Суббота, 03.12.2016, 01:14
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

КОРПОРАТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ

Е.А.СУХАНОВ

КОРПОРАТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ

Категории "корпорация" и "корпоративное право" широко используются в современном российском правоведении при отсутствии сколько-нибудь общепризнанных, устоявшихся подходов к их содержательной характеристике. Такое положение объяснимо сравнительно недавним появлением (точнее, возрождением) у нас классических корпораций (хозяйственных обществ), которые и вызвали к жизни необходимость теоретического осмысления особенностей их правового статуса.

В высокоразвитых зарубежных правопорядках корпоративное право давно сложилось как особая часть (подотрасль) частного права (Gesellschaftsrecht в континентально-европейских правопорядках германского типа, corporate law, или law of corporations в англо-американском праве и т.п.). Однако здесь имеются и существенные различия в принципиальных подходах. Так, в американском понимании корпоративное право сосредоточено на "хозяйственных обществах" (акционерных и "с ограниченной ответственностью" - различных видах "limited company"), которые только и рассматриваются в качестве собственно корпораций (в отличие от более широкой категории "коммерческих предприятий" - "business enterprises"), и не охватывает организованные на корпоративных началах "некоммерческие объединения" (partnership - партнерства, примерно соответствующие немецким Vereine - союзам) <60>. Такой подход распространен и в отечественной литературе, особенно экономической, находящейся под преобладающим воздействием американских источников.

--------------------------------

<60> Подробнее об этом см., например: Reimann M., Ackmann H.-P. Einfhrung in das US-amerikanische Privatrecht. 2. Aufl. Mnchen, 2004. S. 243 - 244.


В правопорядках германского типа, напротив, предметом "Gesellschaftsrecht" (буквально - "права обществ") считается статус любого "частноправового объединения лиц", созданного ими на основе договора для достижения определенной совместной цели <61>, что позволяет охватывать им регламентацию статуса любого юридического лица, основанного на членстве его участников. При этом, с одной стороны, дело касается только и именно юридических лиц, к которым не относятся разного рода "простые товарищества" и другие гражданско-правовые "общности" (Gemeinschaften) (например, сособственники имущества или солидарные должники), поскольку их существование тесно связано с личностью их участников и не оформляется какой-либо особой структурой (организацией), основанной на "разделении компетенции" и представительстве вовне через специальные органы, управляющие их делами <62>. С другой стороны, корпорациями бесспорно считаются широко распространенные в современной экономике "компании одного лица" ("Einpersonengesellschaften"), поскольку они также используют организационно-правовую форму корпорации и являются носителями самостоятельных интересов, обособленных от интересов их учредителей. К корпорациям ("обществам") здесь относят также и некоммерческие организации - преследующие "идеальные" (а не "материальные") цели объединения, или союзы (Vereine) и появившиеся в последние годы под влиянием американского права "партнерства" ("Partnerschaften").

--------------------------------

<61> См., например: Hueck G., Windbichler Ch. Gesellschaftsrecht. Ein Studienbuch. 20. Aufl. Mnchen, 2003. S. 1; Bydlinski P. Grundzoge des Privatrechts for Ausbildung und Praxis. 5. Aufl. Wien, 2002. S. 293.

<62> О признаках корпорации (Korperschaft) как "объединения, обособленного от своих членов", см. особенно: Medicus D. Allgemeiner Teil des BGB. Ein Lehrbuch. 3. Aufl. Heidelberg, 1988. S. 402; Bydlinski P.A. a. O., S. 296; Meier-Hayoz A., Forstmoser P. Schweizerisches Gesellscahftsrecht. 10. Aufl. Bern, 2007. S. 45.


Следует иметь в виду, что в этих правопорядках в силу исторических причин некоторые "товарищества торгового права" (прежде всего полные и коммандитные) не признаются юридическими лицами гражданского права, что дает основания для традиционных различий между "Gesellschaften" (общества и товарищества) и "Korperschaften" (собственно "корпорации"), хотя регулирующий их статус институт повсеместно называется именно "Gesellschaftsrecht", а не "Korperschaftsrecht".

Все это говорит об отсутствии единых подходов и тем более каких-то "международных стандартов" в понимании корпорации и предмета корпоративного права. Каждый правопорядок (или группа правопорядков) вырабатывает свой подход на базе национально-исторических особенностей своего развития. Российскому праву исторически наиболее близок континентально-европейский подход, представленный его германской ветвью. Во всяком случае, при выработке отечественного понимания корпоративного права представляется целесообразным в большей мере опираться на германские, а не на американские взгляды и традиции.

Следует также отметить, что современное российское корпоративное право имеет своих исторических предшественников: в прежнем правопорядке юридические лица, построенные на началах членства, были представлены потребительскими (главным образом, жилищными) и производственными (главным образом, сельскохозяйственными) кооперативами, а также различными общественными организациями (объединениями). В советской цивилистической науке наиболее тщательно были изучены кооперативные (корпоративные) отношения, складывающиеся в жилищно-строительных кооперативах <63>. Господствующим было мнение о том, что существо признаваемых гражданско-правовыми "внутрикооперативных отношений" составляет сложное, комплексное гражданское правоотношение членства <64>, т.е., выражаясь современным языком, корпоративное правоотношение.

--------------------------------

<63> Колхозное право, изучавшее "внутриколхозные отношения", в советской правовой системе считалось практически самостоятельной правовой отраслью. Лишь в самом конце 80-х гг. прошлого века в литературе был поставлен вопрос о формировании "кооперативного права", признававшегося большинством исследователей комплексной отраслью права и/или законодательства (см.: Кооперативное право: понятие и становление. "Круглый стол" участников всесоюзного совещания заведующих кафедрами юридических дисциплин // Вестник Московского университета. Серия "Право". 1989. N 3).

<64> Обзор мнений см.: Гендзехадзе Е.Н. Жилищно-строительные кооперативы в городе и селе. М., 1976. С. 51 и сл.


При этом в составе единого, комплексного членского правоотношения одним из виднейших исследователей жилищной кооперации - Е.Н. Гендзехадзе - было предложено различать три группы правоотношений члена кооператива с кооперативом в целом: членско-организационное правоотношение неимущественного характера (по управлению делами и имуществом кооператива); членско-паевое (имущественное) правоотношение, предметом которого являются вступительные и паевые взносы; членско-жилищное правоотношение, состоящее из имущественных прав и обязанностей по предоставлению и пользованию жилым помещением, находящимся в собственности кооператива <65>. Другие ученые различали в составе внутрикооперативных отношений организационно-управленческие (неимущественные) и имущественные отношения (паевые и отношения по пользованию кооперативным имуществом) <66>. При этом в обоих подходах отношения по использованию кооперативного имущества членами кооператива всегда считались "ядром" внутрикооперативных членских правоотношений, в том числе складывающихся внутри ЖСК <67>. Все это дает основания для констатации наличия в отечественной цивилистике определенных, достаточно глубоко проработанных подходов к изучению природы корпоративных отношений (во всяком случае, внутрикооперативных отношений как их бесспорной части).

--------------------------------

<65> Гендзехадзе Е.Н. Указ соч. С. 57 - 59.

<66> Кооперативное право: Учебное пособие / Под ред. А.А. Собчака, В.Ф. Яковлевой, Н.Д. Егорова. СПб., 1992. С. 130.

<67> Что должно заставить задуматься тех современных авторов, которые, пренебрегая достижениями отечественной цивилистики советского периода, выражают "недоумение" по поводу объявления таких отношений "корпоративными" (Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 41).


С появлением (восстановлением) в российской экономике хозяйственных обществ как классических корпораций, быстро ставших господствующим видом юридических лиц (из примерно 4 млн. зарегистрированных в России юридических лиц около 3 млн. составляют общества с ограниченной ответственностью и свыше 180 тыс. - акционерные общества всех типов), выявилась и практическая потребность в четком и единообразном определении их правового статуса, составляющего соответствующую законодательную базу в том числе и для разрешения многочисленных "корпоративных споров" и конфликтов.

Между тем современное состояние российского корпоративного законодательства не может быть признано удовлетворительным. Оно характеризуется прежде всего отсутствием единства в законодательном регулировании корпоративных отношений, о чем свидетельствуют многочисленные противоречия между общими нормами Гражданского кодекса и специальными нормами Федерального закона "Об акционерных обществах" (постоянно усугубляемые неожиданными и, как правило, непродуманными законотворческими инициативами Минэкономразвития РФ). Практически стихийно развиваются некоммерческие корпорации, число организационно-правовых форм которых превысило всякие разумные пределы (более 30). Общепризнанны многочисленные злоупотребления при создании, реорганизации и ликвидации коммерческих корпораций, особенно обществ с ограниченной ответственностью (составляющих 3/4 всех зарегистрированных юридических лиц).

Вызывает серьезные сомнения ряд считающихся общепринятыми положений об организации корпорации ("корпоративного управления"), в частности, отождествление совета директоров с наблюдательным советом, отсутствие реальной ответственности органов управления корпорацией и их участников перед корпорацией в целом, сохранение конструкции закрытого акционерного общества наряду с обществами с ограниченной ответственностью и др. Вместе с тем нельзя не отметить, что бесконечные теоретические дискуссии о понятии корпоративного права и корпорации нередко выливаются в схоластические споры о терминологии <68>.

--------------------------------

<68> Достаточно подробное освещение имеющихся по этому поводу взглядов, высказанных в современной отечественной литературе, см., например: Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под ред. В.А. Белова. С. 31 - 88 (причем и сам автор, В.А. Белов, не удержался от обоснования собственных оригинальных определений корпоративного права и корпорации).


Для решения этих и других проблем, накопившихся в сфере гражданско-правового регулирования, Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства в соответствии с Указом Президента РФ от 18.07.2008 N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <69> была разработана Концепция развития гражданского законодательства РФ, включившая в себя и Концепцию развития законодательства о юридических лицах <70>. Названная Концепция после ее публикации, обсуждения со специалистами и внесения соответствующих поправок была представлена Президенту РФ и одобрена на заседании указанного Совета 7 октября 2009 г., проходившего под председательством Президента РФ <71>.

--------------------------------

<69> СЗ РФ. 2008. N 29 (ч. I). Ст. 3482.

<70> См.: Вестник гражданского права. 2009. N 2.

<71> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М., 2009.


По результатам этой работы данным Советом было принято решение о подготовке на базе названной Концепции законопроекта об изменениях и дополнениях первой части ГК РФ, включая необходимые изменения и дополнения в главу 4 ГК РФ "Юридические лица". Необходимо подчеркнуть, что Концепция развития гражданского законодательства РФ предлагает прямо закрепить корпоративные отношения в составе предмета гражданского законодательства, определенного ст. 2 ГК РФ, и соответственно этому внести ряд существенных изменений и дополнений как в общие нормы кодекса о юридических лицах, так и в его специальные правила, посвященные статусу отдельных видов корпораций, законодательно признав последние самостоятельной разновидностью юридических лиц <72>.

--------------------------------

<72> Там же. С. 25, 49.


Таким образом, названная Концепция и готовящийся на ее основе законопроект основываются на признании корпоративных отношений гражданско-правовыми, а корпораций - юридическими лицами. Принципиально никем не оспаривается тот факт, что корпорации создаются на основе гражданско-правового договора (строго говоря, частноправовой сделки, если учитывать "компании одного лица") и представляют собой форму проявления частной автономии отдельных лиц (собственников), что свидетельствует об их гражданско-правовой природе.

При этом встает традиционно дискуссионный вопрос об имущественном или неимущественном характере самих корпоративных отношений. Соглашаясь с давно высказанными в отечественной литературе мнениями об имущественной природе, по крайней мере основной части ("ядра") внутрикорпоративных отношений, необходимо последовательно учитывать то обстоятельство, что организационные корпоративные отношения (обычно считающиеся неимущественными) в коммерческих корпорациях (хозяйственных обществах, товариществах и производственных кооперативах) представляют собой прежде всего отношения по управлению имуществом корпорации и состоят как из отношений по управлению имущественными делами корпорации, так и из отношений по участию в имущественных результатах ее деятельности. Так, "организационное" право члена корпорации участвовать в ее общем собрании, по сути, сводится к его участию в формировании органов корпорации, представляющих ее в гражданском обороте; утверждению отчетов об имущественных результатах ее деятельности; даче согласия на совершение корпорацией крупных сделок и сделок с заинтересованностью и тому подобным "имущественно значимым" действиям.

Поэтому отрицание их имущественного характера представляется искусственным и ведущим к отрыву этих отношений от имущественных отношений, составляющих основу предмета гражданского права. Такой подход, выставляющий на первый план "организационную сторону" корпоративных отношений, с одной стороны, не учитывает того обстоятельства, что большинство институтов гражданского права, во всяком случае его общие положения (Общая часть), призваны именно должным образом "организовать" регулируемые ими имущественные отношения товарообмена. Следуя ему, пришлось бы признать неимущественными и все отношения по созданию, реорганизации и ликвидации юридических лиц, хотя речь при этом всегда идет о статусе собственника - участника имущественных отношений <73> и о защите имущественных интересов его кредиторов. С другой стороны, он способствует постоянным попыткам представителей "предпринимательского" ("хозяйственного") права вывести корпоративные отношения за рамки гражданско-правового регулирования, с чем, разумеется, также невозможно согласиться.

--------------------------------

<73> Не случайно такие реликты прежнего правопорядка, как унитарные предприятия и учреждения, не являются не только собственниками "своего" имущества, но и частноправовыми корпорациями.


Что касается некоммерческих корпораций, созданных для достижения "идеальных" целей, то и здесь не следует забывать, что признание их юридическими лицами предназначено лишь для оформления их участия в гражданском (имущественном) обороте, тогда как их основная деятельность остается за рамками гражданско-правового регулирования. В качестве же юридических лиц они опять-таки формируют имущественную базу своей деятельности, в том числе за счет членских взносов своих участников, и распоряжаются ею через свои органы, создаваемые общим собранием участников. Поэтому с точки зрения гражданского права статус этих организаций как юридических лиц - участников оборота также неизбежно придает их "внутриорганизационным" (корпоративным) отношениям имущественный характер. Если же такие организации участвуют не в гражданских правоотношениях (т.е. выступают не в качестве юридических лиц - субъектов гражданского права и собственников своего имущества), то вопрос об имущественном или неимущественном характере их "внутриорганизационных отношений" утрачивает свое значение.

Исходя из этого, предполагаемое прямое законодательное упоминание о корпоративных отношениях в составе предмета гражданского права (ст. 2 ГК РФ) не следует считать каким-то "расширением" последнего, ибо по своей юридической природе они, строго говоря, всегда были гражданско-правовыми. Расширяется "лишь" содержание их гражданско-правовой регламентации, причем именно на уровне Гражданского кодекса: вводится деление всех юридических лиц на корпорации и некорпоративные (унитарные) организации и более тщательно регулируется гражданско-правовой статус корпораций и их участников.

При этом круг коммерческих корпоративных организаций остается неизменным: к их числу относятся хозяйственные товарищества, хозяйственные общества (из числа последних предполагается исключить лишь общества с дополнительной ответственностью и закрытые акционерные общества) и производственные кооперативы. Организационно-правовые формы некоммерческих корпораций предполагается упорядочить и ограничить тремя видами: потребительские кооперативы; общественные организации граждан (политические партии, профсоюзы и т.п. объединения граждан); ассоциации и союзы, членами которых могут быть как граждане, так и юридические лица (некоммерческие партнерства, объединения работодателей, торгово-промышленные палаты, объединения юридических лиц - профсоюзов, кооперативов, общественных организаций, объединения лиц творческих профессий, саморегулируемые организации и т.п.). Перечень коммерческих и некоммерческих корпораций, разумеется, должен быть замкнутым (numerus clausus) и ограничиваться лишь перечисленными их видами, прямо закрепленными в ГК РФ.

Существо же корпоративного права в ГК РФ должны составить общие нормы обо всех (коммерческих и некоммерческих) корпорациях: понятие корпорации, права и обязанности участника корпорации, управление (структура) корпорации. Наличие таких общих правил должно значительно улучшить гражданско-правовой статус участников корпораций, особенно находящихся в меньшинстве, в частности, путем установления единого для них права на информацию о деятельности корпорации, порядка разрешения корпоративных споров, исключения из членов корпорации и т.д. Наряду с этим предполагается включение в гл. 4 ГК РФ специальных подразделов, содержащих общие положения о хозяйственных товариществах и обществах как главных видах коммерческих корпораций (в том числе правила, специально посвященные вкладам в имущество хозяйственных обществ и особенностям управления в них, а также дочерним хозяйственным обществам) и некоторые общие положения о некоммерческих корпорациях.

Такой подход не исключает, а предполагает наличие отдельных федеральных законов о статусе соответствующих коммерческих и некоммерческих корпораций. Однако их содержание будет предопределено общими положениями ГК РФ (применительно к некоммерческим корпорациям касающимися только их участия в гражданско-правовом обороте и, разумеется, не затрагивающими их основную, некоммерческую деятельность). Иначе говоря, Концепция и законопроект исходят из главенствующей роли ГК РФ в регулировании рассматриваемых отношений, что позволяет иметь как ясную систему общих норм корпоративного права, так и координировать и систематизировать их воплощение в конкретных законодательных актах, избегая противоречий и "нестыковок", которыми, к сожалению, изобилует действующее законодательство. Таким образом, упомянутые документы закладывают четкую законодательную основу бурно развивающегося российского корпоративного права.

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (24.01.2016)
Просмотров: 295 | Теги: корпоративные | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016