Пятница, 09.12.2016, 02:56
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Конституционные и организационно-правовые основания совершенствования профилактики правонарушений несовершеннолетних и ее психологическое

В.М.Поздняков*

 

Конституционные и организационно-правовые основания совершенствования профилактики правонарушений несовершеннолетних и ее психологическое обеспечение

 

Появление данных статистики, свидетельствующих о тенденции снижения на протяжении двух лет удельного веса несовершеннолетних в общем массиве отечественной преступности[1], вызвало эйфоричные комментарии некоторых политиков и оптимистичные статьи в ряде СМИ. Однако реальных оснований для констатации прогресса, особенно в профилактике правонарушений несовершеннолетних, на наш взгляд, пока нет. По-прежнему высокой остается криминальность совершаемых несовершеннолетними преступлений: каждое восьмое (12,8%) – это тяжкое преступление, каждое четвертое (25,8%) – вымогательство, каждое пятое (19,7%) – грабеж[2]. Кроме того, Россия продолжает занимать первое место в мире по нахождению несовершеннолетних в местах изоляции, т.к. наблюдается рост среди осуждаемых несовершеннолетних лиц, совершивших преступления, которые признаны опасным или особо опасным рецидивом, а также лиц женского пола и преступивших закон в состоянии наркотического или токсического опьянения[3].

Если не касаться проблемы латентности преступности, то критично можно заметить, что снижение количественных показателей преступности несовершеннолетних произошло во многом из-за того, что в отношении них, с одной стороны, в последние годы были смягчены меры уголовного наказания и одновременно начался эксперимент по вводу института «ювенальной юстиции»[4], а с другой – численность несовершеннолетних (от 14 до 17 лет) за десятилетие (1999-2008 гг.) уменьшилась в стране на 28,1%, а их доля по отношению к трудоспособному населению сократилась с 11,2% до 7.8%[5].

Использование в начале статьи разноплановых статданных по последнему десятилетию связано с тем, что в 2009 году исполнилось 10 лет со дня принятия федерального закона от 24.06.1999 №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Данный закон, разработанный в соответствии с нормами Конституции Российской Федерации и международных правовых актов (Конвенции ООН о правах ребенка (1989 г.), Пекинских правили (1989 г.), Эр-Риядских руководящих принципов для предупреждению преступности среди несовершеннолетних (1990 г.) и др.), отражал возникший в нашей стране идеолого-концептуальный настрой на преодоление административно-карательного подхода к беспризорным и подросткам-правонарушителям, социализация которых была нарушена по вине взрослых, желание нормативно создать для подрастающего поколения условия для защиты законных прав и интересов, а также провести гуманизацию уголовной политики, с широким применением в отношении несовершеннолетних правонарушителей альтернативных (без изоляции от общества) мер наказания и проведением с ними разноплановой воспитательно-ресоциализирующей, психолого-коррекционной и реабилитационной работы[6].

Федеральный закон № 120-ФЗ не только закрепил основные понятия по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, ее задачи и принципы, но и определил роль конкретных субъектов в профилактической деятельности. При этом для обеспечения на федеральном уровне системности в профилактике предполагалась разрабатывать и реализовывать специальные целевые программы, утверждаемые постановлениями Правительства Российской Федерации, а текущую координацию деятельности субъектов профилактики в стране осуществлять через межведомственные комиссии, создаваемые на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Анализ практики реализации федерального закона № 120-ФЗ свидетельствует, что первоначальные шаги были весьма активными. Так, в соответствии со ст. 4 указанного закона оперативно были утверждены федеральная и региональные межведомственные комиссии, а на муниципальном уровне, руководствуясь ст. 11, были созданы комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Постановлением Правительства от 25.08.2000 № 625 «О федеральных целевых программах по улучшению положения детей в Российской Федерации на 2001-2002 годы» были выделены и определенные финансовые средства. Однако в дальнейшем обнаружилось, что эффективной профилактической деятельности мешает, с одной стороны, ведомственная разобщенность и бюрократизм, а с другой стороны, наличие значительных пробелов в законодательстве и нормативных актах, касающихся участия в профилактике министерств образования, здравоохранения, конкретных правоохранительных органов, учреждений и органов по делам молодежи, опеки, попечительства, а также по привлечению общественных организаций к оказанию медицинской и психологической помощи, проведению социальной реабилитации несовершеннолетних.

Как известно, на федеральном уровне на основе постановления Правительства Российской Федерации от 5.06.1999 (п. 8) организационно-техническое обеспечение системы профилактики было возложено на министерство здравоохранения, хотя для этого ведомства деятельность по профилактической работе с несовершеннолетними является лишь одним из специфичных направлений. И хотя в последующем работу правительственной (федеральной) комиссии по делам несовершеннолетних возглавил и до сих пор осуществляет министр внутренних дел России Р.Г. Нургалиев, обеспечивший регулярное проведение ее заседаний, полностью преодолеть функционально-отраслевой разрыв в профилактической работе с различными группами несовершеннолетних так и не удалось: теми, кто не достиг возраста уголовной ответственности, по-прежнему преимущественно занимаются подразделения министерств образования, здравоохранения и социальной защиты, а с несовершеннолетними, достигшими такой возраст, в большей мере правоохранительные органы[7]. В итоге получается, что для профилактики девиантного поведения подростков МВД России экспериментально вводит должности инспекторов-психологов (например, с 1 июня 2008 г. в службе ОПДН ГУВД Кемеровской области), регламентируя «сверху» требования к профилактической работе с «семьями, находящимися в социально опасном положении»[8].

Межведомственные комиссии, созданные в субъектах Российской Федерации, также не везде действуют успешно. Это связано с тем, что данные комиссии, хотя и возглавляются одним из замов главы администрации региона, а в их состав входят ответственные работники из органов образования, здравоохранения, по делам молодежи, социальной защиты населения, опеки и попечительства, службы занятости, правоохранительных органов, в основном лишь «бумажно» решают назревшие проблемы. Более того, из-за формирования комиссий преимущественно на должностной, а не на профессиональной основе (с привлечением ученых и опытных специалистов) наблюдается частая сменяемость членов межведомственной комиссии, а в итоге отсутствует преемственность и комплексный подход в области профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Комиссии по делам несовершеннолетних, действовавшие на уровне муниципальных образований и рассматриваемые законодателем как новый институт координации профилактической работы с безнадзорными  и несовершеннолетними правонарушителями, так и не вышли на реализацию многоплановых функций, предоставленных им  ст. 11 федерального закона № 120-ФЗ, т.к. их деятельность преимущественно свелась к рассмотрению конкретных дел о правонарушениях несовершеннолетних и принятию решений по материалам, представляемым в суд по вопросам, связанным  с их помещением в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Негативную роль сыграло и то обстоятельство, что до настоящего времени их деятельность регламентируется на основе Положения 1967 года[9], что не соответствует современному статусу и реализуемым властным полномочиям.

В связи с тем, что пробелы в законодательстве и предложения по совершенствованию практики профилактики в области безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних активно рассматривались не только учеными[10], но и постоянно обсуждались в СМИ, на различных конференциях и парламентских слушаниях, то за прошедшее десятилетие в федеральный закон №120-ФЗ (1999 г.) поправки вносились 12 раз. Их анализ позволяет выявить следующие основные тенденции в его коррекции:

1. Законодатели, прежде всего, исправили многочисленные двусмысленности и привели его в соответствие с Конституцией РФ и отдельными федеральными законами. В частности, введено понятие «антиобщественные действия»[11], расширена система субъектов профилактики (за счет включения «общественных организаций» как институтов гражданского общества) внесены изменения в именование отдельных ее субъектов (например, в отношении уголовно-исполнительных инспекций из-за исключения уголовно-исполнительной системы из структуры Минюста РФ и создания Федеральной службы исполнения наказаний), внесены коррективы из-за изменений в УПК РФ (2007 г.), а также в связи с реформой органов прокуратуры и следствия. Конструктивным явилось и принятие федерального закона от 28.04.2009 № 71-Ф «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон от 24 июня 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», т.к. были введены не только ограничения в передвижении детей в ночное время – с 22 до 6 часов местного времени, но и в новой статье (ст. 14.1) раскрыты «меры по содействию физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей».

2. Правовой статус несовершеннолетнего расширен включением в законодательство таких прав, как: право получения им информации о цели и порядке пребывания в учреждении системы профилактики безнадзорности и правонарушений; право на обеспечение бесплатной юридической помощи с участием адвоката, а также иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи в соответствии с законом;  право бесцензурной переписки несовершеннолетнего с органами, осуществляющими контроль за деятельностью специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа, судом, прокуратурой, уполномоченными по правам человека в Российской Федерации или в субъекте Российской Федерации. Кроме того, были скорректированы процессуальные нормы, регламентирующие процедуру помещения несовершеннолетних в центры временного содержания.

3. Для улучшения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, проявления заботы об их здоровье и безопасности законодатель принятием федерального закона от 22.04.2005 № 39-ФЗ выделил в отдельную категорию лиц, с которыми должна вестись особая профилактическая деятельность – «несовершеннолетние, употребляющие алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пиво и напитки, изготавливаемые на его основе» и обязал органы, занимающиеся профилактикой безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних выявлять указанную категорию лиц и проводить с ними соответствующую профилактическую работу. Кроме того, в соответствии с международными стандартами через отдельный федеральный закон от 30.06.2007 № 120-ФЗ были внесены нормы, предусматривающие запрет на дискриминацию несовершеннолетних по уровню развития (например, термин «с отклонениями в развитии» заменен словами «с ограниченными возможностями развития»[12]).

Представленный анализ свидетельствует, что хотя и осуществлена значительная трансформация законодательства в области профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (прежде всего за последние пять лет), сегодня необходимо его дальнейшее совершенствование. Это актуально прежде всего из-за современного социального заказа на разработку и внедрение эффективных технологий ювенальной юстиции, а также роста в стране преступности в отношении самих несовершеннолетних. В связи с тем, что в 2008 году, согласно данным ГИАЦ МВД России, в розыске находилось свыше 53 тыс. детей, а от преступных посягательств пострадало свыше 126,5 тыс. несовершеннолетних и среди них 62,2 тыс. – от преступлений, сопряженных с насильственными действиями, а по признаку экстремистских взглядов и убеждений на учете в МВД России стояли 302 неформальных молодежных объединения, Госдума в весенней сессии 2009 г. в первом чтении рассмотрела два проекта федеральных законов. Как первый из них (№ 151943-5) – «Об административной надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», так и второй (№ 215694-5) – «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» направлены не только на усиление ответственности за совершенствование преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности  несовершеннолетних, но и на усиление превентивно-профилактической работы с детьми.

Практическое совершенствование профилактической деятельности среди несовершеннолетних актуально и в связи с подписанием Президентом России 12 мая 2009 года специального документа № 537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»[13], который включает в себя ряд пунктов, направленных на усиление защиты прав и законных интересов детей. В частности, в п.38 указанного документа записано: «Главными направлениями государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу должны стать усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, прежде всего детей и подростков, совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с преступностью…».

Проведенные психологами исследования свидетельствуют, что с учетом уменьшения влияния на подростков и молодежь традиционных социальных институтов (прежде всего семьи и  образовательных учреждений), а также появлением у значительной части подрастающего поколения (особенно из-за бесконтрольного влияния СМИ) терпимости к атрибутам криминальной субкультуры[14], возникает необходимость усиления научного диалога и сотрудничества ученых из разных наук и специалистов их разных сфер общественной практики, чтобы определить теоретико-методологического ориентиры и совместно разработать рекомендации по комплексному подходу к профилактике беспризорности и правонарушений несовершеннолетних. На важность этого обращено внимание в резолюции IY съезда Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 17-21.09.2007 г.), где была проведена специальная секция по проблемам нового направления в психологии – «ювенальная юридическая психология». При этом позитивными моментами начатой тогда и до настоящего времени активно продолжающейся (прежде всего через публикации) профессиональной дискуссии психологов являются:

1. Отстаивание важности при разработке теоретико-методологических проблем опоры не только на зарубежный опыт[15], но и активного использования продуктивных идей из концепций отечественных ученых, причем как дореволюционного периода, так и содержащихся в докторских диссертационных исследованиях по юридической психологии. В частности, теорий, разработанных по таким проблемам, как психология уголовной ответственности (О.Д. Ситковская, 1998), криминогенная сущность личности (А.Н. Пастушеня, 2000) и субъекта преступления (Л.В. Алексеева, 2006), девиантологический (Е.В. Змановская, 2006) и виктимологический подходы к психопрофилактике (А.И. Папкин, 2005), психология соучаствующего исправления личности осужденного (В.М. Поздняков, 2000). Одновременно весьма актуальной является научная проработка проблематики «психологический возраст правовой ответственности», т.к. сегодня в России несовершеннолетние, не достигшие 14 лет, но совершившие общественно опасные деяния, остаются в недостаточном контроле как от институтов общества, так и вне предметного поля исследований ученых. В тоже время во многих странах мира, в силу тяжести совершаемых ими преступных деяний, к ним уже с 12 лет применяется комплекс специальных методов профилактики и социальной реабилитации.

2. Разработка научно обоснованной социально-психологической типологии личности девиантных подростков и несовершеннолетних преступников. Ее создание крайне востребовано сегодня как практиками, т.к. им важно ориентироваться в личностных особенностях лиц, которые являются объектами профилактической деятельности, так и юристами при разработке новых нормативно-правовых документов, т.к. в существующей нормативной правовой базе отсутствует полная криминологическая классификация, а в итоге затруднено обоснование и мер предупреждения, и мер пресечения[16].

3. Позитивным стало широкое включение как гражданских психологов[17], так и специалистов из правоохранительных органов[18] в разработку психодиагностического инструментария, опытную апробацию и внедрение психотехнологий воздействия на конкретные категории делинквентных детей и несовершеннолетних преступников. Однако, пока недостаточно проводится научная разработка моделей психологического прогнозирования делинквентного поведения[19], а также создание оптимальных диагностико-коррекционных комплексов под конкретные категории несовершеннолетних правонарушителей[20]. При этом основные требования к разрабатываемым средствам психодиагностики связаны с их полноценной валидизацией, повышенной надежностью и стандартизированностью по отношению к определенным возрастным группам делинквентов, а также способностью в комплексе полноценно выявлять деликтный потенциал личности несовершеннолетних. Основное требование к эффективной реализации психотехнических воздействий – это осуществление при психокоррекционной работе с несовершеннолетними правонарушителями «двухшагового алгоритма»: 1) сперва прервать их деструктивное поведение, в том числе на основе отрыва от привычных условий жизнедеятельности (возможно с кратковременным помещением в специально организованную среду, с использованием при этом метода «педагогического взрыва» А.С. Макаренко или более гибких психолого-педагогических технологий воздействия); 2) затем обеспечить целенаправленное просоциальное развитие личности, в том числе за счет социально-реабилитационных мероприятий, направленных на преодоление отчужденности, тревожности, социальной пассивности и способствующих просоциальной идентификации личности.

4. Для совершенствовании судебно-психологических экспертиз, проводимых по несовершеннолетним, актуальным является изучение всех предпосылок возникновения и развития у них деликтного потенциала личности, а также психологитческих  особенностей правонарушающего поведения, в том числе из-за: а) конфликтов в семье; б) затруднений при развитии и взаимодействии в школе; в) психодинамики взаимоотношений с членами референтных групп сверстников и исполнения в них конкретных субкультурных ролей; г) психических состояний, обусловленных внешними условиями и конкретной ситуации, а также конфликтным протеканием процесса возрастного, гендерного и иных видов самоидентификации личности.

5. Для разработки новой модели психологического обеспечения профилактики правонарушений несовершеннолетних также необходимо изучить закономерности влияния на них молодежных организаций просоциальной направленности и их лидеров, т.к. даже среди ученых-юристов все более утверждается мнение, что лучшая уголовная и уголовно-исполнительная политика – это политика социальная, особенно если речь идет о несовершеннолетних правонарушителях[21]. В этой связи заслуживает внимания накопленный как за рубежом, так и имевшийся в Российской империи опыт патроната над несовершеннолетними, освобожденными из воспитательных колоний, или лицами, отбывающими наказания, не связанные с изоляцией от общества[22].

Подводя итог изложенному в настоящей статье, хотелось еще раз подчеркнуть важность выхода сегодня как на конструктивное междисциплинарное взаимодействие ученых в разработке новой теории и модели профилактики в области беспризорности и правонарушений несовершеннолетних, так и добиваться реализации на практике комплексного подхода, с задействованием возможностей государства и потенциала всех субъектов превенции.

 

 

* Поздняков Вячеслав Михайлович - профессор кафедры теории и истории государства и права МГГУ им. М.А. Шолохова, доктор психологических наук, профессор.

[1] См.: Преступность и правонарушения (2004-2008). Статистический сборник. – М.: ГИАЦ при МВД РФ, Судебный департамент при Верховном Суде РФ, Департамент надзорной деятельности МЧС РФ, 2009. – С. 9-10; 49-51.

[2] См.: Состояние преступности в России за 1 полугодие 2009 года. – М.: ГИАЦ при МВД РФ, 2009. – С. 45.

[3] Зарипов З.С. Об особенностях социализации личности несовершеннолетнего в современном обществе // Цели и средства уголовной и уголовно-исполнительной политики в отношении несовершеннолетних: Сб. материалов междунар. науч.-практ. конференции. – Вологда, 2009. Ч.1. – С.162.

[4] Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. – М., 2008. – С.12.

[5] www.gks.ru

[6] Необходимость специальной психологической помощи несовершеннолетним преступникам обусловлена тем, что из числа несовершеннолетних осужденных, по данным ВНИИ МВД России (2004), каждый третий имеет умственную отсталость, а каждый пятый – психопатизацию личности. - См.: Ежегодный  государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации в 2004 году» // Правовая система «Гарант».

[7] См.: Акбаров Н.Б. Состояние и тенденции преступности несовершеннолетних: Региональные проблемы борьбы и профилактики. – Казань, 1999; Основы ювенологии: опыт комплексного междисциплинарного исследования. – СПб., 2002; Профилактика правонарушений в студенческой среде: Материалы всерос. научно-практ. конференции. – Воронеж, 2003.

[8] См.: Реуцкая И.Е. О возможности психологического обеспечения деятельности инспекторов-психологов по работе с неблагополучными семьями подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел // Цели и средства уголовной и уголовно-исполнительной политики в отношении несовершеннолетних: Сб. материалов междунар. науч.-практ. конференции. – Вологда, 2009. Ч.1. С. 327-331.

[9] См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июня 1967 г. (ред. от 25 февраля 1993 г.) «Об утверждении Положения о комиссии по делам несовершеннолетних» // Ведомости ВС РСФСР. 1963. № 23. Ст.536.

[10] Проведенный нами анализ свидетельствует, что за 10 лет после принятия федерального закона №120-ФЗ по проблематике делинквентного поведения несовершеннолетних, а также совершенствованию профилактики их антиобщественного и преступного поведения больше всего публикаций имеется в области правоведения, психологии, а также социологии и педагогики. При этом только юристами защищено более 200 кандидатских и 6 докторских диссертаций, а психологами - 19 кандидатских и 1 докторская диссертация.

[11] См.: Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 111 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и другие законодательные акты Российской Федерации» /СПС «Консультант Плюс».

[12] См.: Федеральный закон от 30 июня  2007 г. № 120-ФЗ «О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации по вопросам о гражданах с ограниченными возможностями здоровья» // СЗ РФ. 2007. № 27. Ст. 3215.

[13] См.: Российская газета. 2009. 19 апреля. – С.13-16.

[14] См.: Сочивко Д.В., Полянин Н.А. Молодежь России: Образовательные системы, субкультуры, исправительные учреждения. – М, 2009.

[15] В последнее десятилетие изданы как переводы зарубежных ученых по психологии криминального поведения (Бартол, 2004; Блэкфорд, 2004 и др.), так и отечественные мета-обзоры по зарубежным теориям и практике профилактики девиантного поведения несовершеннолетних (И.П. Башкатов, И.И. Саламатина, 2000; Е.Б. Лабковская, 2000 и др.).

[16] На это особое внимание обращено в публикациях криминолога О.В. Старкова. – См., например: Гречишкин О.Н., Старков О.В. Предупреждение девиантного и преступного поведения несовершеннолетних. – Краснодар, 2004. – С. 130-132.

[17] Речь идет о психологах прежде всего из образовательных учреждений, которых уже насчитывается более 50 тысяч и многим из которых постоянно приходится вести психокорекционную работу с трудными детьми и их родителями.

[18] Среди правоохранительных органов наиболее многочисленен состав психологов, работающих в ФСИН России (более 3,6 тыс. сотрудников), а также в МВД России (более 3 тыс. сотрудников).

[19] Проведенные под нашим руководством диссертационные исследования (С.Г. Беспалая, 2007; Н.В. Стряпина,2009) показали продуктивность использования субъектно-ситуационного подхода, а для психопрофилактической работы с делинквентами – модели «постдиагностический тренинг-коррекция».

[20] Теоретико-методологическое обоснование важности создания диагностико-коррекционных комплексов впервые было осуществлено еще в докторской диссертации С.А. Беличевой (1991).

[21] Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика: преодоление кризиса. – М., 2006. – С.59; Муромцев Г.И. Правовая политика: вопросы методологии // Правоведение. 2005. № 6. – С.20.

[22] См.: Йоффе М.С. Важнейшие законодательные акты (1908-1912) / Под ред проф. В.М. Гессена. – СПб, 1913.;   Патронат в дореволюционной России. – М, 1996.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (01.01.2013)
Просмотров: 542 | Теги: профилактики, организационно-правовые, обеспечени, Конституционные, несовершеннолетних, правонарушений, Психологическое, совершенствования, основания | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016