Суббота, 03.12.2016, 22:41
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

К вопросу о взаимодействии при раскрытии и расследовании преступлений в кредитно-банковской сфере

А.В.Песоцкий, Е.А.Тришкина, С.А.Янин

К вопросу о взаимодействии при раскрытии и расследовании преступлений в кредитно-банковской сфере

Под взаимодействием в криминалистике понимается объективно-необходимая, координируемая по времени, форме и результатам, согласованная по решаемым промежуточным задачам и конечной цели совместная деятельность следователя, оперуполномоченного аппарата БЭП, специали­ста и эксперта, являющихся носителями различных процессуальных и профессиональных функций[1].

В число субъектов взаимодействия в процессе борьбы с хищениями в сфере банковской деятельности входят практически все подразделения, службы и ведомства правоохранительных органов России, НЦБ Интерпола, различные государственные, муниципальные, коммерческие и иные общественные организации, включая и граждан, могущих каким-то обра­зом способствовать информационному обеспечению деятельности по рас­крытию и расследованию данного вида преступлений.

Наличие такого обширного круга субъектов взаимодействия обусловлено, прежде всего, характером и условиями внедрения подложных банковских документов в банковскую систему.

Однако наивно полагать, что подобное взаимодействие будет равным для всех субъектов. В случае идеального достижения принципа равноправия в данном общении не было бы и преступности вообще. Отсюда вытекает, что в подобной системе взаимодействия необходим надлежащий порядок, установлены определенные правила и определены функциональные обязанности, которые, вместе с тем, не должны являться препятствием на пути к творческой инициативе каждого из взаимодействующих субъектов в целях достижения общих задач борьбы с преступностью вообще и хищениями в сфере банковской деятельности, в частности. Поэтому «принцип управления взаимодействием является непременным условием его эффективности»[2].

Относительно деятельности по раскрытию и расследованию хищений в сфере банковской деятельности можно условно провести разделение субъектов, которые наделены правами управления процессом взаимодействия, как координаторов, на следственные подразделения и аппараты БЭП.

В существующей практике борьбы с хищениями в сфере банковской деятельности сложились следующие формы взаимодействия между работниками следственных и оперативных аппаратов ОВД:

• ознакомление следователя с материалами, имеющимися в распоряжении оперативного работника, и принятие совместного решения о воз­буждении уголовного дела или о дальнейшей проверке этих материалов не процессуальным путем;

• совместное планирование следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам или согласование имеющихся у следователя и оперативного работника отдельных планов;

• непосредственная помощь следователю со стороны оперативного работника в организации и проведении отдельных следственных действий;

• выполнение органом дознания отдельных поручений или указаний следователя, а также требований содействия при производстве отдельных следственных действий;

• постоянный обмен информацией, полученной в результате проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Относительно последнего важно отметить, что компетенция следователей и работников аппарата БЭП в проведении процессуальных и не процессуальных действий различна. Первые не могут пользоваться неглас­ными приемами и методами, находящимися у оперативных работников, а вторые, при наличии признаков преступления, по которым производство предварительного следствия обязательно, могут производить лишь неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов. При указанных обстоятельствах нередко нарушаются принципы их взаимодействия, в результате чего недостающие части необходимой для следствия информации остаются невостребованными с обеих сторон. Поэтому очень важно чтобы обмен информацией был полон, а источники ее полу­чения, с точки зрения сохранения тайны следствия, приемов и методов оперативно-розыскной деятельности, не были известны посторонним ли­цам.

Перед каждым, из условно разделенных субъектов, стоят определенные промежуточные задачи, посредством решения которых, достигается единая цель по полному раскрытию деятельности преступников. Опре­деляющим фактором времени разделения промежуточных задач, представ­ляется, что должно быть возбужденное уголовное дело по факту хищения денежных средств.

Следователь со стадии проведения проверочных действий должен взять руководство проверки на себя, с тем, чтобы исходная следственная ситуация не переросла в неблагоприятную. Однако, исходя из того, что в действительности следователь наделен больше процессуальными обязанностями по уголовному делу, чем функциональными, то это, на наш взгляд, лишает его возможности, например, проконтролировать выполне­ние отдельного поручения или указания работникам аппарата БЭП, вследст­вие чего могут быть утеряны недостающие сведения необходимые для правильной разработки тех или иных версий в ходе следствия по делу. В этой связи, видимо и возникают моменты, когда те или иные факты по уголовному делу остаются без должного внимания, а порой просто игнорируются.

Поэтому на практике в процессе расследования хищений в сфере банковской деятельности довольно часто встречаются всевозможные просчеты, недоработки, которые чреваты освобождением из под стражи задержанных по подозрению в совершении данных преступлений, утерей значительной части доказательственной информации и т.п.

Первоочередной задачей для ОВД в процессе взаимодействия является определение местонахождения и своевременное получение сведений, которые могут быть использованы с максимальной эффективностью в борьбе с хищениями в сфере банковской деятельности.

Определяющим фактором для такого получения информации призвано играть правильно налаженное взаимодействие следователей, оперативных работников и сотрудников криминалистических учреждений особенно на начальном этапе расследования.

Одной из эффективных и широко используемых в ОВД форм организации взаимодействия при расследовании уголовных дел данной катего­рии является создание целевых следственно-оперативных групп (СОГ). При этом следует заметить, что указанная форма организации используется как эксперимент и создается только:

• во-первых, при выезде на место происшествия по сообщению об обнаружении в банковских учреждениях подложных платежных документов;

• во-вторых, по наиболее масштабным делам, требующих задействования в процессе раскрытия и расследования преступления значительных сил и средств. В остальных же случаях взаимодействие сведено не­редко практически к функционированию в форме устного и письменного общения раздельно внутри каждой из следственных, оперативных, и экспертно-криминалистических служб.

Анализируя имеющиеся недостатки в раскрытии хищений в сфере банковской деятельности, мы все больше убеждаемся в необходимости создания в ОВД, имеющих значительную территорию обслуживания и неблагополучную обстановку по данной линии борьбы с преступностью постоянно действующих таких групп, располагающих специализированным банком данных, который выполнял бы обеспечивающие функции при организации взаимодействия. Это мнение разделяют многие практические работники, занимающиеся раскрытием данного вида преступлений.

Прежде всего, для осуществления названных целей на сегодняшний день возникла острая необходимость создания специализированного банка данных, выполняющего обеспечивающие функции при организации взаимодействия.

Взаимодействуя с СК при МВД России и другими подразделениями органов внутренних дел можно выяснить, нет ли совпадений в составе лиц, причастным к изготовлению или предъявлению в учреждения банков подложных платежных документов.3

Одним из очень важных, с нашей точки зрения, обстоятельств для принятия следователем решения по координации усилий ОВД в раскрытии хищений в сфере банковской деятельности по возбужденному уголовному делу является постановка перед экспертом в постановлении о назначении экспертизы вопроса о том, не использованы ли печатные машинки, печати и штампы при изготовлении других подложных банковских документов, обнаруженных на территории других регионов области, страны?

Ведомственные нормативные акты, регламентирующие формиро­вание и ведение оперативно-справочных, розыскных и криминалистиче­ских учетов на наш взгляд, не в полной мере регулирует порядок общения между экспертами и следователями. Так, в случаях выявления подложных банковских документов следователь или орган, производящий дознание, представляет их не позднее трех суток с момента изъятия в ЭКЦ МВД, ГУВД, УВД, по территориальности.

Специфика совершения преступления с использованием подложных банковских документов требует от следователя при взаимодействии с экспертом решения двух проблемных задач:

1) установление подлинности или поддельности таких банковских документов, а в случае отнесения их к поддельным - определение способа изготовления, а также установления источника происхождения исследуемых объектов (определение факта появления поддельных банковских документов, ранее не изымавшихся, или установление их относимости к группе поддельных банковских документов, изымавшихся ранее на территории различных регионов страны). Это делается для определения единого источника происхождения подделок в целях объединения материалов имеющегося уголовного дела с теми материалами уголовных дел, по кото­рым проходят данные подложные банковские документы, выполненные аналогичным способом. Причем от оперативности поступающей информа­ции о наличии или отсутствии аналогичных подделок в других местах за­висит не только объединение имеющихся материалов в одно уголовное де­ло, но и быстрота охвата территории их распространения, локализация возможных мест внедрения подложных документов в банковскую систему;

2) получение информации о географии распространенности выявления подложных платежных документов на территории других регионов страны в целях определения возможного места нахождения источника поступления в банковскую систему фальшивок. Наиболее объективную такую информацию следователь может получить только из экспертно-криминалистических подразделений, где компетентными специалистами осуществляется полное исследование подложных документов в рамках тех вопросов, которые поставлены перед ними на разрешение. Кроме того, больше всего ошибок допускается следователями при назначении экспертизы, что отмечается в литературе не только в отношении рассматриваемой проблемы.4

Изучение деятельности экспертов из ЭКЦ МВД РФ показало, что у них имеются определенные проблемы по обработке, поступающих из территориальных ЭКП, сведений, так как они поступают порой в большом объеме и эксперты ЭКЦ МВД РФ просто не успевают укладываться в сроки (до 5 суток), отведенные для этого соответствующими ведомственными нормативными актами.

В экстренных случаях связь эксперта или оперуполномоченного аппарата УБЭП осуществляется по телефону, телетайпу, телефаксу и т.п. информацию о выявленных поддельных банковских документах. Заметим, что при этом не упоминается о следователе, который также может оперативно обменяться необходимыми сведениями. Ответ из ЭКЦ МВД РФ о проверке по централизованной картотеке должен сообщаться инициатору в тот же день. Между тем, обмен информацией между ними и эксперта­ми ЭКЦ МВД РФ происходит не часто. Одновременно об отправке в ЭКЦ МВД РФ начальник соответствующего ЭКП информирует следователя в сопроводительном письме к заключению эксперта. Факт проверки по картотеке в заключении эксперта не отражается, а потому, как правило, надлежащим образом никем не проверяется и не контролируется, и все остается на совести эксперта, ведущего картотеку поддельных финансово-банковских документов.

В случае если следователь заинтересован в получении сведений о фактах выявления подложных финансово-банковских документов на территории других регионов, то соответствующий вопрос ставится им, как правило, перед экспертами ЭКЦ УВД, ГУВД которые могут вести картотеку поддельных финансово-банковских документов на данном уровне. Поскольку ни в процессуальные, ни в, регламентируемые ведомственными нормативными актами, обязанности следователя не входит постановка указанного вопроса перед экспертом, то нередко такой вопрос им просто игнорируется.

Эксперты ЭКЦ УВД, ГУВД сосредотачивают сведения по такой картотеке, как правило, на магнитных носителях имеющихся компьютеров. Им также известны существующие в ЭКЦ МВД РФ проблемы, связанные с обработкой большого количества поступающего на проверку материала и, поэтому, определенное количество, поступающих от следователей или оперативных работников подложных финансово-банковских документов, проверяется ими по имеющейся в ЭКЦ УВД, ГУВД картотеке. В этом плане, изредка, ими поддерживается еще связь с экспертами ЭКЦ соседних областей, краев, республик, однако данную связь можно считать ограниченной.

Кроме этого, отсутствие в материалах уголовного дела информации об установлении возможного источника происхождения подложных банковских документов, с позиции процессуального раскрытия мошенничест­ва, на наш взгляд, необходимо оценивать как нарушение положения о пол­ном исследовании обстоятельств дела.

В то же время достоверно установленный источник происхождения подложных финансово-банковских документов значительно способствует определению правильной концентрации сил ОВД, осуществляя взаимодействие с правоохранительными органами в целях раскрытия и расследова­ния совершенного мошенничества, не взирая на место поступления фаль­сификатов.

Эффективная работа по предупреждению, выявлению и раскрытию преступлений в банковской сфере невозможна без взаимодействия различных субъектов ОРД, использования их информационных массивов. Практика показывает, что для аппаратов БЭП при выявлении преступлений актуальным является получение достоверной информации о «проблемном» банке, его клиентской базе и проводимых операциях. Значительное количество информации по этому вопросу имеется в распоряжении подразделений ФСЭНП, МНС РФ, органов, регулирующих банковскую деятельность, что обуславливает необходимость их взаимодействия.

Особое значение в организации работы по предупреждению, выявлению и раскрытию банковских преступлений отводится связи ОВД с бан­ками и специализированными общественными организациями. В качестве положительного примера следует привести взаимодействие со Сбербанком России, организованное ДЭБ МВД России. Проводимая на основании договоренности работа привела к значительному снижению фактов преступных посягательств на ценные бумаги Сбербанка.

Важным направлением борьбы с банковскими преступлениями является их своевременное пресечение с использованием технических возможностей. Так, начальник отдела международных расчетов «Российского национального коммерческого банка, путем несанкционированного досту­па в международную систему электронных банковских расчетов (СВИФТ) пыталась похитить 107 млн. долларов США. Своевременное пресечение преступления было основано на применении технических средств контроля за правильностью проводимых банковских операций и установления правомерности их совершения.

При проведении оперативно-розыскных мероприятий в целях получения архивной информации о финансовых операциях в электронном виде порой возникает необходимость привлечения к этой работе подразделений по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий. Такая работа проводилась, например,  по КБ «Токобанк».

______________________

[1] См.: Лубин А. Ф. Понятие и принципы взаимодействия //Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Н.Новгород,. 1995. С. 89.

[2] См.: Там же. С. 89.

3 См.: Ерахтина, Е.А. Предварительная проверка и оценка первичных материалов о незаконном получении кредита // Вестник криминалистики. Вып.3(11).  2004.­ С 95

4 См.: Взаимодействие следователя и эксперта криминалиста при производстве следственных действий: Учебное пособие /Под ред. И. Н. Кожевникова. М. ЭКЦ МВД РФ. 1995. С. 110.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (12.01.2016)
Просмотров: 219 | Теги: Расследование преступлений | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016