Суббота, 27.05.2017, 18:42
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БАРИНОВ Д.А.,
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры
государственно-правовых дисциплин Дальневосточного
юридического института МВД России

НЕЖИНСКАЯ К.С.,
адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России


КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



Успешное  развитие  Российской  Фе-
дерации,  её  укрепление  на  международной
арене, да и само существование нашего го-
сударства  как  суверенного  субъекта  невоз-
можно  без  обеспечения  его  национальной
безопасности. При этом важно отметить, что
сегодня, как никогда ранее, ведущая роль в
решении  проблем  государственного  строи-
тельства должна принадлежать именно пра-
ву как системному образованию. Являясь ба-
зовой отраслью системы российского права,
конституционное  (государственное)  право
регулирует  наиболее  важные  сферы  обще-
ственной жизни и именно с него начинается
формирование всей системы национального
права. Правильность, четкость и отсутствие
двойного толкования понятий, прежде всего,
закрепленных в Конституции РФ - основном
источнике  права,  предопределяют  эффек-
тивность  механизма  правореализации  во-
обще и правоприменения, в частности.
 Несмотря на то, что в тексте Консти-
туции  РФ  понятие  «национальная  безопас-
ность»  прямо  не  закреплено,  это  вовсе  не
означает,  что  данный  термин  не  относится
к  наиболее  важным  сферам  общественной
жизни.  Более  того,  с  учетом  возросшей  в
настоящее  время  роли  национальной  без-
опасности для укрепления российской госу-
дарственности,  создания  предпосылок  для
построения гражданского общества, защиты
прав личности существует насущная потреб-
ность в определении и усилении конституци-
онной базы данного института.
В  российской  правовой  действитель-
ности понятие «национальная безопасность»
развивалось поэтапно. Начиная с ХIХ в. оно
выражало состояние защищенности интере-
сов личности, общества и государства в та-
ких сферах общественной жизни, как, напри-
мер,  общественная  безопасность,  внешняя
безопасность,  безопасность  промыслов  и
т.п. [1]. В советский период, после Октябрь-
ской революции и вплоть до середины 80-х гг.
данный термин ассоциировался только лишь
с  безопасностью  государства  и  междуна-
родной  безопасностью,  выводя  на  первый
план интересы государства во внешней по-
литике [2]. Иными словами, понятие «наци-
ональная безопасность» отождествлялось с
государственной безопасностью, так как ос-
новной целью была защита от любой угрозы
советскому государству и коммунистической
партии  [3].  Примечательно,  что  подобный
подход  был  свойственен  и  иным  мировым
державам  того  времени.  Так,  например,  в
доктринах  США  по  безопасности  основной
акцент делался на предотвращение внешних
угроз. С середины 80-х гг. национальная без-
опасность стала включать в себя не только
внешние (военные и политические) аспекты,
но и внутренние, связанные с защитой прав
человека, экономикой и экологией [4].
И лишь в период становления России
как федеративного, правового и демократи-
ческого государства произошли кардиналь-
ные  изменения  в  социально-экономических
и  общественно-политических  отношениях,
что потребовало переоценки интересов лич-
ности,  общества  и  государства.  Появление
новых  угроз,  создающих  опасность  суще-
ствованию  самого  государства,  его  граж-
данам,  вызвало  необходимость  создания
нового концептуального подхода, в котором
бы отражались стратегические направления
в  осуществлении  политики  национальной
безопасности.  Впервые  дефиниция  «без-
опасность»  была  закреплена  в  Законе  РФ
от  5  марта  1992  г.  «О  безопасности»  [5],  а
затем  и  в  отдельных  нормах  Конституции
Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.
(ст.13, 37, 55, 56, 71, 72, 74, 82, 98, 114) [6].
Данные  нормативно-правовые  акты  стали
основой формирования правовой базы Рос-
сии  в  области  обеспечения  национальной
безопасности. Но необходимо отметить, что
они  дали  лишь  определение  понятию  «без-
опасность». Собственно же термин «нацио-
нальная безопасность» был сформулирован
позднее,  в  «Концепции  национальной  без-
опасности» 1997 г. [7], а его определение за-
креплено в её новой редакции в 2000 г. [8].
Современная  «Стратегия  националь-
ной  безопасности  до  2020  г.»  (далее  Стра-
тегия) [9] дает четкое определение понятию
«национальная  безопасность»,  формулиру-
ет  основные  приоритетные  стратегические
направления российского государства как во
внутренней, так и во внешней политике, при-
званные  создать  безопасные  условия  для
реализации конституционных прав и свобод
граждан  России,  осуществить  устойчивое
развитие страны и сохранить её территори-
альную целостность и суверенитет.
 Важно выделить, что в отличие от за-
конодателя правовая наука пока не пришла
к единому мнению о возможности использо-
вания  словосочетания  «национальная  без-
опасность».  С  одной  стороны,  существует
точка  зрения,  и  она  же  отражается  в  боль-
шинстве учебной литературы по курсу «На-
циональная безопасность» [10], что данный
термин  не  имеет  отраслевого  определения
и  носит  междисциплинарный  характер,  по-
зволяющий  определить  все  разновидности
безопасности,  защищаемые  в  конкретном
государстве.  Например,  И.Н.  Глебов  прихо-
дит к выводу о том, что такое правовое поня-
тие, как «безопасность» утратило свое зна-
чение в качестве объединяющего все виды
безопасности родового понятия. С этой точ-
ки зрения он обоснованно выступает в под-
держку закрепленного de jure и вошедшего
в  правовой  оборот  понятия  «национальная
безопасность», исходя из современного при-
оритета личности и общества по отношению
к  государству.  Национальная  безопасность
является аналогом ранее принятого понятия
«государственная  безопасность»,  которое,
по  его  мнению,  было  идеологизировано  в
СССР [11].
В свою очередь, А.А. Прохожев указы-
вает  на  слабую  теоретическую  проработку
вопросов  безопасности,  видит  данную  про-
блему  в  словообразовании  прилагательно-
го  «национальный»,  которое  произошло  от
двух  существительных:  «нация»  и  «нацио-
нальность».  Приводя  в  пример  такие  поня-
тия, как «национальная экономика», «нацио-
нальный доход», «национальные интересы»,
он указывает на то, что эти термины уже сло-
жились и словосочетание с прилагательным
«национальный»  не  вызывает  вопросов.
Когда используется понятие «национальная
политика»  всем  понятно,  что  речь  идет  о
политике  в  отношении  людей  разной  наци-
ональности.  С  этой  точки  зрения  А.А.  Про-
хожев делает вывод, что термины «государ-
ственная  безопасность»  и  «национальная
безопасность»  являются  не  синонимами,  а
разновеликими понятиями, и использование
последнего  словосочетания  законодателем
вполне оправдано [12].
Вторая  точка  зрения,  сформулиро-
ванная  А.Н.  Кокотовым,  В.В.  Мамоновым  и
др.  [13],  являющимися  противниками  эта-
тисткой трактовки понятия «нация», так как
«державные нации» в этом случае исчезают,
«оставляя  место  лишь  для  национальных
меньшинств,  ибо  последние  в  нации-наро-
де выделимы, а национальное большинство
невыделимо:  оно  есть  сама  нация-народ».
«Изложенное  следствие  ставит  существо-
вание  и  параметры  державных  наций  в  за-
висимость от судьбы соответствующих госу-
дарств». В частности, рассматривая термин
«нация» в его связи с понятием государства,
В.В.  Мамонов  приходит  к  выводу  о  разли-
чии  понятий  «национальная  безопасность»
и  «государственная  безопасность»,  так  как
главными  составляющими  национальной
безопасности  выступают  безопасность  не
только  государства,  но  и  личности  и  обще-
ства. В подтверждение этому стоит сослать-
ся  на  «Концепцию  государственной  нацио-
нальной политики», которая синонимизирует
понятия «этнос» и «нация» [14]. Так же В.В.
Мамонов  предлагает  заменить  термин  «на-
циональная  безопасность»  «федеративной
безопасностью»,  что,  с  нашей  точки  зре-
ния,  является  вполне  логичным  только  для
федеративных  государств,  в  которых  фор-
мирование  субъектов  происходит  по  наци-
онально-территориальному  и  (или)  нацио-
нально-государственному признаку.
Думается, что первая позиция является
более аргументированной, но не в дискуссии
о прилагательном «национальный», а из со-
ображений о необходимости отражения тер-
мина  «национальная  безопасность»  в  Кон-
ституции РФ как одной из наиболее важных
сфер  жизнедеятельности  общества  и  госу-
дарства. В подтверждение этого можно при-
вести  высказывание  О.Е.  Кутафина  о  том,
что  «расширение  рамок  конституционного
регулирования  политической  деятельности
государства  повышает  эффективность  Ос-
новного закона, усиливает его воздействие
на ход общественных процессов, свидетель-
ствует о повышении роли Конституции в об-
щественной и государственной жизни» [15].
Это  очевидно,  потому  что  Конституция  РФ
является  не  только  нормативно-правовым
документом,  обладающим  высшей  юриди-
ческой силой, но и актом, который отражает
важнейшие  направления  проводимой  в  го-
сударстве  внутренней  и  внешней  политики
по  обеспечению  безопасности  её  многона-
ционального народа. В соответствии с этим,
напрашивается вывод, что конституционно-
правовые  отношения  будут  эффективными
и функциональными только тогда, когда они
обеспечиваются  государством  и  защищены
на основе конституционных норм. Что же ка-
сается понятия «национальный», то история
не находит ни одного примера моноэтниче-
ской нации, а следовательно, в формирова-
нии нации лежит не этнический принцип. И
именно  понятие  нации  по  своему  содержа-
нию в современной России близко к понятию
страны. Как справедливо заметил американ-
ский  политолог  К.  Дейч,  нация  -  это  народ,
обладающий государством [16].
В  данном  контексте  стоит  привести
еще  одну  точку  зрения,  в  соответствии  с
которой  дефиницию  «общественная  без-
опасность»  в  последнее  время  стали  трак-
товать  слишком  широко,  отождествляя  её
с безопасностью страны [17]. Так, исходя из
понимания  термина  «общественный»  как
охватывающего своим содержанием всю со-
вокупность  социальных  явлений,  в  понятие
«общественная  безопасность»  включаются
все  виды  безопасности  (безопасность  лич-
ности, общества и государства) от внутрен-
них и внешних угроз во всех сферах жизне-
деятельности. В таком варианте происходит
отождествление  общественной  безопасно-
сти с национальной безопасностью, что яв-
ляется  методологически  неверным,  так  как
может  вызвать  затруднения  в  правотвор-
ческой  и  правоприменительной  практике.
Думается, что понятие «общественная безо-
пасность» целесообразно ограничить только
сферой защищенности населения страны от
преступных посягательств и угроз техноген-
ного и природного характера.
Одним  из  ключевых  вопросов  в  по-
нимании  национальной  безопасности  был
и  остается  вопрос  о  смысловом  значении
самой  дефиниции.  Исследуя  понятие  «на-
циональная безопасность», в свою очередь,
приходим  к  выводу,  что  её  понятие  нераз-
рывно  связано  с  термином  суверенитет,
который  существует  с  момента  появления
первых государств и в современных услови-
ях  видоизменяется,  получая  политическую,
экономическую и иную окраску.
Как  известно,  сам  термин  является
заимствованным  из  иностранного  языка  и
соответственно имеет в российской юриди-
ческой науке неоднозначное понимание. Об-
ращаясь  к  этимологическому  толкованию,
мы видим, что данный термин происходит от
старолатинского «supra», «sovreins» («более
высокий»),  «superani»,  перешедшего  в  ста-
рофранцузский «suvreins», а затем во фран-
цузский «souverainete» («верховная власть»)
[18]. В ставшей уже классической концепции
суверенитета  французского  философа  и
юриста Ж. Бодена суверенитет определяет-
ся как «самая высшая, абсолютная и посто-
янная власть над гражданами и подданными
в  политическом  сообществе:  величайшая
власть  управлять»  [19].  И  в  соответствии
со  смыслом  определения,  изначально  су-
веренами  во  Франции  называли  «не  тех,
кто  имел,  безусловно,  высшую  власть,  а
лишь  тех,  кто  занимал  в  известной  сфере
относительно  более  высокое  положение  по
рангу,  по  положению,  нежели  остальные»
[20].  Стоит  отметить,  что  уже  тогда  в  опре-
деление данного понятия вкладывались как
внешние, так и внутренние аспекты. С одной
стороны,  суверенитет  ограждал  от  влияния
церковной и имперской власти, подчеркивая
национальный признак государства, а с дру-
гой - выражал отказ от принятых отношений
между сюзеренитетом и вассалитетом [21].
Позднее Г. Гроций и Ж-Ж. Руссо рас-
сматривали  суверенитет  в  рамках  есте-
ственно-правовых  взглядов  как  народный
суверенитет, а Г. Блекстон, А. Дайси выдви-
нули доктрину всемогущего парламента. И,
наконец, гегелевский суверенитет - абсолют.
В  современной  науке  и  практике,  не-
смотря  на  значительное  количество  работ,
посвященных  проблемам  суверенитета,
ученые и политики до сих пор ведут спор о
содержании  данного  понятия,  как  правило,
придавая  ему  политическую  окраску  [22].
Тем не менее, наиболее общее определение
данной дефиниции, выработанное юридиче-
ской  наукой  и  отраженное  в  учебной  лите-
ратуре, предполагает, что суверенитет - это
верховенство  государственной  власти  вну-
три страны и её независимость вовне [23].
Стоит  отметить,  что  независимость  и
верховенство власти может осуществляться
только при отсутствии внутренних и внешних
факторов, которые могут оказать влияние на
нее. Например, к внешним факторам можно
отнести экономическую зависимость одного
государства  от  другого.  В  теории  междуна-
родного права [24] и практике международ-
ных  отношений  государств  [25]  подобная
зависимость  именуется  утратой  экономи-
ческого  суверенитета 1 .  Современный  мир
насыщен примерами подобного [26], но, не-
смотря  на  это,  экономический  суверенитет
государства закреплен и охраняется не толь-
ко  внутренним  законодательством  каждого
государства, но и на международном уровне
[27]. Как точно подметил М. Беджауи, «суве-
ренитет, определенный только политически-
ми  элементами,  исключая  экономические,
теоретически  и  практически  вел  к  такой
ситуации,  когда  санкции,  предусмотренные
за  посягательство  на  суверенитет,  предна-
значались  только  для  случаев  нарушения
политических  обязательств  по  отношению
к  другим  государствам.  Таким  образом,
экономическое  принуждение,  например,  не
считалось  нарушением  суверенитета  госу-
дарства»  [28].  Данный  пример  иллюстри-
рует  только  один  из  внешних  факторов,
способных оказать прямое влияние на госу-
дарственную власть, а следовательно, и на
основное  свойство  и  качество  государства
-  его  суверенитет.  К  другим  внешним  фак-
тором можно также отнести международное
положение той или иной страны, расстанов-
ку политических сил на международной аре-
не, обороноспособность государства и др.
Внутренние  факторы,  влияющие  на
суверенитет  государства,  уместно  рассмо-
треть через призму Конституции РФ, в соот-
ветствии с которой:
- суверенитет государства распростра-
няется на всю его территорию;
-  Конституция  и  федеральные  законы
имеют  верховенство  на  всей  территории
Российской Федерации;
- за Российской Федерацией закрепле-
на обязанность обеспечивать целостность и
неприкосновенность её территории. Данные
положения  свидетельствуют  о  построении
России как федеративного государства с еди-
ным неделимым суверенитетом [29], а также
о производном характере государственного
суверенитета  из  суверенитета  российско-
го  народа  [30].  Народ  является  основным
носителем  суверенитета  и  его  создателем,
следовательно,  волеизъявление  народа  по-
рождает  и  саму  государственную  власть.  В
то же время народ выступает как своеобраз-
ный гарант государственного суверенитета,
так  как  любое  ущемление  независимости
государств,  умаление  верховенства  власти
означает нарушение коренных интересов на-
рода, создает источники внутренних и меж-
дународных  конфликтов.  Именно  понятие
«народ»  является  ключевым  в  дефиниции
«суверенитет»,  а  следовательно,  соблюде-
ние и защита конституционных прав первого
является основой обеспечения второго.
  Таким  образом,  можно  констатиро-
вать,  что  в  соответствии  с  Конституцией
суверенитет  Российской  Федерации  состо-
ит из четырех взаимосвязанных составляю-
щих: верховенства государственной власти,
её независимости; государственной целост-
ности  как  основы  конституционного  строя,
неприкосновенности  территории.  Все  эти
компоненты  будут  фактически  обеспечены
государством  только  при  проведении  тща-
тельно выверенной и, самое главное, закре-
пленной  на  законодательном  уровне  внеш-

1  В данном случае речь идет не о фактической категории «экономическая независимость», а о формально-юридической, присущей каждому суверенному государству, так как в первом случае государства очень часто являются в той или иной степени экономически зависимыми от других государств, сохраняя при этом свой суверенитет.

ней и внутренней политики. Данная политика
должна включать социально-экономическую,
национальную,  оборонную,  миграционную,
внешне-политическую и т.п. направленности.
И,  следовательно,  государственный  сувере-
нитет следует понимать в двух аспектах: как
внешнеполитическую  и  как  внутриполитиче-
скую категорию. При этом, исходя из выше-
перечисленного,  видится,  что  предложенная
в Конституции РФ дефиниция «суверенитет»
является  правовой  категорией,  охраняемой
государством  как  от  внутренних,  так  и  от
внешних  факторов,  которые  могут  оказать
воздействие  на  государственную  власть.
Обеспечение  суверенитета  является  преро-
гативой Российской Федерации. Немаловаж-
но, что в целях его обеспечения формируется
внутренняя и внешняя политика государства.
В  связи  с  этим  видим  настоятель-
ную  необходимость  уточнить  данное  опре-
деление  суверенитета  и  сформулировать
его  следующим  образом:  суверенитет  -  это
верховенство  государства  в  пределах  его
территориальных  границ  и  независимость
на  международной  арене,  обеспечиваемое
государством  при  отсутствии  внутренних  и
внешних  факторов,  которые  могут  оказать
влияние  на  саму  государственную  власть.
Именно  такая  юридическая  конструкция
позволяет  провести  параллель  между  по-
нятием  «суверенитет»  и  понятием  «наци-
ональная  безопасность»,  закрепленным  в
Стратегии:  «национальная  безопасность
- состояние защищенности личности, обще-
ства и государства от внутренних и внешних
угроз, которое позволяет обеспечить консти-
туционные права, свободы, достойные каче-
ство и уровень жизни граждан, суверенитет,
территориальную целостность и устойчивое
развитие Российской Федерации, оборону и
безопасность государства».
Сравнивая  два  этих  понятия,  можно
выделить их общие черты:
Во-первых,  понятие  «суверенитет  на-
рода» 1   выражается  в  правовых  формах,
имеющих  высшую  юридическую  силу.  Дан-
ные  формы  (решения)  направлены  на  за-
щиту  конституционного  строя,  а  также  кон-
ституционных прав человека и гражданина.
В определении национальной безопасности
законодатель также выделяет, в первую оче-
редь, защиту личности, общества и государ-
ства, позволяющую обеспечить конституци-
онные права, свободы, достойные качество
и уровень жизни граждан.
Во-вторых,  как  было  сказано  ранее,
суверенитет объединяет в себе две полити-
ческих категорий - внутреннюю и внешнюю,
которые  в  определении  звучат  как  верхо-
венство государства внутри страны и неза-
висимость на международной арене. Так и в
самом понятии национальной безопасности
отмечается, что приоритетным направлени-
ем проводимой политики в России является
защита от внутренних и внешних угроз.
В-третьих,  в  термине  «национальная
безопасность»  как  отдельные  объекты  ох-
раны  выделены  обеспечение  суверенитета
и  территориальной  целостности.  При  этом
последний  является  неотъемлемым  состав-
ляющим самого понятия суверенитет.
В-четвертых,  именно  устойчивое  раз-
витие Российской Федерации, её оборона и
безопасность (сформулированные в понятии
«национальная  безопасность»)  являются
необходимыми условиями экономической и
политической независимости государствен-
ной  власти,  выражающей  волеизъявление
народа.
Таким  образом,  обеспечение  нацио-
нальной  безопасности  является  необходи-
мым условием сохранения суверенитета, а её
определение - составной частью дефиниции
«суверенитет».  Это  в  значительной  степени
облегчает понимание конституционно-право-
вой  основы  самого  термина  «национальная
безопасность», и является очень важным для
современной  России  в  период  укрепления
конституционно-правовых  начал  националь-
ной  безопасности.  Без  этого  невозможно
создать  устойчивую  систему  безопасности
вообще. Это также играет большую роль для
определения конституционно-правовой базы
входящих  в  неё  понятий,  которые  в  Страте-
гии  включены  в  основные  стратегические
национальные  приоритеты.  К  ним  относятся
национальная  оборона,  государственная  и
общественная  безопасность.  Последние,  в
свою очередь, направлены на предотвраще-
ние  внутренних  и  внешних  угроз,  могущих
возникнуть перед Российской Федерацией на
том или ином этапе её развития.

1  Народ в данном случае выступает как политико-правовая категория, означающая совокупность всего населения страны и являющаяся производной от понятия «нация». Суверенитет нации выступает как социальная категория и возникает на стадии появления и формирования государства как самостоятельного образования и, как правило, не получающая самостоятельного законодательного закрепления.


Библиографический список:
1. Милехин А.В. Роль органов внутренних дел в обеспечении отдельных видов национальной безопасности Российской Федерации. М., 2002. С.4.
2. Амельчакова В.Н. О соотношении категории «национальная безопасность» со смежными  правовыми  категориями  //  Вестник  Московского  университета  МВД  России.  2006.  №4. С.11-14.
3. Ковальский С.А. Что такое национальная безопасность? // Финансовый контроль. 2002. №6. С.26-27.
4.  Галузин  А.Ф.  О  понятии  «правовая  безопасность»  и  ее  принципах  //  Правоведение. 2007. №6. С.166-177.
5. Закон РФ «О безопасности» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. №15. Ст.769.
6. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Собрание Законодательства Российской Федерации. 2009. №4. Ст.445.
7. Указ Президента России от 17 декабря 1997 г. №1300 «Об утверждении концепции национальной безопасности Российской Федерации», в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. №24 // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1997. №52. Ст.5909.
8. Собрание Законодательства Российской Федерации. 2000. №2. Ст.170.
9. Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 г. // Собрание Законодательства Российской Федерации. 2009. №20. Ст.2444.
10. См., например: Прохожев А.А. Общая теория национальной безопасности. М., 2002. С.22-24; Грохотова В.В. Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. М., 2008. С.78.
11. См.: Глебов И.Н. Правовые проблемы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1999. С. 12.; Возженников А.В., Прохожев А.А. Государственное управление и национальная безопасность. М., 1999. С.7.
12. Прохожев А.А. Общая теория национальной безопасности. М, 2002. С.22-24.
13. Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность (конституционно-правовой аспект взаимоотношений): Автореф. дис… докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1995. С.13; Мамонов  В.В.  Понятие  и  место  национальной  безопасности  в  системе  конституционного  строя России // Журнал российского права. 2003. №6.
14. Собрание Законодательства Российской Федерации. 1996. №25. Ст.3010.
15. Кутафин О.Е. Конституционные основы общественного строя и политики СССР. М., 1985. С.214.
16. Deutsch K / Nationalism and Social Communication. Cambrige, 1986. P.96.
17. Глебов И.Н. Право национальной безопасности: Монография. М.: МЮИ МВД России, 1998. С.128; Кардашова И.Б. МВД России в системе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 2006. С.36-38, 111, 113-115.
18. Магазинер Я.М. Лекции по государственному праву (общее государственное право). Пг., 1919. С.116-117.
19. Bodin Jean. The Six Books of Commenweal. Cambridge, 1962. P.84.
20. Палиенко Н.И. Суверенитет: историческое развитие идеи суверенитета и её правовое значение. Ярославль, 1903. С.23-24.
21. Кузьмин Э. Л. О государственном суверенитете в современном мире // Журнал российского права. 2006. №3.
22. См. подробнее: Черняк Л.Ю. Общетеоретические проблемы государственного суверенитета в федеративных государствах. Иркутск, 2009.
23. См.: Черниченко С.В. Теория международного права. М., 1999. Т.2. С.26; Клименко Б.М. Суверенитет правового государства // Московский журнал международного права.  2000.  №3  (39).  С.154;  Любашиц  В.Я.  Теория  государства  и  права:  учебник.  М., 2003.  С.254;  Баглай  М.В.  Конституционное  право  Российской  Федерации:  учебник.  М., 2009. С.147-152.
24. См.: Борисов К.Г. Международное таможенное право. М, 1997. С.22; Quoc Dinh Ng., Daillier P., Pellet A. Droit International Pablic. P. 1994. P.453-457; Betatti M. Le nouvel ordre economique international. P. 1985. P.16-46.
25. См., например: Экономическая декларация глав государств или правительств - членов движения неприсоединения от 19 августа 1976 г. // Движение неприсоединения в документах и материалах / Сост. Р.А. Тузмухамедов. М., 1979. С.337; Статьи 1, 6 Закона РФ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» // СЗ РФ. 1995. №42. Ст.3923.
26. См. подробнее: Маринич С.В. Экономические меры принуждения во внешнеполитической деятельности государств и международное право // Сов. государство и право. 1989. №7. С.103-108; Lowenfeld A.F. Congress and Cuba The Helms - Burton Act // AJIL. 1996, vol. 90. №3. P.419-434.
27. Декларация нового международного экономического порядка. Рез. 3201 (S-VI) от 1 мая 1974 г.
28. Bedjaoui M. Towards a new international economic order. - N.Y., 1979. P.152.
29. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июля 2000 г. №10-П // СЗ РФ. 2000. №25. Ст.2728.
30.  Конституция  Российской  Федерации:  доктринальный  комментарий  (постатейный)  / под ред. Ю.А. Дмитриева. М.: «Деловой двор», 2009. С.4.





 

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (15.12.2012)
Просмотров: 2735 | Теги: Национальная безопасность, федеративная безопасность, конституционно-правовые ос, государственный суверенитет, общественная безопасность, нация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь