Пятница, 09.12.2016, 18:25
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Истребование доказательств

§ 3. Истребование доказательств

 

Одним из наиболее "острых" моментов доказывания является истребование доказательств от лица, у которого оно находится. Согласно ч. 4 ст. 66 АПК РФ лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства.

Большинство отказов судов истребовать то или иное доказательство связано со следующими обстоятельствами:

- заинтересованное лицо не предоставило суду доказательств самостоятельного обращения за необходимыми доказательствами;

- заинтересованное лицо, представив суду доказательства самостоятельного обращения за необходимыми доказательствами, не представило суду доказательства невозможности их самостоятельного получения;

- заинтересованное лицо в ходатайстве об истребовании доказательств не указало причины, препятствующие самостоятельному получению доказательств;

- заинтересованное лицо в ходатайстве об истребовании доказательств не указало, какие именно обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этими доказательствами;

- заинтересованное лицо в ходатайстве об истребовании доказательств не указало место нахождения истребуемого доказательства.

При наличии указанных обстоятельств у суда не имеется оснований для истребования доказательств в соответствии со ст. 66 АПК РФ.

 

Так, например, ФАС Восточно-Сибирского округа, указав, что суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательства, сославшись на то, что заявителем не указаны причины, препятствующие получению указанных документов, не представлено доказательств невозможности самостоятельного получения истребуемых документов и не указано, какие именно обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этими доказательствами <65>.

--------------------------------

<65> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 марта 2011 г. по делу N А33-7126/2010.

 

Между тем бывают все же случаи, когда суд, несмотря на такие упущения со стороны лица, заявившего об истребовании доказательств, все же истребует доказательства от лица, у которого оно находится. Такой шаг бывает обусловлен тем, что доказательство объективно необходимо суду для установления истины по делу и суд находится в жестких рамках процессуальных сроков, которые не позволяют ждать от заинтересованного лица проявления должной осмотрительности и инициативы при совершении процессуального действия. Однако вряд ли это соответствует положениям АПК РФ о возложении бремени доказывания на лиц, участвующих в деле. АПК РФ дает право судам лишь содействовать сторонам в представлении доказательства, а не собирать их самостоятельно.

Я.Х. Беков справедливо отмечает, что "сторонам также необходимо проявлять инициативу в решении указанной задачи (сбора доказательств. - Прим. авт.): именно стороны, которые либо владеют доказательствами, либо обладают информацией о том, где эти доказательства могут быть. Следовательно, данная задача должна решаться совместными действиями судьи и сторон" <66>.

--------------------------------

<66> Беков Я.Х. Указ. соч.

 

Однако есть и другое мнение.

Это мнение было высказано высшей судебной инстанцией и представляет особый интерес, так как является во многом фундаментальным (существенным образом меняющим представление о несколько предвзятом отношении судов к применению нормы об истребовании доказательств) для института истребования доказательств в российском арбитражном процессе.

Речь идет о Постановлении Президиума ВАС РФ от 28 июля 2011 г. N 1719/2011. По данному делу надзорная инстанция отменила все вынесенные по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по одной-единственной причине - по причине отказа в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств. В частности, ВАС РФ указал, что отказ в удовлетворении ходатайства об истребовании оригиналов договора купли-продажи доли и акта приема-передачи лишил истца возможности доказать обстоятельства, на которое он ссылался в обоснование своих требований, что является нарушением права на судебную защиту. При этом общим выводом, который можно сделать, изучив приводимый судебный акт, является то, что лицо, не заключавшее договор, ограничено в своих возможностях доказать этот факт, поэтому отказ в удовлетворении ходатайства об истребовании оригинала такого документа для установления факта его фальсификации противоречит принципу состязательности и активности суда в оказании сторонам содействия в получении доказательств, необходимых для правильного разрешения спора.

Таким образом, разумное содействие со стороны суда должно быть, так как иначе лицо просто лишается представить суду какие-либо серьезные аргументы своей правоты, и, как справедливо отметил ВАС РФ - лицо лишается права на судебную защиту Иными словами, ВАС РФ закрепил существование некоего звена, которое выглядит как "истребование доказательств - содействие суда в получении доказательств - право на судебную защиту", и которое непозволительно нарушать арбитражным судам.

Однако не всегда суды занимают столь лояльную позицию, а в свою очередь заинтересованные лица не всегда осознают, что в соответствии с ч. 2 ст. 9 АПК РФ они несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

 

Интересным в этой связи представляется Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа, которое хотя и вынесено до появления вышеупомянутой позиции Президиума ВАС РФ, тем не менее в определенной степени объективно и справедливо в контексте сугубо формального толкования закона. В частности, суд сослался на ч. 2 ст. 9 АПК РФ, указав, что неиспользование механизма истребования доказательств, предусмотренного ч. 4 ст. 66 АПК РФ, при условии, что суду известно о наличии необходимых доказательств у ООО, что не освобождает истца от бремени доказывания обстоятельств, положенных им в обоснование исковых требований <67>.

--------------------------------

<67> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 января 2010 г. по делу N А33-7244/2009.

 

Таким образом, не стоит ждать, что суд при наличии у него информации о том, где и у кого находится необходимое доказательство, будет выполнять несвойственную ему функцию по сбору доказательств. Заинтересованное лицо должно само добросовестно предпринять все необходимые для этого действия, в том числе заявить ходатайство об истребовании доказательств, обеспечив наличие условий, необходимых для его удовлетворения судом.

Кроме того, истребование доказательств как процессуальное действие желательно совершать заблаговременно - не на стадии судебного разбирательства по делу, а на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Именно на этой стадии судья в соответствии со ст. 135 АПК РФ оказывает содействие (не сбор) сторонам в получении необходимых доказательств, истребует по ходатайству сторон, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, по своей инициативе необходимые доказательства, а также принимает иные меры для представления сторонами доказательств.

Истребование доказательств по ходатайству сторон должно происходить на стадии раскрытия доказательств, осуществляемой в соответствии с требованиями АПК РФ заблаговременно, а не в последний момент, например, в ходе прений сторон.

Приводимый тезис подкрепляется позицией ВАС РФ. Согласно п. 6 ранее упомянутого Постановления N 65 раскрытие доказательств предполагает не только их представление, обмен состязательными документами, но и их обозначение, сопровождающееся ходатайством об истребовании судом необходимого доказательства.

Таким образом, лицо, добросовестно исполняющее свои процессуальные обязанности, должно озаботиться вопросом истребования доказательств еще до обращения в суд с иском либо на стадии получения информации о предъявлении к ней иска и возбуждения производства по делу. Такое лицо должно обеспечить условия, необходимые для истребования доказательства судом, на момент предварительного заседания по делу и там же заявить соответствующее ходатайство на стадии раскрытия доказательств.

Несколько иная ситуация возникает, когда непосредственно суд по своей инициативе истребует необходимое доказательство. Такое право суда закреплено в ч. 5 ст. 66 АПК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 66 АПК РФ в случае непредставления органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами доказательств по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд истребует доказательства от этих органов по своей инициативе.

При этом некоторые исследователи отмечают, что положения ч. 5 ст. 66 АПК РФ не ограничивают права лиц, участвующих в деле, на состязательность в процессе, а способствуют реализации публичных функций суда и служат инструментом, гарантирующим равные права субъектам частного и публичного права <68>.

--------------------------------

<68> Мантул А.Г. К вопросу о принципе состязательности в арбитражном процессе. Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика: Сборник научных статей. Краснодар; СПб., 2004. С. 253.

 

По мнению автора, несмотря на упущение в Постановлении N 65 (в п. 6 не указано, что истребование доказательств в рамках раскрытия доказательств должно предполагать в том числе истребование доказательств судом по своей инициативе), суд, как и сторона по делу, связан необходимостью истребовать доказательства именно на стадии подготовки дела в рамках этапа по раскрытию доказательств. Ничего не препятствует суду совершить данное процессуальное действие, только если суд не допустил "поверхностное" изучение обстоятельств дела: в таком случае действительно возникает риск того, что суд может не усмотреть необходимость истребовать документы у государственного органа на ранней стадии, и обнаружит таковую позже - на стадии судебного разбирательства по делу.

Исследуя данный вопрос, следует обратиться к одному из судебных актов ВАС РФ, в котором очень правильно раскрыта роль суда в процессе доказывания, в частности, в контексте истребования доказательств.

Так, Президиум ВАС РФ, пересматривая в порядке надзора дело N А31-4210/2010-17410 о включении требований в реестр требований кредиторов должника, в Постановлении от 4 октября 2011 г. N 6616/11 указал следующее:

"В силу закрепленного в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации принципа состязательности задача лиц, участвующих в деле, - собрать и представить в суд доказательства, подтверждающие их правовые позиции. Арбитражный суд не является самостоятельным субъектом собирания доказательств. Для обеспечения соблюдения принципов состязательности процесса и равенства сторон, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в отдельных случаях наделяет суд полномочиями по истребованию дополнительных доказательств как по ходатайству лица, участвующего в деле, так и по собственной инициативе. В частности, по своей инициативе судья вправе истребовать дополнительные доказательства при проверке достоверности заявления о фальсификации (ст. 161 АПК РФ)".

Слова "самостоятельный" и "собирание" являются ключевыми в приводимом выводе высшего суда, так как отражают специфику деятельности арбитражного суда, который обязан сохранять беспристрастность и независимость по отношению к лицам, участвующим в деле, абсолютный нейтралитет и не допускать послаблений и/или привилегий для того или иного лица - каждый должен рассчитывать на себя, исполняя возложенную на него обязанность доказывания, в том числе проявлять надлежащую процессуальную активность при истребовании доказательств.

Есть и другой важный аспект, на который следует обращать внимание судам и лицам, участвующим в деле, у которых доказательства истребуются, либо которые не заинтересованы в получении оппонентом тех или иных доказательств путем их истребования у иных лиц (третьих лиц по делу, соответчиков, лиц, не участвующих в деле). Этот аспект касается своевременного выявления и пресечения злоупотребления правом, когда лицо, истребуя доказательства, очевидно переступает ту иногда невидимую грань, за которой заканчивается добросовестная состязательность сторон и добросовестное несение бремени доказывания и начинается попытка незаконного вторжения в сферу чужих, охраняемых законом, интересов под благовидным предлогом защиты прав.

Здесь в качестве примера можно привести информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18 января 2011 г. N 144 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ", в п. 1 которого судам разъяснено, что суд может отказать в удовлетворении требования участника, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Так, о злоупотреблении участником правом на информацию может свидетельствовать то, что участник, обратившийся с требованием о предоставлении информации, является фактическим конкурентом хозяйственного общества (либо его аффилированным лицом), а запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества.

Конституционный суд Российской Федерации также высказался по данной проблематике, разъяснив в Определении от 18 января 2011 г. N 8-О-П "По жалобе ОАО "НК "Роснефть" на нарушение конституционных прав и свобод положением абз. 1 п. 1 ст. 91 Федерального закона "Об акционерных обществах", указав, что в делах, связанных с предоставлением информации, эффективный судебный контроль подразумевает как оценку правильности определения режима доступности информации по вопросам, отнесенным Законом и корпоративными нормативными актами к компетенции совета директоров и исполнительного органа акционерного общества (с точки зрения наличия в них конфиденциальной информации, касающейся текущей хозяйственной деятельности), так и исследование, и оценку обстоятельств конкретного дела, позволяющих, в частности, выявить в действиях как акционерного общества, так и акционера злоупотребление правом, в том числе наличие необоснованного интереса в получении соответствующей информации и иных признаков, которые указывают на намеренное создание объективных трудностей, способных отрицательно влиять на хозяйственную деятельность конкретного акционерного общества в целом и на интересы его акционеров (например, если акционер, требующий предоставления информации, является представителем конкурента или специально запрашивает большой объем копий документов, с тем чтобы затруднить деятельность общества).

Безусловно, приводимые правовые позиции высших судов не касаются напрямую процессуального вопроса об истребовании доказательств, однако было бы вполне разумно и оправданно руководствоваться той же логикой при разрешении ходатайств об истребовании доказательств, если имеют место аналогичные или схожие обстоятельства, которые могут свидетельствовать о злоупотреблении правом лицом, желающим получить ту или иную информацию и использовать ее в целях, отличных от восстановления и защиты их прав судом, которые декларирует АПК РФ.

При этом, отказывая в истребовании доказательств, суд может, кроме того, ссылаться на то, что получение лицом, заявившим ходатайство, документов, содержащих сведения об экономической деятельности компании, участником которой он не является, нарушает баланс интересов третьих лиц и может причинить необоснованный вред коммерческим интересам общества; а если таковой является миноритарным акционером, заявившим иск в рамках корпоративного спора, то и доводы о необходимости защиты слабой стороны (миноритарного акционера) могут быть правомерно отклонены судом, если речь идет об истребовании необоснованно широкого перечня документов, в том числе у лица, с которым истец не находится в корпоративных отношениях и/или не является участником экономической деятельности лица, у которого находятся те или иные истребуемые доказательства.

Иными словами, само по себе предъявление того или иного иска не может оправдывать любого рода истребование доказательств: такие попытки неоснованного вторжения в сферу особо охраняемых коммерческих и иных интересов должны пресекаться судом путем отказа в удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств, а повторные попытки должны прямо квалифицироваться как злоупотребление правом. При этом, надо сказать, что такие случаи имеют место в практике российских арбитражных судов, особенно в крупных корпоративных конфликтах, и зачастую для этого как раз и используются миноритарные акционеры, которыми манипулируют, заявляют с их помощью различного рода "мнимые" иски с той лишь целью, чтобы осуществить шантаж или получение необходимой информации у оппонента.

Содержание

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (23.06.2014)
Просмотров: 3374 | Теги: доказательства, АПК РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016