Суббота, 21.10.2017, 05:58
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ЯЗЫК И МИР: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

С. Г. Нестерцова

ЯЗЫК И МИР: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Рассматривается роль языка в деятельности человека. Особое внимание уделяется формированию и особенностям языковой картины мира в условиях мира глобальной коммуникации. Показана диалектическая связь языка и мира, запечатленного в языке. Отмечена необходимость подготовки специалиста, понимающего язык как важнейший инструмент конструирования им мира человека.

Ключевые слова: реальность, язык, общество, человек, языковая картина мира, образование, понимание.

 
В условиях современного мира - мира глобальной коммуникации - язык призван зафиксировать особенности жизнедеятельности человека в современном обществе, демонстрируя новые виды деятельности, явления и события, динамично сменяющие друг друга и не только оформляющиеся в языке, но и через него проявляющиеся. Хорошо известно, что в языке закрепляются и предстают не просто результаты деятельности человека, но и отражается его видение мира [3; 13], который все более и более конструируется им. Поэтому, обращаясь к анализу языка, мы рассматриваем его как особую форму проявления сознания, фиксирующую и проявляющую мировоззрение человека.

Язык возникает, являясь сложной семиотической системой, формируется и развивается в процессе онтогенеза и филогенеза человека. Следовательно, он связан непосредственно с пребыванием человека в сложной и динамичной социальной реальности, взаимодействие с которой довольно многопланово, прежде всего, для человека. Ведь изменения в жизнедеятельности человека и общества неизбежно приводят к изменениям в языке [1; 5; 8] - он (язык) отражает их. Так, выход человека в космос и освоение Луны ввели в повседневный лексикон слова «космонавт», «космический корабль», «луноход» и т. п. Переход к рыночной экономике в СССР и затем России привели к появлению таких слов, как «ваучер», «приватизация», «фермерское хозяйство», «биржа», «акции» и др. В процессе реализации социально-демографической программы сформировался термин «материнский капитал». Развитие информационных и коммуникационных технологий закрепили в языке глобальное информационное медиа-пространство, «отправив» человеку месседж о его существовании и так далее. Подобных примеров можно найти огромное количество, что не является нашей задачей в рамках статьи. Мы лишь хотим подчеркнуть, что влияние общества на язык очевидно.

При этом следует отметить, что существует и обратное влияние - новые обозначения, вводимые в языке, способны сами порождать как новые предметы, так и новые явления. Например, престижная/непрестижная модель мобильного телефона делает успешным или безуспешным ее обладателя в глазах его окружения и своих собственных, введение всевозможных рейтинговых критериев и показателей предоставляет возможность занимать те или иные статусы (число лауреатов той или иной премии определяет уровень развития страны) и приобретать символический капитал [1; 10; 16].

Так, язык как атрибут деятельности человека (она творится, передается и осмысливается в его (языковых) формах) выступает в качестве способа ее существования и важнейшего условия ее дальнейшего развития. Вместе с тем язык есть продукт деятельности - он развивается в процессе деятельности, осуществляемой в конкретном социокультурном пространстве, приобретая способность выполнять функцию репрезентации этого пространства, выступая средством предъявления его основных установок. Следовательно, общество и человек существуют и развиваются в определенной «языковой оболочке».

Постепенно язык, создавая свои языковые конструкции (знак, слово, образ), кодирует и подменяет реальность. Эти конструкции играют важную роль в создании стереотипов (например, «свой», «модный тренд», «игрок» и т. п.) в сознании людей и ведут к стандартизации и унификации поведения человека в обществе («так же, как все»). Объясняется это тем, что сознание через знаковые, словесные и образные штампы создает определенную картину мира в том или ином аспекте (позитивный смайлик, «светлое будущее» и так далее) и предлагает вариант поведения в нем.

Человек, благодаря языку, принимает описание реальности как ее саму: переживает и проживает в мире грез, любит и страдает вместе с «героями» времени и т. п. [10]. Все это ведет к формированию так называемой «языковой картины мира», в рамках которой человек вынужден организовывать свое существование, ибо мир зафиксирован в языке. Именно с помощью языка формируются и существуют представления и знания человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в языке результаты его осмысления. Поэтому неслучайно проявление особого внимания к языку со стороны правителей тоталитарных государств (В. И. Ленин вел борьбу за «чистоту» языка, статья И. В. Сталина о языке, борьба Л. И. Брежнева с «заражением» языка иностранной лексикой, лидер КНДР сегодня видит в Интернете угрозу безопасности государства и так далее).

Безусловно, язык, являясь средой обитания человека, не существует вне него как объективная данность, он находится в нем самом - в его сознании. Язык меняет свои очертания с каждым движением мысли [9] и, развиваясь, самостоятелен [11; 14] - реальный мир существует лишь постольку, поскольку он отражен в языке. «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим языком. Мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому, что они самоочевидны, напротив, мир предстает перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит в основном - языковой системой, хранящейся в нашем сознании. Мы расчленяем мир, организуем его в понятия и распределяем значения так, а не иначе, в основном потому, что мы участники соглашения, предписывающего подобную систематизацию. Это соглашение имеет силу для определенного языкового коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка» [14]. Описание мира в мифах задавало образцы поведения человека в подобных ситуациях. Языковые образы реальности (особенно в виде ярких картин) ведут к формированию и установлению основной «повестки дня» общества. Вывод о лингвистической относительности получил развитие в работах Д. Олфррда, Дж. Кэррола, Д. Xаймса и др. [18]. Xотя следует отметить, что в ряде работ он подвергается серьезной критике [4; 12; 15].

Вслед за Г. Гадамером, К. Леви-Стросом и У. Эко [2; 6; 19] мы считаем, что язык, в котором мы живем, определяет нас. «Как мы воспринимаем природные данности нашего существования и нашего мира, - все это образует действительный герменевтический универсум, в котором мы не заперты, как в непреложных границах, но которому мы открыты» [2. С. 42]. «Слово и изображение - это не просто последующая иллюстрация; они позволяют тому, что представляют, быть полностью тем, что оно есть» [2. С. 190].

Более того, язык не просто сформированный и закрепленный образ реальности в сознании человека, он ее конструктор, потому что предлагает картину реальности через языковую картину мира. Ведь «человек, живущий в мире, не просто снабжен языком как некоей оснасткой - но на языке основано и в нем выражается то, что для человека вообще есть мир» [2. С. 512-514]. «Язык действительно раскрывает наше отношение к миру в его целостности» [2. С. 519]. «В языке становится видимой та действительность, которая возвышается над сознанием каждого отдельного человека». Однако мир не является предметом языка. «Скорее то, что является предметом познания и высказывания, всегда уже окружено мировым горизонтом языка. Языковой характер человеческого опыта мира не включает в себя опредмечивания мира» [2. С. 520].

Фактически языковая картина мира зависит не только и не столько от научных знаний о мире, сколько и еще от обыденных представлений о нем и личного опыта человека, она непосредственно связана с ними. Явления и предметы мира предстают в сознании человека в виде внутреннего образа и предъявляются с помощью языка. Как отмечал А. Н. Леонтьев, существует особое измерение, представляющее человеку окружающую его действительность, которое определяется как «смысловое поле» или система значений [7]. Следовательно, картина мира - это система образов, порожденных и сконструированных сознанием. М. Xайдеггер указывал, что при слове «картина» мы думаем, прежде всего, об отображении чего-либо: «картина мира, сущностно понятая, означает не картину, изображающую мир, а мир, понятый как картина» [17]. «Вовсе не то, что благодаря изображению представленный объект обретает новый, собственный способ проявления, скорее, наоборот: поскольку такой человек должен показывать и представлять себя, поскольку он должен репрезентироваться, изображение приобретает свою собственную действительность. Несмотря на это, здесь таится поворотный пункт: он сам, демонстрируя себя, должен соответствовать направленному на него ожиданию изображения, и только потому, что он таким образом обретает бытие в демонстрации себя, он, собственно говоря, и представляется в изображении. Следовательно, первым здесь наверняка оказывается самопредставление, вторым - представление в изображении, обретаемое этим самопредставлением. Репрезентация изображения - это особый случай репрезентации как общественного события. Но тогда и второе обладает обратным воздействием на первое. Тот, чье бытие в такой существенной степени включает в себя само-показ, уже не принадлежит себе <...> он не может воспротивиться представлению себя в изображении, а поскольку эти представления определяют образ, создаваемый его изображениями, он в конце концов оказывается должен показывать себя таким, как это предписывает его изображение <...> здесь первообраз становится образом только с помощью изображения, но тем не менее при этом изображение не представляет собой ничего, кроме явления первообраза» [2. С. 189].

Тем не менее, между картиной мира как отражением реального мира и картиной мира в языке как фиксацией этого отражения существуют сложные взаимоотношения. Картина мира может быть передана в различных не только пространственных (север - юг, далеко - близко), временных (ночь - день, весна - осень) и количественных (один - несколько) характеристиках. Она может содержать в себе этические (любовь, предательство), эстетические (красота, безобразное) и многие другие характеристики, выбор которых диктуется различными факторами. Поэтому мы полагаем, что в числе важнейших факторов, влияющих на языковую картину мира, прежде всего, следует назвать ценностные установки и ориентации самого ее автора.

Также языковая картина реальности во многом, по нашему мнению, предшествует индивидуальной картине мира и формирует ее, потому что человек способен воспринимать и понимать мир и самого себя с помощью языка, в котором закрепляется социальный опыт как в целом общечеловеческий, так и свой личный. Именно последний и определяет специфические особенности языка, в которых в сознании его носителя возникает определенная картина мира, позволяющая увидеть мир и найти свое место в нем.

В языковой картине заключаются как объективные знания о мире, так и субъективные представления и переживания о нем, что неизбежно ведет к искажению знаний. В результате картина мира постоянно меняется, дописывается и переписывается. Это наиболее отчетливо представляется в политической риторике (борьба за мир и установление демократии через принуждение к миру), представлениях о прошлом и настоящем (разоблачения и расследования), индустрии шоу-бизнеса (поиски королей и кумиров) и т. п. Языковая картина мира несет в себе и хранит следы этих искажений и уточнений (вера в магические обряды, в доброго царя и так далее), и видение мира отчасти оказывается «в плену» у языка. По сути, форма начинает устанавливать свое господство над содержанием. Мир, благодаря языку, начинает конструироваться формами языка, в сознании человека оформляется определенный тип его отношений к миру и самому себе, где правят бал симулякры (образы), фиксируя и задавая нормы поведения и определяя отношение к ним. Назревает необходимость в формировании личности, умеющей рационально и критически мыслить, принимать ответственные решения. В этой ситуации начинает особый статус приобретать языковое образование, потому что общество нуждается не только в специалисте, владеющем тем или иным иностранным языком, но и в специалисте, умеющем понимать мир и свое место в нем не только на уровне языковых конструкций. Современное языковое образование должно учить мыслить о мире и осмысливать его в различных и неязыковых формах.

Список литературы

1. Бодрияйяр, Ж. Символический обмен и смерть / Ж. Бодрийяр. - М.: Добросвет, 2006. - 399 с.
2. Гадамер, Х.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики / Х.-Г. Гадамер. - М.: Прогресс, 1988. - 704 с.
3. Гумбольт, В. фон. Избранные труды по языкознанию / В. фон Гумбольт. - М.: Прогресс, 2000. - 400 с.
4. Колшанский, Г. В. Контекстная семантика / Г. В. Колшанский. - М.: Наука, 1980. - 154 с.
5. Кукушкин, Е. И. Познание, язык, культура / Е. И. Кукушкин. - М., 1984. - 278 с.
6. Леви-Стросс, К. Структура и форма. Размышления об одной работе Владимира Проппа / К. Леви-Стросс // Семиотика. Антология. - М.; Екатеринбург: Академ. проект: Деловая кн., 2001. - С. 453-471.
7. Леонтьев, А. Н. Деятельность. Сознание. Личность / А. Н. Леонтьев. - М.: Педагогика, 1977. - 380 с.
8. Маркарян, Э. С. Науки о культуре и императивы эпохи. К обоснованию ключевой роли знаний о способе социокультурного типа самоорганизации в условиях современного планетарного кризиса / Э. С. Маркарян. - М.: Прогресс, 2000. - 248 с.
9. Маслова, В. Лингвокультурология / В. Маслова. - М.: Аспект-пресс, 2001. - 444 с.
10. Прилукова, Е. Г. Власть образов: знаково-символическое бытие власти / Е. Г. Прилу- кова. - Челябинск: ЮУрГУ, 2011. - 204 с.
11. Сепир, Э. Избранные труды по языкознанию и культурологи / Э. Сепир. - М.: Универс, 1993. - 228 с.
12. Серебренников, Б. А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление / Б. А. Серебренников. - М.: Наука, 1988. - 242 с.
13. Тарасов, Е. Ф. Язык и сознание: парадоксальная рациональность / Е. Ф. Тарасов. - М.: Ин-т языкознания, 1993. - 174 с.
14. Уорф, Б. Отношение норм поведения и мышления к языку / Б. Уорф // Новое в зарубежной лингвистике. - 1960. - Вып. 1. - С. 174.
15. Фрумкина, Р. М. Психолингвистика: что мы делаем, когда говорим и думаем. - М.: ГУ ВШЭ, 2004. - 184 с.
16. Фуко, М. Воля к истине: По ту сторону знания, власти и сексуальности: Работы разных лет / М. Фуко. - М.: Касталь, 1996. - 449 с.
17. Хайдеггер, М. Время и бытие: статьи и выступления / М. Хайдеггер. - М.: Республика, 1993. - 447 с.
18. Хаймс, Д. Опыт создания модели процесса коммуникации для ситуаций межкультурного процесса / Д. Хаймс. - М.: Проект. - 224 с.
19.Эко, У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию / У. Эко. - СПб.: Петрополис, 1998. - 432 с.

Вестник Челябинского государственного университета
Философия Социология Культурология Выпуск 37. № 19 (374) 2015

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443x (10.07.2017)
Просмотров: 45 | Теги: язык, общество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь