Понедельник, 27.05.2019, 05:21
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Образование. Научная деятельность

К ВОПРОСУ О ФОРМАХ, МЕТОДАХ И СРЕДСТВАХ ПРОЦЕССА ОБУЧЕНИЯ: ОПЫТ ДУХОВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ

И.В.Макарова, к.и.н.

К ВОПРОСУ О ФОРМАХ, МЕТОДАХ И СРЕДСТВАХ ПРОЦЕССА ОБУЧЕНИЯ: ОПЫТ ДУХОВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ

Аннотация. В статье реализована попытка выработки оптимальных критериев к профессионализму и квалификации выпускников высших учебных заведений посредством обращения к особенностям учебного процесса в средних духовных учебных заведениях России в XVIII-XIX вв. Рассмотрены вопросы формирования, развития и реализации совокупности форм, методов и средств обучения в духовных семинариях.

Ключевые слова: духовное образование, семинарии, формы обучения, методы обучения, средства обучения, нравственность, профессионализм.

 

Актуальность темы исследования определяется осознанием современной России на государственном и общественном уровнях необходимости возрождения нравственных устоев в жизни и деятельности населения. В последние десятилетия по-прежнему можно наблюдать такие негативные явления, как падение нравственности, забвение многих национальных традиций, а также отсутствие духовных ориентиров у молодого поколения. Вместе с тем по-новому оценивается роль религии в истории России, переосмысливается вклад христианской традиции в дело народного образования и нравственного просвещения нации. Система современного высшего образования в настоящее время находится в поле реформирования и прямого воздействия, так называемых, процессов «модернизации» и «оптимизации». В этой связи интересным с точки зрения выработки новых критериев к профессионализму и квалификации выпускников представляется исторический опыт среднего звена духовного образования России в XVIII-XIX вв. в части, касающейся принципов и особенностей процесса обучения.

Профессиональное духовное образование прошло сложный, длительный и неоднозначный путь своего формирования и развития. К началу 60-х гг. XVIII в. в духовных учебных заведениях не существовало общей уставной организации учебного процесса. Если перечень и содержание предметов были более или менее одинаковы, то относительно методики преподавания этого, к сожалению, сказать нельзя. Дело в том, что порядок преподавания до реформы духовного образования 1808-1814 гг. всецело зависел от усмотрения местного епархиального и семинарского начальства. Действительно, архиереи обращали значительное внимание на метод, под которым, по выражению П.В. Знаменского «разумели и преподавательские приемы, и порядок преподавания науки» .

Екатерина II в начале своего правления признала необходимым придать единообразие учебной части семинарий. Ее идеи относительно методики преподавания нашли отражение в проекте особой Комиссии 1766 г. Рекомендации касались как ведения классных занятий, так и некоторых видов проверки знаний. Относительно первых документ предписывал учителям «толковать правила науки...с изъяснением примеров на всякую регулу», т.е. правило . При этом в качестве приемов усвоения знаний преподавателям предлагалось проводить «краткое повторение» по субботам пройденного за неделю материала, а также задавать ученикам во время классных уроков «переводные экзерциции и пристойные сочинения» . Проверка знаний должна была осуществляться при ежедневном опросе учащихся на предмет знания предыдущего урока и в ходе разбора домашнего задания . К сожалению, этот документ не получил законодательного закрепления, как и весь проект 1766 г. Тем не менее данные правила обозначили основные принципы методики преподавания, развитые впоследствии в Уставе Духовных семинарий 1814 г.

Необходимо заметить, что вплоть до 1780-х гг. со стороны правительства не было определенных распоряжений по вопросам преподавания в семинариях. Вмешательство высшего руководства началось лишь с мая 1785 г., когда Святейший Синод издал указ о введении «метода австрийских народных школ» . Данное нововведение состояло в «постепенном развитии способностей воспитанников» . Метод был рассчитан на низшие светские школы и потому не был приспособлен к преподаванию высших предметов в духовных заведениях. Зато он внес упрощение в процесс преподавания за счет введения общеобразовательных наук на русском языке. В этом прежде всего заслуга появившихся печатных учебников. Так, в ноябре 1787 г. последовал указ Святейшего Синода о рассылке «разных книг, карт и глобусов в епаршеские семинарии».

В конце XVIII столетия сложилось более или менее ясное понятие об учительском звании. Правительство и местная епархиальная власть попытались сформулировать обязанности преподавателя и осознать способы его действия в качестве учителя и воспитателя духовного юношества в инструкции 1786 г.2 Исходя из положения «Дети бывают различных способностей, характера и поведения», - инструкция предлагала разные, более или менее благоразумные педагогические средства. Она сообщала, что относительно способностей «дети бывают такие, которые одарены хорошею памятью, но имеют мало рассуждения». Относительно них учитель: а) «Не должен упражнять учением наизусть, но должен учить их более мыслить и понимать; б) Таковым ученикам он должен пособлять чувственными представлениями, примерами и сравнениями; в) Должен заставлять их пересказывать выученное собственными словам; г) Должен их чаще спрашивать и так, чтобы им был при том случай думать». «Бывают тупые дети, которые мало понимают и помнят. Сим должно стараться вперить токмо самое нужнейшее, а главное не поступать с ними сурово и не отнимать у них строгостию охоты к учению» и т.д.

Ценность подобной инструкции заключалась в попытке найти индивидуальный подход к каждому учащемуся и в соответствии с его психологическими особенностями подобрать оптимальные методы и приемы обучения.

Следующий этап в развитии методики преподавания в семинариях ознаменовала реформа 1814 г. Результатом ее стало издание Комиссией духовных училищ Устава духовных семинарий6 и так называемых, нормальных Конспектов по каждому предмету семинарского курса. Важным достижением можно считать формулирование главной цели обучения в духовных семинариях - «способствовать к раскрытию собственных сил и деятельности разума в воспитанниках»2. Так, педагогам запрещалось пускаться в «пространные изъяснения» и прибегать к «диктованию» материала. Приемами к усвоению новых знаний на уроке должны были стать повторение и анализ правил и положений с помощью «задач и вопросов» учителя. Решения и ответы на задания подвергались со стороны последнего подробному разбору и «выправлению погрешностей».

Более подробные рекомендации относительно преподавания каждой из семинарских дисциплин давали конспекты Комиссии духовных училищ. Кроме описания содержания дисциплины и годового плана ее прохождения, в них четко определялась цель изучения предмета, способы ее достижения, а также круг обязанностей преподавателя. Учитывались и индивидуальные возрастные особенности учащихся.

Для успешной реализации поставленных перед преподавательским составом задач в семинариях применялся достаточно большой арсенал форм и средств обучения. Первые из них условно можно разделить на устные и письменные упражнения, каждые из которых имели характер классных или домашних занятий. Успех преподавания основывался именно на «собственных упражнениях юношества». Задача учителя в учебном процессе ограничивалась лишь помощью в «развитии ума» воспитанников.

К устным упражнениям, в первую очередь, относились: чтение учебных руководств и различных пособий по предмету, пересказ и заучивание наизусть отдельных правил и отрывков различных произведений, разговорная языковая практика и сочинение стихов. Большое значение придавалось дополнительному чтению. Обязанность учителя при этом состояла в «указании лучших источников»  для домашнего чтения и «аналитическом разборе» прочитанного вместе с учащимися .

Методы, применяемые преподавателями в отношении устных упражнений, состояли в объяснении учебного материала с использованием чтения, демонстрации примеров на доске и подачей материала в лекционной форме, а также устными опросами учеников. Сохранившиеся программы свидетельствуют, что учитель сначала предлагал ученикам перевести заданный накануне урок из учебника с латинского языка на русский, потом объяснял встречавшиеся в нем трудные термины и суть прочитанных правил, заставляя своих слушателей повторять это объяснение. Затем пускался в длинный ряд примеров, то составляя их сам, то заставляя придумывать их самих учеников .

В деле развития воспитанников большое значение в семинариях придавалось письменным упражнениям. Значительное место в программе учебных курсов занимали переводы: экзерциции (в классе) и оккупации (дома). Сочинения же должны были писаться по всем предметам семинарского курса, даже по математике. Устав подчеркивал обязательную проверку сочинений преподавателями, которые должны руководствоваться «здравою критикой», отмечая позитивные моменты и подробно анализируя недостатки представленных сочинений .

Необходимо признать, что существенным недостатком всех семинарских упражнений было превосходство формы над содержанием. Другой недостаток - латинская конструкция речи. Но, несмотря на это, семинаристы в своих писательских способностях выгодно отличались от воспитанников других учебных заведений, благодаря творческим способностям писать по риторическим формулам, украшать текст синонимами и эпитетами.

Текущая проверка знаний учащихся осуществлялась в форме устных опросов и выступлений, а также письменной отчетности в виде различного рода сочинений.

В XVIII-XIX вв. практиковалась такая форма контроля за качеством выполнения самостоятельных занятий семинаристами, как регулярные посещения преподавателями своих учеников. Данная должностная обязанность, указанная еще в Проекте духовно- учебных заведений 1766 г., была закреплена Уставом духовных семинарий 1814 г. Согласно § 151 документа, для наблюдения за успехами ректор и преподаватели должны были «посещать учеников как в классах, так и при домашних их упражнениях».

В некоторых семинариях проводились дополнительные проверочные занятия, демонстрирующие не только достижения учеников, но и педагогические успехи преподавателей. Так, епископ Владимирской семинарии Ксенофонт в 1801 г. ввел в педагогическую практику, так называемые «субботние собрания». Другой оригинальной формой отчетности в семинариях выступали диспуты, которые делились на приватные и публичные. Смысл данного мероприятия сводился к тому, что одни семинаристы защищали тезис, а другие опровергали. Подобные учебные собрания имели важное стимулирующее значение для совершенствования педагогического мастерства преподавателей и развития учебного процесса в целом.

Годовая проверка знаний учащихся проходила на испытаниях, которые в соответствии с положением Устава делились на частные (внутренние) и публичные. Внутренние экзамены принимали преподаватели и члены Семинарского Правления. На публичных присутствовали «именитые граждане города и знатнейшие особы»5. Смысл данных мероприятий заключался не только в демонстрации успехов учебно-педагогической деятельности, но и в привлечении материальных средств для развития семинарий.

В целях повышения успеваемости Училищной комиссией 1808 г. были выработаны поощрения и наказания в отношении семинаристов. Их применение зависело, главным образом, от результатов внутренних экзаменов. Согласно составленным разрядным спискам «отличнейшим» ученикам в Семинарском Правлении публично объявлялась благодарность и вручались книги. Тем, «кто «замечен был в лености или нерадении», высказывались замечания; признанные «неспособными» из семинарии исключались .

Средства обучения, применявшиеся в духовных учебных заведениях на протяжении описываемого периода, представляли совокупность рукописных и печатных руководств, а также наглядных пособий в виде единичных экземпляров географических карт, прописей и разрозненных физических инструментов. Философия и богословие преподавались в семинариях на латинском языке в основном по рукописным запискам, составленным под руководством академических лекций. Причем до конца XVIII в., вплоть до появления печатных учебников, все остальные предметы часто преподавались по собственным конспектам учителей. Еще Духовный Регламент толковал о необходимости библиотек для духовных школ, «ибо без библиотеки, как без души академия» . Екатерина II в именном указе от 2 ноября 1786 г. высказала также намерение назначить на развитие библиотек особую штатную сумму , но решения оно не получило. Библиотеки создавались и пополнялись за счет пожертвований архиереев и преподавателей семинарии, а также светских покровителей. На собственные средства семинарии могли приобрести только самое необходимое количество учебных книг и то лишь для классного употребления.

С начала XIX в. ситуация с наличием учебных средств в семинариях улучшилась. Не признавая удовлетворительными имевшиеся учебные руководства, Комиссия духовных училищ в 1808 г. поручала преподавателям внимательно относиться к печатным учебникам: «открывая недостатки авторов, восполнять их ясными и основательными замечаниями»; систематизировать материал и «изыскивать вернейшие доказательства на положения, слабые или совсем недоказанные» .

Лекционные конспекты преподавателей духовных семинарий сохранялись. Им посвящалась целая глава третьего отделения Устава духовных семинарий 1808-1814 гг., в которой излагались требования к составлению «профессорских записок». Под конспектом здесь подразумевался «распорядок материй и времени, коему профессор полагает следовать в преподавании своей части» . Главное, на что должны обращать внимание преподаватели при их составлении, это - «соответствие времени и содержание главных и второстепенных частей курса» . Таким образом, вместо прежнего исключительно формального решения вопросов науки, преподаватели стали обращать внимание на внутреннее ее содержание .

Совокупность разнообразных приемов, форм и средств педагогической методики семинарий свидетельствует о развитии их учебного процесса на протяжении исследуемого периода. Благодаря разработке законодательных и нормативных документов, семинарское образование постепенно совершенствовалось и приобретало в методическом отношении черты современного обучения.

Исходя из основной цели - подготовки педагогических и свя- щеннослужительских кадров и отдельных задач семинарской программы, преподаватели подчиняли учебный процесс развитию индивидуальных способностей воспитанников. Посредством применения различных методов, форм и приемов обучения (объяснение, анализ, пример, повторение; многочисленные устные и письменные задания, тщательная текущая и годовая проверка знаний, специфические публичные демонстрации учебных достижений, стимулирование успеваемости и т.д.), они сообщали своим питомцам обширный круг общеобразовательных гуманитарных, естественных и специальных богословских знаний. Одновременно с этим прививали интерес и любовь к научному и религиозному познанию, стимулировали развитие творческих способностей и, что особенно важно, на собственном примере воспитывали в них личностные качества духовно-нравственного порядка. К таковым следует отнести глубокую религиозность, прилежание, трудолюбие, усердие, дисциплинированность, честность, ответственность и добросовестность - черты, издавна свойственные также и интеллигенции.

Общепринятым в отечественной гуманитарной науке является подход, согласно которому образованный человек может считаться интеллигентной личностью только при наличии развитой духовно-нравственной составляющей. Наиболее актуальным требованием, предъявляемым современным обществом к высокообразованным специалистам, является профессионализм. Данное понятие можно охарактеризовать как высокий уровень деловых качеств человека, сопряженных при этом с нравственными чертами личности. Поэтому процесс обучения в средней и высшей светской школе должен подчиняться не только формированию у учащихся определенного объема знаний, компетенций в достижении профессионального мастерства, заточенного под престижность и востребованность эпохи. Стремительно меняющейся образовательной системе России необходима аккумуляция лучших традиций и ценностей отечественного образования, постулирующих взращивание нравственных принципов, ценностей и личностных качеств морального порядка.

 

Библиографический список

1. Введение к Уставу духовных училищ // Проект Устава духовных академий. СПб., 1814.
2. Государственный архив Владимирской области. Ф. 556. Оп. 3.
3. Государственный архив Владимирской области. Ф. 454. Оп. 1.
4. Духовный регламент всепресветлейшаго, державнейшаго государя Петра Перваго, императора и самодержца всероссийскаго. М., 1904.
5. Знаменский П.В. Духовные школы в России до реформы 1808 г. СПб., 2001.
6. Начертание правил о образовании духовных училищ и содержании духовенства при церквах служащего // Свод Уставов и проектов уставов духовных семинарий. СПб., 1908.
7. Нормальный Конспект Комиссии духовных училищ // Свод Уставов и проектов уставов духовных семинарий. СПб., 1908.
8. Проект Учреждения и Устава духовно-учебных заведений 1766 г. // Материалы для истории учебных реформ в России в XVIII-XIX вв. / Сост. С В. Рождественский. СПб., 1910.
9. Полное собрание постановлений и распоряжений по Ведомству православного исповедания Российской империи. 1785-1796 гг. Пг., 1915. Т. III.
10. Устав духовных семинарий 1808-1814 гг. // Свод Уставов и проектов уставов духовных семинарий. СПб., 1908.

Источник: Научно-информационный журнал "Вестник Международного юридического института" № 3 (58) 2016


Категория: Образование. Научная деятельность | Добавил: x5443 (16.05.2019)
Просмотров: 17 | Теги: Духовное образование | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь