Пятница, 26.05.2017, 02:44
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

К ВОПРОСУ ОБ ОТСРОЧКЕ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

ДОЛГОВА С.В.
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права
и криминологии Балтийского федерального университета им. И. Канта


К ВОПРОСУ ОБ ОТСРОЧКЕ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ


Институт отсрочки отбывания наказа-
ния закреплен в ст.82 УК РФ, в ст.177 УИК
РФ, а также в ст.398 УПК РФ.
Статья 177 УИК РФ в соответствии с
назначением  уголовно-исполнительного  за-
конодательства  регламентирует  порядок
освобождения  от  наказания  лиц,  которые
уже его отбывают, в то время как решение
вопроса по существу принимается судом на
основании ст.82 УК РФ, т.е. в соответствии
с  назначением  материального  права,  коим
является уголовное право.
Статья  398  УПК  РФ  регламентирует
порядок отсрочки исполнения приговора при
наличии указанных в ней оснований. В науч-
ной литературе высказывается мнение о на-
личии коллизии норм материального права -
ст.82 УК РФ и процессуального права - ст.398
УПК РФ [1, с.93; 2, с.620]. Это противоречие
заключается в том, что основанием уголов-
но-процессуальной  отсрочки  исполнения
приговора, помимо беременности женщины,
наличия у нее или у осужденного мужчины,
являющегося единственным родителем, ма-
лолетних детей (п.2 ч.1 ст.398 УПК РФ), что
соответствует  ст.82  УК  РФ,  является  еще
болезнь  осужденного,  препятствующая  от-
быванию наказания, что соответствует ст.81
УК  РФ,  а  также  тяжкие  последствия  или
угроза  их  возникновения  для  осужденного
или его близких родственников, вызванные
пожаром  или  иным  стихийным  бедствием,
тяжелой  болезнью  или  смертью  единствен-
ного трудоспособного члена семьи, другими
исключительными  обстоятельствами  (п.3
ч.1  ст.398  УПК  РФ)  и  добровольное  жела-
ние  осужденного  к  лишению  свободы  за
совершение  впервые  преступлений,  пред-
усмотренных  ч.1  ст.228,  ч.1  ст.231  и  ст.233
УК  РФ,  признанного  больным  наркомани-
ей,  пройти  курс  лечения  от  наркомании  и
медико-социальной  реабилитации  (п.4  ч.1
ст.398 УПК РФ), что соответствует ст.82 1  УК
РФ, введенной в действие ФЗ от 7 декабря
2011  г.  №420-ФЗ.  Из  этого  перечня  осно-
ваний  уголовно-процессуальной  отсрочки
исполнения  приговора  видно,  что  часть  из
них  предусмотрена  и  нормами  материаль-
ного  права,  но  основание,  указанное  в  п.3
ч.1  ст.398  УК  РФ,  не  известно  уголовному
праву. По поводу этой коллизии в литерату-
ре приводятся соображения следующего по-
рядка.  Правоотношения,  возникающие  при
реализации  институтов  освобождения  от
уголовной ответственности и наказания, яв-
ляются материальными правоотношениями,
так  как  вопрос  об  освобождении  в  данном
случае должен быть решен судом по суще-
ству.  Реализация  же  норм  процессуально-
го  права  связана  с  формальным  порядком
освобождения,  закрепленного  в  законе.  И
так  как  нормы,  устанавливающие  различ-
ные  виды  освобождения  от  наказания  или
уголовной  ответственности,  их  основания
и  условия  применения,  носят  материаль-
ный характер, они должны располагаться в
уголовном  законе,  а  не  в  процессуальном.
Следовательно,  нормы,  регламентирующие
отсрочку  отбывания  наказания,  как  вид  ос-
вобождения от наказания, имеющие матери-
альный характер, должны содержаться в УК
РФ. В связи с этим предлагается указанные
в ст.398 УПК РФ основания предоставления
отсрочки закрепить в специальной норме УК
РФ, соответственно исключив их из уголов-
но-процессуального закона [1, с.94].
Не  оспаривая  факт  принадлежности
правоотношений, возникающих в связи с ос-
вобождением от наказания (в т.ч. и при от-
срочке отбывания наказания), к материаль-
ным правоотношениям, тем не менее хотим
высказать некоторые соображения по пово-
ду данной проблемы, взглянув на нее с дру-
гой стороны.
По  нашему  мнению,  в  уголовном  и
уголовно-процессуальном  законах  закре-
плены  по  сути  разные  институты.  В  УК  РФ
регламентируется отсрочка отбывания нака-
зания как вид освобождения от него, когда
применение такого наказания «оказывается
из-за  наличия  каких-либо  фактических  или
уголовно-правовых  обстоятельств  невоз-
можным  либо  нецелесообразным  с  точки
зрения  социального  назначения  данного
вида наказания. ...  идее об освобождении от
наказания лежит глубокая мысль о бесцель-
ности  и  (или)  невозможности  применения
наказания» [3, с.608-609]. Правоотношения,
возникающие  при  таком  освобождении  от
наказания,  потому  и  являются  материаль-
ными (исходными), что суд, анализируя все
обстоятельства  дела,  личность  подсудимо-
го (осужденного), должен решить вопрос по
существу:  будет  ли  реальное  отбытие  на-
значенного  наказания  (или  его  оставшейся
части)  способствовать  достижению  целей
наказания либо в данном конкретном случае
целесообразно освободить такое лицо от его
отбывания (либо оставшейся части) вообще
или под каким-либо условием. Таким обра-
зом, суд, принимая решение об освобожде-
нии, в частности об отсрочке отбытия нака-
зания, тем самым выказывает доверие лицу,
совершившему преступление, в том, что его
исправление возможно без реального отбы-
тия  наказания  и  что  такое  лицо  больше  не
совершит других преступлений. В этом слу-
чае  происходит  реализация  фундаменталь-
ных принципов уголовного права: принципа
справедливости и гуманизма.
Естественно, что в рамках реализации
уголовно-процессуальных  норм,  в  том  чис-
ле и ст.398 УПК РФ «Отсрочка исполнения
приговора»,  лицо  освобождается  от  нака-
зания не с точки зрения юридической неце-
лесообразности  его  реального  отбывания,
что и отражено в самом названии статьи. В
этом случае отбывание наказания просто от-
кладывается  на  некоторое,  причем  относи-
тельно непродолжительное, время в связи с
наличием тех или иных исключительных об-
стоятельств. С этой точки зрения, в уголовно-
процессуальном законе, безусловно, должно
остаться  основание  отсрочки  исполнения
приговора,  закрепленное  в  п.3  ч.1  ст.398
УПК РФ. В данном случае исполнение при-
говора откладывается не потому, что у суда
есть основание предполагать, что реальное
отбытие  назначенного  судом  наказания  бу-
дет юридически нецелесообразным с точки
зрения  целей  наказания,  а  как  раз  в  связи
с  тем,  что  у  осужденного  возникли  личные
исключительные  обстоятельства,  которые
необходимо  ликвидировать  с  участием  са-
мого осужденного. Причем отсрочка приме-
няется  в  течение  непродолжительного  вре-
мени, необходимого для решения возникших
проблем (не более 6 месяцев). Применение
указанного основания отсрочки исполнения
приговора  является  реализацией  принципа
гуманизма, но не принципа справедливости,
с позиции которого данное лицо должно по-
нести  заслуженное  наказание  и  оснований
для его освобождения нет.
С  этих  же  позиций  следует  признать
необоснованным  включение  в  ст.398  УПК
РФ  такого  основания  отсрочки  исполнения
приговора,  которое  закреплено  в  п.4  ч.1
этой  статьи.  Оно  регламентируется  норма-
ми  материального  права  (ст.82 1   УК  РФ)  и
является  основанием  для  отсрочки  отбыва-
ния  наказания.  В  этом  случае  суд  решает
вопрос по существу: есть ли основания до-
верять осужденному, указанному в ч.1 ст.82 1 
УК РФ, что он при применении отсрочки на-
казания  не  совершит  нового  преступления,
действительно пройдет курс лечения и реа-
билитации и что это будет в данном конкрет-
ном случае целесообразнее с точки зрения
целей наказания, чем его реальное отбытие
в местах лишения свободы.
Несколько  по  иному  следует  рассма-
тривать,  с  нашей  точки  зрения,  основания
отсрочки исполнения приговора, закреплен-
ные  в  п.1  и  п.2  ч.1  ст.398  УК  РФ.  И  в  том,
и в другом случае имеются исключительные
обстоятельства личного характера, которые
могут  влиять  на  немедленное  исполнение
приговора, но с некоторыми уточнениями.
Естественно  будет  предположить,  что
в п.1 законодатель имеет в виду нетяжелую
болезнь осужденного, которая хотя и препят-
ствует  немедленному  исполнению  пригово-
ра, но не мешает реальному отбытию нака-
зания,  назначенного  судом,  по  прошествии
некоторого  времени  в  будущем  (по  выздо-
ровлению).  Освобождение  от  наказания  по
болезни  при  наличии  тяжких  заболеваний,
когда есть основания считать, что излечение
лица методами современной медицины либо
вообще не возможно, либо этот процесс мо-
жет затянуться на очень длительное время,
вплоть до истечения сроков давности, долж-
но регламентироваться нормами материаль-
ного права, т.е. ст.81 УК РФ. Несмотря на тя-
желую болезнь, суд и в этом случае решает
вопрос по существу, так как учитывает при
освобождении  тяжесть  совершенного  пре-
ступления,  посткриминальное  поведение
осужденного  или  его  поведение  во  время
отбытия  части  наказания,  а  главное  -  воз-
можность совершения им нового преступле-
ния. Если суд с учетом анализа всех обсто-
ятельств  придет  к  выводу,  что  осужденный
не может быть освобожден от наказания по
болезни, то лечение такого лица будет про-
ходить в условиях отбывания наказания - в
специальных лечебных учреждениях.
Институт  отсрочки  отбывания  наказа-
ния  беременной  женщине,  женщине  и  муж-
чине,  имеющим  малолетних  детей  (причем
мужчина является единственным родителем)
(ст. 82 УК РФ), относится к институтам мате-
риального права, и при его применении суд
также решает вопрос по существу: отсрочка
применяется  в  зависимости  от  характера  и
степени общественной опасности совершен-
ного  преступления,  вида  и  размера  назна-
ченного судом наказания.
С  нашей  точки  зрения,  немедленное
исполнение  приговора  подлежит  отсрочке
только  в  отношении  женщин  на  последних
сроках  беременности,  если  реальное  отбы-
тие наказания может негативно повлиять на
сам процесс родов, первые дни жизни ново-
рожденного ребенка или здоровье молодой
матери.  Кроме  того,  считаем,  что  этот  ин-
ститут должен распространяться как раз на
тех  женщин,  которым  отсрочка  отбывания
наказания  в  соответствии  со  ст.82  УК  РФ
не  может  быть  применена.  Именно  данная
ситуация  должна  быть  закреплена  в  уго-
ловно-процессуальном  законодательстве  в
качестве  основания  отсрочки  исполнения
приговора.  Можно  предположить,  что  срок
такой  отсрочки  может  составить  от  3  до  6
месяцев, которые засчитываются в срок на-
казания, после чего такая женщина должна
направляться  к  месту  отбытия  наказания,
назначенного  по  приговору  суда.  Новорож-
денный ребенок определяется в дом ребенка
при исправительном учреждении, в котором
отбывает наказание его мать.
Таким образом, уголовно-правовая от-
срочка  отбывания  наказания  отличается  от
уголовно-процессуальной отсрочки исполне-
ния приговора по своей сущности и по целям
ее применения.
На  основании  изложенного  предла-
гаем,  во-первых,  исключить  из  ст.398  УПК
РФ  основание  отсрочки  исполнения  приго-
вора, которое по сути таковым не является,
закрепленное  в  п.4  ч.1  ст.398  УПК  РФ.  Та-
кое  основание  отсрочки,  как  беременность
осужденной  или  наличие  у  нее  малолетних
детей,  наличие  у  осужденного,  являющего-
ся  единственным  родителем,  малолетних
детей, также подлежит исключению из уго-
ловно-  процессуального  закона  по  тем  же
основаниям, но при этом ст.398 УПК РФ сле-
дует дополнить возможностью предоставле-
ния отсрочки исполнения приговора в отно-
шении  беременных  женщин,  на  которых  не
может распространяться норма об отсрочке
отбывания наказания (ст.82 УК РФ), по ме-
дицинским показаниям.

Библиографический список:
1. Михайлов К.В. Уголовно-правовой институт освобождения от наказания. М., 2008.
2. Энциклопедия уголовного права. Т. 10: Освобождение от уголовной ответственности и наказания. СПб., 2008.
3. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2008.




 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (15.12.2012)
Просмотров: 929 | Теги: отсрочка исполнения приговора, Отсрочка отбывания наказания | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь