Воскресенье, 04.12.2016, 17:13
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ЛЕКСИКА СВАДЕБНОГО ОБРЯДА В ГОВОРЕ ПОСЁЛКА ГОРОДСКОГО ТИПА ТАЛОВАЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ (ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ)

Л.В. Недоступова

ЛЕКСИКА СВАДЕБНОГО ОБРЯДА В ГОВОРЕ ПОСЁЛКА ГОРОДСКОГО ТИПА ТАЛОВАЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ (ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ)

В ряду традиционных семейных обрядов, как справедливо замечает М.В.Костромичёва, свадебный обряд занимает особое место в силу разнообразия элементов, его составляющих, а также сложной системы включаемой в обряд символики [1, с.228]. Испокон веков никакое событие в жизни человека не отмечалось так торжественно и не сопровождалось таким количеством обрядовых действ, как свадьба. Свадьба – торжество, передающее из века в век, из рода в род народные традиции и культуру. Это главный, центральный, переломный момент человеческой жизни в триаде «рождение – жизнь – смерть».

Целью настоящей работы является, с одной стороны, описание лексики, отражающей духовную и материальную культуру древнего русского обычая, т.е. лексики, содержащейся в говоре посёлка Таловая Воронежской области и воссоздание свадебного обряда в существовавших вариациях, с другой.

Посёлок городского типа Таловая - центр Таловского района Воронежской области -находится в 197 км от областного центра. По данным 2006 года, здесь проживает 13500 человек. Свою историю посёлок отсчитывает с 1892 года [2, с.6]. Коренное население изначально было смешанным: одни приехали сюда из различных областей России строить железную дорогу, другие перебрались из близлежащих сёл возводить производственные и жилые помещения, осваивать залежные степи. Это обусловило возникновение гетерогенного диалекта: люди из разных мест привезли с собой свою культуру, свои обычаи, свой говор. Этим объясняется и вариативность свадебного обряда в Таловой.

В качестве исходного материала послужили рассказы местных жителей: Бочарникова В.Я., Данилевской Т.Г., Мельниковой А.А. и Юрьевой Е.А.. Предметом исследования является свадебная лексика в диалекте смешанного типа. Актуальность проблемы состоит в том, что свадебная лексика таловского говора, отражающая вариативность, неоднородность свадебного обряда, впервые вводится в научный оборот. Работа входит в проблематику научного направления кафедры общего языкознания и методики преподавания русского языка ВГПУ - изучение говоров Воронежской области.

При изучении свадебного обряда и свадебной лексики в Таловой было выявлено два варианта проведения обряда, отличающихся друг от друга элементами «сценария» и лексикой, его отражающей. Первый вариант свадебного обряда сохранился в воспоминаниях Бочарникова В.Я. и Юрьевой Е.А., предки которых переехали сюда из сёл Козловки и Озёрки Бутурлиновского района Воронежской области, второй вариант отражён в рассказах Данилевской Т.Г. и Мельниковой А.А., потомков переселенцев Курской и Ярославской областей.

Обрядовые действия включают в себя несколько самостоятельных компонентов, имеющих определённое содержание и выступающих в качестве отдельных этапов свадебного сценария.

Таблица 1 Основные элементы и микроэлементы 2-х вариантов проведения свадебного обряда и свадебной лексики в посёлке городского типа Таловая


Представим последовательно указанные обрядовые действия и лексику, характеризующую разные этапы свадьбы.

Сватовство и лексика, функционирующая при проведении данного обрядового действа (1-й этап).

В первом варианте обязательный элемент свадебного обряда назывался свати¢нки (помо¢лвка, сго¢вор), во втором сватовство¢.

В используемых нами словарях лексема сватинки не отмечена; слово сватовство толкуется как «сватанье, предложение девице, а более родителям её, отдать её замуж за такого-то» [3, т.4, с.23].

Молодых называли го¢лубь и голу¢бка, моло¢дка и молоде¢ц. МАС даёт значение только для слов голубь и голубка - `ласковое название мужчины и женщины` [4, т.1, с. 328-329]. В СРНГ указывается, что лексема молодка имеет значение `невеста`, которая распространена в Калужской области [5, т.18, с.225]. Значение `молодая новобрачная` лексическая единица молодка имеется в словаре В.И.Даля [3, т.2, с.282].

Следует отметить, что только в одной части Таловой после сватовства родители жениха ходили проведать невесту, несли ей подарок, чаще всего метр - `отрез ситца или какой-либо иной ткани`. В.И. Даль толкует лексемы проведать, проведывать как `посещать, навещать, заходить для свидания, для узнания, каково поживается` [3, т.3, с. 382]. Слово метр имеет в говоре значение `отрез ткани` независимо от количества метров в нём. Данная лексическая единица в указанных нами словарях (см. библиографический список) не обнаружена.

Лексика, структурирующая запивание невесты (2-й этап).

В одной части Таловой (первом варианте) пир после сватовства в доме невесты имел название запо¢й (Бочарников), в другой - пропо¢й (Мельникова). Собиралось человек по двадцать-тридцать от тех и других родственников: Радни¢ мно¢га бы¢ла, фсех и збира¢ли; гармо¢нь игра¢я, пе¢сни паю¢ть – висяло¢ гуля¢ли. На запо¢йи дагава¢рьвались када¢ бу¢дя сва¢дьба, как гуля¢ть. Висе¢лия, гуля¢нка, гармо¢нь, му¢зыка, угашша¢ють. Падава¢ли таку¢я яду¢: борш, лапша¢, мя¢са, халаде¢ц, хлеп, пы¢шти, канпо¢т. Атгуля¢ли, а че¢ризь ме¢сиц сва¢дьба. Число¢ на запо¢йи и назнача¢ють (Юрьева).

Лексемы `запой`, `пропой` (или `запива¢нье`, `пропива¢нье` невесты) содержат корень пой- /пи-: брак заключали как выгодную для обеих сторон сделку, которую было принято отмечать совместным распитием спиртного [6, с.332]. Значение названных лексем возникло путём метонимического переноса. Существительные запой и пропой, бытующие в таловском говоре в указанном значении, имеют неодинаковую территорию распространения в русских диалектах. Для слова запой СРНГ указывает очень большую территорию: Куйбыш., Сарат., Самар., Волжс., Симбир., Тамбов., Пензен., Рязан., Тул., Ворон., Дон., Кубан., Калуж., Орлов., Терс., Костром., Ярослав. [5, т.10, с.336]. Кроме существительного, СРНГ приводит восемь значений глаголов запивать, запить, одно из которых связано со свадебным обрядом: `перех. Отмечать помолвку, сговор угощением, выпивкой` [5, т.10, с.336]. Данное значение глаголов зафиксировано в Владим., Вят., Калуж., Кубан., Куйбыш., Орлов., Перм., Псков., Рязан., Тул., Яросл. Однако воронежский ареал в СРНГ не указан.

В словаре В.И.Даля запой невесты называется `пропой, заручины; пирушка между своими, запивают просватанную невесту` [3, т.1, с.551]. Отсюда приставка за- в глаголе запи¢ть и в существительном запой синонимична приставке про- в глаголе пропи¢ть в значении `просватать` и в существительном пропой. С этим связано бытование однокоренных слов с приставкой про-: пропой, пропиванье [6, с.333]. МАС даёт следующее толкование: пропой – (устар. прост.) `действие по глаголу пропить-пропивать; завершение выпивкой обряда сватанья невесты` [4, т.3, с.512]. В СРНГ лексема пропой со значением `просватывать невесту, завершая сватовство выпивкой` зафиксирована в Омской области [5, т.32, с. 210].

Лексическая единица обмерять (3-й этап: поход в дом жениха).

Готовя приданое, крёстная вместе с одной из сестёр матери невесты приходила в дом к жениху обмеря¢ть (Мельникова) печь, окна, двери, посмотреть место для молодых. Это был как бы рабочий визит к свата¢м, чтобы получить необходимые размеры для пошива убранства в различном виде. По традиции невеста должна была заменить все полотенца, занавески, шторы и т.д.. В разговорной литературной речи употребляется лексема обмеря¢ть – `измерив по всем направлениям, установить размер, величину чего-либо` [4, т.2, с.545]. Аналогичное значение даёт Даль [3, т.2, с.99].

Лексика, характеризующая обряд приданое (4-й этап).

Обрядовое действие, связанное с передачей приданого невесты, состоит в разных частях Таловой из 2-х элементов: в 1 части - везти постель, а в другой - выкупать узел. Обряд постели в Таловой проводился по-разному. В первой части Таловой за два дня до свадьбы, обычно в четверг, везли посте¢ль - `приданое. Крава¢ть дирявя¢нная-самаде¢лка, пло¢тнити де¢лали. При¢данае: пяри¢на, две паду¢шти, две адяя¢лы, сунду¢к (в нём няве¢стин убор). Кавры¢ тря¢пашныйи шы¢ли из мате¢рийи. Фсё э¢та из до¢ма няве¢сты вязли¢ на двух лашадя¢х. Ло¢шади е¢дуть, гармани¢ст сиди¢ть на сундуте¢, нахатку¢ (эт така¢я лю¢льтя лашади¢ная), а падруги иду¢ть разнаря¢жныйи сле¢дам, пля¢шуть и пе¢сни игра¢ють. Падвязли¢ к жаниху¢, йих фстрява¢ють жани¢х, ради¢тили и ро¢дныйи: братья¢, сёстры, плиме¢ннити и плиме¢нницы. Ра¢ни вить се¢мьйи бальшы¢я бы¢ли, дите¢й у ва фсех памно¢га. Дава¢ли вы¢пить, до¢лга разгава¢рьвали. Пато¢м с жаниха¢ и ради¢тилеф праси¢ли вы¢куп - де¢ньги. Дава¢ли рубле¢й со¢рак-питьдяся¢т, хто как. Жаниху¢ аддава¢ли ключ ат сундука¢, занаси¢ли фсё в дом (Бочарников). После окончания ритуала родители жениха приглашали всех к столу. В другой части Таловой за один день до свадьбы, чаще в субботу, имел место иной обряд. Невесте заплетали косы, теперь уже не как обычно, а прядями вниз. Через несколько часов крёстные жениха приезжали в дом невесты выкупать узел. После этого обряда родственники жениха уезжали домой, с ними ехала крёстная невесты убирать дом. Здесь невеста не везла мебель, свою кровать отдавали родители жениха, а сами перебирались на печь. Тем временем невеста дома у стола начинала сильно голоси¢ть, причитая: Ми¢лыйи майи¢ падру¢жаньти, пасле¢днийи динёчки я с ва¢ми…, ох как бы¢стра я атжыла¢сь, атликава¢лась, аткрасава¢лась… (Мельникова). Обряд голошения обозначал границу между двумя периодами в жизни женщины – конец беззаботной жизни и переход из родной семьи в чужую.

В СРНГ находим следующие значения лексемы посте¢ль, совпадающие со значением, известным таловскому говору: `приданое` (Ульян., Дон.. и Грузин. ССР); везти¢ постель – `переезжать с приданым в дом жениха` (Ворон.) [5, т.30, с.221]. Значение элемента свадебного обряда `выкупа¢ть узел` в указанных нами словарях не обнаружено, хотя в СРНГ даётся толкование этому же действу, названному выкупать постель`: `то же, что продавать постель` с пометой – Дон. [5, т.30, с.221]. В словаре Даля убра¢ть дом - `украсить и обставить всем нужным, окрасить и оклеить, повесить занавески` [3, т.4, с.276].

СРНГ указывает, что лексема голоси¢ть в свадебном обряде имеет значение `причитать нараспев, оплакивая девичью волю, петь жалобную песню, прощаясь с подругами и родителями` и распространена на территории Нижегор., Симбир., Псков. и Перм. областей [5, т.6, с.326-327]. В.И. Даль даёт почти такое же значение слова голосить: `причитать нараспев, по обряду, прощаясь с подругами; плакать` [3, т.1,с.346].

Лексика, отражающая выкуп невесты (5-й этап).

За невестой приезжали жених, крёстные и несколько человек самых близких родственников на лошадях с бубенцами. Тады¢ няве¢ста в сархване¢, в руба¢хи, на галаве¢ вяно¢к был. Пато¢м пашли¢ платья¢, абакнаве¢нныи, ня бе¢лыи и фата¢, ана¢ накрыва¢ла лицо¢, а зза¢ди дли¢нная. Ку¢дри на са¢харнам сиро¢пи навади¢ли. На нага¢х бати¢нти каки¢яньть, а пато¢м пашли¢ ту¢фли на ни¢скам каблуте¢. Жани¢х в руба¢хи и ф штана¢х. Няве¢сту выкупа¢ли. Садя¢цца де¢ти ма¢линтийи за стол, гваря¢: «Бяз вы¢купа ни аддади¢м». Йим начина¢ють дава¢ть де¢ньги: хто ско¢льтя (Юрьева). Родственники жениха клали деньги по углам стола. Считалось, что чем больше давали выкуп, тем жених «дороже» ценил свою невесту.

Лексема вы¢куп имеет значение `плата, деньги, которыми выкупают` [4, т.1, с. 262]. Даль толкует: выкуп невесты - `жених или дружки его выкупают невесту или косу её, или место подле невесты за столом у приставленного к ней с кнутом или с дубинкой сторожа, обычно младшего брата её или мальчика из её родни. Другой выкуп невесты: женихом, когда девки на девичнике прячут её между себя, накрываясь фатами; жених должен сразу узнать её либо выкупить её у них подарками` [3, т.1, с.292].

Лексика, структурирующая свадебный пир (6-й этап).

Свадебный пир – `основное гулянье в свадебном обряде`. Раньше оно занимало 4 дня: вначале 2 дня у невесты, затем 2 дня у жениха, а в пятидесятых годах и позднее стали гулять всего 2 дня. Ф свайи¢х ха¢тах гуля¢ли, нигде¢ ни хади¢ли. Ра¢ни свиде¢тилиф ни было¢, фсе бы¢ли ро¢вныйи. Радни¢ гуля¢ла и па сто, и па сто питься¢т чилаве¢к, у каго¢ скок наро¢ду бы¢ла. Фсяды¢ начина¢ли гуля¢ть в двяна¢цать часо¢ф дня (Юрьева).

По старому обычаю, существовавшему в первой части Таловой, невеста должна была заранее готовить подарки родителям жениха, демонстрируя свои умения. И на свадьбе она обязательно «обда¢ривала» семью будущего мужа: это были самотканые рубахи, про-стые платки, коврики на пол, сшитые своими руками, вышитые рушники. Однако во вто-рой части посёлка не существовало традиции невесте одаривать родственников жениха: Угашша¢ли карто¢хай, лапшо¢й, мя¢сам, халатцо¢м, хле¢бам; пякли¢ пы¢шти, ква¢сили ква-шёнку, кисе¢ль ис свяко¢льника и канпо¢т ис сухафру¢ктаф вари¢ли, я¢блати мачи¢ли и па-дава¢ли. Вы¢пифку разнаси¢ли: налива¢ли ис ча¢йника ка¢жнаму ф стака¢н. Как ска¢жуть тост, так два мужука¢ начина¢ють разлива¢ть с двух старо¢н стала¢. Как фсем нали¢ли, выпива¢ють, обяза¢тильна малады¢я сто¢я слу¢хають пажала¢нию, цалу¢юцца». Пе¢сни фся¢тийи игра¢ли: «Ка¢тинка-Катю¢ша», «Ис-пад До¢на, До¢на, До¢на ре¢чинка тичёт…», «Как ве¢чир вичаре¢я», «Мы Чинга¢рскай мост прашли¢», «Па До¢ну гуля¢я», галасавы¢я пе¢сни: ади¢н запява¢л, а други¢я паття¢гвали. Часту¢шти люби¢ли. Чачётку, Мата¢ню пляса¢ли, а щас Ба¢рыню пля¢шуть. Сара¢тава страда¢ния, па¢рами пляса¢ли «Но¢чтю тёмнаю», Я¢блачтю (Юрьева).

Лексические единицы, используемые во время даров (7-й этап).

В Таловой обряд вручения подарков назывался дары¢. Подарки были скромными, чаще всего всевозможные куски ткани, их называли отре¢з на платье или отрез на костюм невесте. Зачастую это не новые куски, а передаренные во второй или третий раз, ведь семьи были большие; в пятидесятые годы люди испытывали трудности с деньгами, и не до нарядов было. Более зажиточные гости дарили деньги. Дары могли растянуться на час-два. В Таловой этот элемент обряда по сути проходил одинаково у людей, проживающих в разных частях посёлка, однако у одних момент вручения подарков носил название дари¢ться (Бочарников), а у других на стака¢н, подойти к стака¢ну (Мельникова).

В.И. Даль толкует: дары - `свадебные подарки; при заручинах или оглашении помолвки, невеста дарит жениха платком, отца и мать его рубахами; прочую родню его простыми платками, ширинками, холстом` [3, т.1, с.384]. В СРНГ лексема дары в значении `свадебный подарок или свадебные подарки` [5, т.7, с.271] распространена в Курской, Орловской, Воронежской, Калужской областях. В значении `процесс дарения` территория употребления слова несколько расширяется: Воронежской, Вологодской, Ленинградской, Новгородской, Астраханской, Ярославской, КА ССР [5, т.7, с.272]. Даль указывает: дари¢ться – `быть дариму; обсылаться дарами, дарить друг друга взаимно` [3, т.1, с.384]. В СРНГ лексема дари¢ться со значением `обмениваться подарками` зафиксирована в Тул., Калуж., Кур., Забайк., Тверс., Псков. областях [5, т.7, с.273]. В МАС данная лексическая единица не отмечена.

Лексемы на стака¢н, подойти к стака¢ну и лексема `отрез` в значении, существую-щем в таловском говоре, в указанных нами словарях не обнаружены.

Ужин (8-й этап).

Своеобразие традиционных пиров деревни связано с особенностями трудовой деятельности и сельского быта. Вечером представителям семей приглашённых родственников приходилось временно «отлучаться», для того чтобы «управить хозяйство» (Бочарников), поэтому свадебный пир имел прерывистый характер. Отсюда возник такой элемент обряда, как ужин. Молодожёны и гости садились за стол. Здесь к традиционным свадебным блюдам обязательно подавали горячий борщ.

В словаре В.И. Даля лексема ужин толкуется как `самый стол, яства, блюда, еда, пища, которою ужинают` [3, т.4, с.292]. В таловском говоре это значение лексемы несколько расширяется: ужин – `заключительный элемент первого дня свадьбы, сопровождающийся многолюдным вечерним застольем и весельем в доме жениха`.

Лексика, структурирующая подыма¢ние молодых (9-й этап).

Наутро крёстные и две-три тёти от невесты шли в дом к жениху подыма¢ть молодых (`буди¢ть`). Зачастую молодожёны уже встали, и жених прятал невесту, чтобы её искали родственники. Иногда молодую заворачивали в ковёр и ставили в угол или клали на пол, так не сразу её могли найти. Другие прятали невесту под кровать или за занавеску. Сваты находили молодую и спрашивали, как ей спалось на новом месте. Если невеста мучилась ночью, было поверье, что ей что-то мешало, а вот когда она спала крепким сном, значит, говорили «пришлась ко двору». Данный обрядовый элемент существовал у всех жителей Таловой.

В.И.Даль толкует: подымать молодых - `разбудить, не давать спать; выводить из опочивальни` [3, т.3, с.158]. СРНГ отмечает: подымать молодых – `в свадебном обрядебудить новобрачных после первой ночи`, территория распространения - донские и симбирские диалекты. Воронежский ареал не называется [5, т.28, с. 272].

Лексические единицы, характеризующие гулянье «курица» (10-й этап).

В первом варианте свадебного обряда в Таловой был распространён своеобразный обычай, называемый ку¢рицей - `гуля¢нье на второй день свадьбы`. Заранее подготавливалась большая ветка или маленькое деревце, называемое при этом обряде палкой. Нижняя часть оплеталась ржаной соломой, а между ветвями делалось гнёздышко. В него клали 2-3 яичка. На ветви вешали разные цветные ленточки, в гнездо сажали курицу и привязывали её, чтобы не выскочила. Крёстный невесты в сопровождении толпы пляшущих ряженых под гармонь нёс гнездо курицы в дом жениха якобы для того, чтобы невеста прижилась на новом месте и смогла в нём свить своё гнёздышко: У нас фсяды¢ «ку¢рица» лу¢ччи прахо¢дя, чем пе¢рвый день сва¢дьбы. Ох, чо жа маладёшь вытваря¢я: па дире¢вни и¢дуть к жаниху¢, пля¢шуть, паю¢ть, гаго¢чуть. А заадно¢ и «пабира¢юцца»: не¢скальтя са¢мых баявы¢х дяфча¢т э¢тим вре¢миним захо¢дють па пути¢ в ка¢жный двор, про¢сють чо-нибу¢ть падари¢ть малады¢м. Даро¢ф насабира¢ють: хто де¢ньги ме¢лтийи малады¢м дасть, а хто пабага¢чи и кру¢пныйи, хто каку¢я яду¢. Ра¢ни фсяды¢ яи¢чти дава¢ли чоп сямья¢ прибавля¢лась, са¢хар чоб жы¢зня сла¢ткая была¢, ле¢там ишшо¢ и я¢блати, гру¢шы, вы¢шни иль сли¢вы насыпа¢ли, ты¢кву давали – во¢пщим чо пад руко¢й бы¢ла. Насабира¢ють ря¢жныйи мно¢га дабра¢. А када¢ засто¢лия начне¢цца, пато¢м малады¢м э¢нти пада¢рти до¢рють, и за ка¢жный на¢да абяза¢тильна пацылава¢цца. А ишшо¢ шути¢ли: завара¢чвали в пу¢сму газе¢т пу¢псика иль ку¢калку ма¢линтию, а хто закле¢йвал и ле¢нтачтями пирявя¢звали. Дава¢ли жаниху¢, он развара¢чвая, развара¢чвая, да ника¢к ни даста¢ня. А када¢ даста¢ня, то хо¢хат: там ма¢линтий куклёнак, а мош кака¢янть игру¢шка иль пагряму¢шка. Хрёсныи убира¢ють э¢ти чу¢дныи пада¢рти и прадалжа¢ють гуля¢ть (Юрьева).

Следует указать на очень важный факт, что в первом из рассматриваемых вариантов обряд «курица» устойчиво проводился, во втором его просто не существовало.Отметим интересную деталь: лексическая единица курица в значении, существующем в исследуемом говоре, не обнаружена в указанных нами словарях.

Устаревшая лексема литературного языка ря¢женые, непосредственно относящаяся к проведению данного обряда, имеет значение `одетый, переодетый таким образом, чтобы изображать кого-либо, ради шутки` [4, т.3, с.750]. Слово ряженый имеет в словаре Даля значение `переряженный, окрутник, одетый чудно, не по обычаю, ради шуток` [3, т.3, с.545]. В перечисленных значениях данная лексема существует и в таловском говоре.

Лексические единицы обряда кушин (11-й этап).

В самый разгар гулянья на второй день свадьбы в первом варианте описываемого об-ряда гости становились свидетелями очень своеобразного действа, которое называлось бить куши¢н. Родителей невесты и родителей жениха клали на пол. Крёстные заворачива-ли в кусок плотной ткани глиняные кувшины, брали деревянную скалку и над телами ро-дителей разбивали 2 кувшина (на счастье). Битые кувшины молодожёнам следовало хра-нить до глубокой старости, таков был местный обычай.

Лексема кушин в значении `кувшин` распространена в Орл., Ворон., Новорос., Крас-нод., Кубан., Тамб., Куйбыш., Мордов. АССР, Брян., Калуж., Смолен., Тул., Ряз., Владим., Моск., Азерб. ССР [5, т.16, с.195]. Однако толкование выражения бить кушин не пред-ставлено ни в одном из указанных нами словарей. А.Д. Черенкова при исследовании дру-гих говоров Воронежской области записала обычай бить горшки в сёлах Козловке Бутур-линовского р-на и Яблочном Хохольского р-на, но она не описывает, как проходило это действо [8, с.224].

Гости (12-й этап).

Последним эпизодом торжества являлись го¢сти. В I варианте рассматриваемого об-ряда вечером второго и третьего дня свадьбы брали сваты друг друга в гости. В другой части посёлка вечером второго дня молодые после свадьбы приходили к матери невесты в гости. Все близкие родственники жениха и невесты приглашали на Масленичной неделе к себе в гости молодых, невесток и золовок с мужьями.

МАС даёт значение лексемы гости: `те, кто навещают, посещают кого-либо` [4, т.1, с.339]. СРНГ отмечает: `званые гости бывают только на свадьбу, да ещё молодых зазы-вают в первую масляницу`; и указывает на распространение лексемы в Вятской области [5, т.7, с.96]. В названном значении данная лексическая единица употребляется в Таловой. Воронежский ареал в СРНГ не называется.

Таким образом, два варианта свадебного обряда в Таловой имеют одинаковые этапы действа: сватовство (сватинки), пропой (запой), поход в дом жениха обмерять, выкуп невесты, первый день всегда у жениха, ужин, подымание молодых, гости, длительность свадебного пира (4-2 дня). Это самые главные элементы данного обряда. Они не варьируются. Однако, наблюдаются отличия в других, неглавных обрядовых действах: в традициях дарить подарки невесте до свадьбы родителями жениха, времени проведения свадебного пира, одаривания невестой семьи жениха, организации постели, в обычае невесты голосить, в заплетании косы, в наличии или отсутствии обряда «курица», традиции бить кувшин.

Подводя итоги вышесказанному, следует заметить, что свадебный обряд, как говорит Т.Б. Юмсунова, относится к элементам единого замкнутого семейного цикла, в котором всё взаимосвязано и взаимопроницаемо [7, с.119]. В Таловой можно традиционно выделить три главных этапа: предсвадебный, собственно свадьба и послесвадебный.

Обращает на себя внимание тот факт, что в лексике говора обнаруживаются отличия: одни жители помолвку, сговор называют сватинками, другие – сватовством. Невесту в момент помолвки в одной части Таловой называют голубкой, в другой - товаром, молодкой; жениха - в одной части голубем, в другой - купцом и молодцом. Одни жители пир после сватовства именуют запоем, другие – пропоем. В одной части действо вручения подарков называли глаголом дариться, в другой – словосочетанием подходить к стакану.

Следует сказать, точно так же, как и отметила А.Д. Черенкова [8, с.225] при изучении свадебной лексики в говорах Воронежской и Белгородской областей, в таловском говоре в названиях основных элементов свадебного обряда используется общерусская лексика: общее название данного обряда передаётся словом свадьба, родители и родственники со стороны жениха и невесты называют друг друга свата¢ми, мужчину противоположной родни – сватом, женщину – свахой, вступающих в брак в дни свадьбы называют женихом и невестой или молодыми, после свадьбы - только молодыми.

Свадебные лексемы в исследуемом говоре представлены в основном существительными: сватинки, сватовство, запой, пропой, выпивка, голубь, голубка, молодка, молодец, товар, купец, молодые, невеста, жених, дружок, постель, узел, наряд, убор, дары, метр, отрез, ужин, курица, ряженые, гости; глаголами: обмерять, выкупать, голосить, обдаривать, дариться, угощать, разносить, разливать, выпивать, закусывать, плясать, побираться; глагольно-именными словосочетаниями: подойти к стакану, играть песни, подымать молодых, бить кушин и созданы на базе общеупотребительной и диалектной лексики. В процессе исследования выявлены лексические единицы, функционирующие в данном говоре, не отражённые диалектными словарями: метр - `отрез ситца или какой-либо иной ткани`, сватинки - `сватовство`, на стакан, подойти к стакану и др.

Большинство общеупотребительных и собственно диалектных слов приобретает обрядовое значение: голубь, голубка, товар, купец, молодые, дружок, постель, узел, метр, ужин, курица, обмерять и др.

К сожалению, современный свадебный обряд представляет совершенно иную картину, потому что многие этапы-действия этого старинного русского обычая потерялись во времени, он сильно упростился. Однако не исчезла связь времён. Люди понимают, что нельзя отказываться от вековых народных традиций прошлого, и отдельные элементы свадебного обряда используют и в настоящее время.

Библиографический список

1. Костромичёва М.В. Система свадебных выкупов и их наименования в Орловских говорах // Лексический атлас русских народных говоров-1998. – СПб.: изд-во ИЛИ РАН, 2001. - С. 228-231.

2. Зеленин П.М. Таловая. Страницы истории / П.М. Зеленин, П.И. Осьмачка. – Воронеж: Центрально-Чернозёмное книжное изд-во, 1993. – С. 6-11.

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 тт. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008.

4. Словарь русского языка: в 4 –х т. // РАН, Ин-т лингвистических исследований; Под ред. А.П.Евгеньевой. 4-е изд., стер. (МАС). - М.: Рус. яз., Полиграфресурсы, 1999.

5. Словарь русских народных говоров / [гл. ред. Ф.П. Филин, Ф.П. Сороколетов]. – М.: Л.: СПб., 1965-2008. – Вып. 1-40.

6. Таратынова Н.Ю. Названия одного из элементов сватовства в Псковских говорах // Лексический атлас русских народных говоров-2001-2004. ИЛИ. – СПб.: Наука, 2004. – С. 332-335.

7. Юмсунова Т.Б. Лексика свадебного обряда у семейских Забайкалья // Лексический атлас русских народных говоров-1998. - СПб.: изд-во ИЛИ РАН, 2001. - С. 119-131.

8. Черенкова А.Д. Противопоставленные и непротивопоставленные диалектные различия в лексике свадебного обряда в говорах Воронежской и Белгородской областей // Лексический атлас русских народных говоров-1998. - СПб.: изд-во ИЛИ РАН, 2001. - С. 222-227.

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443x (01.04.2016)
Просмотров: 92 | Теги: лексика, свабедный обряд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016