Четверг, 23.02.2017, 06:04
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

К ВОПРОСУ РАЗГРАНИЧЕНИЯ УБИЙСТВА И ЭВТАНАЗИИ

РЫБАЛЬНИК М.М.,
помощник прокурора Правдинского района
Калининградской области, соискатель БФУ им. И.Канта


К ВОПРОСУ РАЗГРАНИЧЕНИЯ УБИЙСТВА И ЭВТАНАЗИИ



Актуальность данного вопроса заклю-
чается в том, что в человеческом обществе
нет, не было и никогда не будет полного со-
впадения  общественных  и  личных  интере-
сов.  Расхождение  вызывается  различными
причинами,  порождающимися  тем,  что  не-
которые члены общества не осознают своих
действительных интересов либо противопо-
ставляют  личные  интересы  коллективным.
Это  влечет  необходимость  их  правовой  ре-
гламентации.
При  умерщвлении  неизлечимо  боль-
ного по его просьбе предполагается, что со-
страдание  направлено  на  удовлетворение
частного  интереса  лишаемого  жизни.  При
этом  часто  упускается  из  виду,  что  такое
деяние нарушает внутренний порядок, изна-
чально присущий всем общественным отно-
шениям, так как каждое лицо, совершившее
преступление,  является  субъектом  отноше-
ния, на гармоничное функционирование ко-
торого  посягает  им  содеянное.  Преступле-
ние,  независимо  от  того,  какие  изменения
оно производит во внешнем мире и какова
форма  его  проявления,  подрывает  основы
этого отношения изнутри.
Прекращение жизни может быть как в
результате  естественной,  физиологической
причины  -  от  старости,  так  и  в  результате
патологической,  преждевременной  смерти,
вызванной  болезнью  или  насильственными
действиями. Насилие, причинившее смерть,
- важный признак убийства [1, c.7].
Действительно, в подавляющем боль-
шинстве  случаев  убийство  совершается
посредством насилия. Однако убийство мо-
жет быть совершено и без насилия [2, c.6].
Например,  человеку,  находящемуся  в  бес-
помощном состоянии, лицо, обязанное про-
являть о нем заботу, не дает есть, пить, не
оказывает  помощь  и  т.п.  с  целью  лишить
жизни. Очевидно, насилия здесь нет, но та-
кое поведение должно быть квалифицирова-
но как убийство.
Причинение смерти самому себе - са-
моубийство - не подлежит криминалистиче-
ской и уголовно-правовой оценке, поскольку
не  является  преступлением.  В  Конституции
Российской Федерации [3] (далее - РФ) в ча-
сти 1 статьи 20 сказано, что «каждый име-
ет  право  на  жизнь»,  но  право  на  смерть,  в
т.ч. самоубийство, там не отражено. То есть
российское законодательство изначально не
может считать легальным как убийство, так
и самоубийство.
Ныне  действующее  уголовное  зако-
нодательство  России  не  предусматривает
ответственности  за  самоубийство,  однако
для лиц, причастных к самоубийству, повли-
явших на него своим поведением, действия-
ми,  поступками,  уголовная  ответственность
не исключается. Сюда относятся случаи до-
ведения лица до самоубийства путем угроз,
жестокого обращения или систематического
унижения человеческого достоинства потер-
певшего,  отраженные  в  Уголовном  кодексе
РФ (далее - УК РФ) [4].
Подговор к убийству психически боль-
ных, других лиц, неспособных понимать ха-
рактер  совершаемых  действий,  рассматри-
вается как убийство или покушение на него
и влечет для виновного ответственность на
общих основаниях. В этом случае действия
потерпевшего  на  лишение  себя  жизни  на-
правляются не собственной волей, а волей и
сознанием виновного.
Значительный  интерес  представляет
вопрос об оценке согласия потерпевшего на
причинение ему вреда применительно к на-
шему исследованию - лишение его жизни. В
настоящее время по действующему законо-
дательству случаи эвтаназии подпадают под
признаки части 1 статьи 105 УК РФ (простое
убийство), что не учитывает всех особенно-
стей лишения жизни с согласия потерпевше-
го.  «Эвтаназия  -  искусственное  ускорение
лишения  жизни  тяжелобольного»  [5,  c.364-
365].  В  юридических  источниках  данный
термин упоминается и пишется как «эвтана-
зия». В связи с этим мы будем использовать
юридический термин.
По нашему мнению, эвтаназия должна
рассматриваться не только с нравственной,
профессионально - медицинской, но и с кри-
миналистической  и  юридической  позиций.
В  научной  литературе,  как  современной,
так и в старых источниках, были высказаны
различные  мнения  по  этому  вопросу.  Одни
авторы считали убийство с согласия потер-
певшего ненаказуемым деянием. В ряде за-
рубежных  стран  эвтаназия  законодательно
разрешена в намеренном ускорении смерти
у неизлечимо больных с целью прекращения
их страданий.
Данный  метод  эвтаназии  с  1992  года
официально  разрешен  в  Нидерландах,  а  с
1997 года - в Австралии. Пассивная эвтаназия
(отказ  от  реанимации)  безнадежно  больных
практикуется в США, Канаде и других странах.
В России статья 45 «Основы законода-
тельства  об  охране  здоровья  граждан  Рос-
сийской  Федерации»  [6]  с  1994  года  эвта-
назию безоговорочно запрещает, однако из
этого не следует, что она в нашей стране ни-
кем, нигде и никогда не применялась. Здесь
уместно вспомнить историю с запрещением
абортов, однако подпольно их делали, толь-
ко последствия были более тяжелыми.
Разные  подходы  нашли  свое  отраже-
ние  и  в  российском  законодательстве.  Так,
«Уложение о наказаниях уголовных и испра-
вительных» [7, c.131] в статье 1475 убийство
по соглашению потерпевшего рассматрива-
ет как обыкновенное убийство. Уложение же
от 22 марта 1903 года [8] в статье 460 преду-
сматривало более мягкое наказание за убий-
ство, совершенное по настоянию убитого из
сострадания к нему. В примечании к статье
143 Уголовного кодекса РСФСР 1922 года [9]
отмечалось,  что  убийство,  совершенное  по
настоянию убитого, из чувства сострадания,
не  наказывалось  вообще.  Через  несколько
месяцев после вступления в силу Уголовно-
го кодекса РСФСР 1922 года эта норма была
отменена,  и  до  настоящего  времени  в  уго-
ловном  законодательстве  России  даже  не
упоминалось согласие потерпевшего на ли-
шение его жизни в качестве обстоятельства,
влияющего на уголовную ответственность и
наказание.
Как  исключение  в  одном  из  проектов
действующего  УК  РФ  предусматривалась
уголовно-правовая оценка причинения смер-
ти потерпевшему по его волеизъявлению. В
статье 106 этого проекта отмечалось: «Лише-
ние  жизни  из  сострадания  к  потерпевшему
(эвтаназия) в связи с его неизлечимой болез-
нью  и  (или)  непереносимыми  физическими
страданиями при условии его добровольного
на то волеизъявления наказывается арестом
на срок от четырех до шести месяцев или ли-
шением свободы на срок до трех лет» [10].
Примечательно, что в этой статье про-
екта речь шла не об убийстве, а о лишении
жизни,  причем  при  таких  смягчающих  об-
стоятельствах, как сострадание к потерпев-
шему, согласие последнего на лишение его
жизни, что, естественно, определяло за эв-
таназию относительно мягкое наказание по
сравнению с простым и квалифицированным
убийством. Но данный проект статьи 106 УК
РФ не нашел отражения в Федеральном за-
коне Российской Федерации [11].
Кроме этого, в Основах законодатель-
ства Российской Федерации «Об охране здо-
ровья граждан» от 22 июля 1993 года указа-
но: «Медицинскому персоналу запрещается
осуществление эвтаназии - удовлетворение
просьбы больного об ускорении его смерти
какими-либо  действиями  или  средствами,
в  том  числе  прекращением  искусственных
мер  по  поддержанию  жизни.  Лицо,  которое
сознательно  побуждает  больного  к  эвтана-
зии и (или) осуществляет эвтаназию, несет
уголовную ответственность в соответствии с
законодательством Российской Федерации»
[12]. Приведенная норма, несомненно, обра-
щена к уголовному законодательству, кото-
рое тем не менее до настоящего времени не
содержит нормы об эвтаназии.
Некоторые юристы и медики считают,
что  человек  имеет  право  выбрать  достой-
ную смерть путем самоубийства и способ ее
достижения,  в  том  числе  с  помощью  кого-
либо, а все попытки других лиц предотвра-
тить самоубийство должны повлечь за собой
гражданскую ответственность. Для этого не-
обходимо юридическое признание права на
самоубийство [13, с.357-365], однако уголов-
ное  законодательство  некоторых  стран  за-
прещает любую форму участия в самоубий-
стве [14, с.357-365].
В  принципе  неизлечимый  и  жестоко
страдающий больной, находящийся в ясном
сознании, может обратиться для защиты сво-
их интересов в суд. Например, в 1986 году в
одном из штатов США имел место подобный
случай, когда пациентка через суд добилась
выполнения  её  права  требования  отключе-
ния  от  аппарата  искусственного  дыхания.
Суд обязал врачей осуществить требование
больной  на  основании  того,  что  «было  бы
слишком жестоко сохранять существование,
переполненное болью» [15, c.162].
«Декларация  об  эвтаназии»  (октябрь
1987  года),  принятая  Всемирной  медицин-
ской  ассамблеей  (далее  -  ВМА)  гласит,  что
эвтаназия  как  акт  преднамеренного  лише-
ния жизни пациента даже по просьбе самого
пациента или на основании обращения с по-
добной  просьбой  его  близких,  неэтична,  но
это не исключает необходимости уважитель-
ного  отношения  врача  к  желанию  больного
не  препятствовать  течению  естественного
процесса  умирания  в  терминальной  фазе
заболевания [16, c.44]. Таким образом, ВМА,
не одобряя активную эвтаназию, предусма-
тривает  и  одобряет  возможность  примене-
ния пассивной эвтаназии.
Представленное положение ВМА полу-
чило развитие в другом документе (17.РР -
сентябрь 1992 года) - «Заявлении о пособни-
честве  врачей  при  самоубийствах».  В  этом
заявлении  сказано,  что  в  последнее  время
увеличилось  количество  случаев  самоу-
бийств  при  пособничестве  врачей,  которые
даже  конструируют  специальные  приспосо-
бления и инструктируют больных о том, как
ими пользоваться. Иногда врач дает пациен-
ту лекарство и информирует его о способе
применения  для  достижения  смерти.  Речь
обычно идет о смертельно больных, жестоко
страдающих от боли людях, отдающих себе
отчет  в  своих  действиях  и  самостоятельно
принявших  решение  о  самоубийстве.  По-
добно  эвтаназии,  самоубийство  при  пособ-
ничестве  врача  является  неэтичным  и  под-
лежит  осуждению  со  стороны  медицинской
общественности.  Вместе  с  тем,  признается
право пациента отказаться от медицинской
помощи, а действия врача, направленные на
уважение этого права, даже если они ведут к
смерти пациента, вполне этичны [16].
Пассивная  эвтаназия  в  большинстве
стран  мира  разрешена,  активная  эвтаназия
до недавнего времени везде была запрещена.
Она не разрешалась, но и не преследовалась
лишь в Нидерландах и на Австралийских се-
верных территориях, где для этой процедуры
было  достаточно  письменно  оформленного
решения консилиума врачей по поводу прось-
бы больного, находящегося в ясном сознании,
а  болезнь,  полная  страданий,  неизлечима
[17]. 28 ноября 2000 года в Нидерландах под
давлением  общественности  впервые  в  мире
был  принят  закон,  разрешающий  активную
эвтаназию  в  случаях  просьбы  неизлечимого
тяжёлого больного. При этом государство обе-
спечило  всю  процедуру  эвтаназии  правовым
контролем. 16 мая 2002 года подобный закон
был принят в Бельгии. Парламенты других ев-
ропейских  стран  также  изъявили  готовность
рассмотреть подобный закон.
По нашему мнению, вряд ли эвтаназию
можно назвать убийством, так как в процес-
се ее из жизни уходит тяжелобольной безна-
дежный человек, и, устраняя эти муки, врач
не  выходит  за  рамки  своей  компетенции  и
профессии [18, c.59-62]. К примеру, в древ-
ности  «милосердием»  назывался  короткий
клинок, которым добивали тяжело раненных
безнадежных бойцов в сражении. И хотелось
бы отметить, что эвтаназия на сегодняшний
день не только серьезная медицинская про-
блема, но и криминалистическая и уголовно-
правовая, требующая не умолчания, а актив-
ного решения и обсуждения законодателем
и обществом. Правильным бы было эвтана-
зию  закрепить  в  УК  РФ  не  как  убийство,  а
как отдельный состав преступления и нико-
им  образом  не  расследовать  и  квалифици-
ровать как простое убийство [19, c.92-101].

Библиографический список:
1. Бородин С.В. Ответственность за убийство. Квалификация и наказание по российскому уголовному праву / С. В. Бородин. М., 1994. С.7.
2. Руководство по расследованию убийств / Под ред. А.М. Ларина, Г.Н. Мудьюгина. М.: Юридическая лит-ра, 1997. С.6.
3. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, № 4, ст. 445.
4. Статья 110 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2011) (с изм. и доп., вступающими в силу с 07.08.2011) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.
5. Краткая медицинская энциклопедия. М., 1974. С. 364-365.
6. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22.07.1993 № 5487-1) (ред. от 18.07.2011) // Российские вести, № 174, 09.09.1993.
7.  Пашковская  А.В.  К  150-летию  Уложения  о  наказаниях  уголовных  и  исправительных 1845 года // Государство и право. 1995. № 11. С. 131.
8. Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. СПб., 1903.
9.  Постановление  ВЦИК  от  01.06.1922  г.  «О  введении  в  действие  Уголовного  Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с Уголовным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.) // СУ РСФСР, 1922, № 15, ст. 153.
10. Российская газета. 1995. 1 февраля.
11. Федеральный закон РФ от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ «О введении в действие уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. № 113. 18 июня 1996.
12. Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации.1993. № 33. Ст. 1318.
13. Weber W.M. What right to die? // Suicide Life Threat Behav. - 1988. - Vol.18, N 2. P.181-196.
14. Bauer G. Sterbehilfe - Brennpunkt arztlicher Verantwortung im Spiegel rechtlicher Normen // Wien Med. Wochenschr. 1986. Jul 31; Vol.136, № 14. P.357-365.
15. Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве: Учебное и практическое пособие. М.: Изд-во БЕК, 1995. C. 162.
16. Сборник официальных документов Ассоциации врачей России: Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы / Под ред. В. Н. Уранова. - М.: ПАИСМ, 1995. C. 44.
17. Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. Учебное и практическое пособие. М.: Изд-во БЕК, 1995. 272 с.; Smith A.M. Euthanasia: the law in the United Kingdom // Br. Med. Bull. 1996. Apr; Vol.52, №2. P. 334-340.
18.  Ивахов  П.И.  Уголовно-правовые  аспекты  самоубийства  и  эвтаназии.  //  Сборник статей адъюнктов и соискателей КЮИ МВД РФ / П.И. Ивахов, Н.И. Святенюк. Калининград, 2000. С. 59-62.
19.  Гаухман  Л.Д.,  который  стоял  на  такой  же  позиции  еще  в  1976  г.  в  своей  работе «Уголовно-правовое значение согласия потерпевшего на причинение смерти или телесных повреждений». Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1976. С. 92-101.





 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.12.2012)
Просмотров: 537 | Теги: Убийство, согласие потерпевшего, болезнь, прекращение жизни, самоубийство, эвтаназия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017