Воскресенье, 11.12.2016, 16:46
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Лишение имущества (часть 6)

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5  Часть 6

Лишение имущества (часть 6)

Гарантии против произвольного лишения лица его имущества на национальном уровне установлены ст. 35 Конституции РФ, в соответствии с ч. 3 которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

В Определении Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. N 242-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Сангаджиева Анатолия Анатольевича и Сидорова Олега Анатольевича на нарушение их конституционных прав абзацем вторым пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> встал вопрос о возможности применения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, предусматривающего право суда и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию в случаях, когда доля такого собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества по инициативе не только выделяющегося собственника, но и по инициативе остальных сособственников. Конституционный Суд РФ на этот счет указал, что "оспариваемое положение пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации не предполагает... лишение собственника, не заявлявшего требование о выделе своей доли из общего имущества, его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности" <2> (выделено мной. - С.Л.).

--------------------------------

<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. N 242-О-О

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. N 242-О-О; см. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июня 2006 г. N 8-П: "Порядок передачи имущества из собственности субъекта Российской Федерации включает... направление органом государственной власти субъекта Российской Федерации предложений федеральному органу исполнительной власти... о передаче имущества... Тем самым... законодатель, обеспечивая... баланс интересов Российской Федерации и интересов ее субъектов, исключил возможность принятия федеральным органом исполнительной власти решения о безвозмездной передаче... имущества, находящегося в собственности субъекта Российской Федерации, в федеральную собственность в одностороннем порядке" (выделено мной. - С.Л.).

 

Раскрываемый в ст. 35 Конституции РФ принцип неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 ГК РФ) <1> в части такого аспекта, как "лишение собственника имущества", устанавливает общее требование для принудительного прекращения права собственности - обязательное наличие судебного решения, чем обеспечиваются конституционные гарантии соблюдения принципа неприкосновенности собственности и предусматривается более строгое по сравнению с положениями Конвенции условие применительно к п. 1 ст. 1 Протокола N 1.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

 

В Определении Конституционного Суда РФ от 10 марта 2005 г. N 97-О "По жалобе гражданина Головкина Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части 12 статьи 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" <1> Конституционным Судом РФ был рассмотрен вопрос правомерности передачи для технологической переработки или уничтожения изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, приобщенных к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, без судебного решения. Он подчеркнул, что "статья 82 УПК Российской Федерации <2>, регулирующая хранение вещественных доказательств, приобщенных к уголовному делу, наряду с положениями, закрепляющими порядок и условия временного хранения этих доказательств лишь на период проведения предварительного расследования или судебного разбирательства по уголовному делу, содержит положения, позволяющие окончательно определять судьбу вещественных доказательств еще до завершения производства по делу <3>. В результате происходит не временное изъятие имущества, а его отчуждение, лишение собственника или владельца его имущества, в связи с чем последующий судебный контроль за законностью и обоснованностью применения этих мер не может быть признан эффективной гарантией права собственности (выделено мной. - С.Л.). В таком случае закрепленное в статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации право может считаться обеспеченным лишь при условии, что решение о технологической переработке или уничтожении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции будет принято судом исходя из конституционно признанных целей (часть 3 статья 55, Конституции Российской Федерации) и с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела" <4>.

--------------------------------

<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 10 марта 2005 г. N 97-О // Вестник Конституционного Суда РФ. N 5. 2005.

<2> Статья 82 УПК РФ трижды была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ; см. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N 9-П, Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. N 1036-О-П.

<3> См.: положения п. 3 ч. 2 ст. 82 УПК РФ в редакции, действующей на момент рассмотрения дела Конституционным Судом РФ.

<4> Федеральным законом от 11 июля 2011 г. N 195-ФЗ "О внесении изменений в статьи 82 и 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" п. 3 ч. 2 ст. 82 был изложен в следующей редакции: "Вещественные доказательства в виде... 3) изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств, психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются по решению суда..." (выделено мной. - С.Л.).

 

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда РФ, на наш взгляд, отличается от правовой позиции, изложенной в Постановлении от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы" <1> и принятых позднее по другому предмету, но в аргументации полностью основывающихся на указанном Постановлении, Определениях от 3 июля 2007 г. N 681-О-П <2>, N 713-О-П <3>, N 714-О-П <4>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

<2> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 681-О-П // СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5643.

<3> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 713-О-П

<4> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 714-О-П

 

Предметом рассмотрения в Постановлении от 24 февраля 2004 г. N 3-П являлись положения абз. 2 п. 1 ст. 74 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <1> (в редакции, действовавшей до 1 января 2002 г.), согласно которым в случае образования при консолидации дробных акций последние подлежат выкупу акционерным обществом по рыночной стоимости, определяемой в соответствии со ст. 77 данного Федерального закона, что, по мнению заявителей, нарушает их конституционные права, закрепленные в ст. 35 Конституции РФ, так как предусматривает принудительный, без согласия акционеров, выкуп дробных акций, а также лишает их права на судебную защиту, что противоречит ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

 

Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N 120-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" <1>, вступившим в силу 1 января 2002 г., наряду с другими изменениями абз. 2 п. 1 ст. 74 ФЗ "Об акционерных обществах" был исключен, однако правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в указанном Постановлении, не потеряла своей актуальности, так как почти дословно была положена в основу аргументации его Определений от 3 июля 2007 г. N 681-О-П, N 713-О-П, N 714-О-П, предметом рассмотрения в которых послужили положения ст. 84.8 ФЗ "Об акционерных обществах", регулирующие выкуп ценных бумаг открытого акционерного общества по требованию лица, владеющего более чем 95% акций данного общества <2>, что, по мнению заявителей, нарушает гарантированные ст. 35 Конституции РФ права, поскольку устанавливает право мажоритарного акционера в одностороннем внесудебном порядке лишить миноритарного акционера принадлежащих ему акций, а также предусматривает формальную внесудебную процедуру лишения миноритарного акционера принадлежащих ему акций без какого-либо учета его интересов и без эффективного судебного контроля.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3423.

<2> Так называемое the squeeze-out right (см.: Гаджиев Г.А. Указ. соч. С. 40-41).

Анализируя норму ч. 3 ст. 35 Конституции РФ о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, Конституционный Суд РФ приходит к отличному выводу. Используя категорию "публичные интересы" <1>, Конституционный Суд РФ указывает, что "в силу особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества основанием для отчуждения у части акционеров принадлежащего им имущества могут быть интересы акционерного общества в целом, в той мере, в какой оно действует для достижения общего для акционерного общества блага" <2> (выделено мной. - С.Л.). Не отрицая, что "в случаях принудительного изъятия имущества у собственника - независимо от оснований такого изъятия - должен осуществляться эффективный судебный контроль как гарантия принципа неприкосновенности собственности" <3>, Конституционный Суд РФ, однако, отмечает, что судебный контроль в этом случае, т.е. в случае лишения как принудительного прекращения права частной собственности, может быть либо предварительным, либо последующим <4>. Высказав правовую позицию о возможности последующего судебного контроля при лишении собственника принадлежащего ему имущества, правоприменитель приходит к заключению, что "по смыслу второго предложения части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации принудительное отчуждение имущества по общему правилу может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения" <5>.

--------------------------------

<1> Позиция Конституционного Суда РФ отличается от позиции Конституционного суда ФРГ и Европейского суда в вопросе принудительного выкупа акций, которая сводится к тому, что "при принятии законодательства такого типа законодательная власть преследует общую цель формирования системы регулирования, благоприятной для тех интересов (необязательно публичных. - С.Л.), которые она считает наиболее заслуживающими защиты, что, однако, никак не связано с понятием общественного "интереса" в его обычном понимании в сфере экспроприации" (Дедов Ю.Д. Конфликт интересов. М.: Волтерс Клувер, 2004; цит. по: Архипов Д.А. Принудительный выкуп голосующих акций - инструмент непропорционального ограничения прав миноритарных акционеров. Так ли это на самом деле? // Вестник ВАС РФ. 2005. N 12. С. 115 - 116). Таким образом, "возможность передачи акций миноритарных акционеров (против их воли) основному акционеру... по мнению ФКС Германии, означает не экспроприацию собственности... а определение содержания и границ собственности... Коренное отличие аргументации, избранной Конституционным Судом РФ, состоит в признании возможным объективирования (присутствия) в частном интересе публичного интереса" (Гаджиев Г.А. Указ. соч. С. 41).

<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

<3> Там же.

<4> Ср. с правовой позицией Конституционного Суда РФ в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N 9-П: "Принудительное изъятие имущества, влекущее за собой прекращение права собственности на это имущество, по сути, является лишением имущества и, следовательно, в силу требований полной и эффективной судебной защиты права собственности и критериев справедливого судебного разбирательства (статьи 35 и 46 Конституции Российской Федерации, статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), невозможно без предварительного судебного контроля и принятия соответствующего судебного акта" (выделено мной. - С.Л.).

<5> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830. Хотя во втором предложении ч. 3 ст. 35 Конституции РФ недвусмысленно речь идет о принудительном отчуждении имущества для государственных нужд, распространение требования обеспечения баланса публичных и частных интересов на сферу частных интересов между собой, на наш взгляд, является правильным.

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5  Часть 6

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (28.03.2016)
Просмотров: 105 | Теги: Лишение имущества | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016