Вторник, 24.10.2017, 10:53
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

СОЦИАЛЬНО-РОЛЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА, СОВЕРШАЮЩЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОСОБОЙ ТЯЖЕСТИ НА ТЕРРИТОРИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

Е.М.Стоун

СОЦИАЛЬНО-РОЛЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА, СОВЕРШАЮЩЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОСОБОЙ ТЯЖЕСТИ НА ТЕРРИТОРИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

Статья посвящена анализу социально-ролевой характеристики личности преступника, совершающего преступления, максимальный срок наказания за которые превышает 10 лет лишения свободы. Особенности личности преступника позволяют выделить основные детерминанты особо тяжких преступлений, совершаемых в ДФО, и выработать меры, направленные на исключение таких лиц из сферы негативного влияния.

Ключевые слова: преступник, личность преступника, криминологическая характеристика личности, преступления особой тяжести, преступность Дальневосточного федерального округа.

 

Социально-ролевая характеристика помогает изучить личность лица, совершившего преступление, через социальные роли и статусы, занимаемые им в обществе, например, в семье, на работе и учебе, в досуговом коллективе. Анализ социально-ролевой характеристики личности преступника, совершающего преступления особой тяжести на территории Дальнего Востока, необходим для выявления особенностей личности, проявляющихся в основных сферах жизнедеятельности человека. Основу нравственно- психологической характеристики личности преступника составляет ее мотивационная сфера [10, с. 101]. Исследование в данной части поможет нам выявить некоторые детерминанты особо тяжких преступлений, совершаемых в ДФО, и выработать меры, направленные на исключение таких лиц из сферы негативного влияния.

Социальная роль личностей преступника, как работника, рассматривалась нами через анализ рода занятий этих лиц. Установлено, что среди лиц, совершающих преступления особой тяжести, большинство (62,7 %) являются трудоспособными лицами без определенного рода занятий. Нежелание трудиться, тунеядство, предопределяют ослабление социально полезных связей у подобного рода лиц, выводят их из сферы контроля со стороны общества, лишают легальных источников существования. Все это стимулирует данных лиц к пренебрежительному отношению к другим людям и не соблюдению уголовно-правовых норм [8, с. 180].

Для более глубокого анализа личности преступника, совершающего особо тяжкие уголовно наказуемые деяния, обратимся к его асоциальным убеждениям. Прежде всего, это убеждения в том, что их образ жизни и поведения практически безупречен. Рецидивисты знают, что нельзя красть, грабить или убивать, но глубоко убеждены в том, что есть жизненные ситуации, в которых они как раз и оказались, когда все это можно делать [1, с. 153].

Преступное поведение таких лиц, одобряемое «своим» обществом, приводит к тому, что криминальные умения таких лиц перерастают в преступные навыки (доведенные до автоматизма путем многократных повторений действия [2, с. 386]). А навыки зачастую являются переходным звеном к привычкам. В итоге общество получает личность со сформировавшимся асоциальным стереотипом поведения. Штампы сознания таких лиц, вырабатываемые социальной средой, предписывают их типичным представителям закономерное преступное поведение.

Как отмечают исследователи, при рецидиве преступлений, как правило, происходит постепенное нарастание тяжести каждого последующего деяния [3, с. 57]. Результатом этой негативной динамики на территории ДФО является высокий уровень преступности особой тяжести (на 29,2 % выше общероссийского).

По мнению В.А. Номоконова, Дальний Восток характеризуется высокими показателями криминальной заряженности населения, поскольку когда-то этому региону отводилась роль российских задворок, куда ссылали преступников, которые отбыв свой положенный срок, здесь и оседали [9, с. 103].

Действительно, одной из особенностей преступности ДФО является высокий удельный вес преступлений особой тяжести, совершенных лицами, ранее уже привлекавшимися к уголовной ответственности. Нескорректированное негативное влияние прежних социальных ролей обусловливает высокий удельный вес лиц, характеризующихся криминологическим рецидивом в ДФО - 56,9 % в общем количестве лиц, совершивших особо тяжкие преступления. Это на 9 % выше общероссийского показателя. Среди них с непогашенной судимостью на момент совершения преступления - 72,6 %. Для рецидивистов присуща повышенная степень эмоциональных переживаний, высокая импульсивность, что приводит к нарушению закона и совершению преступлений [7, с. 230].

На диаграмме изображена динамика удельного веса лиц, совершивших рецидивные преступления особой тяжести на территории РФ и ДФО за период с 2009 по 2015 г. Тенденция к общему росту этих уровней сопровождается ростом разницы между исследуемыми параметрами в ДФО и РФ, т. е. усиливается контраст не в пользу Дальнего Востока.

Среди обстоятельств, по которым преступники оказались вместе, преобладают: стремление совершить преступление (55,9 %), совместное употребление алкоголя и/или наркотиков (26,3 %), общение и совместное проведение досуга (11,9 %), выяснение отношений (2,5 %). И лишь в 3,4 % случаев они оказались вместе - случайно [5, с. 96]. Как мы видим, убеждения рецидивистов, особенно многократных, весьма ущербны. Они хорошо знают законы, но не солидарны с ними.

Диаграмма. Динамика удельного веса лиц, совершивших рецидивные преступления особой тяжести на территории РФ и ДФО за период с 2009 по 2015 г.

Характерными особенностями общественно порицаемых характеристик у рецидивистов являются: пренебрежение интересами общества, игнорирование труда как единственно приемлемой формы жизнедеятельности, неумение контролировать свое поведение, неуважительное, безразличное отношение к интересам других лиц, наличие социально порицаемых потребностей в злоупотреблении алкоголем и наркотиками, иные безнравственные побуждения, привычки, интересы [1, с. 164].

Совершению новых преступлений способствуют криминальный опыт таких лиц, поддержание ими связей с другими ранее судимыми гражданами, пренебрежение нормами общественного поведения и морали, а также ненадлежащее осуществление контроля и административного надзора за их поведением со стороны сотрудников уголовно-исполнительных инспекций и полиции [4, с. 61].

Деформация позиций в одной из основных сферах жизнедеятельности - досуговой является одной из причин групповой преступности. В научной литературе отмечается, что преступная группа существенно повышает общественную опасность лиц, совершающих групповое преступление, по сравнению с лицами, совершающими преступления в одиночку [11, с. 118].

Наше исследование показало, что уровень лиц, совершающих преступления особой тяжести в группе, зарегистрированный на 100 тысяч населения, за исследуемый период на Дальнем Востоке превышает общероссийский на 67 %, при этом, как и в РФ, в ДФО наблюдается среднегодовое снижение этого показателя в среднем на 5,6 %.

Большинство лиц, совершающих особо тяжкие преступления на территории Дальнего Востока в группе (61,5 %), действуют группой лиц по предварительному сговору. 20,6 % организованной группой лиц и чуть меньше (16,1 %) - группой лиц.

Лиц, совершающих преступления особой тяжести в составе организованного преступного сообщества среди групповых преступников 1,7 %, при этом среднегодовой уровень таких преступлений в Дальневосточном федеральном округе с 2009-го до 2015 г. растет на 5,3 %.

Уровень несовершеннолетних в категории групповых преступлений на Дальнем Востоке выше общероссийского. 7,7 % среди групповых преступлений регистрируются с участием несовершеннолетних, а 3,3 % совершены только несовершеннолетними. Исследователи полагают, что групповое совершение преступлений создает в сознании каждого из участников - подростков иллюзию уменьшения степени ответственности за содеянное. Данный фактор, преломляясь через характерные свойства личности подростка (повышенная возбудимость, отсутствие четких представлений о последствиях своих действий, страх быть непризнанным своим окружением), провоцирует ситуации, которые в конечном итоге приводят к совершению несовершеннолетними преступлений особой тяжести [3, с. 51].

Следующий аспект деформации позиций в досуговой сфере жизнедеятельности - злоупотребление спиртными напитками и употребление наркотических веществ, что является одной из причин совершения преступлений в состоянии наркотического или алкогольного опьянения. Среди лиц, совершающих особо тяжкие преступления на Дальнем Востоке, существенно количество лиц с признаками алкогольного опьянения (42,47 %), что выше, чем в среднем по стране на 9,1 %.

Удельный вес лиц, совершающих преступления особой тяжести в состоянии наркотического и токсического опьянения в ДФО составляет 3,7 и 0,04 % соответственно. Эти показатели в совокупности ниже общероссийских на 2,2 %. Таким образом, почти половина лиц, совершающих преступления особой тяжести на Дальнем Востоке в момент совершения преступления находится в состоянии опьянения (46,21 %).

Основной побудительный мотив совершения наркопреступлений - корыстный. При этом следует отметить, что многие из опрошенных осужденных отмечали не какой-то один, единственный мотив их преступного поведения, а порой несколько. Даже корыстный мотив имеет свою различную окраску. Многие совершали накропреступления, чтобы улучшить свое плохое, порой бедственное материальное положение, прокормить семью, добыть деньги на очередную дозу наркотика и т. д., но некоторые, чтобы приобрести деньги на престижную одежду, жилье, автомашину [6, с. 70]. У таких преступников в системе ценностных ориентаций доминируют индивидуально-эгоистические, где высшие места занимают личное материальное благополучие и создание для этого наиболее комфортных условий.

Изучение потребностно-мотивационной сферы лиц, совершающих особо тяжкие насильственные преступления на Дальнем Востоке, позволяет выделить следующие основные мотивы, лежащие в основе преступного поведения: ревность, месть, состояние сильного душевного волнения, реже корыстные мотивы. Лица, совершающие такие деяния, в подавляющем большинстве, совершая преступление, тем самым разрешают сугубо личный внутренний конфликт, бросая вызов глубинам подсознания. На первое место выходит внутренний диалог, борьба индивидуальности с природными инстинктами [3, с. 57-58].

Таким образом, социальные роли и статусы лиц, совершающих особо тяжкие преступления в ДФО, характеризуются деформациями в основных сферах - трудовой, досуговой, в учебе и семье. А анализ нравственно-психологической характеристики личности преступника, совершающего преступления особой тяжести на Дальнем Востоке, позволяет прийти к выводу о негативных изменениях психологических признаков, характеризующих осужденных изучаемой категории: убеждений, взглядов, интересов, стереотипов поведения, установок и др.

Библиографический список

1. Антонян Е.А. Личность рецидивиста: криминологическое и уголовно-исполнительное исследование : дис. ... д-ра юрид. наук / Е.А. Антонян. - М., 2013. - 353 с.
2. Большой психологический словарь / сост., общ. ред.: Б.Г. Мещеряков, В.П. Зинченко. - 4-е изд., расш. - М. : АСТ МОСКВА ; СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2009. - 811 с.
3. Варанкина Ю.С. Криминологическая характеристика и предупреждение убийств, совершаемых на Дальнем Востоке : монография / Ю.С. Варанкина, В.Д. Ларичев. - М. : Юрлитинформ, 2015. - 152 с.
4. Громова Е.В. Основные тенденции, характеризующие состояние преступности в Дальневосточном федеральном округе // Рос. право: Образование. Практика. Наука. - 2016. - № 4 (94). - С. 60-61.
5. Игнатов А.Н. Социально-демографическая и уголовно-правовая характеристика личности современного насильственного преступника // Криминология: вчера, сегодня, завтра. - 2015. - № 4 (39). - С. 93-98.
6. Киркина Н.В. Особенности личности женщины- наркопреступницы и воздействия на нее : дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2016. - 213 с.
7. Кобец П.Н. Исследование личности рецидивиста - как одна из важнейших задач связанных с разработкой мер по предупреждению рецидива преступлений // Символ науки. - 2015. - № 6. - С. 229-231.
8. Логвиненко В.В. Личность преступника как одна из криминологически значимых характеристик в угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью // Пробелы в рос. законодательстве. - 2014. - № 3 - С. 177-181.
9. Организованная преступность Дальнего Востока: региональные черты и хроника событий / отв. ред. В.А. Номоконов. - Владивосток : Дальне- вост. федер. ун-т, 2011. - 516 с.
10. Прозументов Л.М. Криминология. Общая часть : учебник / Л.М. Прозументов, А.В. Шеслер. - Томск : ДиВо, 2007. - 320 с.
11. Прозументов Л.М. Общественная опасность групповой преступности / Л.М. Прозументов, А.В. Шеслер // Вестн. Том. гос. ун-та. - 2008. - № 311. - С. 116118.

Вестник Северо-Восточного государственного университета. - № 27. - Магадан : СВГУ, 2017.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (02.10.2017)
Просмотров: 37 | Теги: преступник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь