те моменты, которые касаются развития регионов, становления их в новой рыночной экономике. Один цикл нашей научной школы был посвящен основам повышения конкурентоспособности региональных систем. В рамках этих исследований были заложены предпосылки конкурентной политики региона. Не только предпосылки конкурентной политики региона, но самое главное — новых институтов повышения конкурентоспособности регионов, включая кластеры и государственное частное партнерство. Затем исследования этой школы перешли к формированию и реализации конкурентных преимуществ индустриально развитых регионов. Именно в них впервые для таких регионов, как Свердловская и Челябинская области, была очень четко обоснована необходимость использования государственно-частного партнерства. Какие направления в кластерной политике должны использоваться для формирования конкурентных преимуществ. Третий цикл был посвящен конкурентному позиционированию территории в современном экономическом пространстве.

Здесь говорилось о том, что территория представляет собой двойственное явление. С одной стороны, территория — это товар, который обладает определенным имиджем, определенным брендом.

С другой стороны, территория — это предприятия, которые так же точно могут мобилизовать свои конкурентные преимущества и использовать их в современном экономическом пространстве. Четвертый цикл этой научной школы был посвящен конкурентному сосуществованию территорий, в то время у многих ученых было мнение, что конкуренции между территориями нет. Такая точка зрения существует и до сих пор. Мы говорим, что конкуренция между территориями существует, она объективна, и, более того, ее можно формировать, и ей можно управлять. Мы столкнулись с определенной точкой зрения органов власти Свердловской области, которые также считают, что конкуренция между территориями не является полезной. Нам приходилось доказывать, что конкуренция между регионами нужна и она должна носить цивилизованный характер. Последней цикл научной школы заключался в социально-экономическом конструировании конкурентного иммунитета территории. Он позволит сформировать ядро конкурентоспособности региона и сделать регион более устойчивым к внешним и внутренним вызовам. В результате деятельности этой школы Александра Ивановича опубликовано достаточное количество работ, три монографии [1—3], проведен ряд круглых столов. Среди этих монографий, на мой взгляд, более интересной является монография, раскрывающая территориальную конкуренцию в экономическом пространстве, а также имидж, репутацию и бренд территории как нематериальные активы конкурентоспособности территории.

Деятельность научной школы все время соотносилась с реальностью. Начиная с 2007 г. мы проводили социологические опросы по регионам Урала на предмет того, как регионы оценивают территориальную конкуренцию. Результаты опроса не позволяют выявить определенную динамику, но тем не менее есть респонденты, которые оценивают позитивную территориальную конкуренцию. Их достаточно много, и это, безусловно, радует. Среди опрошенных были представители не только власти, но и бизнеса, и науки. В этом году нам удалось собрать 408 анкет и получить определенные результаты. При этом к приоритетным целям конкурентной борьбы территории относят привлечение инвестиций, проведение крупных мероприятий, привлекательный имидж и репутацию территории, финансовую устойчивость и благоприятный предпринимательский климат. Оценивая перспективу территориальной конкуренции, практически половина респондентов считают, что она будет обостряться в ближайшем будущем, и это тоже надо учитывать при формировании региональных стратегий. Кроме этого, задавали вопрос: «Возможно ли все-таки одновременное сотрудничество и конкуренция территории?» И обратите внимание, что «да» категорично ответили только 25 % , но все-таки 57 % считают, что «скорее да, чем нет». Есть определенные сомнения, такие ответы на вопросы заставляют задуматься о том, что среди представителей органов власти нужно проводить работу для того, чтобы было понимание, что конкуренцию надо использовать на пользу регионов. К позитивным результатам сотрудничества относят, как мы уже сказали, рост инвестиционной привлекательности, снижение административных барьеров, развитие межтерриториальной интеграции, включая в том числе агломерацию. Осенью прошлого года мы проводили несколько круглых столов, которые были посвящены конурбации Челябинска и Екатеринбурга, то есть тоже есть определенный эффект от позитивного взаимодействия территорий. К негативным последствиям отнесли дополнительные затраты на поддержку конкурентного сотрудничества, даже формирования иждивенчества в развитии отдельных территорий, ну и ряд других факторов. Как же оценили готовность территории к сотрудничеству? Обратите внимание, что готовы к сотрудничеству в наших условиях пока, к сожалению, немногие. Большое число респондентов ответили, «скорее нет, чем готовы», гораздо больше получили отрицательных ответов.

Какие основные факторы сдерживают экономическое сотрудничество? В их число можно включить различие в экономическом потенциале, низкий уровень интеграционной зрелости, отсутствие доверия при взаимодействии. Кроме того, отсутствие стимула экономической интеграции и незрелая законодательная база. Среди факторов, активизирующих экономическое сотрудничество территории, можно выделить желание укрепить позиции на соответствующих рынках товаров и услуг. При первом приближении такое конкурентное взаимодействие расширяет рынки сбыта, что для бизнеса является первым позитивным моментом, за который он всегда готов ухватиться. Очень важно, чтобы органы власти были готовы к взаимодействию между регионами. Эти процессы должны идти обязательно параллельно.

Приоритетным в этой связи становится установление доверия в экономике. Мы на практике сталкиваемся с тем, что доверия в экономике мало. Это подтверждают результаты опроса, свидетельствующие о том, что уровень доверия в экономике Уральского федерального округа низкий. Данный факт очень тормозит взаимодействие регионов. Основными причинами снижения уровня доверия респонденты назвали следующие: высокий уровень коррупции, социальные разрывы, разрывы между разными уровнями бизнеса, высокий уровень экономических преступлений и т. д. Мы ввели в научный оборот такой феномен, как конкуренция за доверие в экономике. Конкуренция за доверие в экономике представляет собой абсолютное целенаправленное поведение субъекта, которое ориентировано на получение нематериального актива, доверия к себе со стороны как можно большего числа других субъектов рынка.

Эта конкуренция за доверие включает в себя формирование и поддержание позитивной репутации, в том числе привлекательного имиджа.

Таким образом, коллеги, очень коротко я представила обзор тех исследований, которые проводились школой 10 лет. Мы, безусловно, на этом останавливаться не будем. Мы будем отстаивать региональную конкурентоспособность и конкуренцию между регионами и, самое главное, конкурентное сотрудничество между территориями.

В. В. Седов: Я понял так, что речь идет о конкуренции за доверие начальству? Потому что иной конкуренции за доверие я вот, например, не представляю.

Ю. Г. Лаврикова: Безусловно, специфика России говорит о том, что это должно быть. Но в то же время имеется большое число предпринимателей, которые сейчас стремятся обойтись без этого ресурса. Вот мы отмечаем в Свердловской области достаточно хороший всплеск формирования кластеров. Кластеры — это самоорганизация бизнеса. Многие из представителей бизнеса целенаправленно отказываются от государственной поддержки и даже не хотят на нее рассчитывать. Они организуются, они ищут заказчиков своей продукции. Примером выступает Уральский приборостроительный кластер, Центр переливания крови, которые под конкретные потребности заказчика объединяются с другими предприятиями и формируют конечную продукцию. Вы правы, но и без этого тоже думающий бизнес может обойтись.

В. И. Бархатов: Нам необходимо взаимное проникновение бизнеса. Екатеринбург и Челябинск — близкие братья, а получается, что конкуренция доводит до такого абсурда, что и проектов совместных нет. Как будто два государства раздельных в этом плане. Все равно мы должны объединяться, хотим или не хотим — не должно быть такого. Иначе получается, что политические мы округа создали, а экономически мы не объединились. Получается, округ есть, все это существует, а межрегиональный проект не действует.

В. Н. Белкин: Здесь уже говорили, что наш замечательный земляк, которым мы все гордимся, после техникума работал бухгалтером, а потом поступил в юридический институт. Блестяще учился, окончил его. Остался в юридическом институте, там же защитил кандидатскую диссертацию, докторскую диссертацию. В 1987 году Александра Ивановича пригласили на вакантную должность заместителя директора Института экономики, и он дал согласие. В 1987 году, через два месяца, я пришел в Институт экономики. С 1987 года, а сейчас 2017-й, — 30 лет совместной работы с Александром Ивановичем и 30 лет дружеских отношений. Но судьба Александра Ивановича как директора оказалась самой тяжелой. Был первый директор, который организовал Институт — Михаил Александрович Сергеев, потом Валерий Петрович, но Александру Ивановичу достались 90-е годы. В это время, как вы сами понимаете, не до науки было, проблем и без нее было много. Финансирование резко снизилось, перестали давать хоть какие-то деньги, кроме заработной платы.

В этих условиях мы были брошены, мы должны были определяться сами, как надо выжить. У нас было что предложить предприятиям. В первую очередь — свой талант, который мы имели в организации труда. У нас была социологическая группа, которой поступали предложения проводить социологические опросы. Но мы были в структуре института как отдел, который находится в 200 км. И по любому вопросу, по любой бумажке, по любой подписи, по любому договору надо ехать за 200 км. Ясно, что это сильно снижало нашу оперативность. Я договорился с Александром Ивановичем попробовать в этих условиях обеспечить нам юридический статус.

Предложил ему идею создания на базе нашего отдела Академического экономического центра. Процесс создания центра сопровождался определенными трудностями. Но в конечном итоге было принято решение об открытии Челябинского филиала Института экономики. Это был 1993 год. После этого появились филиалы в Оренбурге, Кургане, Ижевске. Сейчас у нас пять таких филиалов.

Теперь несколько слов о заслугах Александра Ивановича. Он принял институт в тяжелые времена, тяжелые для всех институтов РАН, для всех отделений РАН, в том числе Московского, Уральского, Дальневосточного. Именно наш институт, возглавляемый Александром Ивановичем, сумел подняться на такой уровень. Через год стали собираться все исследователи, все специалисты по развитию экономической теории, политэкономии на конференцию, которую регулярно проводил и проводит Институт экономики. Именно в Екатеринбург съезжаются все ведущие ученые, академики, не в Москву, не в Петербург. Именно в Екатеринбурге идет развитие экономической науки на почве, на базе нашего института. Это большая заслуга Александра Ивановича. Одним словом, у всех работников есть право гордиться Александром Ивановичем, гордиться тем, что он сделал, что шел только вперед. Им заложена и воспитана большая школа настоящих исследователей, глубоких специалистов. Они все здесь. Александр Иванович ушел, но его школа осталась, и эта школа работает, и будет работать. Нет никаких сомнений, мы будем сотрудничать как Институт и как филиал с Челябинским государственным университетом.

А. Ю. Даванков: Последний разговор с Александром Ивановичем у меня состоялся незадолго до печального события. Он мне позвонил сам, у него было несколько вопросов ко мне, в том числе он меня спросил: «А как моя статья, которую я вам посылал в "Голиковские чтения"?» А я Александра Ивановича пожурил, сказав: «Александр Иванович, да разве можно такую замечательную статью давать в наш сборник. Такая статья достойна международного уровня». Он мне сказал, что это пробный вариант и что он ее дополнит, переработает. Но это оказалась его последняя работа.

Как я познакомился с Александром Ивановичем. Я пришел в Институт экономики практически 30 лет назад, и в это время как раз началась работа, связанная с региональным хозрасчетом, а именно с поиском дополнительно финансовых ресурсов местного самоуправления. Вот как раз в середине 80-х годов в результате горбачевской гласности люди регионов узнали, как распределяется союзный бюджет между регионами. В Челябинской области в середине 80-х годов наш бюджет составлял примерно 30 миллиардов рублей. Из этих денег 11 миллиардов чистыми ресурсами мы отправляли в Москву. Здания и оборудование, конечно, оставались на нашей территории. И 900 миллионов рублей из 11 миллиардов, что мы перечисляли в Москву, мы получали на социально- экономическое развитие. Представители таких регионов, а именно Свердловской и Челябинской областей, решили исправить это положение, и придумали такое направление, как региональный хозрасчет. Одним из направлений хозрасчета было введение платы за региональные ресурсы, включая инфраструктурные, природные и т. д. Это направление досталось мне. И вот ввели плату за загрязнение окружающей среды. Первый эксперимент был проведен у нас в Челябинске. В 1990 году правительство нам разрешило провести эксперимент по региональному хозрасчету. Нам было разрешено оставлять отдельные налоги, которые раньше полностью переходили в бюджет. Эксперимент прошел, ввели плату за землю в некоторых городах. Попытались ввести плату 6 рублей за квадратный метр в Челябинске. Через несколько лет вышел закон о плате за землю. В этом законе было уточнено, что надо вводить плату в размере не 6 рублей, а 5 рублей 98 копеек. Именно на этой почве состоялось мое знакомство с Александром Ивановичем. Он посмотрел все мои методические подходы к экономической оценке введения платы и предложил мне свое научное руководство моей будущей докторской диссертации, которую вот я и защитил под его научным руководством.

Ю. Г. Яковлева: Уважаемые коллеги, сегодня, так же как и вы все, я хотела поговорить об Александре Ивановиче. И, наверное, вам посчастливилось больше, чем мне, потому что я лично общалась с Александром Ивановичем всего один раз в жизни. Наша встреча состоялась в 2015 году на Санкт-Петербургском экономическом конгрессе. У нас была мысль провести что-то альтернативное правительственным форумам. Так возникла идея провести Санкт-Петербургский экономический конгресс. Эту идею Александр Иванович поддержал и прилетел к нам, выступил с докладом на пленарной сессии. Александр Иванович был талантливым человеком, а талантливый человек талантлив во всем. Когда я ехала на конференцию, посвященную его памяти, я старалась больше почитать об Александре Ивановиче, о его научной школе, об институте, в котором он работал и которым руководил. Посмотрите, как много Александр Иванович сделал в науке. Кроме того, была колоссальная организаторская работа. Когда все это соединяется воедино в одном человеке, то мы невольно приходим к мысли, что это действительно талант. Немного таких людей, которые самостоятельно в науке достигают многого, помогают достигать успехов и высоких результатов своим ученикам. Я бы хотела рассказать про то, насколько он был контактен и какие у него контакты были с теми организациями, которые я представляю и от которых я привезла приветственные письма.

Во-первых, это Институт экономики РАН в Москве, который я представляю. Дело в том, что я сравнила те направления, которыми занимается наш институт и направления работы Института Александра Ивановича. В результате пришла к выводу, что наша экономическая наука очень многое потеряла, так как находящийся в Москве Институт РАН практически не занимается региональными проблемами. У нас очень сильна школа теоретической экономики, которая сейчас пополняется молодыми докторами наук, возрождается школа политической экономии, даже есть школа международных отношений, но школы по региональной экономике нет. В этом смысле институт Александра Ивановича и он сам, как человек, который развивал региональную проблематику, внесли очень большой вклад. И даже здесь нельзя сказать, что наши институты могут конкурировать, они взаимодополняют друг друга. И естественно, что без труда и таланта Александра Ивановича наша экономическая наука потеряла очень много. Что касается взаимодействия, то Александр Иванович был очень дружен с Дмитрием Евгеньевичем Сорокиным. Сейчас я хотела бы зачитать приветствие от Института экономики РАН Москвы:

«От имени коллектива Института экономики РАН приветствуем участников, гостей, организаторов, Всероссийской научной конференции, посвященной памяти академика А. И. Татаркина. Конференция посвящена памяти выдающегося ученого. Более 20 лет Александр Иванович руководил Институтом экономики Уральского отделения РАН. Академик Татаркин являлся учителем и наставником нескольких поколений экономистов. Александр Иванович считался одним из ведущих ученых страны в области региональной экономики. Надеюсь, что ученики и последователи продолжат развитие научной школы, основу которой заложил Александр Иванович».

Во-вторых, хотелось бы отметить, что сегодня ученики Александра Ивановича встали во главе Уральского отделения Института экономики. Руководитель в своем выступлении говорил, что, несмотря на то что Александр Иванович в большей степени занимался прикладными моментами региональной экономики, он не забывал и о методологии экономической теории. Александр Иванович является одним из немногих, кто в России издавал «Журнал экономической теории». Мне кажется, что методология экономической теории была основой. На этой почве они очень сдружились с Александром Владимировичем Бузгали- ным. На их последних встречах обсуждалось много идей для дальнейшего сотрудничества. В 2011 году была создана Международная по- литэкономическая ассоциация стран СНГ и Балтии. Туда вошли представители всех кафедр политической экономии, школ политической экономии, которые сохранились и не умерли после развала Советского Союза. Это и Казахстан, и Белоруссия, и Азербайджан, и Эстония, естественно, наши российские университеты, в том числе Александр Иванович, который поддерживал это направление. Александр Владимирович [Бузгалин] благодарен Уральскому отделению

РАН и надеется, что конференция по политэкономии будет проходить и в дальнейшем, так как это конференция высокого уровня. Кроме того, для продолжения нашего взаимодействия я вам привезла несколько выпусков журнала «Вопросы политической экономии». Этот журнал сначала издавался в электронном виде, но с 2015 года он издается в бумажном виде. Александр Иванович с Александром Владимировичем, главным редактором этого журнала, договорились в 2015 году о том, что журнал «Вопросы политической экономии» и «Журнал экономической теории» будут «дружить» и «обмениваться» самыми интересными статьями. Такая дружба будет неким проводником между нами, который будет способствовать возрождению политической экономии. И вот буквально сейчас состоялся телефонный разговор с Александром Владимировичем: он просил меня обратиться к вам с предложением воссоздать курс политической экономии в вашем вузе, хотя бы на начальной стадии. Я с радостью ему ответила, что такой курс уже есть, он разрабатывается и внедряется, на что Александр Владимирович сказал, что дарит Институту экономики отраслей, бизнеса и администрирования все труды по политэкономии, включая курс лекций, видеолекции, презентации. Мы очень ждем ваших статей в журнал «Вопросы политической экономии» и надеемся на дружбу с «Журналом экономической теории». В прошлом году на форуме, проводимом Международной ассоциацией по продвижению политической экономии, наш журнал был представлен на английском языке. В него вошли самые лучшие статьи, в том числе и статьи коллег вашего университета и института. Этот журнал уехал во все страны мира, а с ним и наши взгляды, возрождающие политэкономию.

В-третьих, это Вольное экономическое общество России. Вы знаете, что это общественная организация, которая была создана еще Екатериной II. Александр Иванович был членом правления Вольного экономического общества и посещал все проводимые им форумы.

Я хочу сказать, что ВЭО России является площадкой для обсуждения экономистами, как теоретиками, так и практиками, проблем экономической политики России. У нас с прошлого года появился новый праздничный день — День экономиста, он выпал на 11 ноября 2016 года. Также с приветствием в адрес нашей конференции обратился Институт нового индустриального развития, негосударственный научный институт. Он создан в Санкт- Петербурге, директором его является Сергей Дмитриевич Бодрунов, который был очень дружен с Александром Ивановичем. Многие труды Александра Ивановича, а самое главное, беседы помогли ему в написании его монографии [4]. Это все приветы и новости, которые я вам привезла. Спасибо за приглашение.

В. И. Бархатов: 26 марта 2017 года в Санкт- Петербурге состоится очередной Санкт- Петербургский экономический конгресс, где будут представлены доклады крупных ученых не только России, но и других стран, будет присутствовать сын Дж. К. Гэлбрейта. «Новое индустриальное общество» [5] и другие его произведения в свое время были некоторым венцом развития, новой моделью. В молодости мы зачитывались этой книгой. Она была единственной переведенной на русский язык. Труды Дж. Гэлбрейта были не такие большие, но уже тогда, 50 лет назад, ставилась проблема индустриального общества. Мы сегодня с вами пытаемся решать вопросы реин- дустриализации, перехода к новым моделям, а Дж. Гэлбрейт эту проблему предвидел много лет назад. Но, вспоминая Московский экономический форум 2015 года, я вспоминаю Александра Ивановича. Его выступление одно из немногих вызвало оживление в зале.

Люди выступают по-разному. Но выступление Александра Ивановича — это выступление ученого, политэконома, экономиста, который действительно привлек аудиторию региональными проблемами. Я считаю, что нам надо объединиться с Уральским отделением РАН и провести свой форум либо в Екатеринбурге, либо у нас, в Челябинске. Нам необходимо положить начало созданию Свердловской и Челябинской агломерации.

А. в. Горшков: Уважаемые коллеги, добрый день. Вот неслучайно сказали, что политэкономия — любимая женщина Александра Ивановича. Темой своего доклада я выбрал «А. И. Татаркин как ученый-политэконом» по двум признакам. Первый — формальный, он кандидатскую и докторскую диссертации защищал по политической экономии. Второй — в последних базовых фундаментальных статьях он проявлял глубокое уважение к политэкономии. Вот как называются эти статьи (они опубликованы в «Журнале экономической теории» в 2015 году): «Политическая экономия как научная основа экономической политики» [6] и «Судьба политической экономии в условиях современных исторических вызовов: продолжение кризиса или начало возрождения» [7]. Во второй статье он говорит о необходимости придания статуса учебной дисциплины базовой политической экономии, чтобы она читалась в вузах и формировала научное мышление студентов, не только будущих специалистов, но и тех, кто работает в экономике.

Ведь что у нас получается, какую экономическую теорию изучают студенты в экономических вузах? Министерство образования приняло англосаксонскую модель преподавания дисциплины, которая называется «экономикс», и считают ее главной и единственно правильной экономической теорией. А зададимся вопросом: формирует ли этот «экономикс» научное экономическое мышление, адекватно ли отражает реальность современной экономики? На оба эти вопроса можно дать отрицательный ответ. Подробная критика негативных сторон «экономикс» содержится в статьях двух московских профессоров — А. В. Бузгалина и А. И. Колганова, которые еще в 1998 году в журнале «Вопросы экономики» [8] и в 2012 году в журнале «Проблемы современной экономики» [9] четко и системно показали отрицательные негативные стороны «экономикс». Я коротко скажу. Первое — это эклектика, соединение разнородного в единое. Тут и теория предельной полезности, теория предельной производительности, теория трех факторов производства, теория совершенной конкуренции и т. д. Второе — отказ от принципа историзма, диалектики, понимание рыночной системы как законченной, неразвивающейся. Третье — апеллируют превращенными формами. Что это значит? Спроси любого студента или незанятого в учебном процессе, что такое заработная плата. Без раздумий говорят: «Заработная плата — цена труда». Да, внешне это цена труда, но разве труд является товаром на рынке? Нет, товаром на рынке является рабочая сила. К. Маркс показал в «Капитале» [10], что заработная плата есть цена рабочей силы. Выражая специфическое отношение между наемным рабочим и работодателем по формированию цены, а внешне, превращенные формы, да, цена труда.

И так любые базовые категории «опошляются» «экономикс». Ведь, грубо говоря, «экономикс» — это сбор рецептов по рационализации деятельности субъектов хозяйства в условиях ограниченных ресурсов. Возьмем популярный учебник экономики, который выпущен в начале 90-х годов под авторством Макконнелла и Брю [11]. Открываешь там главу «Деньги» и видишь такую пошлость: «Что такое деньги? Это то, что служит деньгами». Тут ни истории развития этого явления, ни функций. Там все функции денег сведены к двум: первая — средство обращения, вторая — средство платежа. Нет и понимания, что это особый всеобщий эквивалент и что возникновение денег — это не простая история, это длительный процесс развития товарного производства и обмена. То есть еще раз повторяюсь, что «экономикс» берет поверхностный слой функциональной зависимости, не углубляясь в суть. Более того, еще есть пошлости, которые содержаться в этом учебнике «Экономикс». Откройте введение к любому учебнику «Экономикс», оно начинается: «Изучая "Экономикс", вы найдете ответы на вопросы «что производить?», «как производить?», «сколько производить и кому?». Всё, ты изучил эти вопросы, ты себя рационально ведешь в условиях экономики, не понимая смысла экономики как системы хозяйств.

В своей статье А. В. Бузгалин и А. И. Колганов говорят, что «экономикс» не отражает реальность современной экономики, многие вещи прошли мимо «экономикс». «Экономикс» пользуется догматами о рациональном поведении субъекта хозяйства, о полном отсутствии неопределенности, о совершенной конкуренции, о равновесии на рынке и т. д. Этого уже нет, изменился современный мир, а «экономикс» все топчется на месте. Поэтому правильно пишет А. В. Бузгалин: «Не знать "Экономикс" нельзя, но знать только "Экономикс"— это вредительство». И действительно, «экономикс» воспитывает нового догматика лишенного творчества в экономике, не понимающего смысла экономического развития. На смену «экономикс» идет эволюционно-институциональ- ная теория, она интенсивно развивается.

Многие говорят, что «экономикс» — это прошлое, а эта теория — настоящее. Действительно, она снимает многие негативные явления, негативные стороны «экономикс». Во-первых, признает принцип историзма. Но, если посмотреть на этап обращения к институтам, которые регулируют экономические связи, посмотреть вглубь методологии этой теории, то там опять этот индивидуализм, «хомо экономикус», и цель максимизации дохода. По сути, методология остается прежней, поэтому не случайно отечественные и зарубежные экономисты ставят вопрос о возрождении политэкономии, о создании новой политэкономии.

И вот здесь возникает вопрос: что это за новая политэкономия? На мой взгляд, методологическим подходом новой политэкономии должен быть диалектико-материалистический подход, а основой — марксистская политэкономия. В чем прелесть этого подхода? В чем его научность? Во- первых, это материальность. Материализм — признание объективной экономической реальности и законов, которые ее регулируют. Диалектика — признание развития системы через внутренние противоречия, далее системность рассмотрения экономических явлений и экономики в целом и принцип историзма, рассмотрение экономических явлений в рамках и форматах исторического времени, исторического пространства. То есть лозунг такой: «Вперед, к Марксу!» Не случайно на Западе в условиях кризиса дважды издавался «Капитал», который стал бестселлером. И вообще надо сказать, что к Марксу там отношение очень внимательное и уважительное. Би-би-си провела опрос: «Назовите крупнейших экономистов всех времен и народов». Назвали четверых: Адам Смит, Карл Маркс, Альфред Маршалл, Джон Мейнард Кейнс. И Маркс вошел в эту четверку великих экономистов.

У нас сейчас тоже отношение к Марксу начинает меняться. Совсем недавно вышла биография Маркса, написала американка Мэри Габриел, называется: «Карл Маркс. Любовь и Капитал. Биография личной жизни» [12]. Многие наши экономисты тоже обращаются к политэкономическому анализу, рассматривая современную экономику. Вышла интересная книга С. М. Меньшикова «Анатомия российского капитализма» [13]. Это первая книга, в которой на основе политэконо- мического анализа системно излагается то, что произошло с нашей экономикой. Монография В. Т. Рязанова «Не)РеаЛьныйкапитаЛизм: политэкономия кризиса и его последствий для мирового хозяйства и России» [14] вышла в 2016 году. Эти ученые на основе политэкономического анализа делают блестящие выводы, которые ведут к пониманию того, что произошло в экономике и есть ли перспективный выход.

Политэкономическое мышление надо формировать не только у студентов, но и у тех, кто работает в экономике и управляет ею, особенно касается управленцев. Возьмите последний инвестиционный форум в Сочи, где Медведев говорит, что наша главная задача — добиться формирования стабильной макроэкономической динамики, не понимая, что стабильность и динамика это две разные вещи. Далее говорит, что надо формировать «умную экономику». Но как ее строить, если в ходе «реформ» разрушена вся цепочка научно- исследовательской деятельности: фундаментальная наука ^ прикладная наука ^ опытно-конструкторские разработки ^ проектирование ^ внедрение. Молодые квалифицированные ученые уезжают на Запад. Еще раз говорю, что политэкономию надо внедрять в учебный процесс.

Т. А. Верещагина: Конечно, прежде всего, как и все здесь присутствующие, просто благодарна судьбе, что в моей профессиональной жизни был Александр Иванович Татаркин. И эта профессиональная судьба продолжалась очень долго, потому что я была одной из первых сотрудниц в Лаборатории комплексных экономических исследований. Когда Александр Иванович стал директором Института экономики, мы с ним уже общались в нашей университетской жизни. Прежде всего Александр Иванович был профессором одной из кафедр нашего факультета, при его поддержке была создана совместная с Институтом экономики экономическая лаборатория. Это было очень трудное время, когда в кандидаты наук никто не шел. Александр Иванович помогал нам расти и растить наш научный потенциал.

Но это было очень здорово!

Вот еще одна сторона его многогранной личности. Он был настолько крупным человеком, что позволил себе быть очень внимательным к школьникам. Александр Иванович родился в Чесменском районе, и сейчас у меня, совершенно спонтанно, родилась идея проводить конкурс имени Александра Ивановича Татаркина. Наверное, не главное, чтобы эта идея была поддержана и был организован этот конкурс, важно другое — личность Александра Ивановича. Он был крупным человеком, он нужен был везде, его приглашали за рубеж.

Ежегодно в апреле он планировал свое присутствие в Чесме, для того, чтобы послушать выступление ребят, их презентации, их проекты. Он возглавлял жюри этого конкурса. Он настолько серьезно и пронзительно относился к этому! Он был крупным и признанным ученым, которого просто разрывали на части. Такая черта в Александре Ивановиче как раз подчеркивает масштаб личности этого человека. Он был глубоким интеллигентом, человеком высочайшего образования, интересной и многогранной личностью.

Это огромное счастье, что он был в судьбе нашего факультета, нашего университета, и просто спасибо ему за то, что он есть. Конечно, его будет очень не хватать, его уход был неожиданным. У нас было море планов, в том числе и по нашей совместной работе. Мы просто будем продолжать его дело. Он мне особо близок как ученый.

В. И. Бархатов: Тут ведь еще одно. На этот конкурс в Чесме он не только сам приезжал, он и нас собирал. Мы будем продолжать эту традицию, сколько сможем. Там очень интересно. Александр Иванович очень трепетно к этому относился. Кроме того, я думаю, что мы должны увековечить память А. И. Татаркина, например организовать грант имени А. И. Татаркина и награждать им молодых ученых или открыть какую-либо лабораторию имени А. И. Татаркина.

Ю. Г. Лаврикова: Мы в Уральском федеральном университете в четверг открываем памятную аудиторию памяти Татаркина Александра Ивановича.

В. И. Бархатов: Предоставляю слово Дмитрию Александровичу как организатору наших великих побед.

Д. А. Плетнев: Уважаемые коллеги, я не отниму у вас много внимания. Во-первых, в развитие сказанного хотел добавить, что имя Александра Ивановича было известно по всей России и далеко за пределами России. Когда мы вместе с Виктором Ивановичем были на конференции в Венеции, наши коллеги, которые ее организовывали, узнали, что мы с Урала, и у них сразу появилась мысль, что это связано с А. И. Татаркиным, которого знали они. В результате общения с ними и дальнейшего изучения проблемы выяснилось, что Александр Иванович уделял много внимания этому направлению — развитию международных научных отношений, связанных с экономикой евразийского пространства. При недавнем общении с представителями Евразийской ассоциации экономики и бизнеса, выяснилось, что Александр Иванович был членом исполнительного совета этой организации и членом Совета Евро-Азиатского форума по вопросам политики, экономики и бизнеса. И вот как раз в тексте письма они сообщили, что познакомились с Александром Ивановичем благодаря вам, Юлия Георгиевна. Кроме того, наши коллеги отмечают не только его выдающийся ум, профессионализм, но и человеческие качества, говорят, что он умел видеть далеко вперед, видеть перспективу. Прямым текстом говорят, что он был хорошим человеком. Его действительно будет не хватать.

И буквально несколько слов о нашей конференции. Она будет продолжаться еще три дня. Завтра пленарное заседание в 10 часов во втором корпусе в лекционном зале; продлится до обеда. После обеда будут проходить заседания секции, 16 марта продолжится работа секций по расписанию. Уже сейчас к конференции мы выпустили сборник аннотаций, кратких докладов. После конференции мы всем участникам разошлем приглашения участвовать в сборнике фундаментальных трудов. Я думаю, что это будет хорошая дань памяти тем научным исследованиям, которые оставил Александр Иванович. Кроме того, всех присутствующих мы приглашаем подавать статьи в наш журнал «Вестник Челябинского государственного университета», который также очень дружит с журналом «Вопросы политической экономии» и настроен дружить с «Журналом экономической теории». Право завершить я оставляю Виктору Ивановичу.

В. И. Бархатов: Я очень благодарен вам за сегодняшнюю встречу, жаль, что мы с вами сейчас очень редко видимся. Нам надо искать новые формы сотрудничества и чаще встречаться, потому что научные дискуссии и проекты обогащают науку. Я сегодня еще раз почитал некоторые труды

Александра Ивановича и погрузился в атмосферу его института. Когда мы с вами обсуждаем все экономические проблемы, это нас обогащает. Мы обогащаемся не только как ученые, мы обогащаемся как люди. Сегодня мы формировали определенный портрет ученого, человека с большой буквы, который действительно в нашей судьбе оставил определенный след. Я очень доволен, что мы с вами встретились и вспомнили хорошего человека.

Таким образом, участники круглого стола в теплой дружественной обстановке обсудили возможности развития научной деятельности А. И. Татаркина, дальнейшей поддержке его начинаний, в том числе молодежного конкурса бизнес-проектов учащихся, ежегодно проводимого в его родном городе Чесме, приняли решение увековечить память А. И. Татаркина, организовав грант имени А. И. Татаркина и открыв памятную аудиторию имени А. И. Татаркина. Итогом круглого стола стала договоренность о совместном проведении с Политэкономической ассоциацией Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Институтом экономики Уральского отделения Российской академии наук, Вольным экономическим обществом России на площадке ЧелГУ в мае 2018 г. 5-го Политэконо- мического конгресса с приглашением ведущих мировых научных лидеров.

Список литературы

1. Реализация инновационных потребностей индустриального региона на основе создания и развития промышленно-логистических технопарков : монография / А. И. Татаркин, Ю. Г. Лаврикова,
B. В. Акбердина, А. В. Суворова. — Екатеринбург : Ин-т экономики Урал. отд-ния РАН, 2015. — 171 с.
2. Проникая в будущее. Инновационный портрет уральского мегарегиона / под. общ. ред. А. И. Татаркина, В. С. Бочко. — Екатеринбург : Ин-т экономики Урал. отд-ния РАН, 2016. 274 с.
3. От идеи Ломоносова к реальному освоению территорий Урала, Сибири и Дальнего Востока : [монография] / [В. Л. Макаров и др.] ; под общ. ред. А. И. Татаркина, В. В. Кулешова, П. А. Минаки- ра. — Екатеринбург : Ин-т экономики УрО РАН, 2009. — 1226 с.
4. Бодрунов, С. Д. Грядущее. Новое индустриальное общество : перезагрузка / С. Д. Бодрунов. — М. : Культур. революция, 2016. — 349 с.
5. Гэлбрейт, Дж. Новое индустриальное общество / Дж. Гэлбрейт. — М. : Эксмо, 2008. — 1197 с.
6. Татаркин, А. И. Политическая экономия как научная основа экономической политики / А. И. Татаркин // Журн. экон. теории. —2015. — № 3. — С. 7—27.
7. Бочко, В. С. Судьба политической экономии в условиях современных исторических вызовов: продолжение кризиса или начало возрождения / В. С. Бочко, А. И. Татаркин, В. Л. Берсенев // Журн. экон. теории. — 2015. — № 3. — С. 28—41.
8. Бузгалин, А. В. К критике economics (теоретическое обоснование необходимости коррекции господствующей модели учебного курса по экономической теории) / А. В. Бузгалин, А. И. Колганов // Вопр. экономики. — 1998. — № 6.
9. Бузгалин, А. В. Открытость политэкономии и империализма «мэйнстрима» экономикс как прошлое. Ч. 1 / А. В. Бузгалин, А. И. Колганов // Проблемы соврем. экономики. — 2012. — № 2. — C. 41—47.
10. Маркс, К. Капитал. Критика политической экономии. Т. 1. Кн. 1. / К. Маркс. — М. : Прогресс, 1985. — 830 c.
11. Макконнелл, К. Р. Экономикс : в 2 т. / К. Р. Макконнелл, С. Л. Брю. — М. : Республика, 1992. — 800 с.
12. Габриэл, М. Карл Маркс. Любовь и Капитал. Биография личной жизни / М. Габриэл ; [пер. с англ. Д. Налепиной]. — М. : АСТ, 2014. — 826 с.
13. Меньшиков, С. М. Анатомия российского капитализма / С. М. Меньшиков. — М. : Междунар. отношения, 2004. — 432 с.
14. Рязанов, В. Т. (Не)РеаЛьныйкапитаЛизм: политэкономия кризиса и его последствий для мирового хозяйства и России : [монография] / В. Т. Рязанов. — М. : Экономика, 2016. — 693 с.

Вестник Челябинского государственного университета.
2017. № 5 (401). Экономические науки. Вып. 57. С. 155—166.

Категория: Образование. Научная деятельность | Добавил: x5443 (02.08.2018)
Просмотров: 21 | Теги: Политэкономия, региональная экономика, Татаркин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2018 Обратная связь