Среда, 24.05.2017, 09:18
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

К ВОПРОСУ О ВЕРОЯТНОМ ЗАКЛЮЧЕНИИ ЭКСПЕРТА

К ВОПРОСУ О ВЕРОЯТНОМ ЗАКЛЮЧЕНИИ ЭКСПЕРТА

В теории уголовного процесса и судебной экспертизы экспертные выводы обычно делят на категорические и вероятные (вероятностные). Но вопрос о допустимости и доказательственном значении вероятного (вероятностного) заключения эксперта в России является спорным. Эта проблема актуальна и для гражданского судопроизводства <1>.

--------------------------------

<1> URL: http://www.zhurnalsudya.ru/archive/2011/4/?article=79 (дата обращения: 26.08.2014).

 

В современной научной и учебно-методической литературе вероятные выводы эксперта зачастую называют предположительными и традиционно отрицают их доказательственное значение <2>.

--------------------------------

<2> См., напр.: Почерковедческая экспертиза: этап оценки результатов проведенного исследования и формирование выводов эксперта. URL: http://ceur.ru/library/articles/pocherkovedcheskaja_jekspertiza/item130427/ (дата обращения: 26.08.2014); Васяев А.А. Процессуальный порядок производства и исследования судебной экспертизы в ходе судебного следствия // Современное право. 2012. N 1. С. 128 - 132; Ульянова Л.Т. Заключение и показания эксперта // Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. Издание 5-е, переработанное и дополненное. М.: ИКД "Зерцало-М", 2004. С. 239.

 

Традиции негативно относиться к вероятным экспертным выводам и смешивать их с предположениями не новы. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 1 от 16 марта 1971 г. "О судебной экспертизе по уголовным делам" обращалось внимание судов на то, что "вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора". При этом термин "вероятное заключение" использовался в том же значении, что и "предположительное заключение". Это было видно из сопоставления п. 14 с вступительной частью указанного Постановления.

Для сравнения отметим, что в немецкой процессуальной науке тоже существует дискуссия о формах выводов экспертов. Однако там спорным является вопрос о допустимости не вероятных, а категорических выводов эксперта. В теории доказывания, в экспертной и судебной практике ФРГ распространено мнение, что эксперт может давать свое заключение только в вероятной форме <3>.

--------------------------------

<3> Глотов О. Вероятность, граничащая с достоверностью (о достоверности экспертизы в ФРГ) // Социалистическая законность. 1978. N 1. С. 81.

 

В США считается, что экспертное исследование очень редко позволяет дать вывод с абсолютной достоверностью и согласно установившейся практике заключения экспертов в вероятной форме признаются допустимыми при судебном рассмотрении уголовных дел <4>. Так, по делу об убийстве Президента США Д. Кеннеди специалисты-акустики Комитета по расследованию убийств на основании изучения записей по полицейскому каналу связи дали заключение о наличии двух стрелявших в Президента, причем вывод об этом был дан с большой вероятностью <5>.

--------------------------------

<4> Процессуальные и организационные вопросы судебной экспертизы в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1980. С. 15; Основные проблемы и тенденции развития традиционных криминалистических экспертиз в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1983. С. 7.

<5> Судебная экспертиза за рубежом // Экспресс-информация. Вып. 5. М.: ВНИИСЭ, 1993. С. 4.

 

Впрочем, такой подход закономерен для исследований с применением научных или технических знаний в любой стране мира. Дело в том, что основная часть всей человеческой познавательной деятельности проходит на уровнях вероятного знания о познаваемых событиях и явлениях окружающей жизни. Так, например, в недавно рассекреченном заключении Государственной комиссии, созданной для расследования причин и обстоятельств крушения 27 марта 1968 г. истребителя МиГ-15, в котором погиб первый космонавт СССР Ю.А. Гагарин, сказано: "Выводы комиссии: исходя из анализа обстоятельств летного происшествия и материалов расследования, наиболее вероятная причина катастрофы - выполнение резкого маневра для отворота от шара зонда. Или, что менее вероятно, - для предотвращения входа в верхний край первого слоя облачности" <6>.

--------------------------------

<6> URL: http://www.interfax.ru/print.asp?id=184798&sec=1448 (дата обращения: 14.04.2013).

 

Анализ практики производства почерковедческих экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях российских органов внутренних дел свидетельствует, что число выводов экспертов в вероятной форме об исполнителе подписи, а также выводы в форме "не представляется возможным" достигают 50% и выше <7>. Аналогичная ситуация сложилась и при решении задач технико-криминалистической экспертизы документов <8>.

--------------------------------

<7> Кошманов П.М., Кошманов М.П., Шнайдер А.А. Идентификационная информативность подписи - основа отождествления ее исполнителя // Эксперт-криминалист. 2009. N 1.

<8> Шведова Н.Н. Криминалистическое исследование реквизитов документов, нанесенных современными материалами письма: Учеб. пособие / О.А. Баринова. Волгоград: ВА МВД России, 2013. С. 5.

 

Противники использования вероятного заключения эксперта в качестве доказательства обычно обосновывают свое мнение тезисом о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Этот тезис закреплен в законе (ч. 4 ст. 302 УПК РФ) и сомнений не вызывает. Но, на наш взгляд, понятия "вероятность" и "предположение" - это различные понятия, смешивать их не следует. Не следует именовать предположением и вероятный вывод эксперта, то есть выводное знание, являющееся, по мнению эксперта, не достоверным, а вероятным. Конституционный Суд РФ неоднократно разъяснял, что требование о недопустимости основывать обвинительный приговор на предположениях не тождественно запрету на использование в процессе доказывания отдельных доказательств, имеющих вероятностный характер <9>.

--------------------------------

<9> См.: Определения Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 N 1682-О-О, от 21.10.2008 N 566-О-О.

 

В чем же отличие категорий "вероятность" и "предположение"?

Под предположением понимают догадку, предварительную мысль <10>. Для выдвижения предположения не нужны какие-либо исследования на основе специальных знаний. Предположение не является логическим следствием каких-то посылок, не является выводным знанием. Само назначение экспертизы часто свидетельствует о том, что у следователя (суда) уже имеется соответствующее предположение.

--------------------------------

<10> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. С. 471.

 

Вероятность, с точки зрения логики, - это характеристика знания, описывающая степень его обоснованности, доказанности. Если из имеющихся посылок можно сделать несколько различных выводов, то наиболее обоснованный из них называют наиболее вероятным, наименее обоснованный - наименее вероятным. При увеличении степени обоснованности (доказанности) знания его вероятность увеличивается и может превратиться в достоверность.

Понятие "обоснованность знания (суждения)" следует отличать от понятия "уверенность". Последнее выражает субъективно-психологическое отношение субъекта к знанию (суждению). Степень уверенности зависит от логической обоснованности, но на степень уверенности, помимо этого, влияют и другие, внелогические факторы (субъективные склонности, пристрастия, привычки, интересы и т.д.). Таким образом, степень уверенности складывается в результате действия двух составляющих - объективной и субъективной. Именно поэтому, например, мнения присяжных заседателей о доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств могут не совпадать, хотя присяжные заседали в одной и той же коллегии, исследовали одни и те же доказательства. В данном случае обоснованность версии обвинения будет одинаковой для всех присяжных, а вот степень уверенности присяжных в том, что именно подсудимый участвовал в совершении преступления, может оказаться различной.

Эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам; в заключении эксперта должны быть указаны не только выводы по поставленным перед экспертом вопросам, но и их обоснование (ст. ст. 16, 25 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"; п. 10 ч. 1 ст. 204 УПК РФ). Поэтому задача эксперта - оценить степень вероятности предполагаемого факта исходя из результатов проведенного им исследования.

Вероятный вывод эксперта - это предположение, в той или иной степени уже обоснованное какими-то доводами, аргументами, подтвержденное результатами проведенного экспертом исследования представленных ему объектов, причем сама величина (степень) вероятности должна быть определена экспертом. Величина вероятности может быть выражена численно, например: 0,9; 0,95; 0,998 и т.д. Однако приемлемы и иные характеристики, сравнительные понятия, например: "возникновение данной ситуации маловероятно"; "вероятность версии А. значительно больше, чем вероятность версии Б."; "вероятность события В. много меньше, чем вероятность события Г." и т.д.

Если же вывод эксперта является не категорическим или вероятным, а предположительным, то такой вывод не является выводным знанием, а потому не имеет доказательственного значения и лишает смысла проведенную экспертизу. На практике типичным недостатком экспертных выводов является констатация в выводе вероятности какого-либо обстоятельства без указания степени этой вероятности: такой вывод близок по сути к предположению, а потому заключение с таким выводом вряд ли можно признать относимым и допустимым доказательством.

Выбор экспертом категорической или вероятной формы для своего вывода зависит не только от степени обоснованности, но и от степени уверенности эксперта в утверждаемом им в своем выводе знании. Учитывая, что в сложных ситуациях этот выбор обусловлен во многом субъективными факторами, оценивать любое заключение эксперта следует с учетом его содержания в целом, а не только субъективной формы выводов.

В одной и той же экспертной ситуации эксперты с различным опытом работы, уровнем профессиональных и общеобразовательных знаний, эрудицией, характером, мировоззрением вполне могут дать одинаково положительные (отрицательные), но разные по категоричности ответы на один и тот же вопрос. Это нормально. Такие ответы не следует рассматривать как противоречащие друг другу, а при решении вопроса о доказательственном значении таких выводов эксперта (допустимости заключения эксперта как доказательства) не следует использовать в качестве критерия лишь форму вывода (категорическая или вероятная).

Принятие решений на основе использования вероятностно-статистических методов сегодня является нормой в физике, строительстве, энергетике, авиации, экономике, медицине, военном деле и т.д., хотя последствия ошибок там могут быть не менее значимы и трагичны. Думается, нет никаких оснований заранее отказываться от результатов, полученных с использованием этих методов, и в судопроизводстве. Это подтверждает и судебно-экспертная практика. Так, неотъемлемой частью современного судебного почерковедения стала математика, но "если проанализировать все математические методы судебного почерковедения, то заметно преобладание методов вероятностно-статистического характера" <11>.

--------------------------------

<11> Математическое моделирование в почерковедческой экспертизе. URL: http://ceur.ru/library/articles/pocherkovedcheskaja_jekspertiza/item130422/ (дата обращения: 26.08.2014).

 

По нашему убеждению, форма экспертного вывода (категорическая или вероятная) сама по себе не имеет решающего значения и при оценке заключения эксперта с точки зрения достоверности <12>. Если вывод эксперта категоричен, но противоречит другим доказательствам, то субъект оценки доказательств может усомниться в достоверности такого заключения эксперта. Если же вывод эксперта дан в вероятной форме и согласуется с другими доказательствами, то такое заключение эксперта может быть признано достоверным.

--------------------------------

<12> Подробнее о достоверности доказательств см.: Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России // Современное право. 2004. N 7. С. 35 - 41.

 

Лишение Пленумом Верховного Суда СССР вероятного заключения эксперта доказательственного значения долгие десятилетия способствовало тому, что на практике, отвечая на вопросы идентификационного характера, эксперты стремились формулировать свои выводы в категорической форме. Например, в пункте 8.19.2 ранее действовавших Правил судебно-медицинской экспертизы трупа, утвержденных Приказом Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 (ред. от 05.03.1997) "О введении в практику Правил производства судебно-медицинских экспертиз", прямо указывалось: "если возможности судебно-медицинской науки и практики или характер исследуемых объектов не позволяют дать категорический, обоснованный ответ, судебно-медицинский эксперт вправе отказаться от дачи заключения по этому вопросу".

Но положительные идентификационные выводы по своей логической природе являются сугубо вероятными <13>. Поэтому стремление экспертов к категоричности создавало опасность введения в заблуждение властных участников уголовного судопроизводства. Отказ же от дачи заключения (вместо формулирования вероятного вывода) лишал следователя, прокурора и суд важной доказательственной информации.

--------------------------------

<13> Подробнее о логике идентификационного экспертного исследования см.: Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам: Дисс. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09. М., 2001. С. 401 - 429.

 

В 90-х годах прошлого века автор настоящей статьи предпринял попытку разграничить вероятные выводы экспертов и их предположения и на основе этого обосновать ошибочность априорного лишения вероятных выводов доказательственного значения <14>. Выдвинутые тогда положения нашли поддержку в научной и методической литературе как уголовно-процессуального <15>, так и гражданско-процессуального <16> характера.

--------------------------------

<14> См., напр.: Овсянников И.В. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. N 6. С. 29 - 30; Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам: Дисс. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09. М., 2001. С. 379 - 467.

<15> См., напр.: Исаева Л.М. Теоретические основы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 142 - 146; Зверев В.А. Некоторые проблемы формулирования экспертных выводов в результате исследования вещественных объектов, изъятых с места пожара // Эксперт-криминалист. 2009. N 4. С. 29 - 32.

<16> См.: Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: Монография. СПб.: Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009. - 832 с.

 

В последние годы существенные изменения произошли и в экспертной, и в судебной практике.

Так, действующий в настоящее время Порядок организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации, утвержденный Приказом Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 N 346н, уже не выделяет категорические выводы эксперта, не возводит их в ранг приоритетных или основных. Более того, ныне действующий порядок исследования представленных объектов с помощью методов молекулярно-генетической индивидуализации человека с целью судебно-медицинской идентификации (отождествления) личности предусматривает экспертный вывод о происхождении сравниваемых биологических объектов от одного индивидуума лишь в вероятной форме <17>.

--------------------------------

<17> Пункты 84.11.5, 84.11.6, 84.11.7 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 N 346н "Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 10.08.2010 N 18111).

 

В современной отечественной судебной практике заключения экспертов с выводами, сформулированными не в категорической, а в вероятной (вероятностной) форме, кладутся в основу приговора <18>. Так, изменяя приговор Верховного Суда Республики Хакасия, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Кассационном определении указала: "То обстоятельство, что в заключении эксперта указано на вероятность выполнения Зауэром подписи в судебных документах, не свидетельствует о его недопустимости как доказательства, поскольку заключение эксперта получено с соблюдением уголовно-процессуального закона, соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ и правильно оценено судом в совокупности с иными приведенными в приговоре доказательствами" <19>.

--------------------------------

<18> См., напр.: Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2012 N 70-О12-5сп // СПС "КонсультантПлюс"; Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2012 N 5-Д12-8 // СПС "КонсультантПлюс".

<19> Определение Верховного Суда РФ от 19.06.2007 по делу N 55-007-4 // СПС "КонсультантПлюс".

 

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам" Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 признано не действующим на территории Российской Федерации. При этом в новом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 N 28 уже не содержится каких-либо утверждений дискриминационного характера в отношении вероятного заключения эксперта, а само вероятное заключение эксперта не смешивается с предположением. В этом смысле можно говорить о реабилитации Пленумом Верховного Суда РФ вероятного заключения эксперта, о возвращении ему права служить доказательством по уголовному делу.

Но такая правовая позиция Пленума вызвала и критику: отсутствие разъяснений о доказательственном значении вероятных заключений эксперта оценивается как упущение <20>.

--------------------------------

<20> Быков В.М. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной экспертизе по уголовным делам: Научный комментарий // Право и политика. 2011. N 2. С. 221.

 

Здесь важно, что Пленум не дает каких-либо априорных оценок доказательственного значения и категорического заключения эксперта. По нашему мнению, решение не устанавливать заранее силу заключения эксперта, содержащего выводы в вероятной или категорической форме, является верным. Дело в том, что по закону каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Этот вопрос необходимо решать в каждом конкретном случае с учетом принципа уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 17 УПК РФ "Свобода оценки доказательств", согласно которому судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Таким образом, заранее устанавливать силу того или иного заключения эксперта нельзя даже в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Иное означало бы отказ от принципа свободы оценки доказательств и возврат к системе формальных доказательств.

 

Список использованной литературы

1. Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: Монография. СПб.: Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009.

2. Быков В.М. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной экспертизе по уголовным делам: Научный комментарий // Право и политика. 2011. N 2.

3. Васяев А.А. Процессуальный порядок производства и исследования судебной экспертизы в ходе судебного следствия // Современное право. 2012. N 1.

4. Глотов О. Вероятность, граничащая с достоверностью (о достоверности экспертизы в ФРГ) // Социалистическая законность. 1978. N 1.

5. Зверев В.А. Некоторые проблемы формулирования экспертных выводов в результате исследования вещественных объектов, изъятых с места пожара // Эксперт-криминалист. 2009. N 4.

6. Исаева Л.М. Теоретические основы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 2009.

7. Кошманов П.М., Кошманов М.П., Шнайдер А.А. Идентификационная информативность подписи - основа отождествления ее исполнителя // Эксперт-криминалист. 2009. N 1.

8. Овсянников И.В. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. N 6.

9. Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам: Дисс. ... д-ра юрид. наук. М., 2001.

10. Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России // Современное право. 2004. N 7.

11. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989.

12. Основные проблемы и тенденции развития традиционных криминалистических экспертиз в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1983.

13. Процессуальные и организационные вопросы судебной экспертизы в США на современном этапе // Обзорная информация. Вып. 4. М.: ВНИИСЭ, 1980.

14. Судебная экспертиза за рубежом // Экспресс-информация. Вып. 5. М.: ВНИИСЭ, 1993.

15. Ульянова Л.Т. Заключение и показания эксперта // Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. Издание 5-е, переработанное и дополненное. М.: ИКД "Зерцало-М", 2004.

16. Шведова Н.Н. Криминалистическое исследование реквизитов документов, нанесенных современными материалами письма: Учеб. пособие. Волгоград: ВА МВД России, 2013.

__________________

Овсянников И.В. К вопросу о вероятном заключении эксперта // Российская юстиция. 2014. N 11. С. 56 - 59.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (12.02.2015)
Просмотров: 3762 | Теги: заключение, эксперт, вероятностная, доказательства | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь