Среда, 22.02.2017, 07:26
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

К ВОПРОСУ КОНСПИРАЦИИ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ РАБОТЕ

ШЕЛУДЬКО А.А.,
старший оперуполномоченный ОМСН «Булат»
КМ ГУВД по Московской области


К ВОПРОСУ КОНСПИРАЦИИ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ РАБОТЕ


Одним  из  эффективных  направле-
ний  активизации  борьбы  с  преступностью
в  современных  условиях  является  умелое
использование  всех  средств  и  методов  в
конспиративной  работе  подразделений  по-
лиции.
В  Федеральном  законе  «Об
оперативно-розыскной  деятельности»  [1]
(далее - Закон) принцип конспирации опре-
деляется  как  специальный  принцип,  за-
ключающийся  в  проведении  оперативно-
розыскных  мероприятий  в  полной  тайне  от
проверяемых  и  разрабатываемых,  а  также
от других лиц, не имеющих прямого служеб-
ного отношения к их организации и осущест-
влению.  Принцип  конспирации  отражает
специфический разведывательный характер
оперативно  -  розыскной  деятельности,  поэ-
тому в теории ОРД он традиционно относит-
ся  к  группе  специальных.  Названный  прин-
цип означает необходимость и легитимность
использования  в  процессе  ОРД  правил  и
приемов, позволяющих сохранять в тайне от
преступников действия правоохранительных
органов по их разоблачению. При этом ОРД
осуществляется  в  тайне  не  только  от  лиц,
причастных к совершению преступлений, но
и от окружающих граждан.
Необходимость  сохранения  в  тайне
действий правоохранительных органов обу-
словливается рядом обстоятельств [2].
Во-первых,  потребностью  принятия
адекватных  мер  борьбы  с  преступлениями,
которые готовятся и совершаются в условиях
неочевидности с целью избежать уголовной
ответственности.  Тайным  способам  совер-
шения  преступлений  государство  противо-
поставляет тайные способы их раскрытия.
Во-вторых, конспиративность позволя-
ет  избежать  необоснованной  или  преждев-
ременной  компрометации  лиц,  подозревае-
мых в совершении преступлений, когда ОРМ
проводятся при наличии непроверенной или
противоречивой информации.
В-третьих,  сохранение  тайны  являет-
ся  в  ряде  случаев  непременным  условием
оказания  гражданами  помощи  в  раскрытии
преступлений,  гарантией  соблюдения  их
конституционных прав и свобод, а также спе-
циальных прав, определенных в ст. 17 и 18
комментируемого Закона.
Принцип  конспирации  в  работе  с  ли-
цами,  содействующими  органам  внутренних 
дел, законодателем наиболее ярко отражает-
ся в положениях ч.4 ст. 5 (в части получения
лицом информации в пределах, допускаемых
требованиями  конспирации  и  исключающих
возможность  разглашения  государственной
тайны), ч. 5 ст. 5, ч. 3 ст. 9 (в части ограни-
чения судей в праве получе¬ния сведений о
лицах, оказывающих содействие правоохра-
нительным  органам  на  конфиденциальной
основе),  ч.  5  ст.  6,  ч.  1  ст.  17,  п.2  ст.  15  (в
части  использования  помощи  должностных
лиц  и  граждан  на  конфиденциальной  осно-
ве)  Федерального  закона  «Об  оперативно-
розыскной  деятельности»  [1].  Оперативно-
розыскная  практика  свидетельствует,  к
сожалению,  о  несоответствии  порой  объек-
тивных  возможностей  оперативных  подраз-
делений полиции по сохранению в тайне фак-
тов конфиденциального содействия граждан
органам внутренних дел с аналогичными по-
зициями, изложенными в Законе.
Такое  несоответствие  наиболее  зна-
чимо проявляется в проблемах, связанных с
учетом содействующих лиц, обеспечением с
ними  связи,  невозможностью  процессуаль-
ного  получения  от  них  доказательственной
информации. Вместе с тем на фоне корруп-
ционных процессов, имеющих место в поли-
ции, учетные данные, могут определенными
заинтересованными лицами быть использо-
ваны в корыстных целях.
Исключением  может  стать  оператив-
ный контакт, поскольку лица, привлекаемые
оперативными  подразделениями  полиции  к
конфиденциальному  содействию,  известны
только оперативному работнику, обеспечив-
шему таковой контакт. По нашему мнению,
оперативный  контакт  является  единствен-
ным  способом,  сохраняющим  конспиратив-
ность в работе, и его следует рассматривать
на фоне коррупционных процессов реальной
нормой,  обеспечивающей  сохранность  све-
дений  в  работе  с  конфиденциальными  ис-
точниками.  В  принципе  общество  считает,
что  если  преступление  совершено,  то  оно
должно быть раскрыто.
Действующая  ныне  система  учета  и
оценки  количественных  показателей  рабо-
ты  оперативных  подразделений  полиции  -
отдельная тема для обсуждения, хотя даже
для непосвященных вполне понятным явля-
ется то, что в оценочном аспекте не может
и  не  должно  быть  никакой  разницы  между
раскрытием  преступлений  с  использовани-
ем оперативной информации и данных, по-
лученных личным сыском, поскольку важен
лишь конечный результат.
Из  этого  можно  сделать  вывод,  что
наиболее приемлемой в смысле соблюдения
принципа конспирации представляется учет
лиц,  содействующих  органам  внутренних
дел,  без  фиксации  идентифицирующих  их
сведений. Проблемы же, связанные с выпла-
той  денежного  вознаграждения,  например,
в  Российской  империи  [5],  решались  путем
ежемесячного  выделения  сотрудникам  по-
лиции  определенных  денежных  сумм,  кото-
рые затем списывались по результатам рас-
крытия преступлений либо в зависимости от
конкретных  результатов  борьбы  с  преступ-
ностью.
Вторым  камнем  преткновения  со-
блюдения  принципа  конспирации  является
его  рассмотрение  на  уровне  обеспечения
связи  с  лицами,  содействующими  органам
внутренних  дел.  Многолетняя  зарубежная
практика процессуального получения от со-
действующих  лиц  доказательственной  ин-
формации  с  учетом  максимального  соблю-
дения требований конспирации выработала,
например, такие формы, как представление
следователю  и  оглашение  в  суде  письмен-
ных  показаний  этих  лиц  без  фиксации  его
установочных данных или допрос детектива,
поддерживающего  связь  с  осведомителем,
об интересующих следователя и суд событи-
ях, полагая, что содержание сообщенных де-
тективом сведений идентично информации,
переданной ему негласным сотрудником [4].
Используя зарубежный опыт, мы пола-
гали бы добавить в ст. 11 Закона «Об ОРД»
следующее  положение:  в  тексте,  начинаю-
щемся со слов «Представление результатов
оперативно-розыскной деятельности органу
дознания», добавить: «а также письменных
показаний  лиц,  содействующих  органам
внутренних  дел,  без  фиксации  их  устано-
вочных данных», далее по тексту - «следо-
вателю или в суд осуществляется на осно-
вании постановления руководителя органа,
осуществляющего  оперативно-розыскную
деятельность, в порядке, предусмотренном
ведомственными  нормативными  актами».
Обязанность  сотрудника  полиции,  поддер-
живающего связь с лицами, содействующи-
ми органам внутренних дел, и выступающе-
го от их лица, давать правдивое показание,
которое,  с  точки  зрения  сотрудника  поли-
ции,  соответствует  объективной  реально-
сти  и  не  сопряжено  с  искажением  фактов,
приданием  им  определенной  оценки  и  т.д.
В  случае,  если  закон  не  предусматривает,
чем  должны  подтверждаться  те  или  иные
обстоятельства, то с формальной точки зре-
ния показания сотрудника полиции от лица,
содействующего  органам  внутренних  дел
[5], могут рассматриваться как допустимые
и  достаточные  доказательства,  подтверж-
дающие эти обстоятельства.
Безусловно,  юридическая  сила  пока-
заний сотрудника полиции в процессе будет
зависеть и от письменных доказательств, а
также от «специфической обстановки», при
которой  были  получены  фактические  дан-
ные  (свидетельские  показания),  субъекта  -
носителя  таких  сведений  и  обстоятельств,
которые должны быть им подтверждены: ау-
дио,- видеозаписью и т.д.
Предоставление  сотруднику  полиции
гарантированного  и  обеспечиваемого  госу-
дарством  арсенала  прав  будет  способство-
вать  надлежащему  исполнению  им  своих
обязанностей [6], а в конечном итоге - дости-
жению задач уголовного судопроизводства,
повышению эффективности расследования,
законного и обоснованного разрешения уго-
ловных  дел  и  в  результате  являться  одной
из  гарантий  прав  и  защиты  участников
оперативно-розыскной деятельности.

Библиографический список:
1. Федеральный закон № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изменениями от 18 июля 1997 г.,21 июля 1998 г., 5 января, 30 декабря 1999 г., 20 марта 2001 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. 12 августа.
2. Оперативно-розыскная деятельность: Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, B.C. Овчинского, Т.К. Синилова, А.Ю. Шумилова. 2-е изд., доп. и перераб. М.: ИНФРА-М, 2004.
3. Смирнов М.П. Полиция зарубежных стран и ее оперативно-ро¬зыскная деятельность. М.: Академия МВД России, 1995.
4.  Кавалиерис  А.  К.  Об  одном  аспекте  интеграции  криминалистической  и  оперативно-розыскной деятельности // Роль и значение деятельности профессора Р.С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики. М., 2002.
5. Чечетин А.Е., Буряков Е.В. Опыт борьбы с организованной преступностью в США: Учебное пособие. Омск: Юридический институт МВД России, 1998.
6. Федеральный закон РФ «О полиции» // Собрание законодательства РФ. 2011. 1 марта.




 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.12.2012)
Просмотров: 505 | Теги: результаты ОРД, содействие лиц органам внутренних д, Оперативно-розыскная деятельность о | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017