Вторник, 20.08.2019, 04:52
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

КНИЖНАЯ КУЛЬТУРА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ

А. В. Соколов, доктор педагогических наук, профессор кафедры информационных систем и мультимедиа Санкт-Петербургского государственного института культуры, почетный профессор Московского государственного институт культуры

КНИЖНАЯ КУЛЬТУРА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ

Монография Ю. Н. Столярова «Истоки книжной культуры» оценивается как выдающийся вклад в теорию и историю российской книжности. Предлагается использовать методологию эволюционной эпистемологии для дальнейшего развития идей, высказанных в монографии. Эволюционная эпистемология исследует когнитивный аппарат человека и биосоциальные факторы его развития, которые тесно связаны с истоками книжной культуры.

Ключевые слова: история, книжность, монография, рецензия, Россия, Ю. Н. Столяров, эволюционная эпистемология.


Выход в свет капитального фолианта Юрия Николаевича Столярова «Истоки книжной культуры» [3], прекрасно изданного Челябинским государственным институтом культуры, является знаковым событием в современной российской науке. Совершенно справедливо научный редактор издания профессор В. Я. Рушанин в своём «Вводном слове» отметил, что «представляемый на суд читателя труд заслуживает внимания и одобрения, поскольку он поднимает новый, глубинный пласт в разработке истории и теории книжной культуры, приближая уровень её разработки к фундаментальному [3, с. 12]». В свою очередь, Ю. Н. Столяров заметил, что «по вопросам методологии, теории и истории книжной культуры к настоящему времени накоплен достаточно большой пласт литературы. Значительно скромнее представлен корпус произведений, посвящён- ных периоду, предшествующему появлению письменной культуры как сложившегося социально-культурного феномена [3, с. 7]». Нельзя не согласиться с автором, что открытые им четыре истока книжной культуры - мифология, фольклор, религиозные писания, народный эпос — действительно заслуживают углублённого изучения, и его многолетний труд, представленный коллегам, нуждается в продолжении и развитии. Именно этой цели, мы надеемся, послужит наша рецензия.

Прежде всего, хочется уточнить жанр рецензируемого сочинения. В. Я. Рушанин называет его «монография». Монография, как известно, типологически определяется как научное издание в виде книги, посвящённой углублённому рассмотрению одной или нескольких взаимосвязанных тем. В её структуре содержатся постановка задачи, развёрнутая аргументация, выводы, заключение, и рассчитана она на последовательное вдумчивое чтение, возможно, с обращением к другим источникам по теме. Научный труд Ю. Н. Столярова действительно соответствует монографической дефиниции при единственном исключении: данной книге ближе логика не сплошного, а выборочного чтения. Выборочное обращение к тексту свойственно справочной литературе, ведь никто не штудирует энциклопедии. Юрий Николаевич, скрупулёзно собрав громадные массивы (точнее, фонды) мифов, сказок, легенд, священных писаний, памятников народного эпоса, воспроизвёл их в виде обширного перечня относительно самостоятельных энциклопедических статей. В итоге получилась «энциклопедическая монография», всесторонне, детально, убедительно раскрывающая истоки книжной культуры и поражающая читателя гиперэрудицией автора. Ведь по обычным нормам научного творчества для создания подобной «монографии энциклопедического жанра» требуются два-три года работы межнаучного коллектива историков, филологов, культурологов, археологов, лингвистов, литературоведов, теологов, философов, не говоря уже о книговедах, научных информатиках и документологах. Самое удивительное, что каждый из перечисленных учёных-специалистов найдёт для себя релевантную информацию, если обратится к авторскому произведению Ю. Н. Столярова.

Однако было бы неправильно забывать о том, что Юрий Николаевич не анахорет-одиночка, чудодействующий в благостном уединении, а признанный лидер российского библиотековедения, автор около тысячи научных публикаций, организатор науки в МГИК, воспитавший 50 кандидатов и докторов наук в области библиотековедения, библиографоведе- ния, книговедения, в последние годы — главный научный сотрудник Научного центра исследований книжной культуры Российской академии наук. «Истоки российской книжности» для него не абстрактное понятие, не случайное увлечение, а предмет двадцатилетних мучительных раздумий. Поэтому нельзя не прислушаться к заключительным словам его книги: «Без знания своих глубинных корней история книжной культуры будет чахлым деревцем. Зато, если припасть к её целительным народным истокам, она расцветёт пышным древом, заиграет всеми цветами радуги ... Работа по изучению истоков русской и мировой книжной культуры только начинается, самые важные и интересные открытия, думается, ещё впереди [3, с. 458]».

Титанический труд, инициативно начатый Ю. Н. Столяровым, конечно, должен продолжаться, и здесь теория и история книжной культуры нуждается в межнаучных контактах. Возникает вопрос: как соотносятся когнитивная (познавательная) эволюция человечества и изобретение письменности? Истоки книжной культуры, выявленные Ю. Н. Столяровым, соответствуют мифологическому мышлению, основанному на устной коммуникации, но включают мифы об изобретателях письменности. Оказалось, что в сказках, легендах и других проявлениях устного народного творчества тема грамотности, письменности и чтения также представлена весьма широко. Парадокс этого факта заключается в том, что реальные письменные документы нам не известны, а устные свидетельства об искусстве письма до нас дошли.

Далее: «истоки» какого-либо процесса предполагают, что после «истоков» последует «становление», «расцвет» и другие этапы жизнедеятельности. Анализ содержания Библии и Корана показал, что уже во время создания Библии (I тыс. до н.э.), известное как «осевое время» — период высокой духовной активности древних цивилизаций, «человечеству была свойственна высочайшая письменная культура» и функции книги мало изменились впоследствии [3, с. 298]. В связи с появлением Интернета изменяется коммуникационная культура XXI века (вспомним Википедию, социальные сети, электронные библиотеки), что неизбежно должно отразиться на книжной культуре и её традициях. В задачу Ю. Н. Столярова не входило воспроизводство эволюции книжной культуры, он сосредоточился только на начальной стадии («истоках») цивилизационного процесса и тем самым создал предпосылки взаимодействия теории книжной культуры с авторитетным учением об эволюционной эпистемологии. В чём заключаются эти предпосылки?

В одной из своих проблемных статей наш выдающийся библиотековед отметил: «Библиотечное дело базируется на эпистемологии (науке, которая изучает знание о знаниях и почти тождественна теории познания) потому что оно напрямую связано с природой знаний и с их использованием как в индивидуальном порядке, так и коллективно [4, с. 4]». Если обратиться к истокам книжной культуры, представленным в энциклопедической монографии Ю. Н. Столярова, нетрудно удостовериться, что все они, включая загадки, апокрифы и чернокнижие, органично связаны с познавательными процессами. Эпистемология определяется как философско-методологическая дисциплина, исследующая знание как таковое, его строение, структуру, функционирование и развитие (зачастую его отождествляют с «гносеологией» или просто «теорией познания»). Классиками эпистемологии считаются О. Конт, Г. Спенсер, К. Маркс; в ХХ веке лидерство перешло к неклассическим концепциям вроде социологии жизни, теории общества риска, теории коммуникативного действия. Наконец, в наши дни заявила о себе пост- неклассическая эпистемология, активно практикующая системный, синергетиче- ский, эволюционный методологические подходы [2].

Наибольший интерес для нас представляет эволюционная эпистемология [5], основателями которой являются К. Лоренц, К. Поппер, Д. Кэмпбелл, а в нашей стране основными представителями считаются Е. Н. Князева, И. П. Меркулов, А. В. Кезин. По определению Е. Н. Князевой: «Эволюционная эпистемология исследует когнитивный аппарат человека и его эволюционное происхождение. Познавательные (когнитивные) способности человека рассматриваются в ней как результат эволюции, и из этого положения выводятся теоретико-познавательные следствия ... Эволюция человека и его познавательных (когнитивных) способностей, эволюция знания и культуры мыслятся как прямые продолжения эволюции живой и неживой природы [1, с. 7—8]».

Таким образом, исходный методологический постулат заключается в положении, что люди являются продуктом биологической и социально-культурной эволюции, которыми определяется когнитивный и нравственный облик личности и социально-культурный уровень социума. Социально-культурная программа эволюционной эпистемологии нацелена на изучение эволюции идей, научных теорий и культуры с помощью моделей и метафор, заимствованных из эволюционной биологии, где главную роль играют понятия естественного и искусственного отбора.

Если использовать методологию эволюционной эпистемологии, можно представить периодизацию эволюции человечества в виде пяти этапов.

Этап 1. Антропогенез и этногенез: генезис человека в природном пространстве биосферы.

Этап 2. Зарождение древних цивилизаций: от неолита до изобретения письма (VIII—III тыс. до н.э.); это время формирования таких истоков книжной культуры, как мифология, фольклор, эпос.

Этап 3. Осевое время, Античность и христианство: рукописная книжность и зарождение науки.

Этап 4. Техногенная цивилизация и единая карта мира: Ренессанс, Реформация, Просвещение (XV-XVIII века), индустриальное производство (XIX-XX века).

Этап 5. Гипотетическая постиндустриальная (посттехногенная) цивилизация: информационное общество XXI века и перспективы формирования ноосферы.

Известный философ-экзистенциалист Карл Ясперс (1883-1969) представил всемирно-исторический процесс следующим образом. «Из тёмных глубин доистории, длящейся сотни тысячелетий, из десятков тысячелетий существования подобных нам людей в тысячелетия, предшествующие нашей эре, в Месопотамии,

Египте, в долине Инда и Хуанхэ возникают великие культуры древности. В масштабе всей земной поверхности это — островки света, разбросанные во всеобъемлющем мире первобытных народов. В великих культурах древности, в них самих или в орбите их влияния в осевое время, с 800 до 200 года до н.э., формируется духовная основа человечества, причём независимо друг от друга в трёх различных местах — в Европе с её поляризацией Востока и Запада, в Индии и в Китае. На Западе, в Европе, в конце Средних веков возникает современная наука, а за ней с конца XVIII века следует век техники; это первое после осевого времени действительно новое свершение духовного и материального характера [6, с. 50-51]». Карл Ясперс писал эти строки в середине ХХ столетия, когда человечество почитало себя бессмертным. Люди верили, что в войнах и революциях могут исчезнуть государства, погибнуть отдельные народы и культуры, но человечество в целом непременно останется и будет продолжать свою историю. Энциклопедическая монография Ю. Н. Столярова, посвящённая в эпоху непредсказуемости посттехногенной цивилизации истокам книжной культуры, порождает полузабытое чувство оптимизма. С оптимистической надеждой писалась настоящая рецензия.

 
Примечания

1. Князева Е. Н. Эволюционная эпистемология в ретроспективе и перспективе // Эволюционная эпистемология : антология / Российская академия наук, Институт философии, Институт научной информации по общественным наукам ; науч. ред., сост. Е. Н. Князева. Москва ; Санкт- Петербург : Центр гуманитарных инициатив, 2012.
2. Платонова С. И. Постнеклассическая эпистемология: основные особенности и перспективы развития // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. Серия: Философия. 2012. № 1, том 2. С. 71-80.
3. Столяров Ю. Н. Истоки книжной культуры / под ред. В. Я. Рушанина ; отв. за выпуск Т. Ф. Берестова ; Челябинский государственный институт культуры. Челябинск : ЧГИК, 2017. 500 с.
4. Столяров Ю. Н. Рассмотрение библиотековедения, библиографоведения и книговедения в контексте социологии: историческая ретроспектива // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006. № 2.
5. Эволюционная эпистемология : антология / Российская академия наук, Институт философии, Институт научной информации по общественным наукам ; науч. ред., сост. Е. Н. Князева. Москва ; Санкт-Петербург : Центр гуманитарных инициатив, 2012. 703 с.
6. Ясперс К. Смысл и назначение истории : пер. с нем. / вступ. ст. П. П. Гайденко. Москва : Политиздат, 1991. 528 с.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2018. № 3 (83)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (29.07.2019)
Просмотров: 25 | Теги: Столяров, эпистемология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь